home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Транспортировщик торпедообразного типа «Сирена-УМЭ»

Длина корпуса 872 см, диаметр — 532 мм и вес около 1097 кг (включая заряд ВВ массой 460 кг), При скорости около 4 узлов дальность хода носителя составляет примерно 16 миль (30 км).

 «Сирена-УМЭ» может перевозиться любым надводным кораблем и катером, имеющим грузоподъемное устройство до 2 тонн. После модернизации транспортировку носителя стали осуществлять СМПЛ Пр.865 «Пиранья», ПЛ 30, П.170 (установлен в контейнерах на корпусе корабля), подводные лодки Пр.877 ЭК и Пр.877 ЭКМ («Варшавянка», в НАТО класс «Кило»), Пр.865 («Сом», в НАТО класс «Танго»). В 90-е годы для ПА носителей «Сирены» разработано универсальное выталкивающее устройство «Трепанг». «Сирена-УМЭ» размещается в них по схеме торпедных аппаратов и может транспортироваться на большие расстояния без демаскирующего фактора с последующим выходом из прочного корпуса подводной лодки в подводном положении.

Навигационная система и оборудование носителя обеспечивают движение в автоматическом режиме на глубинах до 40 метров и по курсу от 0 до 360 градусов со стабилизацией за счет балластной схемы балансировки. На борту «Сирены-УМЭ» расположены лаг, глубиномер, малогабаритная гидроакустическая станция. КБ Симонова разработала специальный подводный пулемет для нового носителя. По мнению разработчиков «Сирены-УМЭ», она имеет заметные преимущества над аналогичными носителями зарубежного образца. В 90-е годы XX века на вооружение национальных спецподразделений принят носитель «Сирена-М» и групповой шестиместный буксировщик «Гроздь». Боевые пловцы-диверсанты получили в свое распоряжение специальный тренажер «Шарж». Он предназначен для отработки «сухого» тренировочного плавания на носителях типа «Сирена».

В июне 1971 года на 1-м полигоне ВМФ (залив Хаара-Аахт, Эстония) были проведены замеры шумности торпедообразного носителя «Сирена-1» и транспортировщика «Протей-5М». В Феодосии летом этого же года подобная операция выполнена с использованием «Сирены-У» (полигон около пос. Орджоникидзе, бухта Двуякорная). Результат оказался ошеломляющим. Шумносгь работы изделий превысил в несколько раз шум от... атомной подводной лодки! В 1972—1976 годах была проведена модернизация носителей. В результате конструкторско-изыскательских работ промышленность приступила к выпуску малошумных «Протей-5МУ» и «Сирена-УМ». За эту работу несколько специалистов 40-го института были удостоены правительственных наград.

С 1957 года спецлаборатория 40 ГНИИ приступила к изучению вопроса по созданию двухместного носителя «мокрого» типа «Тритон» (разработчики Л.М. Плесков, А.П. Юрнев). В качестве предприятия-изготовителя выбрали завод № 3 (г. Гатчина). К конструкторским работам было подключено ЦКБ-50. В конце лета 1958 года проведены лабораторные и заводские испытания носителя. Считалось, что его технические характеристики оказались достаточны для тренировочных целей при эксплуатации носителя в морских условиях.

В 1969 году начались опытные конструкторские работы по темам «Тритон-1М» и «Тритон-2». Они были поручены проектной организации «Малахит». На проект «Тритон-1М» ушло 12 лет (1966—1978), а на «Тритон-2» 13 лет (1969—1982). Испытанием аппаратов занимались главным образом водолазные специалисты 40-го института А.И. Ватагин, Ю.П. Андреев, А.Х. Клепацкий, В.С. Сластен, Н.Н. Романенко, А.В. Камянский. В качестве носителей «Тритонов» использовались переоборудованные надводные корабли проекта А-1824 («Гироскоп» и «Анемометр»).

В начале 70-х годов в СССР (КБ «Волна». Рук. Я.Е. Евграфов и Е.С. Корсуков) построены и успешно испытаны двухместные транспортировщики (ПАСМ) «Тритон-1», «Тритон-1М» (Пр.907) и шестиместный «Тритон-2» (Пр.908. Т-2). Внешне они похожи на СМПЛ, но внутренний объем корпуса носителей заполняется водой, которая находится под постоянным давлением независимо от глубины погружения.

«Тритон-1М» (тактические номера: В 483—490).

Длина корпуса — 5 метров, ширина — 1,2 метра, скорость — 6 узлов (11,1 км/час), водоизмещение (надводное/подводное) — 1,6/3,7 тонны, глубина погружения — 40 метров, дальность плавания — 30 миль (55 км/час), экипаж — 2 человека.

«Тритон-2» (тактические номера: В 520—543).

Длина корпуса — 9,5 метра, ширина — 1,9 метра, водоизмещение — 5,7 тонны, глубина погружения — 40 метров, дальность плавания — 60 миль (111 км), экипаж — 2 человека, управляющие транспортировщиком. Они находятся в носовой кабине. Четыре боевых пловца располагаются в кормовом отсеке. Их выход из носителя осуществляется через специальные люки в верхней части корпуса.

Транспортировщики типа «Тритон» способны выполнять различные задачи по охране национальных ВМБ в интересах ПДСС, а также решать диверсионные задачи. Они могут выставлять мины, заграждения, доставлять или эвакуировать подводных диверсантов, исследовать затопленные объекты, вести разведку береговой полосы. Для этих целей возможность «Тритонов» находиться на грунте в течение примерно 10 суток без движения является весьма важной характеристикой носителя. Первые транспортировщики «Тритон» проходили испытания на Каспийском море, а их доводку осуществляли в г. Балтийске. Работы проходили под грифом «совершенно секретно».

Начальные испытания транспортировщика по боевому применению проводил экипаж в составе капитан-лейтенанта, водолазного специалиста МРП B.C. Авинкина и мичмана Бычинского. В их задачу входило проникновение на «Тритоне» в гавань Балтийска с преодолением противоторпедной сети. Одновременно с ними в операции участвовали боевые пловцы на носителях «Протей-1» и «Протей-2». Несмотря на определенные сложности, экипаж «Тритона» свою задачу выполнил. А боевые пловцы на «Протеях» так и не смогли преодолеть встречное течение. В последующем не без взаимных претензий спецназовцы вместе с конструктором «Тритонов» Юреневым доработали транспортировщик, и он поступил на вооружение спецподразделений ВМФ СССР. Вместе с распадом страны и потери базы на Каспийском море, а также уничтожением Учебно-испытательного отряда работы по «Тритонам» были прекращены, как и выпуск самого транспортировщика

Наиболее мощными подводными транспортными средствами боевых пловцов и диверсантов остаются сверхмалые подводные лодки. Они хорошо зарекомендовали себя во время Второй мировой войны. Поэтому в послевоенное время научно-исследовательские центры многих государств развернули работы по разработке современных образцов СМПЛ


После окончания Второй мировой войны в распоряжение советских специалистов попало несколько трофейных немецких сверхмалых ПЛ типа «Зеехунд». Их исследование и испытания с целью ввода в строй были поручены заводу № 196 «Судомех» (директор — Н.Н. Калиновский, с 1947 г. В.Ф. Коврижкин). В начале 1947 года на адрес КБ предприятия из Германии поступила техническая документация на СМПЛ, оборудование и две лодки. Советские конструкторы под руководством В.М. Мудрова немедленно приступили к разработке проектной, технической и рабочей документации по отечественным методикам. Принято решение достроить, а потом ввести в строй пока одну СМПЛ типа «Зеехунд» № 244 (проект «SH»). Данная задача была возложена на старшего строителя И.А. Громова и сдаточного механика Г.И. Мусорина. Главный штаб ВМФ СССР назначил своих представителей и наблюдающих за работами.

