home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 13

К тому моменту, когда мы вышли на погрузившуюся в ночь улицу — через всё тот же чёрный ход, — нас уже поджидала карета. Это был тот самый экипаж, на котором мы приехали сюда из Тонвилля, вот только лошадей успели сменить. Ехать на сей раз оказалось совсем недолго. Всего несколько минут — и карета остановилась, а соскочивший с козел кучер услужливо распахнул дверцу, сообщая, что мы прибыли на место.

— Так быстро? — изумилась я, выходя из кареты и вглядываясь в тёмные очертания зданий. — Какой тогда был смысл добираться сюда на карете? Вполне могли бы дойти пешком.

— Это верно: и лошадей не пришлось бы лишний раз гонять, — согласился Дэн, как раз скармливавший что-то с ладони одной из лошадок.

Её соседка отнеслась к этому процессу с немалым интересом.

— Ну уж нет! — протянула, к моему удивлению, наёмница. — Раз уж нас наняли на эту работу, да ещё и забесплатно, пускай как минимум обеспечивают всем необходимым. С какой это стати мы должны лишний раз утруждать свои ноги?

Громко фыркнув, дабы придать своему заявлению убедительности, она соскочила со ступеньки на землю и присоединилась к уже стоявшему в сторонке Алонсо.

— Всё запомнил? — тихо спросила она, взяв наёмника под локоть.

— Вы это о чём? — подозрительно нахмурилась я.

И, сообразив, как мне показалось, в чём всё дело, всплеснула руками.

— Вы что, собираетесь сбежать???

Отчего-то сейчас эта идея совсем мне не понравилась, хотя ещё недавно я относилась к Руперту с большим недоверием. Но, невзирая на собственное неодобрение, я позаботилась о том, чтобы говорить полушёпотом, дабы не привлечь к планам наёмников ненужного внимания.

— Нет, не собираемся, — со смешком заверила меня Нэт, отводя подальше от кареты. — Долг есть долг, когда расплатимся, тогда и уедем. Да и дело это вполне по нам. Мы собираемся украсть у Руперта карету, — продолжила она, понизив голос.

— Карету?! — Теперь я удивилась ещё сильнее. — Зачем?! Тем более, если вы не собираетесь никуда сбегать?

Нэт беззвучно рассмеялась.

— Руперт заявил, что похитить его карету — не для сопливых, помнишь? Это вызов. Теперь мы просто обязаны её украсть, чтобы утереть ему нос.

Теперь и я захихикала.

— Ну что же, удачи!

— Дамы, вы идёте? — позвал Дамиан, устремив в нашу сторону весьма подозрительный взгляд.

Мы поспешили присоединиться к мужчинам. На пороге нас уже ожидал слуга.

Пусть этот дом и не был столь большим и роскошным, как тот, где мы разговаривали с Рупертом, зато здесь действительно было всё для прекрасного отдыха. Роскошный обед, отдельная комната для каждого, горячая ванна, мягкая постель и даже сменная одежда на выбор. Всё это оказалось как нельзя более кстати, учитывая, что день выдался тяжёлый, да и предшествовавшая ему неделя — тоже, прямо скажем, не сахар.

Единственное, чем мы с Дамианом бессовестно пренебрегли, — это наличием двух отдельных комнат. Горячую ванну каждый принял у себя, но после этого мы дружно расположились на одной кровати.

— Итак, поговаривают, что тебе нравится раздевать мужчин посреди лесной дороги?

Я возмущённо закатила глаза, но, встретив насмешливый взгляд мужа, тоже рассмеялась.

— Я всё тебе расскажу, но только потом, ладно?

История выходила длинной и далеко не во всех деталях такой уж весёлой, поэтому я предпочитала отложить её на более спокойное время.

— Договорились, — проявил покладистость Дамиан. — Но, полагаю, показать ты могла бы и сейчас? — хитро добавил он.

Мои губы растянулись в улыбке.

— Вот это запросто.

Особенно учитывая, что халаты снимать очень легко. И очень быстро.

— Одежда или жизнь! — грозно сказала я, опуская руки на плечи Дамиана и стягивая с них халат ещё прежде, чем развязать пояс.

— А ты в курсе, что жертва может начать сопротивляться и тоже раздеть разбойницу? — шепнул в ответ Дамиан, приступая к расшнуровке моего собственного халата.

— Не знаю, ничего такого не видела, — категорично заявила я, впрочем, никак не препятствуя его действиям.

— Так посмотри разнообразия ради, — посоветовал он, высвобождая мои руки из рукавов.

— Ничего не имею против, — постановила я, сбрасывая на пол его халат.


Потом мы лежали под одеялом и смотрели в темноту окна. Дамиан крепко меня обнимал, а я прижалась к нему спиной.

— Невероятно, — произнесла, наконец, я, качая головой. — Мы вместе, да ещё и в нормальных условиях: в доме, даже в мягкой постели.

Объятия Дамиана на долю секунды стали ещё крепче.

— Ты вообще не должна была оказаться в такой ситуации, — тихо сказал он мне на ухо, имея в виду никак не мягкую постель. — Это моя вина.

— Можно подумать, ТЫ должен был в ней оказаться! — горячо возразила я. — Нам сейчас главное позаботиться о том, чтобы всё плохое осталось позади. Как ты думаешь, этот Руперт… Если его попросить, он одолжит нам коней? Или карету? Чтобы мы могли доехать до замка. А может быть, он даже сможет обеспечить охрану?

