home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



2.2. Применение системно-сравнительного метода в исследовании социокультурных явлений в XIX веке

Если в XVIII веке данные о культурах разных народов использовались для иллюстрации и подтверждения обобщающих философских суждений, то в XIX веке, с распространением эмпирическо-индуктивной концепции науки начинается постепенное переосмысление самого способа применения сравнительной процедуры. Сравнение этнографических данных о разных обществах и культурах стало широко истолковываться как источник индуктивного получения общетеоретических научных выводов.

Сравнительная культурология. Том 1

Социология и антропология как самостоятельные науки стали применять сравнительный метод. О.Конт (1798–1857), поставив перед социологией задачу позитивного изучения законов наблюдаемых явлений, выдвинул требование делать выводы, исходя из фактов и использовать для их получения общенаучные методы.

Основой для социологии должен был стать сравнительный метод, заключающийся в рациональном сравнении различных и независимо друг от друга сосуществующих состояний человеческого общества. Конт активно использовал сравнительный материал в качестве иллюстративного подтверждения априорных теоретических тезисов, в частности «закона трех стадий», аналогично теории обществ, прогресса Тюрго и Кондорсе.

Сравнительная культурология. Том 1

Рис. 33. Огюст Конт (фото)

Первая половина XIX века оказалась непосредственно подготовительным этапом для создания не только сравнительной культурологии, но и сравнительной политологии, формирования ее как самостоятельной науки. В этой связи следует отметить методологию Алекса де Токеиля (1805–1859), которая внесла существенный вклад в политическую компаративистику и до сих пор является образцом философского подхода к анализу демократии. Опубликованная в 1835 году книга «Демократия в Америке», принесшая автору широкую известность, раскрывает природу государственного деспотизма и называет институты, которые могут противостоять ему: это федеративная форма государства, региональное разнообразие, свобода политических и гражданских ассоциаций и т. д.

Сравнительная культурология. Том 1

Рис. 34. Алекс Де-Токвиль

В отечественной науке в XIX веке оригинальная, самобытная концепция сравнения в историко-культурном процессе, представлена в сочинениях A.C. Хомякова (1804–1860) «Записки о всемирной истории» и «Семирамида», произведения, в которых основу анализа для поиска одинаковых, а также различных свойств и периодов историко-всемирной истории следует искать в нравственных и мировоззренческих установках, коренящихся в вере народа. Поэтому у A.C. Хомякова политические, экономические, природные факторы подчинены этому началу, воздействуют на него. Вся история, ход культурных событий описываются в указанных произведениях языком веры. Другое средство сравнения, которому A.C. Хомяков уделяет большое внимание – это изучение истории языка и связей языков, хранящих следы взаимодействия различных народов. Более того, он утверждает, что заимствование чужого языка и потеря своего приводят к уничтожению всего прежнего жизненного уклада и уничтожению прежней нравственности.

Сравнительная культурология. Том 1

Рис. 35. Алексей Степанович Хомяков

Сравнение выступает у A.C. Хомякова важным методологическим инструментом изучения всемирной истории, ее закономерностей. Так он, например, отмечает, что в Китае поклонение вещественному началу приняло форму обожествления государства, и цивилизация застыла, а в Индии пестрая смесь религиозных верований всех типов приводит к оскудению духа, а значит, по Хомякову, и всей полноты жизни народа. Древнеперсидскую державу Хомяков ставит выше эллинской цивилизации. Это был нетрадиционный подход, но совершенно логичный в рамках его концепции, так как сравнение у него осуществляется по религиозному принципу. Поэтому персидский дуализм, был гораздо выше для него, чем греческий антропоморфизм: «Агуро-Маздро и Зевс! Зенд-Авеста и теогония Гесиода! Чудные гимны Заратустры и глупые заклинательные приговорки эллинского богослужения». [11] Сравнение приводит автора «Семирамиды» к размышлению о сущности государства. A.C. Хомяков считает очевидным, это в древний период государство было реализацией, религиозной идеи, в античное время оно превращается в орудие регуляции частных интересов, выступает как «механическое», «условное» объединение, современное ему государство – зло, хотя и терпимое, оно олицетворяет несвободу, которая может быть изжита путем религиозноморального совершенствования.