02.11.1947 года СМПД типа «Зеехунд» спущена на воду, а к 5 ноября закончатся ее швартовые испытания. Ходовые испытания (за исключением торпедных стрельб и погружений) были завершены к 20 ноября. В 1948 году СМПЛ передана флоту (отряд подводного плавания в Кронштадте).

СМПЛ «Зеехунд» (советский вариант)

Мина прочного корпуса — 11,80 м, ширина (с лапами торпед) — 1,82 м, наибольший диаметр — 1,28 м, водоизмщение (без торпед) — 12,61 куб. м. Энергетическая установка включала в себя 6-цилиндровый дизель мощностью 105 л.с. (запас топлива 476 кг) и гребной электродвигатель мощностью 18,4 кВт (96 В, 1040 об/мин), который мог использоваться также в качестве генератора. Вооружение: 2 торпеды типа G7e калибра 533 мм весом 1348 кг. Максимальная скорость лодки — 7,5 уз. в надводном положении, подводном —5,1 уз., экономическая — 2,34 уз. Максимальная глубина погружения — 27,4 м, рабочая — 22 м.

По американским данным, после поражения Германии во Второй мировой войне СССР досталось 18 готовых и 38 недостроенных СМПЛ типа «Зеехунд». В США считали, что данное обстоятельство представляло серьезную угрозу для национальных ВМБ со стороны спецподразделений ВМФ СССР, прими ею военно-политическое руководство решение укомплектовать их СМПЛ типа «Зеехунд». Однако переданный отряду подводного плавания в Кронштадте «Зеехунд» использовался в основном с целью исследования возможностей подобного типа оружия в подводной войне. Вскоре лодка была списана. Такая же судьба постигнет и вторую СМПЛ, оставшуюся на заводе. Пройдет несколько десятилетий, пока советское военно-политическое руководство вернется к идее строительства москитных подводных сил флота, оснащенных отечественными СМПЛ

Следует отметить недооценку возможной роли сверхмалых ПЛ при ведении специальных операций на море наркомом ВМФ СССР Н.Г. Кузнецовым Талантливый военачальник, сыгравший огромную роль в становлении советского военно-морского флота, он на протяжении всей Великой Отечественной войны (1941—1945) последовательно отклонял предлагаемые ему специалистами проекты СМПА Н.Г. Кузнецов считал бесперспективной идеей строительство подводных лодок водоизмещением менее 200 тонн, учитывая их незначительную мореходность и автономность. Он останется верен своему мнению и в послевоенное время, несмотря на примеры удачного применения сверхмалых ПЛ за рубежом в составе подводных диверсионных подразделений ВМФ, стран — участниц Второй мировой войны. Поэтому ни в одной из первых послевоенных программ по строительству советских подводных лодок первого и второго поколения СМПЛ нет даже на уровне проектов. Тем не менее следует коротко остановиться на истории ряда разработок подобной конструкции ПЛ отечественными специалистами.


Первым в мире, кто смог реализовать идею строительства подводной лодки из металла, был инженер-генерал К.А. Шильдер. Субмарина была построена в 1834 году на Александровском механическом и литейном заводе в Санкт-Петербурге. Она имела устройство, похожее на современный перископ, и даже броню, которой закрывались жизненно важные узлы конструкции лодки. На вооружении субмарины находилась шестовая мина с весом порохового заряда 16 кг и 6 ракет. Несмотря на удовлетворительные результаты испытания, прошедшего 29.08.1838 года, в финансировании изобретателю было отказано ввиду «сомнительности» проекта.

Одну из первых российских ПЛ построил русский инженер И.Ф. Александровский. В 1862 году она была представлена в Морской ученый комитет и одобрена. В 1866 году лодка прошла успешные испытания, но в 1871 году при очередном погружении на глубине около 30 метров произошла разгерметизация корпуса и субмарина затонула. Финансирование проекта было прекращено. В качестве движителя на лодке использовался мотор на сжатом воздухе. Он же применялся для продувки балластных цистерн. Крупным недостатком лодки Александровского оказалось то, что ее движитель, работу которого обеспечивали 200 баллонов с воздухом, сжатым до давления 60—100 атм, мог способствовать разгону скорости подводного корабля только до 1,5 узла и дальности его плавания около 3 миль (1 морская миля = 1853 м).

В 1876 году С.К. Джевецкий построил двухместную ПЛ под названием «Подаскаф». Ввиду отсутствия финансирования делал он это первоначально на собственные средства. Подводная лодка передвигалась в воде с помощью мускульных усилий человека, имела перископ, убираемый винт, систему очистки воздуха. На ее вооружении находились специальные мины, которые предполагалось сбрасывать в подводном положении под днище неприятельского корабля. После модернизации экипаж субмарины был увеличен до 4 человек. Лодка оказалась настолько удачной по конструкции, что командование российского военного флота заказало 52 «Подаскафа» Джевецкого. Учитывая известный консерватизм императорского Адмиралтейства, это был огромный успех.

Тем не менее создать совершенную по тем временам конструкцию подводного корабля не удавалось в силу отсутствия необходимых технологий. И только на рубеже XIX — начала XX века, когда был изобретен двигатель внутреннего сгорания, а также сделан ряд открытий в профильных науках, возникли предпосылки к появлению в России новых субмарин, вполне отвечавших требованиям своего времени. Таковой, без сомнения, стала подводная лодка «Дельфин». Ее разработчиками стали талантливый ученый-кораблестроитель И.Г. Бубнов (1872—1919) и инженер-механик И.С. Горюнов. К сожалению, решение Морского министерства о повышении водоизмещения и увеличении мореходных качеств новой субмарины так и не было воплощено в жизнь. Начавшаяся Русско-японская война (1904—1905) на Дальнем Востоке внесла свои коррективы. Лодки «Дельфин» строились быстро, без оглядки на расходы. Первые 4 субмарины типа «Касатки» сошли со стапеля менее чем за год.

Развернувшийся широкомасштабный конфликт с Японией потребовал усиления военного флота на Японском море и пополнения его новыми техническими средствами ведения войны на воде и под водой. С 1903 года в Порт-Артуре находилась старая, 1881 года постройки лодка Джевецкого и ПЛ француза Губэ. С началом войны на флот поступила полуэкспериментальная ПЛ «Петр Кошка» (конструктор Е.В. Колбасьев) которая, впрочем, оказалась даже не зачислена в списки.

Кроме этого, в Порт-Артуре М.П. Налетовым была построена ПЛ с бензиновым двигателем. В составе флота находилась лодка «Дельфин», созданная в 1903 году КБ Балтийского завода (совр. ЦКБ МТ «Рубин»), и субмарина «Форель», подаренная России немецкой фирмой «Крупп». Таким образом, на театре отечественные военно-морские силы располагали 4 подводными лодками, боеготовность которых желала быть много выше, потому что они оказались без главного оружия — торпед. ПЛ были объединены в отряд миноносцев, потому что в России тогда не существовало класса подводных лодок (создан в соответствии с Указом Николая II от 16.03.1906 г.). В течение русско-японского конфликта численность субмарин на театре была увеличена до 13.

По классификации подводных кораблей середины XX века эти нехитрые субмарины относилась к СМПЛ. Однако в то время, когда уровень технологий, возможности государств, способных производить такие лодки, находились в начале пути создания подводного флота, подобные корабли не относились к классу диверсионных средств, как считают некоторые отечественные исследователи. Просто тогда никто в мире не строил многоместные и многоцелевые подводные лодки. Численность их экипажей часто составляла, как правило, 5—7 человек, и задачи перед ними стояли куда более прозаические. Небольшая автономность ПЛ конца XIX — начала XX века и скорость передвижения, вооружение, состоявшее из 1—2 торпед или мин, ограниченная мореходность и дальность плавания диктовали специалистам ведения войны на море соответствующую тактику их применения на ограниченном театре боевых действий. И не более того.