— Да, я тоже успел об этом подумать, — кивнул Дамиан. — Думаю, он не откажет. У графа явно достаточно людей и средств, чтобы это никак его не стеснило. А в нашем кругу в целом принято выручать друг друга в подобных ситуациях, хотя, надо признать, попадают в них люди совсем нечасто.

— Хорошо. — Я поджала губы, сосредоточенно думая. Благополучная дорога домой, казалось, была уже в кармане. — А Джастин… Как ты считаешь, он может предпринять повторную попытку? Ему ведь теперь нечего терять, верно?

— И да, и нет. Он отлично понимает: за то время, что я на свободе, я мог рассказать о его предательстве массе людей. Два дня — порядочный срок. Так что убирать меня ради молчания уже бессмысленно. Другое дело, что мой рассказ — это ещё не приговор. Моё слово против слова Джастина, ещё неизвестно, чьё будет весить больше. Хотя нет, пожалуй, известно: его. Он выше меня по положению и у него не испорчена репутация. Так что пока, с его точки зрения, всё ещё не так страшно. Плохо, конечно, но приемлемо. А вот если сейчас, после всех моих предполагаемых рассказов, со мной что-нибудь случится… Похищение или убийство… Подозрение сразу же падёт на него, и кто знает, возможно, стражам порядка удастся найти какие ни на есть улики, подтверждающие его вину. Так что Джастину нужно теперь быть предельно осторожным, не сделать ни одной ошибки. Думаю, в ближайшее время мы о нём не услышим. Хоть это и не повод проявлять беспечность.

Последние слова напомнили мне ещё об одном деле.

— Дамиан, пожалуйста, возьми меня с собой! — взмолилась я. Мне и самой стало чуть-чуть стыдно: канючу, как маленький ребёнок. Но, впрочем, это чувство меня не остановило. — Я больше не хочу с тобой расставаться.

Я повернулась, чтобы посмотреть ему в глаза. Дамиан вздохнул и погладил меня по голове.

— Хорошо, завтра ты и вправду можешь поехать со мной, — сдался он. — Дэн прав: никакой опасности нам не угрожает. Мы просто осмотрим дом, а затем и дорогу. И, если повезёт, проследим путь преступника. Вероятность того, что его придётся брать сразу же, довольна мала: сначала операцию нужно будет подготовить. Так что пока поедем вместе. Но вот на следующем этапе операции, более опасном, тебе делать нечего. Рисковать твоей жизнью ради чьего-либо задания я не собираюсь.

— Тебе тоже нечего делать на следующем этапе! — Я решительно сжала пальцы вокруг его запястья. — Ты нужен им как следопыт — отлично, помоги им найти следы. Всё остальное тебя не касается. Пусть разбираются сами. Ты вовсе не должен рисковать собой ради королевского задания. В конце концов, ты прослужил короне несколько лет и свой долг перед страной точно исполнил. И заслужил право пожить спокойно. Я серьёзно! — воскликнула я, видя лёгкую улыбку у него на губах. Захотелось притопнуть ножкой, но, увы, в лежачем положении это было бы затруднительно. — Я не хочу, чтобы ты опять рисковал жизнью. Ребята сами отлично справятся с заданием. Сказать по правде, чтобы ребята рисковали жизнью, я тоже не хочу, — пожевав губами, призналась я, — но они по-другому не умеют. Это их жизнь, и они предпочитают проводить её именно так. Но ты — другой. И, в конце-то концов, на тебя, в отличие от них, я имею право надавить!

Теперь Дамиан рассмеялся. Желание топнуть ножкой стало ещё более сильным, и я даже подумала, не подняться ли по такому поводу с кровати.

— Так вот к чему всё сводится, — сокрушённо заключил он. — К женскому произволу.

— Можешь считать так, — покладисто согласилась я. Хорошая жена ведь должна быть покладистой? — Слушай, а ведь и правда! — Теперь в моём голосе звучал восторг. — Я ведь твоя жена. Я могу просто-напросто запретить тебе рисковать жизнью! И вовсе не должна напрягаться, придумывая все эти аргументы и объяснения.

— Да-да, поговори у меня!

Дамиан легонько щёлкнул меня по носу. Я мотнула головой, словно отгоняла муху. Он положил руки мне на плечи и вгляделся в глаза.

— Когда ты успела так повзрослеть? — спросил он, медленно качая головой.

Я пожала плечами. Может быть, я и успела повзрослеть за эти дни, но вот на то, чтобы это заметить, времени точно не хватило. Вот домой приедем, тогда и буду разбираться.


Из дома вышли с рассветом. У дверей нас уже поджидала карета, та самая, которую так возжаждали украсть наши наёмники. Сейчас, однако же, всем было не до краж. Мы безудержно зевали, так и не успев в должной степени выспаться за эту ночь. Я старалась прятать свои зевки, отворачиваясь от остальных либо поднося к губам руку, а вот наёмники, включая Нэт, зевали в открытую и со вкусом.

Всё те же несколько минут — и нас доставили к чёрному ходу дома Руперта. Здесь нас встретил слуга и предложил спуститься в подвал, сказав, что хозяин вот-вот будет готов.

