home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



3. Структурная типология культур

Структурная типология культуры, не отрицая существование самого исторического культурного процесса, своим предметом имеет рассмотрение отдельных видов культур и отдельных культурных явлений как некоторых целостностей, систем, обладающих сложной структурой, каждый элемент которой находится во взаимодействии с другими и предназначен для выполнения отдельных функций. Концепции, представляющие структуру значительных явлений культуры, влияющих на формирование типа культуры, сами по себе многообразны. Их различие зависит от использования основы, на которой держится, существует и развивается определенный тип культуры или культурное явление как система. Под типом культуры при этом следует понимать определенный способ существования, образ жизни, мировоззрение, способ мышления, сознание и подсознание.

3.1. Структурализм и постструктурализм

Структурализм, начав свое развитие с конца XIX века, развиваясь активно в XX веке, нашел эволюцию в постструктурализме в 70-е годы. Структурализм выработал методологию, позволяющую изучать устойчивые системно-институциональные образования в культуре: язык, менталитет, массовое сознание, мифы, сознание и подсозние и т. д.

Основателем структурализма в культуре считают французского культуролога К. Леви-Стросса. Им была разработана структурная антропология и методолгия структурализма. Принципы методологии структурализма состоят в следующем: изучая явления культуры, нужно выявлять объединяющие и направляющие их структуры и исследовать именно их, а не отдельные элементы и субъекты. Леви-Стросс выводил из системы логических принципов символику социо-культурных систем. Он обратил внимание на миф как на определенный результат человеческих размышлений, оформленных в конкретную языковую форму, способную донести до людей определенную систему мировоззрения. При этом в структурализме важно понять, каким образом мысли, лингвистически трансформируясь, представляют одну из форм межкультурной коммуникации.

Клод Леви-Стросс, анализируя культурные порядки традиционных обществ (тотемизм, ритуальные действия, мифологические представления, терминологию родственных отношений и т. д.), языки культуры, стремился выявить в них повторяющийся элемент («медиаторы», «бинарные оппозиции» устойчивые схемы преобразования. Результатом этих исследований было утверждение «сверхрационализма»– идеи гармонии чувственного и рационального начал, – универсального гармонического отношения для человека любой культуры, однако утраченного человеком современным.

В типологии за понятием «тип культуры» стояли разные образы жизни, способы существования, способы сознания, способы отношения к миру. При этом степень объективности восприятия мира сознанием всех эпох одна и та же, она не меняется. Леви-Стросс в этой связи справедливо отмечал, что каждая цивилизация имеет тенденцию к своей оценке объективности своего мышления. Дикарь руководствуется своими органическими либо экономическими потребностями, также как и современный человек.

С точки зрения структурализма культура понимается как символическая среда человеческого существования. Существующая система общественных отношений отражается в действительной системе-основе, которая «прячется» на уровне подсознания и в способе мышления, там как раз ее и нужно уметь рассмотреть. Речь идет о том, что различные структуры образуют «структуры структур», примеры которых можно увидеть в структурах религии, мифологии, идеологии и т. д. Положение о двойном структурировании, о коллективных бессознательных структурах, об эффективности символов, знаков, ритуалов используется для познания общественных отношений, коммуникаций. Символы оказываются очень важными в исследовании социо-культурной реальности и становятся основой интеграции индивидуального опыта в опыт общества в целом. Исследование схем может позволить объективировать субъективные состояния, сформулировать неосознанные состояния в единую социально-культурную структуру, систему.

Интересным исследованием в рамках структурализма является открытия Р. Барта, который рассматривал такие культурные явления как мода, реклама, мифы посредством раскрытия в них через конкретные символы и знаки важных для человека в конкретное историческое время значений.

Французский социолог П. Бурдье, являясь представителем постструктурализма, разработал теорию социального поля. Поля представляют собой пространства различных структур: поле политики, поле религии, поле морали, поле общения и т. д. В каждом поле действуют свои закономерности, особенности, борьба за статус и господство субъектов, представителей этих полей. Таким образом, исследуя отдельные социокультурные поля, можно разобраться в том, что подспудно влияет на его развитие, какая закономерность проявляется в конкретной форме поля, какой мотивацией руководствуется субъект поля.