Что же касается, например, ПЛ «Форель», то ее боевая служба в составе тихоокеанской эскадры российского флота не изобиловала яркими страницами, как, впрочем, и конечная судьба этой уникальной субмарины. Однако, по мнению специалистов, само присутствие подводных лодок в дальневосточных водах помогло спасти Владивосток от японского штурма и ограничить активность японского флота. Огромный вклад в подобный исход событий внесла и «Форель», так как с сентября 1904 года до весны 1905 года в силу ряда причин она оказалась единственной действующей субмариной российского флота на Дальнем Востоке.

После Октябрьского переворота (1917) по указанию В.И. Ленина было создано «Остехбюро» (Особое Техническое Бюро) во главе с В.И. Бекаури. Отдельным направлением деятельности его стало проектирование сверхмалых подводных лодок. Одно из главных требований, предъявлявшихся советскими специалистами к этому оружию подводной диверсионной войны, — была возможность транспортировки изделия любым видом транспорта.

В 1936 году была построена и испытана одноместная сверхмалая ПЛ, получившая название «Автономное специальное судно» (АПСС). Лодка имела на вооружении один торпедный аппарат и весила 7,2 тонны. В отсутствие экипажа она могла управляться по радио, неся в носовом отсеке груз взрывчатки массой 500 кг.

Одновременно с доводкой АПСС, в 1936 году под Феодосией проходила ходовые испытания другая СМПЛ — «Пигмей» («Автономная подводная лодка»). При надводном водоизмещении 19 тонн она несла два торпедных аппарата калибром 450 мм. На то время технические характеристики АПЛ «Пигмей» вполне удовлетворяли требования к подобному типу судов, и в 1937 году предполагалось принятие ее на вооружение советского ВМФ (10 изделий).

Однако арест руководителя «Осгехбюро» В.И. Бекаури по сфабрикованному обвинению и его расстрел в 1938 году остановил все работы. По некоторым свидетельствам одна АПЛ «Пигмей» во время оккупации Крыма была вывезена немцами в Германию для изучения. Другая лодка 1936 года постройки, находившаяся на консервации, 29.06.1942 года также оказалась захвачена немцами в Феодосии. В строй они ее вводить не стали и в связи с угрозой захвата Крыма Советской армией в начале 1944 года затопили недалеко от города. В 1975 году АПЛ «Пигмей» была обнаружена и обследована.

Не нашла применения и конструкция СМПЛ «Москит» Б.М. Малинина, представлявшая собой гибрид АПСС, а также ныряющего судна «Блоха» В.А. Бжезинского.

В 1934—1935 годах в ЦКБС-1 были разработано два проекта сверхмалой подводной лодки—торпедного катера типа «Блоха» водоизмещением 52/92 тонн Второй проект судна «Блоха» имел надводное водоизмещение 30 тонн. На его вооружении находились 2x450 мм торпеды и пулемет калибра 12,7 мм. Расчетная скорость составляла 30—35 узлов над водой и 4 узла в подводном положении. Экипаж катера — 3 человека. В качестве носителя «Блохи» предполагалось использовать крейсер типа «X». Его проект тогда разрабатывался в ЦКБС-1. Планировались два варианта размещения катеров на корабле: в кормовой оконечности на автоматических шлюпбалках и в районе дымовой трубы.

Однако реализовать проект «X» не удалось, но авторский коллектив ЦКБС-1 (с 1937 г. ЦКБ-17) разработал более мощный крейсер Пр. 69 (тип «Кронштадт»). В ОСТЕХБЮРО НКВД был разработан и более современный проект малой подводной лодки — торпедного катера. Конструкторскими работами руководил все тот же В.А. Бжезинский. Корабль был заложен в 1939 году (Ленинградский завод № 196, строительный номер изделия 551). Подводная лодка М-400 была похожа на торпедный катер, который мог передвигаться в надводно-подводном положении. Под водой двигатель корабля работал с использованием чистого кислорода.

Расчетные тактико-технические характеристики «М-400»

Водоизмещение: надводное — 33,3 т. Подводное — 74 т. Скорость максимальная надводная 31 узел (1 узел = 1 мор. мили в час ( 1,852 км/час), подводная 11 узлов. В течение часа катер мог передвигаться с максимальной скоростью 110 миль и 670 миль на скорости хода 19,5узла. При движении в подводном положении с максимальной скоростью — 11 миль и 25 миль при скорости хода 7,5узла. Вооружение: два 450-мм торпедных аппарата (бортовых), один пулемет калибра 12,7 мм. Судно предполагалось оснастить зенитным перископом.

В 1942 году строительство корабля при готовности 65% было прекращено. Во время артиллерийских обстрелов и бомбежек завода «М-400» получил серьезные повреждения и проект не был завершен. 24.03.1947 года в связи с постановлением Совета Министров СССР лодка отправлена на разборку.

В 1934 году в СССР разработана конструкция сверхмалой подводной лодки в комбинации с гидросамолетом-монопланом (конструктор — курсант ВВМИУ им. Ф.Э. Дзержинского Б.П. Ушаков).

«Крылатая подлодка Ушакова предназначалась для уничтожения кораблей противника в открытом море и в акватории морских баз, защищённых минными полями и бонами.

При отсутствии целей в заданном квадрате лодка должна была сама находить противника. Определив с воздуха его курс, она должна была сесть за горизонтом, что исключало возможность ее преждевременною обнаружения, погрузиться на курсе следования корабля и поджидать ею в точке залпа. Особенно эффективным полагал автор действие летающих подводных лодок в группе: в теории три таких аппарата создавали на пути противника непроходимый барьер шириной до девяти миль. Лодка также могла бы проникать в темное время суток в гавани и порты противника, погружаться, а днем вести наблюдение, пеленгование секретных фарватеров и при удобном случае атаковать...»

Борис Петрович так описывал конструкцию своего уникального аппарата: «Лодка будет иметь шесть автономных отсеков. В первых трех размещаются авиамоторы AM-34 по 1000 л.с., допускающие форсировку при взлете до 1200 л.с. Отсек 4 — жилой, откуда ведется управление лодкой под водой. Кроме него в лодке будет легкая кабина, в которой люди размещаются в полете. При погружении кабина заполняется водой, приборы задраиваются в специальной шахте. Пятый и шестой отсеки вмещают аккумуляторную батарею весом 1200 кг и гребной двигатель мощностью 10 л.с. Крылья, оперение на внешнее давление 4,5 атмосферы не рассчитываются, так как при погружении затопляются водой через шпигаты, самотеком. Поплавки подтягиваются и выпускаются гидравликой, причем они являются первыми затопляемыми элементами, после чего лодка садится на все крыло. Используются цистерны уравнительная, бортовые, дифферентные и поплавки. Прочный корпус цилиндрический, диаметром 1,4 м, клепанный из дюралевых листов 6 мм. Обшивка крыльев и хвостового оперения — сталь».

10.01.1938 года на заседании Научно-исследовательского комитета состоялось рассмотрение основных расчетных тактико-технических элементов летающей СМПЛ. По мнению флагмана 2-го ранга профессора Л.Г. Гончарова, «проект представляет несомненный интерес, так как компенсирует одно из отрицательных свойств ПЛ — относительно малую подвижность, даже в надводном положении. Он может найти применение, например, в атаках десанта на переходе, боевых кораблей противника в море и базах... разработку проекта желательно продолжить, чтобы выявить реальность его осуществления».

Специалисты были поражены смелостью и дерзостью проекта. Но положительное решение по его реализации так не было принято, ибо «ставить перед неминуемой войной на технически и финансово рискованный проект военачальники не пожелали». Конструктор опередил время, но в дальнейшем разработка проекта велась уже воентехником 1-го ранга Б.П. Ушаковым на собственные средства, С началом Великой Отечественной войны (1941—1945) проект летающей СМПЛ постепенно оказался забыт. Несомненно, если пока не как серийный образец, то как перспективная разработка, сверхмалая летающая подводная лодка Б.П. Ушакова заслуживала пристального рассмотрения. Однако этого не произошло, время было упущено, приоритет потерян.