Одолев череду ступенек и распахнув дверь, мы получили возможность наблюдать небезынтересную картину. Руперт действительно был почти готов. Причёсанный, аккуратный и такой же бодрый, как и вечером, он как раз застёгивал верхнюю пуговицу чёрного камзола. Вот только в подвале он был не один. На кушетке сидели рядом и о чём-то беседовали две блондинки. Они были одеты, и тем не менее в их внешнем виде присутствовал некоторый беспорядок, вернее всего, оттого, что девушки не успели ещё привести в должный вид свои причёски. За сдвинутой в сторону ширмой можно было увидеть, что на широкой кровати под балдахином сильно смята постель. Однако первым, что бросалось в глаза, было даже не это. Внимание привлекало необыкновенное сходство этих девушек. Вернее, даже не так. Они были одинаковыми. Одного роста, с одинаковыми фигурами, одинаково длинными ногами и большой грудью. Идентичные голубые глаза, льняные волосы, пухлые губки и даже румянец на щеках. Они и одеты были в одинаковые платья, только разного цвета: у одной оно было синее, у другой зелёное. Зато фасон был опять-таки один и тот же: юбка неравномерной длины (почти в пол сзади и на два-три пальца ниже колена спереди), глубокий и широкий вырез на груди (можно сказать, что платья едва прикрывали корсет) и рукава три четверти. На фоне этих нарядов простой, хоть и несомненно дорогостоящий, костюм Руперта, состоявший из чёрных брюк и чёрного же камзола с золотыми пуговицами, откровенно терялся.

Мы все впятером застыли, разглядывая блондинок большими глазами, хотя природа нашего с Нэт любопытства несомненно отличалась от интереса мужчин. В какой-то момент я сообразила, что Дамиан пялится на девушек не менее откровенно, чем я сама, и поспешила ткнуть его локтем. Видимо, перестаралась, поскольку после этого он втянул в лёгкие воздух с глухим стоном.

— А, леди, господа, рад вас приветствовать! — объявил Руперт, которого наше появление нисколько не смутило.

Он подхватил со столика перчатки и развернулся к блондинкам.

— Девушки, не скучайте. Всё это, — он окинул взглядом помещение, особенно задержавшись на бассейне и уставленном напитками столе, — в вашем распоряжении. Если вам что-нибудь понадобится, зовите Томаса. Я вернусь ближе к вечеру.

Блондинки поднялись с кушетки. Нэт вытянула лицо и напрягла глаза, чтобы получше их рассмотреть. Она даже шагнула в сторону девушек и, казалось, ещё немного и ткнёт в одну из них пальцем, чтобы пощупать и удостовериться в том, что та — настоящая.

Одна из девушек подошла к Руперту, обвила руками его шею и со вкусом поцеловала. Другая присоединилась к ней, немного отодвинула сестру в сторону и поцеловала его не менее страстно. Руперт обнял за талию сразу обеих.

— Вы — прелесть, — объявил он, разворачиваясь вместе с блондинками, затем выпустил их и, вполне бодро и деловито, зашагал в нашу сторону.

Более не задерживаясь (наёмники лишь напоследок бросили на девушек пару плотоядных взглядов), мы вышли из подвала. Едва за нами захлопнулась дверь, как Нэт расхохоталась графу в лицо.

— Руперт, но они же ОДИНАКОВЫЕ! — воскликнула она. — Зачем тебе это надо? Это же всё равно, как если бы девица была одна!

— Ничего подобного, — невозмутимо отозвался Руперт, не прекращая подъём по лестнице.

— Но это же… — наёмница прищёлкнула пальцами, подбирая слова, — всё равно, что купить две совершенно одинаковые вещи! Ники, вот ты бы стала покупать два абсолютно одинаковых платья?

— Нет, — признала я. — Это бессмысленно.

— Неверно поставлен вопрос, — спокойно возразил Руперт. — Вероника, вы бы купили две одинаковых плитки вкусного шоколада?

— Да, — вынужденно признала я, с извиняющимся видом покосившись на наёмницу.

— Вот видишь, — глядя на неё же, подытожил Руперт. — Вообще, проводить время с близняшками — это самое милое дело. Они идеально сочетаются между собой, прекрасно понимают друг друга и никогда не ссорятся. Горячо рекомендую всем присутствующим здесь мужчинам.

— Не всем, — грозно прорычала я.

— Прошу прощения, — с усмешкой согласился Руперт. — Горячо рекомендую всем присутствующим здесь НЕЖЕНАТЫМ мужчинам.


В поместье, из которого было похищено письмо, мы поехали верхом. Лошади были любезно предоставлены Рупертом. Нэт поинтересовалась, что он станет делать, если сейчас они с Дэном и Алонсо надумают сбежать. Руперт напомнил, что вполне недвусмысленно сформулировал свои планы на этот счёт во время разговора в карете. Слово за слово, тронулись в путь. Ясное дело, сбежать в действительности никто не пытался.

Дорога заняла не слишком много времени. Четверть часа неспешной езды к выезду из города. Жизнь на улицах била ключом, и двигаться приходилось очень медленно, то и дело придерживая лошадей, чтобы ненароком не задавить кого-нибудь из прохожих, собак или кур, перегоняемых на другую сторону улицы симпатичным, но неряшливым мальчишкой. Выбравшись из города, мы пустили лошадей рысью, сперва тихой, а затем и резвой. До поместья доехали минут за двадцать.

Дамиан настоял на том, чтобы мы не въезжали всей толпой на территорию поместья, а оставили лошадей неподалёку от ворот. Так и сделали; присматривать за животными должны были двое сопровождавших нас слуг. Своё требование Дамиан объяснил тем, что не хочет оставлять на подъездной дороге лишние следы. Послушавшись, мы двинулись к особняку пешком, по самому краю дороги.