С середины XIX века начался процесс «разветвления» обществоведческой науки, представленной ранее преимущественно философией и историей. Появилось большое разнообразие социальных исследований, накопилось много эмпирических данных. Упорядочение и систематизация многообразного эмпирического материала неизбежно порождали потребность в расширении методологии, использования новых методов исследования. Этому способствовали сами историки, поднявшие интерес к изучению общества в других измерениях, в том числе и компаративном. Обращение к сравнительным исследованиям говорило о том, что тенденция «к преодолению национальных границ» коснулась и исторической науки, «которая… всегда действительно выражала и политический интерес». [12]

Успехи в развитии сравнительного метода, достигнутые естественными науками, в XIX веке позволили использовать его в обществознании. Именно системно-сравнительный метод, объединил обществоведческий материал в стройную логическую систему, представляющую уже целостную теорию, благодаря чему политология и социология выделилась из истории. Во второй половине XIX века сравнительный метод получил признание в различных областях социокультурных исследований: сравнительное языкознание, сравнительная грамматика, сравнительное литературоведение, сравнительный фольклор, сравнительное религиоведение, сравнительное правоведение, сравнительная мифология, сравнительная политология

Известный французский ученый обществовед Э. Дюркгейм (18581917), отстаивая право социологии на самостоятельное существование, подчеркивал, что, «в отличие от истории, нацеленной на тщательное, полное описание каждого общества в отдельности, социология призвана сопоставлять описания, смотреть, в чем они совпадают, в чем расходятся, и, наконец, в зависимости от относительной важности выявленных сходств и различий распределять народы по группам, чтобы можно было с пользой сравнивать их» [13] . Существенный вклад в развитие сравнительного метода, сделал основатель отечественной сравнительной социологии М. М. Ковалевский (1851–1916). Он подробно изучал особенности компаративистского метода не только в истории и социологии, но и в юриспруденции. Вместе с тем следует отметить, что Ковалевский выступал за синтез сравнительного и исторического методов, видя в нем путь к построению особой социологической субдисциплины – «описательной социологии». [14] Применение сравнительно-исторического метода Ковалевский считал освобождением от субъективизма и произвола ученых в собственных исследованиях. Важно отметить, что Ковалевский обосновал существование общественного прогресса, выдвинул учение о социальном развитии, в котором главную роль играет единство и солидарость между социальными группами и народами.

Сравнительная культурология. Том 1

Рис. 36. Максим Максимович Ковалевский

В истории отечественной компаративистики заслуживает внимания историко-правовая государственная школа, которая в XIX веке представляла собой одно из наиболее заметных явлений в истории русской социологии, политологии, юриспруденции. Хронологические рамки существования государственной школы – начало 40-80-е годы XIX века. Наиболее видные представители этого направления были: К.Д. Кавелин, С.М. Соловьев, Б.Н. Чичерин, В.И. Сергеевич. Близких к ним взглядов придерживались А. Д. Градовский, П.И. Новгородцев и отчасти Н.М. Коркунов.