Бурдье ввел понятие «символического насилия» которое проявляется при навязывании властью определенной системы символических ценностей, иерархии этих ценностей, бессознательно, автоматически воспринимаемых людьми и при помощи которых легко управлять и господствовать над индивидами в обществе. Бурдье говорит о «незнании» как об искаженном, неполном, мистифицированном знании, в котором люди бессознательно воспринимают и руководствуются господствующими ценностями и установками, и которые являются скрытыми, социально-психологически заданными, насилием над свободным выбором личности. Вскрыть такое «символическое насилие» является одной из задач поструктурализма.

Природе структурно-генетических связей во власти и ее контроле над людьми уделял внимание известный ученый М. Фуко. Он говори л о том, что одна форма знания устанавливает власть над другой, таким образом устанавливается контроль над людьми в обществе. Генеалогия власти находится внутри отношения власть-знание. Легитимация нужного и существующего социального порядка может происходить не только за счет внедрения нужных идей в сознании людей, но и за счет более тонких механизмов, за счет которых контролируется, подвергается селекции организуется мировосприятие, отношение к государству, властным структурам, семье, школе, образованию и т. д.

3.2. Диффузионизм в культурном процессе развития Ф. Ратцеля, Л. Флобениуса

На основе критики эволюционизма и накопления археологических, этнографических и исторических фактов в конце XIX века возникает новое научное направление, названное «диффузионизмом», содержание которого отражает взятое из физики слово диффузия, используемое для обозначения процесса проникновения одной среды в другую через границу их раздела в результате молекулярного движения. По мнению диффузионистов, «растекание» созданных в определенной географической зоне культурных предметов является главным двигателем культурного процесса. Они не рассматривали историю культуры с хронологической точки зрения или как единых развивающихся во времени процесс. Для них это был процесс растекания.

Предтечей диффузионизма считается «антропогеографическая школа», представленная немецким географом Фридрихом Ратцелем (1844–1904), который обстоятельно исследовал географическую карту культурной жизни человечества. Вызванные природными условиями, доминирующими направлениями миграции и автономной эволюцией различия между культурами, по Ратцелю, постепенно сглаживаются. Это происходит благодаря переселениям, войнам, торговле, смешению рас, этносов, языков, хозяйственных форм. Народы, как и личности, гибнут. На месте проживания одних народов появляются новые, но сохраняются предметы материальной культуры.

Ратцель изучая «поведение» культурных предметов, он отмечал их связь с потребностями и психологическими склонностями человека. Украшения, одежды, орудия труда легко заимствуются, хозяйственные формы, навыки, мастерство, технологии осваиваются с трудом, медленно передвигаясь по земле вместе со своими носителями. Тем не менее, история культуры и отдельных культурных комплексов относительно независима от истории народов, поскольку материальные ценности создаются одним народом, но могут приобрести большую экономическую и культурную значимость у другого.

Своеобразная версия диффузионизма представлена Лео Фробениусом (1873–1938) – немецким этнографом, знатоком Африки, который объяснил сходство многих черт культуры разных народов и континентов, на основе данных, изложенных в литературе, тщательного изучения музейных коллекций, сопоставительного исследования «культурных предметов». Он пытался описать однородные культурные области как «круги» выделяя среди других «западно-африканский культурный круг», охватывающий бассейн реки Конго, побережье Нижней и Верхней Гвинеи. Признаки этого круга – прямоугольные дома с двухскатной крышей, плетеный щит, музыкальные инструменты со струнами из растительных волокон, барабан, маски – встречаются в одном ареале, в тесной связи друг с другом, что объясняется единым источником их происхождения. В одном и том же месте нередко можно было найти свидетельства культуры, как бы наложенных друг на друга, а под одним слоем находились еще и другие, более древние.

Фробениус понимает культуры как биологические организмы, пытается разрабатывать «анатомию», «морфологию» и «физиологию» культур, где они как бы живые существа рождаются, живут и умирают. При этом народ не создает культуру, а культура, имея свою душу, формирует человека. Концепцию полярных типов Фробениус применил к характеристике культур Востока и Запада, показывал, что первому присуще, «пещерное чувство», неподвижность, идея судьбы, а второму – «чувство дали», динамичность, идеи личности и свободы.

Заслугой Фробениуса является введение метода картографирования культурного пространства. По аналогии с физическими, политическими и этнографическими картами им была создана карта, отражающая сложную мозаику культур Африки.