Вплоть до кончины Борис Петрович не забывал о летающей подводной лодке. Он стал автором более 70 изобретений, преподавал и строил первые боевые катера на подводных крыльях, реализовал ряд блестящих идей при создании экранопланов — первых в мире кораблей, сочетающих в себе возможность полета и плавания по воде.

Расчетные данные летающей СМПЛ Б.П. Ушакова

Взлетный вес — 15 т. Полет и передвижение по поверхности воды обеспечивали три двигателя AM-34 мощностью 1000 л.с., под водой — гребной электродвигатель мощностью 10л.с. Скорость полета — 100узлов (1узел = 1 мор. мили в час (1,852 км/час), подводная до 3 узлов. Скорость погружения — 1,5 мин., всплытия — 1,8 мин. Максимальное волнение моря (взлет/посадка) — 4-5 баллов. Дальность полета — 800 км. Практический потолок около 2500 м. Дальность плавания в подводном положении — 6 миль. Глубина погружения — 45 м. Время погружения — 1,8 мин., всплытия — 1,5 мин., автономность 48 час. Вооружение: два спаренных пулемета и два торпедных аппарата калибра 450 мм. Экипаж — 3 человека.

Пройдет почти полвека, и КБ другого государства возьмется за реализацию части мечты Б.П. Ушакова. Американские специалисты активно работают над созданием беспилотного, разведывательного, ударного летательного аппарата «Баклан» («Cormorant»), который способен базироваться и взлетать с борта субмарины, находящейся на глубине до 50 метров. Разработкой проекта занимается компания «Lockheed Martin» (группа «Skunk Works»). Конструктивно изделие похоже на профиль чайки. Титановый фюзеляж летательного аппарата изготовлен по технологии «Стеле», а его размеры выбраны исходя из условия помещения в ракетную шахту АПЛ типа «Огайо» (ракета «Trident»). Внутренние полости корпуса предполагается заполнить пенопластом, а часть отсеков инертным газом под давлением. Рассматривается вопрос базирования «Бакланов» на надводных кораблях. Но главным носителем изделия останется атомная ракетная подводная лодка.

По замыслу авторов проекта, «после открытия крышки шахты из нее выдвинется седло, на котором держится самолет... аппарат освобождают, и он свободно всплывает на поверхность. Здесь он запускает два мощных твердотопливных ускорителя и вертикально взлетает, включая затем свой маршевый турбовентиляторный двигатель с тягой 1360 килограммов и переходя в горизонтальный полет. После выполнения миссии беспилотник автоматически следует в точку встречи и садится на воду. Точнее — он просто глушит и закрывает двигатель, плюхается с небольшой высоты в волны. Затем аппарат выпускает вниз специальную привязь. Подлодка, оставаясь на глубине, открывает люк и выпускает верх плавающего робота с дистанционным управлением, который тянет за собой кабель. Робот отлавливает Cormorant и стаскивает его под воду, к горловине открытой ракетной шахты, где самолет вновь закрепляется на своем седле, которое задвигается в подлодку».

Специфика предложенной методики возврата летательного аппарата на подводную лодку весьма проблематична для ее безопасности. Место взлета «Баклана» может быть быстро зафиксировано надводными, воздушными и космическими средствами разведки противника. Таким образом, будет обнаружена зона пребывания АПРЛ, что облегчит применение против нее средств ПЛО (противолодочной обороны). Их эффективность несоизмеримо возрастет, когда летательный аппарат будет возвращаться на носитель.

 Разведывательно-ударно-транспортный летательный аппарат для АПРК «Баклан» («Cormorant»). Данные расчетные.

Длина — 5,8 м, размах крыльев — 4,86 м, вес примерно 4 т. (полезная нагрузка около 500 кг). Максимальная скорость 880 км/час, крейсерская 550 км/час, радиус действия до 926 км. Время пребывания в воздухе около 3 час. Предназначен для разведки. Но на вооружении «Баклана» могут находиться ракеты класса «воздух-земля» и «воздух-корабль», предназначенные для нанесения ударов по наземным и морским целям.

Летательный аппарат приспособлен для переброски снаряжения и спецподразделений подводных диверсантов или групп разведки.

Проект финансируется агентством DRAPA.

В середине 30-х годов XX века в СССР был разработан гидросамолет для подводной лодки — СПЛ («Гидро-1»). Конструктор И.В. Четвериков сумел создать летательный аппарат, обладавший оптимальными размерами. В течение 3—4 минут он мог быть собран или разобран и помещен в герметичный ангар-контейнер на корпусе подводной лодки диаметром 2,5 м и длиной 7,5 м Идея была активно поддержана авторитетными специалистами: начальником Отдела строительства глиссеров и аэросаней (ОСГА) НИИ ГВФ В.А. Гартвигом и начальником Главсевморпути М.И. Шевелевым Последний предполагал использовать гидросамолет для строящегося ледокола «Челюскин». В данном случае машина получила название ОСГА-101.

Работа проводилась над обоими проектами одновременно и должна была быть завершена в рекордные сроки... за 8 месяцев. Но этого не случилось. Строительство гражданского варианта гидросамолета ОСГА-101 было завершена в 1934 году, а военного — СПЛ («Гидро-1») в 1936 году. В этом же году самолет покорил несколько мировых рекордов на выставке в Милане. «Мысль установить самолет на подводную лодку возникла в связи со стремлением повысить ее боевую эффективность за счет расширения поля обзора при поиске противника, — писал И.В. Четвериков. — Самолет мог увеличить "дальнозоркость" подлодки в десять с лишним раз. А это имело особое значение в таких операциях, как организация морской блокады противника, рейдерство, поиск и уничтожение вражеских кораблей в открытом море...» Добавим, и осуществление переброски, а также эвакуации подводных диверсантов-разведчиков в интересах выполнения специальных операций.

Примеров практического использования СПЛ в боевых операциях обнаружить не удалось. Однако учитывая простоту конструкции, очень малые размеры, возможность доставки к месту использования практически любым транспортом, а не только ПЛ, высокую живучесть, низкую стоимость, гидросамолет Четверикова представлял несомненную ценность для спецподразделений советской морской разведки. СПЛ мог использоваться и на пресноводных акваториях. Положительные характеристики машины несколько омрачали ее недостатки: невысокая устойчивость в управлении из-за малой площади оперения, малый обзор из кабины, отсутствие стрелкового и бомбового вооружения. Но это становилось заботой КБ в модернизации самолета. В последней четверти XX века самодеятельными конструкторами и молодежными КБ были спроектированы, построены и испытаны несколько удачных моделей «карликовых» гидросамолетов, на несколько порядков превзошедших характеристики СПЛ. Это позволяет говорить о том, что интерес к подобным летательным аппаратам сохраняется.

Определенный опыт в использовании гидросамолетов с подводной лодки имели в Великобритании. В 1916 году фирма Виккерс приступила к изготовлению «подводного монитора» М-2. Он был спущен на воду в 1919 году, но в боевой состав флота субмарина вошла 14.02.1920 года, 10.08.1923 года Адмиралтейство приняло решение о переоборудовании лодки с установкой на него гидросамолета «Пето». Работы проводились с 1924 года по апрель 1928 года. Самолетный ангар располагался перед рубкой подводной лодки. Это будет стоить жизни ее экипажу и самому кораблю, Двухместный самолет, оснащенный 150-сильным двигателем, позволявшим развивать скорость до 182 км/час, достигать потолка 3,5 км и обеспечивать дальность полета 400 км, не имел вооружения. Он предназначался для использования только в качестве разведчика

Предполагалось построить для М-2 миниатюрную летающую лодку «Праун» с более высокими характеристиками. Однако гибель подводного «авианосца» прервала эксперимент. 26.01.1932 года субмарина погибла в районе Портленд-Билла, унеся на дно весь экипаж и двух пилотов. Считается, что двери ангара, предназначенного для самолета, были отдраены экипажем до выхода лодки из воды. Ее напор изменил балансировку лодки, и она, опустив нос, стремительно ушла в глубину. Попытки поднять М-2, предпринятые в 1936 году, успехом не увенчались. Лодка выскользнула из стропов и снова утонула. Это была первая британская субмарина, полностью оснащенная спасательными дыхательными аппаратами «ДСЕА», но ими никто из подводников воспользоваться не успел. В настоящее время лодка находится на глубине 35 метров (от мостика рубки до поверхности воды — 22 метра) и активно используется в дайвинге.

