home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 19

Что-то в интонации наёмницы заставило меня насторожиться.

— Знал, что тебе понравится! — крикнул в ответ Дамиан.

Наконец, дошла моя очередь выбираться наружу. Руперт подал мне руку. Я встала на ноги, распрямила спину, проморгалась, привыкая к дневному свету, огляделась… и закрыла глаза, не желая верить увиденному. Мы находились на небольшой каменной площадке. Никаких тропок поблизости не было. Справа и слева, вниз и вверх уходила сплошная каменная стена. А в паре ярдов под нами бурлила и пенилась горная река.

Надо признать, что в нашем нынешнем положении были свои преимущества. Как минимум мы могли видеть небо и солнечный свет, к тому же находились невысоко. Вот только выбраться, похоже, могли исключительно по реке. А она была очень далека от спокойной.

— Что ж ты ничего не сказал, интриган несчастный? — напустилась на вылезшего следом за мной Дамиана Нэт.

— А зачем? — невозмутимо спросил он. — У нас был выбор — лезть сюда или не лезть? Не было. Зачем было деморализовывать вас прежде времени?

— Ах, это ты решил таким образом пощадить нашу нервную систему? — усмехнулась наёмница. — Не уверена, что у тебя хорошо получилось. Но делать нечего, другого выхода всё равно нет.

— Да уж, будем работать с тем, что есть, — согласился Алонсо.

Он лёг на землю на самом краю и принялся вглядываться в воду.

— Не могу определить глубину, — покачал головой наёмник, поднимаясь.

— Насколько мне известно, реки здесь глубокие, — припомнил Руперт. — Но насчёт этого конкретного участка ничего сказать, конечно, не могу.

Не сговариваясь, мы уселись на землю и, задрав головы, уставились в бледно-голубое небо.

— А по-другому никак было нельзя? — со стоном спросила я, поворачиваясь к мужу.

Он развёл руками. Я с повторным стоном уткнулась носом ему в плечо.

— Я очень давно не плавала. Даже не припомню, когда в последний раз. Может быть, я уже разучилась?

— Так не бывает, — возразил Дамиан. — Если один раз научилась плавать, больше не разучишься. Тело вспомнит. Я буду держаться рядом. Выберемся.

— А никаких других вариантов нет? — взмолилась я, не убеждённая его доводами. — Может, тут останемся? А что, здесь хорошо, светло, воздух свежий. Вода есть, а в реке, наверное, рыба водится.

— Ага, — подхватил Дамиан, привлекая меня к себе и устраиваясь поудобнее, — можем свить гнездо. А наши дети, наверное, приспособятся к окружающей среде и научатся летать. Вон Дэнова сорока поможет.

К слову сказать, сорока встретила наёмника радостным стрекотанием и теперь снова сидела у него на плече. Я взглянула на птичку с завистью. Она-то могла выбраться отсюда без потерь. А вот удастся ли это нам?

Между тем Руперт поднялся, чтобы пересесть поближе к Кейтлин.

— Понимаю, это совершенно неприемлемая ситуация, — хмуро сказал он. — Мы должны были позаботиться о том, чтобы вам в этом путешествии ничто не угрожало. Мы со своей задачей не справились. Я понимаю, насколько из ряда вон выходящей и возмутительной оказалась эта ситуация. Но, к сожалению, исправить сейчас ничего нельзя. Алонсо прав: нам придётся справляться при нынешних обстоятельствах.

— Я так чувствую, что Алонсо всегда оказывается прав, — усмехнулась Кейтлин. — Не стоит, граф, я всё понимаю. Ситуация и правда исключительная и неприемлемая, но я сама поставила себя в такое положение, приняв неправильное решение. Я знала, что эта поездка рискованна, и пренебрегла опасностью. И теперь пожинаю плоды собственной недальновидности. Уж если на то пошло, по сути это я втянула в серьёзные неприятности всех вас. Но вы правы: сейчас выбора нет. Отступать поздно. Во всяком случае я хорошо плаваю. Скоро мы получим возможность проверить, насколько.

— Вы невероятно мужественная женщина. — С этими словами Руперт поцеловал ей руку. — Мы сделаем всё, что в наших силах, чтобы вам помочь.

— Обязательно, — подтвердил Алонсо, усаживаясь рядом. — Если не возражаете, я поплыву вместе с вами и постараюсь подстраховать.

Руперт как-то странно ухмыльнулся при этих словах.