Территорию поместья я рассматривала с большим интересом. Здесь всё казалось массивным, добротным, престижным и содержащимся в идеальном порядке. Высокий железный забор был покрашен в чёрный цвет, придававший его виду неприступности. После того, как перед нами открылись ворота, мы прошли внутрь и зашагали по широкой аллее, ведущей к особняку. Деревья, возвышавшиеся по обе руки от нас, выглядели строго и торжественно, словно вытянувшиеся по струнки лакеи. Да и само каменное здание особняка, вскоре открывшееся нашим глазам, имело весьма строгий вид. Я бы сказала, не неприступный, скорее горделивый.

На входе нас встретил пожилой слуга. Он был одет по форме и обладал идеальной осанкой, однако чрезвычайно живой взгляд придавал этому человеку определённый шарм, не позволяя казаться чопорным. Другой слуга, помоложе, сразу же устремился вверх по лестнице докладывать о нашем прибытии "хозяйке". Оставив первому слуге плащи и приведя себя в относительно приличный вид после дороги, мы также стали подниматься по ступенькам. Первым шагал Руперт, за ним — мы с Дамианом, замыкали шествие наёмники.

Хозяйка особняка встретила нас на втором этаже. Не знаю, почему (должно быть, учитывая характер дома), я ожидала увидеть пожилую седую даму или хотя бы женщину средних лет. Поэтому внешность хозяйки весьма меня удивила, хотя, пожалуй, приятно. Она оказалась молодой женщиной лет двадцати четырёх-двадцати шести на вид, среднего роста, худощавой, но крепко сложенной, с весьма привлекательным лицом. У неё был узкий подбородок, тонкие упрямые губы, симпатичный вздёрнутый носик и светло-русые волосы очень красивого оттенка, завитые и тщательно уложенные. Эта женщина, хоть и была голубоглазой блондинкой, ничего общего не имела с теми сестричками, которых мы имели возможность лицезреть менее часа назад. Она была строго и идеально аккуратно одета; длинное тёмно-синее платье соответствовало всем религиозным канонам, так что, должно быть, порадовало бы даже самых придирчивых жриц, но в то же время каким-то невероятным образом смотрелось не скучно и не по-ханжески, а, напротив, было ей весьма к лицу. Держалась женщина как леди и хозяйка дома, в меру строго и в меру величаво, но в то же время в её устремлённом на нас взгляде нет-нет, да и проскальзывало простое человеческое любопытство.

— Леди Кейтлин.

Руперт галантно поцеловал хозяйке руку.

— Рада видеть вас, граф.

Она кивнула вполне официально, но по скользнувшей по её губам улыбке мне показалось, что отношения у этих двоих более дружеские, нежели они предпочитали демонстрировать.

— Это и есть ваши самородки? — осведомилась леди Кейтлин, с любопытством глядя в нашу сторону.

Где-то у меня за спиной тихонько кашлянула Нэт.

— Именно так, — подтвердил Руперт. — Позвольте представить: виконт и виконтесса Телбридж. А это, — он указал на наёмников, — те люди, о которых я упоминал.

Наёмники склонили головы. Выражение их лиц было самым что ни на есть скромным, даже благостным, и я с трудом удержалась от того, чтобы фыркнуть. Хорошая девочка и два хороших мальчика, вы только на них посмотрите! Разве что непонятно, отчего все трое так увешены оружием, а в остальном — ни дать, ни взять послушники каких-нибудь монастырей на отдыхе. Впрочем, чему я удивляюсь? Тот парень, которого я когда-то наняла, дабы он изобразил моего потенциального любовника, был коллегой этих троих. И с лёгкостью сумел изобразить из себя идеального кандидата.

На наёмников-то хозяйка особняка отреагировала весьма спокойно, а вот фамилия Телбридж явно заставила её занервничать. Она нахмурилась, посмотрела на Дамиана весьма напряжённо, хоть и не выходя за рамки приличий, затем бросила быстрый и, как мне показалось, недовольный взгляд на Руперта. Тот же, как ни в чём бывало, продолжил представлять нас друг другу:

— Это леди Кейтлин Астридж. Она находится здесь по поручению Его Величества.

Снова вежливые кивки. Я прикусила губу, осторожно, чтобы не нарушать этикета, приглядываясь к новой знакомой. Мне было не вполне понятно, какое положение она занимает в обществе. Руперт представил её просто как "леди". Стало быть, внушительного титула у неё не было? Она не являлась ни маркизой, ни графиней, ни даже баронессой? Или граф просто предпочёл не афишировать подробности из соображений конспирации? С другой стороны, эта женщина была протеже короля, статус, высокий сам по себе. Возвышающий любую подданную, даже если бы она оказалась обыкновенной прачкой. Впрочем, к подобным крайностям я тоже не склонялась. Однако эта женщина и вправду могла оказаться как герцогиней, так и простой, но вхожей во дворец помещицей.

— Очень рада знакомству, господа. Надеюсь, дорога прошла благополучно?

Леди Кейтлин снова устремила на Дамиана настороженный взгляд.

— Прекрасно, миледи.

По тону Дамиана я поняла, что реакция леди Кейтлин на нашу фамилию от него не укрылась. В его голосе слышалась предельная вежливость — и лёд. Как когда-то давно — в общении со мной.

— Очень рада это слышать. Граф, нам с вами необходимо решить кое-какие вопросы. Вы простите нас, господа?

Хозяйка многозначительно взглянула на Руперта. Вдвоём, они отошли в сторону и стали вполголоса переговариваться между собой. Разобрать содержание разговора мы не могли, зато легко было определить, что проходил он весьма эмоционально. А пару раз я вполне отчётливо различила фамилию "Телбридж".

Дамиан с каменным лицом развернулся, подошёл к лестнице и положил руки на перила. Я встала возле него.