Близка к катастрофе во время Второй мировой войны была Америка, если бы японцы реализовали вероломный план бактериологической атаки страны. Для этого предполагалось использовать самолеты, базирующиеся на ПЛ. Операция носила кодовое наименование «Калифорния». Предполагалось, что в сеть водоснабжения штата Калифорния диверсанты из японского «отряда 731»[2] запустят смертоносные бактерии. Вторая часть плана предусматривала, что с океанской подводной лодки в небо поднимется самолет и сбросит на город Сан-Диего начиненные болезнетворными микробами бомбы.

К концу 1944 года Япония обладала четырьмя субмаринами типа «Sentoku», водоизмещением 6560 тонн. Это были самые крупные подводные лодки в мире. Они брали на борт четыре самолета «Seiran», вооруженные пулеметом, торпедой и двумя авиабомбами (бомбардировщик-торпедоносец «Сейран-Аичи» М6А). После всплытия лодки на поверхность моря взлет осуществлялся с помощью специальной катапульты. В августе 1945 года японские подводные лодки-авианосцы типа «I-401» сбросили свои самолеты в море. «Так закончилась история наиболее необычной схемы применения морской авиации во время Второй мировой войны, прервавшая историю подводного самолета по нынешнее время...»


Историческая справка.

ТТД М6А «Сейран». Японский двухместный бомбардировщик, предназначенный для транспортировки подводной лодкой. Двигатель — «Ацута 21», 12-цилиндровый жидкостного охлаждения, взлетная мощность — 1400 л.с, 1290 л.с. на высоте 5000 м. Вооружение: 1x13-мм пулемет «тип 2», торпеда, 1800 кг или 2250 кг бомб. Максимальная скорость полета: 430 км/ч у земли, 475 км/ч на высоте 5200 м. Крейсерская скорость — 300 км/ч. Время подъема на высоту 3000 м — 5,8 мин, 5000 м — 8,15 мин. Потолок — 9900 м. Дальность полета — 1200 км на скорости 300 км/ч и на высоте 4000 м.


Использование летательных аппаратов с подводных лодок имело как положительные, так и отрицательные стороны и до сих пор является предметом изучения специалистов. Возможности оперативной переброски групп подводных диверсантов на небольшие расстояния с помощью скрытно доставляемых к месту операции летательных аппаратов, транспортируемых ПЛ, оставались актуальными.

Постепенно другие способы доставки диверсантов в районы предполагаемых боевых действий стали оптимальными. В полной мере это относилось к изучению результатов боевого использования СМПЛ. В данном случае практические результаты оказались гораздо более значительными. Ряд государств в послевоенные годы приступили к проектированию и строительству нового поколения кораблей подводного москитного флота

В 1954 году итальянцы создали одну из удачных конструкций в этой области — сверхмалую подводную лодку СХ «Космос» с человекоуправляемыми торпедами. Сделано это было вопреки положениям Парижского мирного договора 1947 года, одним из условий которых было запрещение для Италии иметь десантно-штурмовые средства. Однако в 1951 году итальянцы восстановили центр по подготовке боевых пловцов в Специи. Еще раньше они приступили к разработке технических транспортных подводных средств для них.

Начиная с середины 50-х годов итальянской фирме «Космос» («Консгрукционе Мотоскаори Соттомарини») в Ливорно удалось запустить в производство малыми сериями сверхмалые ПЛ трех модификаций СХ-404 (водоизмещение — 40 тонн), СХ-506 (водоизмещение—60 тонн), СХ-765 (водоизмещение— 80 тонн). Говоря об этой конструкции, Р. Коллит в книге «Подводные минилодки» восхищенно писал, что «эта лодка может рассматриваться как совершенная система оружия». Но, как известно, ничего совершенного нет, и итальянцам придется постоянно заниматься модернизацией своего набиравшего популярность детища подводной войны.

Сверхмалая ПЛ типа СХ является наиболее популярной на рынке оружия. С 1955 по 1995 год продано в различные страны более 70 лодок различной модификации и более 600 носителей типа СЕ 2Ф, транспортируемых ей. Место пребывания большинства из них сохраняется в тайне (известно, что 2 носителя куплены Колумбией и 12 Пакистаном). Сверхмалая ПЛ СХ «Космос» предназначена для использования в двух боевых вариантах.

В торпедном исполнении она может действовать против кораблей вероятного противника на мелководье и акватории портов, используя американские торпеды малого класса МК-37 (4 штуки). В транспортном варианте «Космос» доставляет подводных диверсантов с носителями в район боевых действий. В этом случае лодка несет на специальной подвеске две человекоуправляемых торпеды типа СЕ 2Ф/30 (длина 7 метров, диаметр 0,8 метра, вес 2,4 тонны, глубина погружения 30 метров) или СЕ 2Ф/60 (глубина погружения 60 метров). При скорости хода 3,5 узла она обладает дальностью плавания около 50 миль, неся полезную нагрузку 270 кг ВВ и 8 добавочных зарядов с часовым механизмом. 

СМПЛ СХ «Космос»

Алина наибольшая — 23 метра, ширина — 2 метра, осадка — 4 метра, водоизмещение — 70 тонн, максимальная скорость надводная — 8,5 узла, подводная — 6 узлов, максимальная глубина погружения — 100 метров, максимальный радиус действия при скорости 7 узлов — 1200 миль (под перископом — 1600 миль). Энергетическая установка — дизель мощностью 300 л.с (для движения под РДП или по поверхности), электродвигатель мощностью 55 л.с. Автономность лодки 20 суток, экипаж — 6 человек, количество транспортируемых боевых пловцов-диверсантов с полным снаряжением — 6—8 человек.

Варианты вооружения СМПЛ «Космос» (СХ-756)

2 носителя типа СЕ 2Ф/60 или СЕ 2Ф/100 с диверсионными минами;

6 диверсионных мин Мк-21 по 300 кг каждая, 8 мин Мк-11 по 50 кг, 40 малых магнитных мин по 7 кг. Общий запас ВВ — 2,5 тонны;

6 контейнеров с вооружением, продовольствием, спецсредствами и диверсионная группа в количестве 8 человек;

2 снаряженных торпедных аппарата калибра 324 мм (2 торпеды запасные).


Другая известная итальянская сверхмалая ПЛ типа «ГСТ-9» была спроектирована в 1988 году фирмой «Мариталия». Считается, что это одна из лучших разработок последних десятилетий носителей для боевых пловцов-диверсантов. Отмечена простота управления «ГСТ-9», ее хорошие ходовые качества, высокие транспортабельные способности, позволяющие перевозить лодку по железной дороге, на палубах кораблей и ПЛ, авиацией, трейлерами. При ее изготовлении применены новейшие технологии. Корпус лодки имеет двухслойное противоакустическое покрытие, которое с его тороидальной, трубчатой конструкцией и целым рядом дополнительных мер позволили сделать «ГСТ-9» малошумной (уровень отражения сигнала поисковых ПЛО гидролокаторов снижен почти на 50%).