Диффузионисты не отрицают существование исторического процесса, считая что в нем эволюция и диффузия, взаимодействуют. Многие центры культуры возникают на пересечении торговых путей, при столкновении разных культурных «потоков», многочисленные инокультурные влияния. В современных условиях, когда происходит объединение человечества в мировое сообщество, формируется единое экономическое и информационное пространство, при этом скорость и глубина культурной диффузии увеличиваются, интенсивно происходит взаимообогащение культур. Одновременно возникает опасность поглощения слабых культур сильными, поэтому проблемы межкультурных связей диалога культур, защиты и возрождения национальных традиций приобретают особую актуальность. 1908)

3.3. Таксономические культурно-антропологические классификации

Таксономическая классификация, есть система культурных черт или элементов, характеризующих конкретную культуру как универсальную модель. Более 600 культур описываются в этнографическом атласе (World Ethnographic Atlas), в котором отмечаются повторяющиеся черты (элементы): календарь, организация общества, брак, системы родства, приготовление пищи, разделение труда, декоративное искусство, образование, праздники, фольклор, табу, закон, наказания, религиозные культы и т. д. Для оформления этого огромного труда много сделал Дж. П. Мердок, известный американский антрополог и культуролог. В результате сравнительного анализа всеобщего культурного разнообразия он пришел к выводу о том, что при всем сходстве всеобщих черт в культурах нет идентичности содержания, есть сходство классификаций, подобно накладывающейся схеме-модели. Для того, чтобы сделать кросс-культурные сравнения, он участвовал в создании межкультурных обзоров, классифицировав огромное количество сведений по различным культурам и заложил основы для целого направления в культурологии. Исследуемые элементы культуры отмечались по разработанной им форме-схеме и были положены им в основу HRAF Ареальной картотеки человеческих отношений – (Human Relations Area File). Она именно была опубликована в виде «Этнографического атласа» (1967) и представляла набор табулограмм по 600 культурам. На основании данных исследований Мердок сформулировал концепцию универсальной культурной модели и эволюции системы родства, изложив ее в книге «Социальная структура», в которой обосновал идею о том, что все формы родства детерминированы экологическими «условиями».

Другие ученые американские исследователи – (Уисслер, Малиновский, Арерм, Харрис) также как и Мердок, изучали различные культуры, отличали характерные для этих культур элементы. Их количество, качественный состав и сочетание параметров у каждого автора было различным, однако суть анализа оставалась одной, большинство элементов присущих различным культурам совпадало. То общее, что имеют культуры, дает возможность проводить сравнительный анализ и является постоянной системой классификации.

Группа американских ученых, исследуя культуры Южной Америки, вывели теорию культурных ареалов, классификации придавали равное значение всем описываемым культурным элементам, разное было лишь количество ареалов: Уисслер – 5 культурных ареалов Южной Америки, Стоут —11, Купер, Беннет и Берд – 3, Стюард – 4, Мердок – 24. Выявление черт различия или одинаковости элементов культуры в других регионах мира эти ученые не ставили.

Существенный вклад в развитии таксономии культуры внес Стюард, критикуя классификацию культур по культурным ареалам, а также концепцию культурного типа Данилевского. Он культурным типом совокупность черт, образующих ядро культуры, возникающих как следствие адаптации к среде обитания и характеризующих одинаковый уровень социокультурной интеграции. [74]

Стюард считал, что самым важным в анализе увидеть развитие общего ядра культуры, для чего следует исследовать культурные параллели во времени и пространстве, мультилинейные параллели-эволюции. Разделяя концепцию «культурного типа»; он выделил среди них следующие: восточная деспотия, феодальное общество в Европе и Японии, параллелизм развития цивилизаций старого и Нового света.

К культурной таксономии можно также отнести типологию, опирающуюся на ценностный подход, на национальный характер, менталитет, паттерны культуры. В ней происходит, прежде всего, выделение из общности главных черт культуры – ценностей, национальных характеров, менталитетов и др.

Увлечение абстрактным «моделированием структур из текстов» привело Стюарда к дегуманизации, его выведению за рамки познания всего субъективно-человеческого, что способствовало превращению его концепции в 70-80-е в пост-структурализм . В фокусе внимания последнего оказалась, прежде всего, не структура, а контекст, анализ культурных текстов с точки зрения конкретной уникальной ситуации их создания и использования.