— Не возражаю, — улыбнулась Кейтлин. И, когда Руперт поднялся на ноги и направился в нашу сторону, чтобы переговорить с Дамианом, добавила: — Не знаю, отчего, но с вами мне спокойнее.

— Очень рад это слышать.

То ли мне показалось, то ли на сей раз голос Алонсо прозвучал не шутливо, а неожиданно серьёзно.

Руперт и Дамиан что-то обсуждали, но, честно говоря, я не прислушивалась. Говорили о вещах, о том, что можно, а что нельзя оставить при себе, а ещё о весе мешков и о том, что можно попытаться сплавить их вниз по реке, а там уж как получится… Слова влетали в одно ухо и сразу же вылетали из другого: уж слишком тревожная перспектива открывалась перед нами в ближайшем будущем. Быстрые горные реки — это не шутка, и вещи мало меня беспокоили. Выплыть бы самим.

— Ну что ж, господа, — громко сказал, вставая на ноги, Руперт. — Впереди нас ждёт последний рывок. Начнём выдвигаться?

— Отчего бы и нет? — Дэн с готовностью поднялся, следуя примеру графа. — Что толку оттягивать? Чем скорее, тем лучше. Фортуна не любит нерешительных.

Алонсо помог Кейтлин подняться на ноги, Нэт вскочила самостоятельно. Мы с Дамианом тоже оставили насиженное место — я в последний раз с сожалением вздохнула при мысли о гнезде — и приблизились к краю.

— Кто самый смелый? — с усмешкой осведомился Руперт.

Сперва все молчали, нерешительно переглядываясь. Дураков в нашей компании не было, поэтому к реке с опаской относились все.

— Я могу пойти первым, — пожал плечами Дэн.

— Браво! — хмыкнул Руперт.

— Кто-то же должен, — отмахнулся наёмник.

Он проверил, что последний кинжал хорошо сидит в ножнах, что одежда как следует застёгнута и не будет мешаться во время плавания. Потом аккуратно потрепал сороку по крохотной головке.

— Ну что, — сказал он, обращаясь к птице, — дальше мы с тобой путешествуем по отдельности. Надеюсь, ты сумеешь найти свой дом. И спасибо за помощь!

Он поднёс к плечу руку, и птица послушно переступила ему на запястье, а потом и вовсе спорхнула на землю. Неужели поняла?

Нэт и Алонсо подошли к Дэну и по очереди хлопнули его по руке. После чего он, долее не растягивая, сел на самом краю, свесив ноги. А затем оттолкнулся руками и прыгнул.

Раздался громкий всплеск, до нас долетели брызги. На мгновение голова Дэна исчезла под водой, и мы затаили дыхание, но она почти сразу же снова оказалась на поверхности, правда, уже не в том же месте, где наёмник нырнул, а немного ниже по течению. Я увидела руку Дэна, взметнувшуюся в гребке. А потом он исчез из виду: река сворачивала, огибая склон. Выбрался ли он на берег, мы знать не могли, как не могли и видеть, где именно берег становится достаточно низким для такой возможности.

Едва мы закончили провожать наёмника взглядом, как Руперт шагнул к краю следом за ним.

— Вы готовы, леди Кейтлин? — спросил он. — Я поплыву впереди вас, а Алонсо чуть позади. Таким образом, как бы ни сложились обстоятельства, один из нас сможет быть на подхвате.

Кейтлин кивнула и принялась собирать волосы в тугой пучок, чтобы они не мешали ей во время плавания.

Приготовившись, Руперт подошёл к тоже стоявшей возле края Нэт и, без малейшего предупреждения, схватил её в охапку и поцеловал в губы. А эта лицемерка, вместо того, чтобы благополучно сбросить его в реку, тоже обняла его и принялась целовать не менее горячо! Я смотрела на них, широко открыв рот. Поцелуй продолжался несколько секунд. Затем, выпустив Руперта из объятий, Нэт первой прыгнула в воду. Граф прыгнул следом за ней.

Следующей была Кейтлин, а почти одновременно с ней, лишь долей секунды позже, в воду спустился и Алонсо. Остались мы с Дамианом. Прикусив губу, я смотрела на пенящуюся воду.

— Если хочешь, я спущу тебя к самой реке, — предложил Дамиан.

Я мрачно кивнула. Лезть в воду не хотелось до слёз, но я дала себе слово больше не жаловаться.