СМПЛ типа «ГСТ-9» занимает одно из ведущих мест на мировом рынке продажи подобного вида оружия.

СМПЛ «ГСТ-9»

Водоизмещение 27 тонн (подводное — 30 тонн), длина — 9,5метра, диаметр корпуса — 2,2 метра, максимальная высота — 3,5 метра, максимальная скорость подводная — 8 узлов (1 узел = 1 мор. мили в час (1,852 км/час), запас хода при скорости 6 узлов — 200 миль (370 км), при скорости 8 узлов — 100 миль (185 км.), глубина погружения около 400 метров. Экипаж лодки 2 человека. Количество транспортируемых боевых пловцов 4 человека. Варианты вооружения:

2 торпеды малого класса в навесных пусковых контейнерах;

12 диверсионных мин типа «Манта»;

48 НУРСов (неуправляемые ракетные снаряды) калибра 122 мм, с дальностью поражения береговых объектов около 25 км.


Среди американских сверхмалых ПЛ обращает на себя внимание модель типа «ССХ-1», поступившая на вооружение национальных ВМС в конце 1955 года Этому событию предшествовала кропотливая работа военных специалистов США над изучением опыта постройки подобных лодок в Германии и Англии. Изначально в конструкцию «ССХ-1» была заложена возможность ее оперативной транспортировки. Поэтому корпус носителя разделяется на три блока и после доставки к месту использования может быть собран экипажем, который состоит из 4 человек. Кроме них на борту размещаются 4 боевых пловца-диверсанта со снаряжением. Рабочая глубина погружения «ССХ» — 15 метров. Из зарубежных моделей сверхмалых ПЛ американские подводные диверсанты используют лодку английского производства типа «X». Как правило, она применяется на мелководье или на небольших акваториях морей, в узких водоемах.

Для обеспечения крупных морских операций с использованием подводных диверсантов ВМС США применяют транспортные подводные лодки. Одной из таких является АРСС-315 «SEALIDN» (водоизмещение — 1500/2000 тонн, скорость хода 15 узлов, длина корпуса 95 метров, дальность действия около 1400 морских миль). Подводная лодка берет на борт несколько спецподразделений боевых пловцов общей численностью 185 человек с полным снаряжением и 10 надувными десантными лодками.

Наряду с дизельными ПЛ для скрытой доставки крупных подразделений подводных диверсантов в район боевых действий используются несколько атомных подводных лодок типа «Стерджен» и «Лафайет». Обладая значительной автономностью, они способны длительное время нести дежурство в подводном положении на угрожаемых интересам США стратегических направлениях. Только одна атомная подводная лодка-носитель способна принять на борт около 200 подводных диверсантов с оружием и специальным снаряжением.

В 1965 году в состав ВМС США введена АПЛ «Хеллибат» («специальный проект»). Официально модернизация субмарины происходила под легендой использования комплекса в поисково-спасательных целях. Однако главная задача АПЛ состояла в проведении разведывательных и диверсионных операций. На ней размещались две сверхмалые глубоководные подводные лодки «Хеллибат», оснащенные мощной гидроакустической станцией, видео- и фотоаппаратурой, ЭВМ для обработки секретной информации. Кроме прочего, в задачу экипажа лодки входило — подъем со дна океана обломков советских баллистических ракет для их последующей передачи на исследования специалистам технической разведки.

Именно АПЛ «Хеллибат» в 1968 году первая вопреки усилиям советских военных служб обнаружила погибшую со всем экипажем отечественную АПЛ К-129 в районе Гавайских островов, С глубины 5000 метров были подняты носовая часть субмарины, а вместе с ней две ядерные торпеды и коды радиообмена. Операция называлась «Дженифер». В начале 90-х годов американские глубоководные аппараты обследовали советскую секретную АПЛ «Комсомолец». По некоторым данным, с нее оказалась украдена ядерная торпеда. Данное обстоятельство зафиксировали российские аппараты «Мир».

В начале 70-х годов XX века в Советском Союзе проходили научно-производственные исследования в строительстве подводной лодки специального назначения Пр. 1910 («Кашалот»). Субмарина не была вооружена торпедным оружием и предназначалась только для транспортировки подводных диверсантов. Официально лодка имела обозначение «Атомная глубоководная станция 1-го ранга». Первая лодка АС-13 заложена в Ленинграде 20.10.1977 года и спущена на воду 25.10.1982 года. 31.12.1986 года вошла в боевой состав Краснознаменного Северного флота. 23.02.1983 года заложена вторая ПЛ, получившая обозначение АС-15. Корабль спущен на воду 29.04.1988 года. Вступил в строй 30.12.1991 года. Западные специалисты подобным субмаринам присвоили обозначение «Uniform».

Для проведения глубоководных водолазных работ в интересах ВМФ в 1980 году на заводе «Судмех» приступили к постройке серии АПЛ Пр. 1851. На них нет вооружения, но установлено специальное водолазное оборудование, корабли оснащались баррокамерой. Головная субмарина АС-23 заложена 25.09.1981 года и спущена воду 30.12.1983 года. В последующем в строй вступили АС-21 (спущена на воду 29.04.1991 года, вошла в боевой состав 28.12.1991 года), АС-35 (спущена на воду 29.09.1944 года, вступила в боевой состав 12.10.1995 года). Комплексы обеспечивают погружение на глубины до 1000 метров. Экипаж — 36 человек. В НАТО субмарины получили классификацию «X-Ray». По мнению некоторых специалистов, АПЛ Пр. 1851 могли использоваться для демонтажа подводных систем наблюдения за передвижением советских субмарин. Таким образом, создавалась «черная дыра» в системе защиты океанских коммуникаций стран НАТО, и АПЛ Советского Союза могли бесконтрольно осуществлять выполнение заданий.

Следует отметить, что не все проекты субмарин специального назначения удалось реализовать. Менее известен советский АПЛ Пр. 717 (ЦКБ «Волна»). Это был нетрадиционный проект, потребовавший от профильных НИИ значительных усилий в его реализации Работы начались в 1967 году под официальным названием «большая транспортная десантная подводная лодка — минный заградитель». По замыслу разработчиков корабль предназначался для скрытой переброски десантных сил и техники на большие расстояния, установки минных заграждений на удаленных от базы океанских коммуникациях. Кроме этого, субмарина могла транспортировать подразделения подводных боевых пловцов и диверсантов с полным комплектом вооружения и транспортными средствами. Однако соответствующие мощности ВПК так и не были найдены, и проект в начале 70-х годов закрыли Строительство лодки так и не началось.


50-е, 60-е годы XX века были продуктивны в попытках советского ВМФ создать специальные дизельные и атомные субмарины, способные действовать с мощным десантом и спецподразделениями боевых пловцов и диверсантов в регионах океана, контролировавшихся странами НАТО. В 50-х годах данным задачам соответствовали проекты дизель-электрических ПЛ 632 и 648. Кроме прочего, корабли могли обслуживать в море тяжелые гидросамолеты, осуществлять транспортировку ГСМ, крылатых ракет и другого вооружения. В конце 50-х годов ЦКБ-16 (главный конструктор — Н.А. Кисилев) был выдан заказ на проектирование подобной по назначению лодки, но с атомной энергетической установкой (Пр. 664). 01.03.1960 года задание утвердило Министерство обороны, и уже в сентябре этого года оказались подготовлены четыре варианта эскизного проекта корабля. Несмотря на высокую загруженность верфей ВПК, в 1964 году строительство субмарины было начато на Северном машиностроительном заводе. Однако вскоре работы были прекращены, так как необходимость ввода в строй новых проектов АПРК на то время холодной войны стало более актуальным

Необходимость в принятии на вооружение ВМФ субмарин, способных выполнять скрытые транспортные переброски средств ведения войны и диверсионно-десантных подразделений, оставалась. Поэтому при создании программы отечественного судостроения на период 1965—1970 годов вновь вернулись к созданию транспортно-десантной подводной лодки с атомной энергетической установкой. В 1965 году соответствующее задание было выдано ЦКБ-16 (Пр. 748, главный конструктор — Н.А. Киселев). Возможности корабля поражали. Лодка могла принять на борт усиленный батальон морской пехоты с полным вооружением, три плавающих танка типа ПТ-76, шесть ротных минометов, два бронетранспортера. В целом проект предусматривал вместимость корабля: 1200 человек и около 20 единиц бронетехники. При наличии столь внушительного «подводного гарнизона» расчетная автономность АПЛ составляла 80 суток. Представленный заказчику эскизный проект лодки не был утвержден, но работы над ним продолжены.