Высокая эвристичность применения структурного анализа и методов структурного моделирования к локальным проблемам, символичной организации культуры несомненна, но нельзя не учитывать ограниченное влияние на развитие культуры. Оно происходит только в области проблематики, связанной с семантическими и семиотическими аспектами культуры. Идеи Стюарда способствовали выделению культурной семантики в самостоятельную область наук о культуре, оказали значительное влияние на современные культурно-антропологические исследования, герменевтику, психоанализ.

3.4. Концепции идеальных, культурных типов

Концепцию идеальных типов предложил немецкий историк М. Вебер (1864–1920). Он стал рассматривать социокультурные интеграции, выделенные на основе анализа общества, по типу существующего в них господства. Идеальные типы – это схемы – образы, при помощи которых можно упорядочить реальный исторический материал. М. Вебер выделил идеальные типы культуры, которые являли собой абстрактные модели, не имеющие реальных аналогов в культурно-исторических контекстах. На основе такого подхода Вебер стремился создать научно-теоретическую систему, способную помочь ориентироваться в чрезвычайно многообразном историческом материале. Он ввел понятие «ценностной идеи» как культурно-исторического метода анализа. Идеально-абстрактные типы, которые Вебер предложил это: рациональный – основан на подчинение закону; традиционный , в которой господствуют традиции и обычаи, господство над слугами и подданными, харизматический – который связан с эмоциональным восприятием власти. Харизмой по Веберу обладали известные основатели мировых религий, полководцы и политики.

Идеальными типами культуры, по Веберу, являются два: традиционный и рациональный. Оба типа отражают идеальные ориентации экономического поведения. Концепция идеальных типов противостоит идее универсальной закономерности исторического развития и служит методологическим обоснованиям разных путей развития общества, предлагает концепцию культурных типов. В результате исследования таксономических классификаций Вебер выделил идеальные типы культуры, которые не совпадают с реальными культурами. Идеальный тип представлял абстракцию, Вебер считал, что поведение человека культурно-детерминировано и отражает реальные ценности, соответствующих представлений человека на данном этапе развития и в данных реалиях.

Концепцию типологии культур по идеальным типам предложил также Фейблман, он рассматривает культуру как систему определенных ценностей и как отбор из целого возможного человеческого поведения той части, которая соответствует его сущности. Поэтому Фейблман рассматривает культуру как прикладную онтологию, которая проявляется в подсознательно принимаемом членами общества веровании. Два элемента имплицитной доминантной онтологии: или теми глубинными основаниями человека, по которым определяется культура, являются «этнос» как эмоциональный элемент и эйдос как ее рациональный элемент, совпадающий с логикой здравого смысла. В связи с этим Фейблман обосновывает концепцию культуры как отдельного эмпирического уровня, главной из составляющих которой является человеческая личность и теорию этноса в ее современном состоянии и значение этноса как координаты культуры.

Концепция культурных типов Фейблмана представляет семь основных типов, каждый из которых представляет идеальную модель и может присутствовать в реальной культуре самостоятельно или вместе с подобными идеальными моделями. Так современные культуры являются смешением различных типов культур и не могут быть представлены в хронологическом порядке. Общими для них являются реальные ценности (а они сами по себе различны), соответствующие представлениям человека на данном этапе развития.

Типология культур Феблмана имеет следующие идеальные типы: допервобытная культура, которая была ориентирована на выживание человека в природе, являющейся тираном по отношению к нему; первобытная культура, которая зависела от природной среды и могла погибнуть при столкновении с более высокой культурной, но ей была уже свойственна духовность, проявляющаяся в форме религии и мифологии; военная культура, главное требование которой – подчинение и послушание, а властители ее – политики, боги войны, боги-воители; религиозные культуры, которые создали новые духовные ценности, но заложили основу крайностей в мировоззрении и выдвинули Церковь как руководящее начало в обществе; цивилизационная культура, которая обращена к индивиду и главной ценностью считает личностное мировосприятие, уникальное по своей природе и являющиеся высшей культурной ценностью, а природная среда и общество начинают быть контролируемыми человеком, организуются им три атеистичности взглядов; научная культура, в которой доминирует ценность интереса к знанию; постнаучная (рациональная) культура представлена как культура будущего, где наука, религии, философия и искусство становятся одинаково – значимыми, основную ценность имеет сам человек, совершенствующийся в узкой специализации и универсального, всеобъемлющего интереса и понимания.