Сравнительная культурология. Том 1

Рис. 37. Кавелин Константин Дмитриевич

Сравнительная культурология. Том 1

Рис. 38. Чичерин Борис Николаевич

Сравнительная культурология. Том 1

Рис. 39. Николай Яковлевич Данилевский

Сравнительная культурология. Том 1

Рис. 40. Сереевич Василий Иванович

Сравнительная культурология. Том 1

Рис. 41.Соловьев Сергей Михайлович

Особый вклад в развитие сравнительной культурологии сделал русский ученый, славянофил, почвенник, Н.Я. Данилевский (1822–1883). В широко известном труде «Россия и Европа» он обосновал теорию культурно-исторических типов, ставшую предшественницей концепции локальных цивилизаций О. Шпенглера и А. Тойнби. Данилевский разделяет все народы на три основные класса: позитивных творцов истории, создавших великие цивилизации, или культурно – исторические типы; негативных творцов истории, которые, подобно гуннам, монголам и туркам, не создавали великих цивилизаций, но как «божий кнут» способствовали гибели дряхлых умирающих цивилизаций; и народы, творческий дух которых задерживается в своем развитии на ранней стадии, и поэтому они не могут стать ни созидательной, ни разрушительной силой в истории, представляют собой этнографический материал, используемый творческими народами для оплодотворения и обогащения своих цивилизаций. Особая интеграция языковых, этнографических, хозяйственных, политических, духовно нравственных и религиозных элементов в каждой из культур образует целостную культуру или «культурно-исторический тип», который рождается, достигает расцвета и, прожив положенные ему полторы тысячи лет, умирает либо естественной смертью, либо гибнет под ударами более сильных и молодых народов. Данилевский насчитывает всего десять «полноценных» культурно исторических типов.

Данилевский попытался сравнить основные виды человеческой деятельности выделил среди них четыре: религиозную, связанную с выработкой мировоззрения; политическую, создающую государственно-правовую систему; «собственно-культурную» (научная, художественная, техническая) и «нравственно-экономическую. В результате исследования видов деятельности Данилевский пришел к выводу, что подобно отдельному человеку, который может жить творчески лишь тогда, когда найдет себе для этого условия, культуры «плодоносят» или «прозябают в бесплодии» – в зависимости от того, насколько правильно они поняли свое историческое предназначение, насколько смогли уберечь и развить свою самобытную творческую способность.

Данилевский был уверен, что славянство еще не достигло творческой силы и призвано творить во всех четырех направлениях, деятельность, что славяне еще создадут образцовое общество, если не будут перенимать готовые культурные формы от европейцев. Данилевский считает, что только при окрепшей государственности культура вступает в творческий, цивилизационный период, который длится 100150 лет. В этот период накопленная ранее «культурная» энергия в творческом порыве способна создавать новые формы религиозных и философских систем, архитектуры, скульптуры, политических учреждений, нравственности, хозяйственно-культурных укладов. Активно развиваясь, культура быстро истощает свои силы и приходит к естественному концу, погибая, так произошло, по мнению Данилевского, с древними эллинами, второе – с китайцами и египтянами. Предметом размышлений Данилевского становятся и международные межкультурные коммуникации. Он первый попытался систематизировать и определить ценность культурных связей и межкультурного обмена, показал, что культурные контакты постоянно происходят и имеют сложную, противоречивую природу, а ценности культур могут быть и благом, и злом. Иногда они с пользой заимствуются, как например усвоение христианства, возникшего на Ближнем Востоке, сначала Европой, а потом и Россией. Данилевский отмечает, что в случае военного порабощения побежденная культура не всегда проигрывает в культурном отношении, может внутренне разложить и ассимилировать культуру-победительницу, усвоив при этом ценнейшие ее достижения. Но XIX–XX столетии множество малых культур народов было «стерто с лица земли» в результате мощного натиска европейского научно-технического прогресса и европейского образования. Данилевский не отрицает и приводит примеры плодотворных межкультурных контактов на высшем, творческом уровне развития, утверждает, что не механическое смешение культур, а культурный синтез необходим мировой культуре, поскольку элементы культуры, попадая в инокультурную среду, переосмысливаются, приобретают новые формы, нормы и ценности чужих культур усваиваются после приспособления к новым условиям.

Сравнительная культурология. Том 1

Рис. 42. Николай Павлович Павлов-Сильванский

В отечественной науке компаративистский метод в исследовании был широко применен также Н.П. Павловым-Сильванским (1869–1908), который переосмыслил, дополнил и использовал концепции, идеи историко-правовой государственной школы для определения и изучения феодализма вообще и русского феодализма в особенности, констатируя некий идеальный тип. Он был глубоко убежден в перспективности для научных исследований сравнительно-исторического метода: «В противоположность ненадежным общеисторическим сравнениям, мне дает твердую опору детальное сравнение отдельных учреждений, институтов русского удельного строя с основными учреждениями феодализма». [15] Сравнительный метод позволил получить достаточно доказательный материал для принципиального вывода о сходстве социальных институтов Руси и Запада в древнейший период, в их феодальной природе. Кроме того, представляет интерес попытка Н.П. Павлова-Сильванского не только сопоставить западные и древнерусские учреждения, но и расширить круг сравнений за счет привлечения исторических, политических правовых источников Литвы, Сербии, Болгарии, Чехии и Византии, изучить и сопоставить исследуемую проблематику на примере Индии, Кавказа, Скандинавии.