— Думаешь, она не захочет иметь с нами дела?

Я специально сказала "с нами", стремясь дать Дамиану понять, что как бы ни сложились обстоятельства, всё, что касается его, коснётся и меня.

Дамиан посмотрел на меня и неожиданно улыбнулся.

— Если не захочет, мы просто возьмём, да и уйдём, — пожал плечами он. — Нам-то здесь ничего не нужно. Это мы нужны им, а не наоборот.

— Сейчас прямо не захочет! — фыркнула Нэт, тоже подходя к перилам и становясь с другой стороны от Дамиана. — Чуть-чуть покочевряжится — и прибежит, как миленькая.

Можно сказать, что предсказание наёмницы на сей раз сбылось, хоть она и не прочитала его по руке. Во всяком случае несколько минут спустя леди Кейтлин действительно возвратилась к нам вместе с Рупертом и, кажется, вполне доброжелательно произнесла:

— Прошу прощения за эту заминку. Все вопросы улажены, и мы можем приступить к делу. Полагаю, вы в первую очередь захотите осмотреть мою комнату?

— Тайник, из которого украли письмо, находится в комнате леди Кейтлин, — пояснил Руперт.

Граф был невозмутим и одновременно обаятелен, как и обычно.

— Это разумно, — холодно кивнул Дамиан.

— Хорошо. В таком случае прошу вас следовать за мной. Вы сможете пока подождать в приёмной, господа, — обратилась к наёмникам хозяйка. — Вас туда проводят.

Я чуть замешкалась, не вполне уверенная, следует ли мне присоединиться к Дамиану с графом или всё-таки, учитывая, что я не принимала участия в расследовании, к ожидающим своей очереди наёмникам. Однако Руперт, заметив мои сомнения, махнул рукой в призывном жесте, и я всё-таки пошла вместе с ними.

Комната леди Кейтлин имела вид стандартной женской спальни. Широкая (но односпальная) кровать с массивной спинкой, два сундука из орехового дерева, несколько картин на стенах — в основном пейзажи, — тяжёлые гардины на окне, стол и три стула на некотором отдалении от кровати. Всё пристойно, богато и безлико. И эта безликость навивала одну простую мысль: возможно, "хозяйка" и не являлась хозяйкой дома в привычном смысле этого слова. Скорее она находилась здесь постольку, поскольку выполняла важное королевское поручение. Особняк действительно был сейчас в её распоряжении, однако же настоящие комнаты леди Кейтлин — те, в которых царил её дух и каждый предмет мог что-то поведать о характере своей обладательницы, — находились где-то далеко, в совсем другом доме.

— Вот. — Леди Кейтлин прошла к стене, у которой стояла кровать, выдвинула один из составлявших стену камней и продемонстрировала пустой тайник. — Здесь лежало письмо. Невооружённым взглядом нужный камень не обнаружить; к тому же тайник обычно скрыт вот за этим ковром.

Она указала на красный ковёр с чёрно-белым узором, валявшийся сейчас на полу возле кровати.

Дамиан молча подошёл, приподнял ковёр, заставив хозяйку посторониться, затем осмотрел тайник. Руперт встал у противоположной стены, справа от двери, и я последовала его примеру. Здесь мы могли наблюдать за расследованием, никому не мешая и при этом не оставляя в комнате лишних следов.

— Полагаю, виконт, вы хотите спросить меня, успела ли я что-нибудь услышать или увидеть прежде, чем заснула? — устало осведомилась леди Кейтлин.

По её тону становилось очевидно, что этот вопрос ей задавали много раз, и он успел порядком ей надоесть.

— Совершенно не хочу, — откликнулся Дамиан, по-прежнему ледяным тоном.

Слегка огорошенная, леди Кейтлин устремила непонимающий взгляд на Руперта. Однако Дамиан сам пояснил значение своих слов.

— Я — следопыт, а не сыщик, — бесстрастно произнёс он. — Меня интересуют только следы. В случае, если их не успели окончательно уничтожить. И в этой связи у меня действительно возникает вопрос. Много ли человек успели побывать здесь после ограбления?

— Нет, — не задумываясь, ответила леди Кейтлин. — Я предполагала, что преступник мог оставить улики, и потому запретила кому бы то ни было заходить сюда без крайней необходимости.

— Браво. — Впервые при обращении к этой женщине в голосе Дамиана прозвучало что-то помимо неприязни. — Это было весьма разумно. Но кого-то, насколько я понимаю, крайняя необходимость сюда всё-таки привела?

— Здесь были только два человека, наши сотрудники, оба они пытались найти хоть что-то, что помогло бы следствию, — сообщила леди Кейтлин.

— Они всё ещё в особняке? — спросил Дамиан.

— Да, — ответила она, не вполне понимая, для чего был задан этот вопрос.

— Отлично, — кивнул Дамиан. — Возможно, я захочу взглянуть на их обувь.

— Вызвать их сюда?

— Пока не нужно.

Дамиан опустился на корточки, осмотрел участок пола, который был до недавнего времени покрыт ковром, поднял и покрутил перед глазами какой-то кусочек красноватой глины. Потом отбросил его обратно, встал на ноги и подошёл к окну. Внимательно осмотрел пол под подоконником, а затем и гардины. Потом раздвинул их, распахнул окно и высунулся наружу. После этого он долго оглядывал наружную сторону стены, поворачивая голову то вправо, то влево, то наклоняясь так, что, казалось, сейчас он выпадет наружу, то выгибая спину, чтобы заглянуть наверх.