Сперва я встала на колени спиной к обрыву, затем осторожно спустилась вниз. Дамиан держал меня за руки. Теперь я висела над рекой, и мои ноги почти касались воды.

— Отпускать? — спросил Дамиан.

Мне отчаянно захотелось крикнуть: "Нет!". Я почти и крикнула. Но почувствовала, что долго висеть всё равно не смогу. И, прошептав "да", позволила пальцам выскользнуть из рук мужа.

Вода моментально обожгла холодом и затянула под свой покров. Я стала инстинктивно разводить руками в стороны и вверх. Тягучая масса, сгустившаяся вокруг, сковывала движения, и тем не менее я внезапно оказалась на поверхности. Течение подхватило меня и понесло куда-то против воли. Но во всяком случае теперь мне удавалось держаться над водой и регулярно наполнять лёгкие воздухом. Дамиан оказался прав: я не забыла, как плавать.

Я никого не видела впереди, но, впрочем, было не до того, чтобы всматриваться. А уж о том, чтобы оглянуться, речи и вовсе не шло. Я попыталась свернуть к берегу, но не тут-то было: течение не выпускало. А потом слева от меня возник Дамиан.

— Молодец! — крикнул он. — Если нужно, держись за меня.

Было ли это нужно, не знаю, но я моментально вцепилась в него изо всех сил. Ослабила хватку лишь после того, как Дамиан вынужденно сообщил мне, что такими темпами я рискую его задушить.

— Забираем направо! — крикнул он мне, и, всё ещё цепляясь за него левой рукой, правой я принялась отчаянно грести к берегу.

На этот раз совместными усилиями нам удалось перебраться с середины реки ближе к краю. На берегу зеленела трава и росли деревья, и мне удалось вцепиться в ветку склонившейся над водой ивы. Я потянула изо всех сил и, к собственному удивлению, почти сразу же оказалась лежащей на берегу. После чего обессиленно зарылась лицом в траву.

— Ника! Ты цела?

Дамиан тормошил меня за плечо. Я перевернулась на спину. И только теперь вдруг осознала, что да, и всё осталось позади. Больше не нужно ни ползти по тоннелям, ни бороться с течением. Мы в безопасности, на берегу, в небе светит готовящееся к закату солнце, кругом зеленеет трава, а чуть дальше петляет хорошо утоптанная дорога. Я счастливо рассмеялась.

Дамиан вгляделся в воду, повертел головой, но, видимо, никого в реке не увидел. Оставалось надеяться, что все остальные успели выбраться раньше нас.

Дамиан утомлённо опустился на траву рядом со мной.

— Я же говорил, что всё будет в порядке.

Но мне удалось правильно интерпретировать улыбку, игравшую у него на губах, равно как и бодрость голоса.

— Ты совершенно не был уверен, что нам удастся выбраться, ведь правда? — спросила я, прищурившись.

— Какая разница? — усмехнулся Дамиан. — Был уверен — не был. Главное, что выбрались.

И он на радостях легонько щёлкнул меня по носу.

— Не смей этого делать! — возмутилась я.

— Почему?

Его рука снова приблизилась к моему носу.

— Ах, так?

Я приподнялась и схватила его за плечи, пытаясь опрокинуть на землю. Дамиан не поддался. Вместо этого, проигнорировав моё сопротивление, заключил меня в объятия, и вдвоём мы всё-таки упали на траву. Эйфория оттолкнула усталость на край сознания, и даже не знаю, чем бы всё это закончилось, если бы из-за деревьев не вышли Дэн, Алонсо и Кейтлин. Все трое вымокли насквозь, шли, слегка пошатываясь, но при этом улыбались и были чрезвычайно довольны жизнью.

— Не прерывайтесь — не прерывайтесь, мы просто тихонько постоим в стороне! — вместо приветствия прокричал Дэн. — Ну, может быть, в крайнем случае дадим пару советов.

Я покраснела и резко поднялась на ноги. Дамиан не покраснел, но поднялся следом за мной.

— Он щёлкнул меня по носу! — обиженно наябедничала я, стараясь таким образом объяснить свои действия.

— Какой кошмар! — притворно ужаснулся Алонсо. — Что, вот так?

И его пальцы опасно приблизились к моему носу.

— Ах, ты…

Я беззвучно выругалась и попыталась схватить его руку. Поймать не поймала, но вынудила отстраниться.

— Вы Нэт не видели? — спросил, нахмурившись, Дэн.