3.5. Ментальная типология культур (типы культуры в соотношении с этапами развития типов сознания)

Теория ареалов позволила выделить несколько глобальных типов культуры

В литературе описан ряд типов (глобальных типов) культуры, существовавших на протяжении культурной истории человечества.

Мифологический тип культуры.

Рассматривая специфику мифологического сознания, исследователям удалось показать, что в различных мифологиях в чувственно-образной форме зафиксировано ощущение человеком «космической системности» мира.

Сравнительная культурология. Том 1

Рис. 100. Тотемы, первобытная культура и попытка создать систему мира.

( http://shickhad.ucoz.ru/news/pervobvtnye formv religii mif/2012-11-15-984)

Это порождает исторически первую в культуре человечества глобальную картину мира, определяющую образ мышления человека этой эпохи. Мир, в соответствии с этими представлениями-ощущениями, был «сотворен» в виде целостной системы имманентной этому миру силой вселенских масштабов. Отдельные проявления божественной силы, имманентной миру содержатся и присутствуют в каждом объекте вселенной, и реализуются во всех процессах, в ней происходящих, обеспечивая связь «всего со всем». Задаваемое такой системностью мира наличие полного детерминизма, определяло характер восприятия человеком его конкретных свойств, и представления об основных законах, действующих в мире, специфику существования самого человека в этом мире, человек был создан теми же силами, создали мир в целом, поэтому человек взаимосвязан со всеми объектами и процессами Вселенной. Такое восприятие мира и человека течение многих тысячелетий формировало культурно-ориентационный опыт, содержащий определенные представления о специфике образования и существования мира. Его влияние человека на мировую систему, изнашивающуюся в ходе своего функционирования из-за происходящих в ней энтропийных процессов (главный годовой праздник любой мифологической традиции). Таким образом накапливается опыт формулирования исходя из собственных представлений о действующих в мире силах, складываются пантеоны богов и божеств, и выработка механизмов регулирования взаимоотношений между божественными силами и человеком, появляются сакральная составляющая мифологии и совокупность ритуально-обрядовых действий. Сакральная наука дает изучения предметно-физических и вне-физических взаимодействий в мире, наличествующих в профанное время. Магия дает опыты соединения человека с силами, сотворившими его мир. Традиции и обычаи складываются как методы обеспечения адекватности индивидуальных и коллективных действий и поведения. Языки общения отражают классификацию, кодификацию и описание явлений реальности в универсальной вербально-знаковой форме. Инструментарий настройки и формирования эмоционально-чувственного восприятия мира отражает первобытное искусство, технические средства осуществления непосредственной жизнедеятельности создают технологическую культуру. Античный тип культуры.

В Древней Элладе в начале I тыс. до н. э. принципиально новый тип сознания. Отсутствие в этом ареале условий реализации одной из важнейших системообразующих характеристик культур мифологического типа – их традиционности сделали невозможным использование прежней, формировавшейся в течение многих десятков веков, системы культурно-ориентационного опыта. Это вызвало необходимость нового, сознательного осмысления места человека в мире, его способов бытия в нем, правил отношения к нему.

Сравнительная культурология. Том 1

Рис. 101. Расцвет культуры в Греции в VII–VI в. до и. э.

(http://wingchunhealtli.org/?cat=8)