Затем Дамиан снова принялся осматривать в комнате пол, но только вблизи от подоконника. Всю эту процедуру он проделывал исключительно молча.

— Не хотите даже допустить версию, что вор проник в комнату через дверь? — чуть язвительно поинтересовалась леди Кейтлин.

— Нет, — отрезал Дамиан.

— Почему? — удивилась она, немного уязвлённая его тоном и краткостью ответа.

— Потому что эта версия не соответствует действительности, — уточнил мой муж.

Я улыбнулась уголками губ. Ответ был более развёрнутым и потому соответствовал правилам этикета, хотя в действительности не добавлял ни капли информации. Леди Кейтлин не следовало столь бурно обсуждать с Рупертом фамилию "Телбридж". Хотя, надо признать, сама я тоже не понимала, на каком основании Дамиан отсёк версию с приходом вора через дверь, и потому сгорала от любопытства.

— Виконт, может быть, вы сочтёте возможным посвятить нас в ход своих рассуждений? — примирительно предложил Руперт.

Он говорил вполне доброжелательно, видимо, неплохо понимая, что именно движет Дамианом в выборе линии поведения.

Дамиан разогнул спину, одновременно жестом давая понять, что ничего не имеет против.

— Когда я служил в Ансилоне, — он сделал короткую паузу и устремил прямой взгляд на леди Кейтлин, — местное население не обладало столь изощрённым оружием, как использованный вором дым. Зато там были болота, которые источали весьма опасные испарения. Надышавшись того воздуха, человек терял сознание, и мог умереть, если некому было своевременно доставить его в более безопасное место. Так вот, я могу сказать вполне точно: ни повязанный на лицо платок, ни другие аналогичные средства, не могут оградить человека от действия подобных испарений надолго. То же самое касается и этого вашего дыма. Вор просто не успел бы пройти в дом, пересечь холл первого этажа, подняться по лестнице, пройти по коридору, войти в комнату, вытащить письмо и покинуть наполненный дымом дом тем же путём. Он упал бы где-нибудь посреди коридора и уснул значительно раньше. Так что вывод напрашивается сам собой: он двигался куда более коротким путём. Влез в окно, достал письмо из тайника и снова выбрался наружу. Только это он мог успеть сделать, не поддавшись воздействию дыма. Кстати сказать, из этого следует кое-что ещё: вор точно знал, что он ищет и где это лежит. Времени на поиски у него тоже не было.

Леди Кейтлин мрачно кивнула, переглядываясь с Рупертом.

— Наши люди пришли к тому же выводу, — сказала она. — Здесь никак не могло обойтись без предательства.

— Предателя мы найдём, — заверил её Руперт. — Но на это может уйти слишком много времени. Нам же необходимо отыскать и вернуть письмо как можно быстрее. Как думаете, виконт, сможете нам в этом помочь?

— Попытаюсь, — кивнул Дамиан, снова сосредоточенно разглядывая подоконник. — Но кое-что пока не сходится… — Он снова высунулся наружу. — Стена слишком гладкая, — пояснил он, просовываясь обратно в комнату. — Конечно, можно было подняться при помощи специального оборудования. Учитывая уровень подготовки нашего вора, в такой предусмотрительности не было бы ничего удивительного. Но в таком случае здесь остались бы хоть какие-то следы… А что находится там? — спросил он, указывая на стену слева от себя.

— Комната, — развела руками леди Кейтлин. — Ничего особенного. Она оборудована под кабинет, но я почти ей не пользуюсь, так что там нет никаких ценных документов…

— Вы позволите?

Не дожидаясь её ответа, он направился к двери. Леди Кейтлин кивнула уже ему в спину. Мы поспешили в соседнюю комнату следом за Дамианом. К тому моменту, как мы вошли, он уже пересёк кабинет и остановился возле окна. Рассмотрел подоконник, удовлетворённо кивнул, затем высунулся наружу.

— Ну вот, другое дело, — постановил он затем. — Хотите взглянуть?

Мы хотели и вместо ответа подошли поближе. На подоконнике действительно вполне отчётливо просматривался след сапога. Дамиан предложил Руперту выглянуть в окно.

— Видите, в этом месте стена не такая гладкая, как левее, поэтому вор предпочёл подняться здесь, а потом перебежал в соседнюю комнату. А вот на этой декоративной башенке, — он указал рукой вниз, на участок стены, располагавшийся под окном, — весьма характерно осыпалась крошка. Так могло бы произойти, если бы, поднимаясь, он опирался о её верхнюю часть носком сапога.

— И что же теперь? — спросил Руперт.

— Теперь мы пойдём наружу и посмотрим, что найдётся там, — просто ответил Дамиан. — Это может занять какое-то время. Так что вы могли бы подождать здесь.

Тем не менее мы пренебрегли этим предложением и последовали за ним. Наёмники, должно быть, привлечённые шумом шагов, вскоре присоединились к нам. Дамиан быстрым шагом обогнул здание и принялся осматривать траву и землю. Спустя всего несколько минут он вновь зашагал к дому, чтобы воссоединиться с нами.

— Здесь он оставил своего коня, — сказал Дамиан, оборачиваясь на ходу и указывая рукой в нужном направлении. — Конь достаточно долгое время стоял без хозяина и переступал с места на место. Следы уводят к выезду из поместья. Теперь я попытаюсь выяснить, куда именно вор увёз письмо. Думаю, будет лучше, если наёмники поедут со мной. Как насчёт вас, граф?

— Я еду, — не задумываясь, ответил Руперт.

— Я тоже, — заявила леди Кейтлин.