Дискуссия по проблемам, поднятым в работах Павлова-Сильванского, вышла за рамки академических споров, поэтому разнообразные отклики на них встречаются в ряде общественно-политических журналов того времени. Новизну и оригинальность выводов ученого отмечал журнал «Вестник воспитания»; в нем получила поддержку, в частности, идея общих тенденций в судьбах России и Европы – «пусть кое-что изменится, но общие положения теории единства едва ли будут поколеблены» [16] . Научные исследования Н.П. Павлова-Сильванского свидетельствуют о том, что стремясь отыскать единые общеисторические и общеправовые закономерности русского исторического процесса, он использовал концепцию государственной школы как отправную точку, а в определенной мере и как общую модель объяснения существенных черт развития отечественной истории.

Сравнительная культурология. Том 1

Рис. 43.Герберт Спенсер

В работах Г. Спенсера(1820–1903), внесшего важный вклад в развитие сравнительной методологии общественного развития, закладываются основы сравнительной социологии. В 8-томной «Описательной социологии» (1873–1881) была предпринята колоссальная по своим масштабам попытка распределения данных обо всех обществах по разным таблицам для последующего их сравнения и выявления закономерных соответствий между различными институтами. Однако результаты были невелики: было выявлено, в частности, что воинственному типу общества соответствуют институт полигамии, церемониальность и угнетенное положение женщины, а промышленному типу – моногамный брак, относительное отсутствие церемониальное™ и высокий статус женщины. Некоторые результаты сравнительного анализа были представлены Спенсером в труде «Основания социологии» (1882–1883). Для этого произведения характерна исключительная широта устанавливаемых соответствий делающая затруднительными их проверку и использование. Спенсер вывел социологию на новый уровень – уровень систематизации эмпирических данных и последующей корректировки теоретических обобщений. В середине XX века повторная попытка классификации данных была предпринята Мердоком.

В конце XIX века сравнительные исследования активно используются в Европе. Классическим образцом сравнительного анализа в исследовании культуры стала знаменитая книга Дж. Фрэзера (1854–1941) «Золотая ветвь» (1890), в которой были показаны сходства в обычаях разных народов и систематизирован обширный материал по первобытным верованиям: тотемизму, анимизму, табу, первобытным культам и т. д. В работах Э. Тэйлора (1832 – 1917), ученого-исследователя первобытной культуры, на основании сравнительного изучения таких обычаев и институтов, как левират, кувада, экогамия, классификационные терминологии родства, обычаи и формы совместного проживания, обосновалась историческая тенденция перехода от матриархальных к патриархальным отношениям в обществе. Отделение сравнительного метода от эволюционистской модели наметилось у Э.Таилора в лекции 1888 «О методе изучения институтов в приложении к законам брака и родства», в которой в основу сравнительного анализа был положен метод статистической корреляции. Тэйлор настаивал на необходимости в антропологии строгого метода анализа, и гарантией такой строгости, с его точки зрения должна была быть количественная (статистическая) значимость результатов исследования. В этой лекции он попытался установить различия между разными обычаями на основе сравнительных данных об обычаях брака и отсчета родства у 350 народов.

Сравнительная культурология. Том 1

Рис. 44. Джеймс Джордж Фрэзер

В книге голландского социолога С.Р. Штейнменца «Этнологические штудии о раннем развитии наказания» (1894) при помощи сравнения многочисленных обществ и культур мира были изучены обычаи мести и кровной вражды в примитивных обществах. В работе голландского социолога Х.И. Нибора «Рабство как промышленная система» (1900) на основе сравнительного изучения экономической истории Англии и Германии рассматривается связь рабства с определенными экономическими условиями.