Античное сознание в отличие от мифологического оказалось способным выделить человека из мира в качестве автономного, индивидуализированного и активного субъекта, превратило в его исследователя мира. Тем не менее, опираясь на весь предшествующий многотысячелетний опыт, античное сознание не отказалось восприятия мира в его вселенских масштабах как упорядоченно организованной системно-целостной конструкции. Согласно представлениям эллинов, мир существует как система, как целостный и гармоничный на уровне космоса в целом. В Древней Греции начинается изучение закономерностей, лежащих в основе упорядоченности мира, – и на уровне мира в целом, и на более низких, конкретных уровнях его структурной организации, – в человеческом мире (Микрокосм). В античном сознании возникают аналитичность (развитие науки); рациональность и эстетичность, что приводит к расширению культурно-ориентационного опыта – опыта логико-рационального познания и опыта чувственного восприятия, с усилением логического, сенсуального и чувственно-эмоционального начала. Научный опыт приобретает одновременно интровертный и экстравертный характер, появляется интерес одновременно к миру как макрокосму и к самому себе как микрокосму. Этот тип сознания сталкивается с рядом принципиальных проблем, в частности с проблемой осмысления границ и пределов человеческих познаний мира в силу несопоставимости масштабов сложности сознания человека и системы мира. Проблемы, античным сознанием не только ставятся и решаются философской мыслью, а средствами искусства, все более значимой со временем становится проблема постижения глубинной сущностной ценности самого человека и смысла его существования в мире. Особенно актуальной эта проблема стала в период поздней античности, когда стало понятно, что этот смысл бытия несводим лишь к уровню непосредственности человеческого существования, к целям и задачам земного обитания. Средневековый западно-христианский тип культуры

В течение нескольких веков вслед за крушением Римской империи в истории происходит процесс становления на территории Западной Европы нового глобального типа сознания, в соответствии с ним формируется – средневеково-христианского. Принципиальное новый тип культуры отличие этого типа сознания заключалось в том, что на смену представлениям о мире, возникшем в процессе воздействий силы имманентный этому миру и продолжающей присутствовать во всех артефактах и процессах созданного им мира, приходят представления о мире, созданном Демиургом, – силой, внешней по отношению к миру. Демирург стал по-иному определять мировую конфигурацию включающую миг горний и мир дольний. Таким образом, появляется своеобразное целеполагание действий человека в этом мире, его главная задача в земном мире оказывается спасение души, которая присуща к миру человеческого существования в качестве «частицы» мира горнего (мира Вечных Сущностей).

Сравнительная культурология. Том 1

Рис. 102. Римская католическая церковь в средние века. (http://sc.tverobr.ru/catalog/rubr/8f5d7210-86a6-1 Ida-a72b-0800200c9a66/17321/)

Душа становится и единственной деятельностной ценностью. Специфика этого типа мировосприятия определяет характер того «культурно-ориентационного» опыта, который зримо проявляется в «главной науке» средневековья – схоластике. В центре ее внимания всегда находилась проблема взаимоотношений веры и разума, именно усилиями средневековых схоластов оказалась методология доказательного мышления. Именно ее наука использует в качестве главного «мыслительного инструмента» применительно к изучению мира эмпирической реальности; Схоластическая «манера мыслить», характерна для зрелого средневековья, находит свое зримое воплощение в искусстве, особенно архитектуре высокой готики. Новоевропейский тип культуры

В середине второго тысячелетия формируется еще один тип сознания – новоевропейский, – доминантно определяющий уже примерно в течение четырех последних веков ход европейского культурного развития, характер и специфику принципиально иного, в сравнении со средневековьем, культурно-ориентационного опыта человека – носителя новоевропейской культуры. Этот опыт, как показывает анализ, основывается не на преодолении христианского воззрения на мир, а на сделанном еще поздней схоластикой – в первой половине 14 века – выводе, что исследовательские возможности человеческого разума допустимо и возможно применять лишь к изучению мира человеческой сущности.

3.6.Этнолингвистическая типология

В сравнительной культурологии для анализа и сравнения отдельных культур используется этнолингвистический подход. Он связан со знаковым аспектом культуры, предполагает тесную связь структурного сравнения с вопросами семиотики, лингвистики, семантики. Применение семиотических теорий к культурному материалу осуществляется структуралистами, которые акцентируют внимание на проблеме многозначности любого культурного объекта, его связями с языком. Этнолингвистические особенности позволяют глубже понять различие в культурах мира.

Еще в XIX веке русский ученый A.C. Хомяков уделяет большое внимание культурному значению языка. Он внимательно изучает истории языков и связей языков, хранящих следы взаимодействия различных народов. Более того, он утверждает, что заимствование чужого языка и потеря своего приводят к уничтожению всего прежнего жизненного уклада и уничтожению прежней нравственности.

Французский ученый М. Фуко, рассматривая «археологию знания», указывает на специфические формы функционирования «языков» науки. Он сравнивает отношения «слов» и «вещей», имен и их носителей. В трех последовательно сменяющих друг друга познавательных моделях-эпистемах, к которым он относил эпоху Возрождения, классический рационализм, современность, стремился выявить причины их смены, отношений.