Дамиан поморщился.

— Стоит ли, миледи? Это будет долгая и скучная поездка с бесконечными остановками. Как только мы что-нибудь найдём, вам незамедлительно об этом сообщат.

— Я еду с вами, — категорично повторила королевская протеже. — Я отвечаю за это письмо перед короной и не намерена держаться в стороне. Я должна переодеться; вы можете подождать меня в доме.

Дамиан вздохнул, понимая, что вынужден смириться с неизбежным.

— Хорошо, в таком случае сделаем так. Я прослежу, каким путём вор выехал за ограду. Мы оставили лошадей возле главных ворот; встретимся там.

Возможно, Дамиан и рассчитывал на то, что леди Кейтлин будет переодеваться слишком долго, и это позволит ему безо всяких угрызений совести продолжить поиски без неё, якобы так и не дождавшись. Однако такого удовольствия она ему не доставила. К тому моменту, как мы добрались до своих лошадей, в точности повторив путь неизвестного вора, она уже поджидала нас, сидя верхом.

Мы потихоньку отправились в путь. Дамиан двигался первым; нам следовало всю дорогу держаться позади, на расстоянии десяти-пятнадцати ярдов. Первое время он шёл пешком, ведя коня в поводу, часто осматривая землю. Потом вскочил в седло и ехал то шагом, то медленной рысью, время от времени останавливаясь и соскакивая на землю. Мы продолжали двигаться следом, подстраиваясь под его скорость.

Поначалу леди Кейтлин ехала впереди вместе с Рупертом, а мы с наёмниками следовали за ними. Затем Руперт немного отстал, дабы обменяться парой очередных колкостей с Нэт, а после задержался, о чём-то переговариваясь с Алонсо. Наёмница продвинулась вперёд, чтобы поравняться со мной, а леди Кейтлин, в свою очередь, придержала коня. Какое-то время она ехала, весьма откровенно разглядывая одежду Нэт — а надо сказать, что наёмница облачилась сегодня в свой обычный наряд, воспользовавшись из предоставленного в наше распоряжение гардероба лишь сменной мужской рубашкой. Я, в отличие от неё, всё-таки предпочла платье, поскольку ехала в приличный дом. Мне казалось, что леди Кейтлин вот-вот упрекнёт Нэт в недостойном женщины одеянии, тем более учитывая, что её собственные наряды были безупречны — что предыдущий, что нынешний, предназначенный для верховой езды. Однако вместо этого леди Кейтлин встретилась с наёмницей взглядом и с улыбкой произнесла:

— Весьма удобное одеяние. В отдельных случаях куда лучше, чем любая юбка, пусть даже не стесняющая движений.

— Проверено на практике, — со смешком подтвердила Нэт. — А у меня её было много.

— Вижу, — кивнула леди Кейтлин, по-прежнему взирая на наёмницу с любопытством. — Вы впервые в Ренберри, леди Вероника? — спросила она, поворачиваясь теперь ко мне.

Я кивнула.

— И как вам понравился город?

— Благодарю вас, очень понравился.

Сказать по правде, впечатлений от Ренберри у меня не было никаких. Я не обращала внимания на особенности города, как прежде начисто игнорировала достопримечательности Избурга. Да, откровенно говоря, мы и увидеть в Ренберри почти ничего не успели. Но правильный ответ я знала точно. Не зря же воспитывалась в пансионе для будущих жён. И, следуя всё тем же усвоенным на зубок правилам, задала собственный вопрос:

— А как здесь нравится вам?

— Вполне, — откликнулась леди Кейтлин. — Здесь достаточно насыщенная жизнь, чтобы не чувствовать себя в глуши, но в то же время меньше суеты, чем в столице. Впрочем, как видите, нам скучать не приходится.

Я осторожно кивнула.

— А откуда вы родом? — осведомилась она.

— Из Мэйриджа. Это совсем небольшое поселение, вы, вероятнее всего, о нём не слышали.

— Ну почему же, я представляю себе, где это находится, — возразила леди Кейтлин. — Хотя сама никогда там не бывала. Вы давно замужем? — продолжила расспрашивать она после непродолжительного молчания.

— Год, — ответила я.

— Это не так уж мало. Вы ведь совсем юны. — Она пожевала губами, будто решая, продолжить ли говорить. — У вашего мужа непростой характер, — осторожно произнесла она затем.

— В самом деле? Никогда этого не замечала, — соврала я, невинно хлопая глазками.

— Ну что вы, леди, наш виконт — просто душка, — вступилась за моего мужа Нэт.

Я покосилась на неё не слишком одобрительно: меня немного смутила её фраза, в особенности местоимение "наш". Впрочем, наёмница укор в моём взгляде начисто проигнорировала.

— Особенно когда в него не тычут пальцем с возгласом "Тот самый Телбридж!" — вполголоса добавила Нэт, наклоняясь в мою сторону.

Наёмница говорила тихо, но леди Кейтлин тем не менее услышала.

— Я ничего подобного не делала! — тоже вполголоса возразила она. Лицо королевской протеже приобрело пунцовый цвет, и говорила она очень эмоционально. — Но ситуация не вполне способствует повышенной деликатности. Речь идёт о сверхсекретном деле государственной важности! От этого письма зависит, быть ли войне или миру между двумя государствами. На кону жизни сотен, даже тысяч людей; я уж молчу о последствиях для королевской казны. И я отвечаю за это письмо головой. По-вашему, я могла в такой ситуации безо всяких вопросов довериться человеку, который обвинялся в государственном преступлении?