Особый вклад в дело становления сравнительной культурологии, внес Б. К. Малиновский (1884–1942), много изучавший жизнь дописьменных сообществ. Он стремился построить логически стройную эмпирически обоснованную теорию культуры. Малиновский много сделал, чтобы раскрыть понятия «социальной системы», «культуры», «сообщества», «основных потребностей», «функций», «функциональности» и «дисфункциональности». Под влиянием книги Фрэзера «Золотая ветвь» Малиновский стал заниматься этнографией и, поставив цель создать научную теорию культуры, изучил причины выполнения предписаний и общественных норм, верований, обрядов, церемоний, использования символов, сравнивая их в различных культурах. В конечном счете он пришел к выводу, что все они объясняются потребностями общества. Свою теорию культуры Малиновский изложил в книге «Научная теория культуры», объясняя ее из родовых или «базовых» потребностей человека: потребность в пище, сексуальном партнере, движении, физическом и психическом развитии, избавлении от боли; и социально-культурных потребностей: в экономическом обмене, авторитете, социальном контроле, системе образования, поддержания традиций. Таким образом, культура возникает из практических потребностей, но по мере ее развития все большая доля совокупной энергии членов общества направляется в русло творческой, духовной активности. Эмпирически установлено, что чем больше доход, тем меньшая его часть тратится на питание и удовлетворение необходимых нужд, значительного возрастают траты на досуг, спорт, образование. Многие древние общества, жившие сравнительно благополучно, не стремились разбогатеть и не увеличивали объемов производительного труда, они тратили свою энергию и средства на развитие духовной культуры: древние греки философствовали, древние китайцы строили «великую стену» и т. д.

В конце XIX века сравнительный метод отделяется от эволюционисткой парадигмы. До начала XX века сравнительные исследования в социологии и антропологии находились в зависимости от заимствованного из дарвинистской биологии принципа, согласно которому общность черт, обнаруживаемых в разных обществах и культурах, указывает на общность их происхождения.

Сравнительная культурология. Том 1

Рис. 45. Давид Эмиль Дюркгейм

Сравнительную социологию в эмпирическом ключе и с описательной направленностью представил Э.О. Дюркгейм (1858 – 1917). В труде «О разделении общественного труда. Метод социологии». (1891), он подчеркивает важность сравнения и доказательства причинных связей. Для этого, считает Дюркгейм, необходимо сравнивать не отдельные изменения, а регулярно устанавливаемые и длинные ряды изменений, для построения которых можно брать факты, касающиеся одного или нескольких обществ определенного типа, либо нескольких разных социальных типов. Для получения общих теоретических выводов и закономерностей следует брать при сравнении очень широкое поле фактов для более точного определения условий, от которых зависит формирование и соединение определенных элементов. Целостное объяснение социального факта требует проследить весь процесс его развития во всех типах общества. Работа Дюркгейма «Элементарные формы религиозной жизни» (1912), посвященная религии аборигенов является образом такого исследования. Отстаивая право социологии на самостоятельное существование, он подчеркивал, что, «в отличие от истории, нацеленной на тщательное, полное описание каждого общества в отдельности, социология призвана сопоставлять описания, смотреть, в чем они совпадают, в чем расходятся, и, наконец, в зависимости от относительной важности выявленных сходств и различий распределять народы по группам, чтобы можно было с пользой сравнивать их» [17] .

Следует выделить существенный вклад, который внес в развитие методологии сравнительного исследования крупнейший представитель западной социологической и политической мысли М. Вебер (1864–1929).

Сравнительная культурология. Том 1

Рис. 46. Макс Вебер

Он сравнивал разнообразные общественные явления и процессы, выделял их специфику и искал общее… Проводя аналогии, Вебер вывел определенную типологию форм государств. Как исследователь в качестве основного критерия научного поиска он считает объективность, а основной формой познания – идеальный тип, который характеризуется как своего рода «необходимая мыслеформа, мыслеобраз. По своему значению это идеальное пограничное понятие, с которым действительность сопоставляется, сравнивается для того, чтобы сделать отчетливыми определенные значимые компоненты ее эмпирического содержания». [18]


2.1. Теоретические предпосылки развития сравнительной культурологии в истории | Сравнительная культурология. Том 1 | 2.3. Формирование сравнительной культурологии в XX веке