Мы с Алонсо сразу же посерьёзнели.

— Нет, мы только что выбрались на берег, — ответила я.

— Руперта тоже пока нигде не видно, — озабоченно сказала Кейтлин.

— Будем надеяться, что их просто снесло течением дальше, чем нас, и они скоро появятся, — напряжённо произнёс Дэн.

Мы решили вместе отправиться на поиски графа и наёмницы, но в этом не оказалось нужды. Потому что из-за деревьев — не с той стороны, откуда появились остальные, а с противоположной — к нам как раз вышел Руперт. На руках он нёс Нэт. Голова наёмницы была запрокинута, глаза закрыты, руки безвольно покачивались в такт шагам графа. На траву изредка капала кровь.

Бросив на нас короткий мрачный взгляд, Руперт опустился на колени и осторожно уложил наёмницу на траву. В сознание Нэт не приходила. Её голова откинулась набок, открывая нашим глазам глубокую рану, тянувшуюся от левого виска вверх. Рыжеватые волосы пропитались кровью.

Я поднесла ладонь к горлу; рядом всплеснула руками Кейтлин. Дэн и Алонсо метнулись к подруге и опустились рядом с ней на колени. Руперт поднял к нам белое, как мел, лицо.

— Она ударилась головой о камень, — глухо объяснил он. — Я сумел вытащить её из воды… но рана очень глубокая.

Дамиан склонился над наёмницей, чтобы осмотреть рану. Мрачно взглянув на нас, покачал головой.

— Плохо, — лаконично констатировал он.

Алонсо положил руку ей на лоб, потом пересел, чтобы пощупать пульс. Видимо, пульс был очень слабый, поскольку наёмник долго не мог его найти, а когда, наконец, сумел, стал хмуриться ещё сильнее. Дэн зажмурился и отвернулся, и я вдруг поняла, что у него в глазах стояли слёзы.

— Неужели совсем ничего нельзя сделать?

Кейтлин села на траву, обхватив руками колени.

Руперт молча покачал головой и опустил лоб на ладони.

Я прислушалась к дыханию Нэт. Слабое и неровное.

Алонсо осторожно, будто боясь разбудить наёмницу, погладил её по голове, а потом неожиданно по-дружески, без традиционной враждебности, взглянул на графа.

— Возьми её за руку, Руперт, — тихо сказал он. — Когда её держат за руку, ей не так страшно умирать.

Сперва Руперт посмотрел на наёмника агрессивно, но потом, кивнув, последовал его совету. Сам Алонсо сжал в пальцах вторую руку Нэт.

Я отозвала в сторону Дамиана.

— Дай мне, пожалуйста, свой кинжал, — попросила я.

У меня самой оружия при себе не было.

— Нет, — покачал головой Дамиан.

По твёрдому взгляду мужа нетрудно было догадаться: он прекрасно понял, зачем мне понадобился клинок.

— Дамиан, ты же видишь, что иначе она умрёт, причём совсем скоро, — со вздохом сказала я.

— Вижу. Будет лучше, если умрёшь ты?

— Я не собираюсь умирать. Ты же будешь рядом и сможешь вовремя остановить кровотечение.

— Ника, она смертельно ранена, — сказал Дамиан, опуская руку мне на плечо. — Ты знаешь, что исцелить такое можешь только ценой собственной жизни. А этого сделать я тебе, прости, не позволю. Хотя мне очень жалко Нэт.

— Это совсем не так! — горячо возразила я. — За последний год я прочитала всё, что смогла найти на эту тему! Нэт молода, у неё здоровый организм, не ослабленный продолжительной болезнью. Рану она получила только-только. Она справится. Да, ей понадобится много крови. Но не настолько много.

В глазах Дамиана читалось сомнение. Он плотно сжал губы.

— Дамиан, пожалуйста! — взмолилась я. — Ей совсем немного осталось, надо спешить.

Тем не менее он не торопился. Опустил глаза в землю, снова поднял на меня; хмурясь, взял меня за руку. И, наконец, нехотя, через силу произнёс:

— Учти: я не стану ждать до последнего. Если крови не хватит, значит, не хватит.

Я кивнула. И поспешно устремилась к остальным.

Они по-прежнему сидели вокруг Нэт. Наёмница всё так же лежала без сознания; её лицо было бледным, а дыхание — совсем слабым.