Сравнительная культурология. Том 1

Рис. 103. Архетип в мифологии и религии.

(http://ezotera.ariom.ru/2010/09/16/arxetipy-realnosti.html)

Ж. Лакан, развивая «теорию бессознательного» Фрейда, стремился найти аналогию между структурами бессознательного и структурами языка. Главной его задачей было найти через метафорические и метонимические структуры языка структуры бессознательного. Лакан отводил языку главенствующую роль в человеческой психике как «символическому», которое, безусловно, подчиняет себе все «реальное» и «воображаемое», но оказалось невозможным управлять психическими процессами, пользуясь только грамматикой и синтаксисом языка.

В целом этнолингвистический подход к анализу культуры связан с анализом культурной общности людей, обладающих общим языком, принадлежащих одному этносу. По этим признакам обычно выделяют романские народы, англосаксонские, славянские, скандинавские, арабские, тюркские, латиноамериканские.

Сравнительная культурология. Том 1

Рис. 104. Пример модели эписистемы

Язык является социокультурным транслятором, в нем закрепляются в определенной лингвистической форме национальные черты характера, особенности поведения, мышления. И лексика, и грамматика как два уровня языка, отражают и закрепляют национальные смыслы и особенности. Филологи считают, что грамматика наиболее стабильна, менее изменчива во времени и в ней можно рассмотреть некоторые этноментальные особенности. У народов, говорящих на языках, где в предложении способ соединения слов жесткий, его нельзя менять ни при каких обстоятельствах (например, немецкий язык), формируется восприятие логично построенного, строго структурированного, упорядоченного, а не хаотичного мира. Носители языка с жестким типом порядка слов в предложении благосклонно, как правило, относятся ко всем системам, организующим поведение, поступки, познание и т. п., через формальные правила. Права человека и право вообще воспринимаются ими как определенный набор правил жизни в обществе, который нужно знать и которому необходимо следовать.

Носители языка со свободным строем предложения (например, русского языка) склонны воспринимать мир как тот, в котором нет жесткой корреляции между причиной и следствием, формальнологической схемы, мир не может восприниматься ими как четкий, ясный и понятный. Отсутствие жестких правил в языке предполагает другое отношение к миру, менее формализованное, более свободное, с отсутствием положительного отношения к строгому порядку.

Если сравнить отношение к пониманию категории «порядок» у немцев и у русских как носителей языков с жестким и свободным соединением слов в предложениях, то можно отметить, что немцы считают: «порядок управляет миром», а русские сказали бы: «на все есть свой порядок», «излишние порядки – те же беспорядки» [75] . По-разному формируется культура менталитета и отношения к миру у людей с разным строем письма. Иероглифическое, клинописное и азбучное письмо различным образом формируют процесс мышления, понимания, когнитивного восприятия. М. Фуко, задумываясь над этой проблемой, отмечал, что азбучное письмо фиксирует звуки, а иероглифы – идеи и понятия. Перед западным человеком, пользующимся азбучным письмом, чтобы прочитать текст, нужно сначала соединить буквы, а затем понять смысл прочитанного, а чтобы написать необходимо разъединить и последовательно писать буквы, складывая их в слова и разъединяя слова в предложении. Поэтому такое мышление приспособлено к анализу и синтезу, к формальной логике, к структурному мышлению и аналитической философии. В иероглифическом письме не надо ничего разъединять на части, понятие возникает сразу, смотря на иероглиф при чтении или изображая его при письме. Пользующиеся иероглифическим письмом люди склонны к целостному восприяию мира, в своем мышлении всегда следют от целого к части, и не склонны сначала делить на части и только потом собиратьих в целое.

М. Фуко отмечает что у носителей языков с разным письмом различное осознание себя во времени и пространстве. «Завоевывание пространства», выраженное через противопоставление активного субъекта пассивному объекту (природе, окружающему миру), как это было обосновано на Европейском Западе философией Ф. Бекона, противостоит «сохранению пространства» восточным человеком, где субъект погружен в поток бытия мира. Он воспринимает мир как целостный, не расчлененный и не разъединенный.


2.  Историческая типология культуры | Сравнительная культурология. Том 1 | 4.  Метаисторические концепции культуры