С целью ведения скрытых подводно-диверсионных действий на коммуникациях противника в 1990 году на базе АПЛ Пр. 667А (К-411) после переоборудования была создана субмарина Пр. 09774. Лодка предназначена мя транспортировки СМПЛ. Во время модернизации корпус корабля пришлось удлинить до 162,5 метра, исключить из конструкции торпедные аппараты, провести другие работы, связанные с назначением АПЛ.

АПЛ Пр. 09774

Длина корпуса — 62,5 м, ширина наибольшая — 11,7 м, нормальное водоизмещение — 8675 куб. м, рабочая и максимальная глубина погружения — 380/450 м, средняя осадка — 8,3 м, максимальная надводная скорость движения — 15 уз. (1 узел = 1 мор. миля в час (1,852 км/час), максимальная подводная скорость — 27 уз. Номинальная мощность энергетической установки 51 000 л.с. (два атомных реактора ВМ-4Т), техническое оснащение: ГАК МГК-300 «Рубин», ГАС миноискателя типа МГ-509, навигационный комплекс «Медведица», МРП-10 «Залив-П», радиолокационный комплекс РАК-101 «Альбатрос» и так далее.


Американское военно-морское ведомство, спецслужбы соответствующего уровня уделяют постоянное внимание совершенствованию подводного разведывательного флота. В США заканчивается строительство многоцелевой ПЛ «Джимми Картер» (такт, номер SS № 23). Это третья новейшая атомная лодка класса «Сивулф» («Морской Волк»). В строю находятся две субмарины данной серии (SS № 21, SS № 22). Они введены в состав ВМС США в 1997—1998 годах. Лодки предназначены для транспортировки и высадки подразделений сил специальных операций. АПА оборудованы шлюзовой камерой, вмещающей 9 подводных диверсантов-разведчиков, барокамерой. В ее отсеках могут быть размещены 40 подводных диверсантов, на вооружении которых находятся носители ASDS и два подводных аппарата типа LMRS.

Лодка оборудована, по мнению американских специалистов, настолько совершенной техникой, что позволяет «...спустя час найти на дне океана брошенную русскими на счастье монетку». Для этого на вооружении разведывательных сил флота находятся подводные аппараты двойного назначения: «Элюминаут», «Си клифф», «Алвин», «Дип Джип», «Дипстар» 2000, 4000, 12 000, 13 000, 20 000 (индекс глубины погружения), «Кабмарин» и другие. Активно используются глубоководные беспилотные приборы, оснащенные современным оборудованием. Возможность их применения позволила некоторым представителям российского военно-политического руководства и ряду специалистов выразить сомнения относительно правильности решения правительства о затоплении в водах океана орбитальной станции «Мир». И они оказались недалеки от истины.

В марте 2001 года американские спецслужбы начали секретную операцию по подъему останков российской станции, приводнившихся в зоне ответственности 7-го флота США (район падения 44,25 гр. южной широты и 29,55 гр. западной долготы). По мнению космонавта Владимира Волкова, эти действия есть «прямая угроза безопасности России. Прямо в руки американцев передано почти 12 тонн космической аппаратуры. Это бесценный подарок... что во много раз дороже золота».

По мнению члена-корреспондента Международной академии информатизации при ООН контр-адмирала Николая Мормуля, в недавнем прошлом начальника технической службы Северного флота России, «США располагают техникой, которая способна поднять фрагменты станции "Мир" практически с любой глубины...». Было отмечено, что при ее падении в районе приводнения фрагментов станции уже находилось 27 рыболовецких судов. Все разведки мира используют подобный класс плавсредств в качестве разведывательных (см.: Г. Тельнов. Американцы тайно поднимают со дна океана станцию «МИР»// Жизнь, № 14(24) от 11.04. 2001. С.5.)

После гибели в Баренцевом море в августе 2000 года АПРК «Курск» со всем экипажем представители разведуправления и управления ФСБ по Северному флоту высказали серьезные опасения в возможном появлении подводных диверсантов-разведчиков США или Великобритании в районе гибели подводного крейсера. Поэтому было организовано охранение места залегания «Курска», в том числе противодиверсионное. По мнению некоторых специалистов, план проникновения на АПРК был оперативно разработан в августе 2000 года на одной из баз ВМС США — в Коронадо (штат Калифорния) или Литтл-Крик (штат Вирджиния). Учитывая серьезную подготовку американских и английских подразделений специального назначения, на борт российских кораблей охранения были посажены боевые пловцы из отрядов противодиверсионных сил и средств отдела противолодочной обороны управления боевой подготовкой, которым с 2000 года присвоен статус отрядов специального назначения. В любое время они могли быть усилены боевыми пловцами управления разведки, взвода водолазов единственного в России морского полка Внутренних войск МВД или бойцами отряда специального назначения ФСБ «Касатки».

Кроме кораблей задачу прикрытия погибшей АПРК осуществляли атомные подводные лодки противолодочной дивизии Северного флота, такие, например, как «Даниил Московский». Осенью 2001 года операция по подъему «Курска», за исключением носовой части подводного крейсера, успешно завершилась, а в марте 2002 года все члены ее экипажа были опознаны за исключением четырех человек.


Однако вернемся несколько назад, когда сверхмалые ПА только становились незаменимым средством подводной диверсионной войны. Боевое использование английских сверхмалых подводных лодок типа «X» в свое время стало серьезным объектом тщательного изучения американскими специалистами, как, впрочем, и немецких «Зеехунд». Поэтому остановимся на них несколько подробнее, так как они и по настоящее время находятся на вооружении английских подводных спецподразделений боевых пловцов.

Строительство сверхмалых ПЛ типа «X» началось в Англии с 1942 года. Это были дизель-электрические, однокорпусные лодки «Х3» и «Х4». Они так же, как и последующие американские ПЛ «ССХ-1», собирались по трехблочной схеме. Экипаж состоял из трех человек (командир, механик, рулевой), имевших водолазную подготовку. Двухмесячные испытания сверхмалой ПЛ типа «X» показали ряд существенных недостатков в конструкции, которые пришлось срочно ликвидировать. Поэтому в 1943 году со стапелей сошло 12 лодок уже в модернизированном варианте. Каждая из них несла два заряда ВВ весом по 2 тонны с часовым механизмом. Они размещались в специальных контейнерах по бокам прочного корпуса. Опыт боевого использования сверхмалых ПЛ типа «X» в очередной раз заставил ввести ряд конструктивных доработок в ходе войны, что было немедленно воплощено в серии из семи лодок (1943—1944). В то же время в Англии создается группа из 6 сверхмалых учебных ПЛ «ХТ-1» — «ХТ-6». В ноябре 1944 года вступают в строй последовательно 12 сверхмалых ПЛ «ХЕ-1» — «ХЕ-12», предназначенные для боевых действий на Тихом океане.