Глубоко вздохнув, я решительно обратилась к своим спутникам:

— Есть одно средство, которое может спасти Нэт. — Руперт моментально вскинул голову, Алонсо устремил на меня изумлённый взгляд. Боковым зрением я заметила, как резко выпрямила спину Кейтлин. — Я попробую ей помочь, но сначала должна вам кое-что сказать. Для того, чтобы вылечить Нэт, мне придётся раскрыть перед вами свой секрет. Это информация, которую не должен был узнать никто. После этого моя жизнь будет полностью зависеть от вас. — Я обвела их суровым взглядом. — Если кто-нибудь из вас проболтается, меня вернее всего ждёт смерть. Мне остаётся только положиться на вашу порядочность.

— Не только на порядочность, — вмешался Дамиан. Его взгляд был не менее суровым. — Того, кто проболтается, я самолично найду и порежу на мелкие кусочки. Надеюсь, никто здесь не сомневается в моём умении выполнять обещания.

— Я сам заколю любого, кто выдаст эту тайну, в чём бы она ни заключалась, — пообещал Руперт. — Если у вас есть способ помочь ей, виконтесса, то ради богов, сделайте это скорей.

Я кивнула. Подошла к Нэт и опустилась возле неё на корточки. Алосно отступил, пропустив меня на своё место. Я легла на траву и какое-то время устраивалась, ища наиболее удобное положение для того, чтобы кровь из моей вены попадала непосредственно на рану Нэт.

Все, кроме Дамиана, наблюдали за мной совершенно недоумённо. Они продолжили хмуриться и тогда, когда я закатала один рукав, а Дамиан, встав на колени, завязал на моём предплечье приготовленный заранее жгут. Потом он сел на землю подле меня.

— Тебе помочь? — спросил он.

Я мотнула головой.

— Лучше я сама.

Дамиан протянул мне кинжал. Не затягивая, я полоснула себя по руке в районе локтевого изгиба. Кровь заструилась из вены, смешиваясь с кровью наёмницы. Я отложила кинжал в сторону, опустилась на траву и постаралась расслабиться. Дамиан пересел и положил мою голову себе на колени. Я благодарно улыбнулась. Выражение его лица оставалось предельно серьёзным, даже напряжённым.

— Но это же…

Руперт подался вперёд, недоверчиво переводя взгляд с моего лица на руку.

— Живая Кровь… — прошептала Кейтлин.

— Я думал, это просто миф, — изумлённо пробормотал Дэн.

— Вот и продолжай так думать, — мрачно посоветовал Дамиан. — А о том, что здесь сейчас видишь, лучше забудь.

Я в разговор не вступала, просто лежала и смотрела в темнеющее небо, время от времени поворачивая голову, чтобы перевести взгляд на кого-нибудь из членов отряда. Пока я чувствовала себя вполне неплохо, но хорошо знала, что скоро накатит слабость.

— Вам не о чем беспокоиться, виконт, — заверил Дамиана Дэн. — Мы все умеем забывать о том, о чём нужно.

— Очень на это надеюсь, — настойчиво сказал Дамиан.

— Вот это Ники! — пробормотал Алонсо, будто и не слышавший их диалога.

— Так, если кто-нибудь полагает, что пришёл в бесплатный цирк, то он ошибся, — рассерженно заявил Дамиан. — Вам нечем заняться? Уже темнеет, надо развести костёр. Причём большой. Здесь две больные женщины, им понадобится горячая еда и много тепла. И травяные настои. А травы, к слову сказать, надо сначала собрать. Так что вперёд.

Наёмники недовольно поджали губы. Уходить они не хотели, главным образом потому, что не желали оставлять Нэт в её нынешнем положении. Но Дамиан был прав, и они отлично это понимали. Темнело быстро, и нам без сомнения предстояло провести эту ночь на природе. Поэтому наёмники всё же, скрепя сердце, отправились на поиски хвороста и лекарственных трав, останавливающих кровотечение и укрепляющих организм.

А я почувствовала, что резко слабею. Голова закружилась, пока самую малость. Если лежать неподвижно, не вертясь из стороны в сторону, почти ничего не ощущалось. А вот стоило приподнять голову, и мир вокруг начинал ощутимо вертеться. Я сжала руку Дамиана, хоть и поняла, что в действительности сумела напрячь пальцы лишь самую малость.

— Как там Нэт? — спросила я, уже не решаясь повернуться к наёмнице.

— На первый взгляд пока всё так же, — ответил Дамиан.