— И был оправдан! — горячо заявила я.

— Пусть так, — не стала возражать леди Кейтлин. — Потребовать объяснений у графа Лоренсье всё равно было необходимо, равно как и убедиться в том, что он ручается за своего протеже.

Я поджала губы. В том, что она говорила, был резон, хотя признавать это не хотелось.

— Ну, в том что касается мужчин, суждениям графа можно доверять, — снисходительно согласилась Нэт. — Чего никак не скажешь о женщинах.

Леди Кейтлин усмехнулась, я тоже. Не знаю, получилось ли это умышленно или случайно, но слова наёмницы до определённой степени разбили лёд.

— Я не вмешиваюсь в личные дела графа, — заметила леди Кейтлин, глядя на Нэт с любопытством несколько иного характера, чем прежде. — К чему? Ведь в том, что касается интересов короны, более надёжного человека и дельного советчика не найти.

— В самом деле? Он на таком высоком счету?

Глаза наёмницы светились искренним любопытством.

— Весьма, — подтвердила леди Кейтлин.

— Но, несмотря на это, его вытурили из столицы, — со свойственной ей прямолинейностью отметила Нэт.

Королевская протеже поморщилась.

— Не то чтобы вытурили, — протянула она. — Просто нашли наилучший компромисс. Его Величество действительно весьма консервативно относится к некоторым вещам… А у графа и правда чересчур скандальная репутация. Но, как видите, это не мешает ему находиться на службе у короны.

— В пансионе нам как-то рассказывали об исключительной добродетельности Его Величества и его благочестии, — припомнила я.

Леди Кейтлин отчего-то рассмеялась.

— Нам тоже, — пояснила она затем. — Хотя я, вероятно, училась на несколько лет раньше вас.

— Предполагаю, что это из года в год повторяют во всех пансионах страны, независимо от того, кто именно сидит на троне, — заявила Нэт, как и всегда, позволявшая себе излишне смелые утверждения.

— Да, это вполне вероятно, — усмехнулась леди Кейтлин. — А в каком пансионе вы обучались, леди Вероника?

— Просто Вероника, — поморщилась я. — А лучше Ника, я больше люблю это имя.

— Принято. В таком случае и вы зовите меня Кейтлин.

— Хорошо. Я обучалась в "Слезе Рейи".

— Надо же? — изумилась она. — Никогда бы не подумала.

Я восприняла эти слова как комплимент.

— Ники всю дорогу развлекала нас чрезвычайно занятными историями о её обучении, — заметила Нэт.

— В самом деле? Может быть, поделитесь с нами и сейчас? — предложила Кейтлин. — Полагаю, если эти истории так хороши, ваша приятельница не откажется послушать их во второй раз. А ехать нам, должно быть, ещё долго.

— Вообще-то, — с сомнением произнесла я, — я не всё тогда рассказывала… Стеснялась мужского общества. Но я не уверена, что вещи, о которых я умолчала, вообще подходят для светского разговора…

— Ну, после такого предисловия вы просто обязаны всё нам рассказать! — заявила Кейтлин, и Нэт охотно её поддержала. — Моего присутствия точно можете не смущаться: уверяю вас, при дворе вполголоса обсуждаются такие темы, какие юной неиспорченной леди вроде вас даже и не снились.

— Хорошо, я расскажу, но в случае чего вы сами виноваты, — сдалась я.

Прикинув список пропущенных в компании наёмников тем, я мысленно отобрала несколько и начала с правил поведения во время брачной ночи. Рассказ был принят на ура, мои собеседницы весело смеялись, но смех Кейтлин резко оборвался, когда она увидела, как Дамиан свернул на перекрёстке направо. Она тут же обернулась, ища глазами Руперта. Тот поспешил поравняться с нами; выражение его лица стало не менее серьёзным.

— Но это же…

Кейтлин не договорила, но Руперт мрачно кивнул.

— Вне всяких сомнений, — подтвердил он.

— Вы знаете, куда ведёт эта дорога? — догадалась я.

— О да, — хмуро подтвердила Кейтлин.

— Виконт! — окликнул Дамиана Руперт. — Вы не могли бы на минутку к нам присоединиться?

Дамиан развернул коня и возвратился к перекрёстку.

— Теперь мы можем с большой долей вероятности предположить, куда именно направлялся наш вор, — сообщил граф. — Эта дорога ведёт к особняку, который принадлежит брезийскому послу.

— Ого! — воскликнул Дэн.

Алонсо присвистнул.

— Это многое объясняет, — заметила Нэт.

Брезия была одним из граничивших с нами государств. Отношения между странами были вполне стандартными: официально — мир, неофициально — беспрестанное политическое противостояние.

— Да, теперь становится понятно, кому и зачем понадобилось это письмо, — согласился Руперт. — А также каким образом в инвентарь таинственного вора попали новейшие научные разработки. Виконт, если вы не возражаете, я бы хотел внести небольшие изменения в наши планы. Было бы неразумно всей толпой приближаться к особняку. Посол может что-нибудь заподозрить. Было бы лучше, если бы вы продолжили дорогу в одиночку и, убедившись, что следы действительно ведут туда, куда мы предполагаем, возвратились к перекрёстку. А мы останемся и подождём вас здесь.

Дамиан согласился. Руперт подробно описал ему, как выглядит интересующий нас особняк. Через четверть часа Дамиан вернулся. Предположения Кейтлин и Руперта подтвердились. Следы уводили именно к дому посла. То есть по сути на территорию другого государства.


Глава 12 | Жена по призванию | Глава 14







Loading...