Лодки типа «X» хорошо зарекомендовали себя на морских военных театрах Второй мировой войны. Поэтому английское военное руководство в послевоенное время приняло решение о дальнейшей их модернизации с учетом требований времени. Это было связано с тем, что к 1954 году в боевом составе спецподразделений ВМФ на ходу оставалась только одна лодка. В том же году акционерному обществу «Виккерс-Армстронг» были заказаны четыре сверхмалых ПЛ «Х-51»—«Х-54». Они представляли собой модернизированный вариант предыдущей серии ПЛ «ХЕ». Начиная с октября 1954 года, с интервалом в три месяца, они последовательно сходили со стапеля и вступали в боевой состав спецподразделений английских ВМФ.

Подводные диверсионные силы НАТО постоянно взаимодействуют в решении профильных задач. Так, например, боевые пловцы ФРГ один-два раза в год проходят тренировки совместно с пловцами ВМС стран НАТО. Имеет место и унификация состоящих на их вооружении сверхмалых ПЛ. Главным образом это связано с экономией огромных средств, идущих на разработку и строительство данного класса оружия, а также значительно упрощает взаимодействие флотов, обеспечивает оперативную взаимозаменяемость средств доставки боевых пловцов и диверсантов. В условиях современной войны данное обстоятельство нередко имеет решающее значение.

Однако ряд стран НАТО продолжает собственную разработку национальных программ создания сверхмалых подводных лодок. В этом смысле выделяется Германия, всегда стремившаяся к созданию отечественных образцов оружия. Поэтому в начале 80-х годов XX века немецкая фирма «Брюкер морестехник» приступила к разработке, а в 1988 году построила сверхмалую ПЛ типа «Зее Пферд» («Морской Конек»). Экипаж лодки составляет два человека. Она может осуществлять переброску шести боевых пловцов-диверсантов с полным снаряжением.

СМПЛ «Зее Пферд»

Алина прочного корпуса 14,5 метра, диаметр 2,3 метра. Дальность хода под РДП на дизеле (125 л.с.) — 200 миль (370 км) на скорости 6 узлов. При использовании электрического двигателя лодка может развивать скорость около 5 узлов (9 км/час), а дальность хода составляет 60 миль (111 км). Глубина погружения до 300 метров (коммерческие данные).


В 70-е годы XX века значение сверхмалых ПЛ, при ведении современных боевых действий на море, переоценивается в СССР. С середины 70-х годов под руководством Главного конструктора Л.В. Чернопятова (с 1984 г. — Ю.К. Минеев) началось проектирование отечественной сверхмалой подводной лодки специального назначения. Главным наблюдающим от ВМФ СССР был назначен капитан 2-го ранга А.Е. Михайловский.

Подготовка к строительству сверхмалой ПЛ началась в 1981 году на «Ленинградском Адмиралтейском объединении». Головная СМПЛ серии МС-521 (зав. № 01466) заложена 01.12.1987 года, спущена на воду 31.05.1990 года и 25.12.1990 года передана ВМФ СССР. Общий надзор за строительством осуществляли представители разработчика ЦКБ-16 «Малахит». В последующем сверхмалая ПЛ, созданная этим КБ, получила название «Пиранья» (класс — «Лосось»). Впервые лодка показана широкой аудитории 27.07.1997 года. С этого момента стали публиковаться коммерческие предложения о продаже субмарины за рубежом.

СМПЛ «Пиранья»

Водоизмещение надводное — 218 тонн, подводное — 387 тонн (нормальное водоизмещение 250 кубических метров). Длина максимальная — 28,2 метра, ширина максимальная — 4,74 метра, осадка — 3,90 метра. Энергетическая установка — дизель-генератор 217 л.с. (160 кВт). Аккумуляторные батареи — серебряно- цинковые (1200 кВт/ч).

Скорость надводная максимальная — 6,5 узла (1 узел = 1 мор. миля в час (1,852 км/час), экономическая — 4 узла. Скорость подводная — 6,28 узла, экономическая — 4 узла. Дальность хода под водой экономическая — без подзарядки аккумуляторных батарей — 130 миль, и 603 мили — с подзарядкой аккумуляторных батарей.

Корпус изготовлен из титана, который нейтрален к агрессивной среде морской воды. Глубина погружения лодки — 200 метров. Она может транспортировать шесть боевых пловцов с полным снаряжением. Их выход из лодки осуществляется через специальную шлюзовую камеру, которая одновременно может быть использована, как декомпрессионная. «Пиранья» может нести два внешних контейнера со спецоборудованием боевых пловцов-диверсантов, подвеску для постановки мин или выпуска 533 мм торпед (2 штуки). В качестве боевых основных средств транспортировки на лодке предусмотрены носители типа «Сирена» и 4 мины большой мощности с ядерным зарядом.

Для управления системами бортового комплекса экипаж из трех человек использует специальный компьютер.

При подготовке лодки к вводу в боевой состав флота планировалось иметь два экипажа и третий — технический. Он предназначался для обслуживания обоих СМПЛ. Для обеспечения деятельности корабля отбирались как моряки, так и боевые пловцы-диверсанты. Последние имели высокий уровень подготовки и могли проникать в базы противника, решая разнообразные задачи вести разведку, минировать корабли, в случае необходимости выходить на берег для скрытого проникновения на объекты противника, КП, склады боеприпасов.

По мнению специалистов, сверхмалая ПЛ специального назначения российского производства «Пиранья», несмотря на недостатки конструкции, являлась на середину 90-х годов XX века одной из самых современных в мире, В связи с распадом СССР возникли серьезные трудности и проблемы с поступлением сверхмалых ПЛ «Пиранья» на вооружение российского ВМФ. Данное обстоятельство вынудило руководство ЦКБ «Малахит» выставить подводную лодку на международный рынок оружия, искать потенциального покупателя и заказчика далеко за пределами страны-изготовителя. Но судьба уникального подводного корабля сложилась трагически. Экономический и финансовый кризис в России 90-х годов, а также недальновидность некоторых руководителей военного флота поставили Пр.865 (шифр проекта — «Пиранья») на грань гибели. В марте 1999 года единственные СМПЛ данной серии — опытная МС-520 и головная МС-521 — были поставлены в сухой док Кронштадтского морского завода для подготовки на разделку. Они стали жертвами дорогостоящих титановых корпусов.

Анализируя короткую и противоречивую историю разработки и испытаний СМПЛ «Пиранья», командир первого экипажа МС-520 капитан 2-го ранга М.М. Рыбаков с горечью заметит: «Создавая и эксплуатируя "Пираньи", флот приобрел огромный опыт. Пусть он оказался не совсем удачным, пусть многое не вышло, но много было и положительного, что пока еще позволяет нам создавать более совершенные лодки...»

МС-520

Первый экипаж: М.М. Рыбаков, помощник по РЭВ — А.С Шахов, помощник командира по ЭМЧ — А.А. Лебедев.

Второй экипаж: командир — Л.А. Старовойтов, помощник по РЭВ — А.Н. Танин, помощник командира по ЭМЧ — С.В. Смазнов,

МС-521

Первый экипаж: А.И. Мамонтов, помощник командира по РЭВ — Ю.А Шахов, помощник командира по ЭМЧ — Ю.Е. Прокопов.

Второй экипаж: командир — A.T. Бирюков, помощник по РЭВ — И.М. Проковьев, помощник командира по ЭМЧ — В.И. Енин.

Командир технического экипажа — Н.И. Красильников.


Хочется выразить убеждение, что пройдет немного времени, и российские специалисты в области ведения войны на море пересмотрят ее отдельные концептуальные направления в пользу строительства и развертывания СМПЛ, но уже на другом качественном уровне. Наконец — это неизбежно, так как возрождение России как великой военно-морской державы не вызывает сомнений.

В декабре 2005 года на салоне оружия в Малайзии Генеральный конструктор «Пираньи» Ю.К. Минеев лично докладывал о лодке руководителю государства Значит, у «Пираньи» есть будущее, есть оно и у москитного подводного флота России...



Носители и сверхмалые подводные лодки | Морские дьяволы | Надводно-подводные носители боевых пловцов