— Значит, надо продолжать, — слабым голосом сказала я. — Ещё просто слишком мало. Пожалуйста, проследи, чтобы у неё на щеках появился румянец. Такой необычный, знаешь… почти малиновый. Тогда можно останавливать кровотечение.

— Ника, мы ведь договорились. Я остановлю кровотечение, как только увижу, что оно становится для тебя опасным.

— Будем надеяться, что одно совпадёт с другим, — пробормотала я, чувствуя, что сил совсем не остаётся.

Потом в глазах резко потемнело.


Когда я очнулась, над рекой успела окончательно сгуститься ночь. Моя голова снова покоилась у Дамиана на коленях. Рука ощущалась как-то некомфортно, и вскоре я поняла, что рана туго перетянута. Кровотечение, похоже, остановилось или во всяком случае не было сильным.

Моих ноздрей достиг запах костра и жареной рыбы. Я попыталась оглядеться. Повернуть голову получилось, поднять оказалось трудновато.

— Очнулась? — Дамиан склонился над моим лицом. — Полежи пока, скоро силы начнут возвращаться.

Я кивнула. Едва заметно, как смогла. И сразу же испытала приступ головокружения. Но после того, как снова опустила голову и немного полежала неподвижно, он прошёл.

— Вот, выпей.

Появившийся из темноты Дэн поднёс к моим губам флягу. Я осторожно глотнула, и тут же закашлялась, расплёскивая жидкость.

— Что за гадость? — возмутилась я.

Возмущение выразила, как могла, главным образом нахмуренными бровями.

— Травки, укрепляют организм, — отозвался наёмник.

Дамиан утвердительно кивнул. Я скривилась: вкус мне совсем не понравился.

— Если тебя это как-то утешит, то, чем они поят меня, не лучше, — послышался ещё один слабый голос с левой стороны.

Я не удержалась и всё-таки приподнялась на локте.

— Нэт!

Наёмница тоже приподнялась на локте и теперь встретилась со мной взглядом.

— Она самая, — усмехнулась девушка.

Я просияла и со спокойной душой снова опустила голову Дамиану на колени.

— Как ты себя чувствуешь? — спросила я у Нэт.

— Отлично, — ответила та. — Ты не смотри, что я валяюсь тут, как тяжелобольная. Это Руперт дорвался, наконец, до возможности меня уложить, вот и не может никак расстаться с такой прерогативой.

— Будешь слишком много болтать, я тебе ещё несколько прерогатив продемонстрирую, — невозмутимо отозвался Руперт.

— Кстати по поводу укладывания, — вмешался Дамиан. — Граф, нам надо бы соорудить более удобную постель для наших женщин. Добраться до города сегодня не удастся, но не оставлять же их спать прямо на траве. Пойдёте со мной?

— Разумеется, — не раздумывая, согласился Руперт.

— Полежишь пока сама? — мягко спросил меня Дамиан. — Кейтлин и наёмники за вами присмотрят.

— Конечно. — Я согласно прикрыла глаза. — Мне уже намного лучше. Я быстро прихожу в себя, ты же знаешь.

Вставая, Дамиан осторожно опустил мою голову на траву. Я поймала его за руку.

— Но вы же недалеко, правда?

Кто их знает, эти места? А вдруг здесь опасно? Дикие звери водятся или какие-нибудь оголодавшие ланрежцы?

— Совсем недалеко, — заверил меня он. — Мы будем в паре десятков ярдов от вас. Скоро вернёмся.

Я облегчённо вздохнула и немного поёрзала, устраиваясь поудобнее. Кажется, силы начинали потихоньку возвращаться. И рука почти не болела. Кровь делала своё дело.

— Значит так, симулянтка, оставайся на месте и не вздумай встать на ноги, — заявил наёмнице Руперт. — Леди Кейтлин, прошу вас, проследите.

— А если встану? — лениво спросила Нэт.

— Тебе рассказать подробно, что я сделаю с тобой в этом случае по возвращении, или тонко намекнуть? — осведомился Руперт.

Наёмница нарочито тяжело вздохнула.

— Никакого покоя, — объявила она.

Руперт с Дамианом зашагали в противоположную от костра сторону. Солнце давно зашло, но луна давала достаточно света, чтобы можно было худо-бедно ориентироваться.

— Ты должна отнестись к графу снисходительно, — улыбнулась я, поворачивая голову набок, чтобы видеть наёмницу. — Это он вытащил тебя из воды.

— Знаю, — кивнула Нэт, провожая мужчин глазами. Потом она повернулась набок и устроилась, поддерживая голову рукой. — Мне рассказали и кое-что ещё. — Наёмница внимательно посмотрела мне в глаза. — Спасибо, Ники.

— Не за что, — качнула головой я.

— Хорошенькое "не за что", — откликнулась Нэт. — Я ведь чуть было не отдала богам душу. Однако ты хитрюга, — одобрительно добавила она после короткого молчания. — А я-то смотрю: невероятная линия здоровья, просто быть такого не может. Ну, думаю, всё, совсем гадать разучилась. А вот оно, оказывается, как… А Алонсо всё удивлялся, как это Телбридж только-только из тюрьмы и с дыбы — а уже здоров и полон сил.

— Я предпочитала об этом не распространяться, — призналась я.

— И правильно делала, — серьёзно кивнула Нэт. — Рассказывать о таком опасно. Поэтому я благодарна тебе вдвойне.

— Ника, не тревожьтесь, мы сохраним вашу тайну, — заверила меня Кейтлин, садясь рядом. — Вы очень мужественно поступили сегодня, и вам не придётся об этом жалеть.

— Это точно, — подтвердила Нэт. — А если даже найдётся кто-нибудь болтливый, мы поступим с ним соответствующим образом.

— Дамиан уже сказал то же самое, — улыбнулась я. — И Руперт к нему присоединился.

— Эй, девушки, как поживаете?

Со стороны костра к нам приближался Дэн. Я с изумлением увидела, что на плече у него сидит уже знакомая нам сорока.

— Она что же, тебя нашла?! — воскликнула я, приподнимаясь навстречу наёмнику.

Голова вроде бы не кружилась, и я рискнула осторожно сесть.

— Представляешь себе? — откликнулся Дэн. — Смотрю: вроде бы на ветке сидит похожая птица, но она — не она, понять не могу. А она вдруг раз! — и спорхнула мне на плечо.

Он почесал птичку по голове, будто та была кошкой или собакой. И, что удивительно, сороке это явно нравилось. Она наклонила головку набок, вытянула шею и прикрыла глаза от удовольствия.

— Ну, как вы тут? — поинтересовался наёмник.

— Хорошо, — искренне ответила я.

— Отлично, — кивнула Нэт.

— Рыба скоро будет готова, — сообщил Дэн.

Обернувшись, я увидела, что Алонсо сидит возле костра и держит над огнём пару крупных рыбин, нанизанных на длинные прутики.

— А пока, — Дэн озорно прищурился, — как насчёт того, чтобы немного перебить аппетит?

— Чем? — оживилась Нэт.

— А вот! — Дэн продемонстрировал нам свёрнутый лист лопуха, в который оказались собраны спелые ягоды ежевики. — Хочу компенсировать вам невкусный отвар.

— Ух, ты!

Я восторженно вытянула руку и схватила ягоду. Вообще-то малину я любила больше, но привередливость была сейчас не к месту. К тому же ежевика показалась мне необыкновенно вкусной, хоть она и раздразнила своим соком успевший проголодаться желудок.

Нэт отправила в рот сразу две ягоды.

— Кейтлин, а ты что сидишь, как бедная родственница? Угощайся! — призывно махнула рукой она.

Кейтлин покосилась на ягоды с сомнением.

— Витамины — перво-наперво для больных, — мужественно отказалась она.

— Брось, какие из нас больные? — повышенно бодро возразила Нэт. — Мы — симулянтки, ты ведь слышала: Руперт так прямо и сказал.

Немного пожевав губами в сомнении, Кейтлин решилась и присоединилась к поеданию ежевики.

Дамиан и Руперт вскоре вернулись, неся в руках огромные охапки еловых веток. К этому времени первая порция рыбы была готова. Пока мы с Нэт и Кейтлин ужинали, Алонсо и Дэн занялись приготовлением следующей порции, а Дамиан с Рупертом обустроили три ложа из еловых лап. Себе мужчины приготовили места попроще.

После ужина все легли спать: усталость за день накопилась нешуточная. Рядом давно уже мирно посапывала Нэт, но я, как водится, уснула далеко не сразу. И видела, как поднялся со своего места Руперт, как он тихонько подошёл к наёмнице, прислушался к её дыханию, а затем аккуратно подоткнул укрывавшую её куртку.


Глава 18 | Жена по призванию | Глава 20







Loading...