home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 25

Дамиан присел на корточки рядом с Джастином. Посмотрел на него, а затем провёл рукой по его лицу, закрывая глаза. И, более не медля, поднялся на ноги.

— Как твоё лицо?

Задавая этот вопрос, он уже брал меня за подбородок, чтобы выяснить ответ самостоятельно.

— Уже почти всё в порядке.

Дамиан пригляделся к моей брови. Я хорошо знала, что он видит. Едва заметная царапина, да немного запекшейся крови.

— Как ни странно, но да, — вынужденно признал он. — Она как будто уже зажила.

— У меня всегда так, — похвасталась я. — Но ничего серьёзного и не было.

Дамиан поцеловал меня в лоб над тем местом, где чернильница рассекла бровь. И прижал меня к себе.

Напоминая нам о том, что основная битва ещё не закончена, в комнату с громкими возгласами и лязганьем оружия ворвались — или, вернее будет сказать, отступили — Алонсо, Дэн и Нортон. Последний, перегородив порог, ещё несколько ударов, отгоняя особо ретивых слуг, после чего они с наёмниками навалились на дверь и, захлопнув её, задвинули засов. Затем остановились, позволяя себе передышку.

Значит, Дэн всё-таки пришёл в себя и присоединился к остальным, заключила я. И лишь тогда сообразила, что что-то не так.

— А где же Нэт?!

Этот вопрос ещё заканчивал срываться с губ, а я уже увидела наёмницу, заходящую к нам с другой стороны, из соседней комнаты.

— Я здесь. Запирала дверь изнутри, чтобы они к нам оттуда не нагрянули.

Голос наёмницы звучал, как всегда, бодро, но в то же время устало. Она прошла ближе к нам с Дамианом и остановилась, углядев на полу тело Джастина.

— Твоя работа, Телбридж? Ну, конечно, твоя, — ответила Нэт сама себе. — Что ж ты так быстро-то?

— А надо было долго? — бесстрастно откликнулся Дамиан, обсуждать эту тему явно не желавший.

— Эх, Телбридж, Телбридж, я тебе говорила, что ты скучный? — вздохнула наёмница.

Между тем Дэн, Алосно и Нортон не теряли времени даром: они сдвигали мебель, дабы забаррикадировать вход. Дамиан присоединился к ним. Нортон, наоборот, отошёл, и запер изнутри дверь в смежную комнату.

Когда вся мебель — которой, впрочем, оказалось немного, — была сдвинута либо к одному входу, либо к другому, все, наконец, позволили себе отдых.

— Хоть кинжал-то вытащи, — всё ещё тяжело дыша, сказала Дамиану Нэт. — Штучная ведь вещь.

— Кстати, — опомнилась я, — откуда у тебя взялся кинжал?

— Я его передала, — ответила за Дамиана наёмница. — Ещё в тюремной камере. На всякий случай.

— Передала кинжал? — изумился Нортон.

— Он же здоровый! — поддержала я. — Как же стражники не заметили? И даже потом не нашли и не отобрали…

— Изобретение твоих приятелей, — усмехнулся Дамиан. — Складной кинжал. В сложенном виде выглядит вполне невинно.

— Не то чтобы наше изобретение, — уточнил справедливости ради Дэн, вид, впрочем, имевший вполне гордый. — Но вещь и правда редкая.

— Так, всё это хорошо, — вмешался Нортон, — но что мы станем делать теперь? Оба выхода перекрыты, замок полон не благоволящего к нам народа. Было бы неплохо в качестве компенсации иметь хоть какой-нибудь план.

Я с надеждой устремила взгляд на наёмников. Уж у этих-то ребят план был всегда. Но они молчали. Переглянулись между собой и как-то почти виновато опустили глаза. Мы с Дамианом одновременно шагнули к окну. Высоко, но главное — внизу тоже собрались люди. Нас, как загнанных зверей, обложили со всех сторон.

— Оружие у нас есть, — задумчиво проговорила Нэт, — позицию заняли неплохую… Какое-то время продержимся.

— Думаю, сюда они не сумеют прорваться довольно долго, — заметил, со своей стороны, Дэн.

Алонсо выглядел, против обыкновения, мрачно. Я опустила глаза. Мы не сможем долго держать в этой комнате осаду. Это смешно. Даже если здесь найдётся питьё, запасы еды уж точно не предусмотрены. Да и потом, рано или поздно солдаты гарнизона отыщут способ сюда прорваться.

Отыскали они уже такой способ или нет, не знаю, но прорваться точно попытались. Об этом нас возвестил зазвучавший за дверью грохот. Внутрь ломился явно не один человек, а сразу несколько, причём, похоже, они использовали какие-то подручные средства. Кажется, пытались снести дверь с петель, хотя с такой добротной дверью это было совсем не просто. Наёмники, Дамиан и Нортон схватились за оружие, приблизились к выходу, из-за которого доносился шум, и приняли боевую готовность.

Шум усилился, дверь заметно дрогнула, а потом из коридора послышался зычный голос. Человек не кричал, всего лишь говорил, и тем не менее ему каким-то невероятным образом удалось перекрыть звучавший снаружи грохот:

— Дорогу Её Высочеству принцессе Экатеринии Ганезийской!

Голос звучал настолько уверенно и властно, что его послушались. Во всяком случае, грохот стих, дверь оставили в покое, а вскоре из коридора послышался шум быстро приближающийся шагов. Насколько я могла судить, шедших было много. Потом снаружи произошла какая-то заминка, было слышно голоса, принадлежащие разным людям, но разобрать сказанное не удавалось. А затем в дверь несколько раз постучали, и знакомый на этот раз голос громко произнёс:

— Откройте, господа!

Прежде, чем начинать радоваться, я взглянула на Дамиана, дабы удостовериться в том, что не сошла с ума. Судя по тому, как он усмехнулся, разум меня всё-таки не оставил, или как минимум галлюцинация была массовой. За дверью действительно звучал голос Руперта. Словно в подтверждение этой догадки, граф заговорил снова:

— Ну же, господа, поторопитесь! Не заставляйте Её Высочество ожидать в коридоре.

— Почему бы и не заставить? — тихонько пробормотала Нэт. — Мы ведь не назначали ей аудиенции в этот день и час.

— Лучше радуйся, что она пришла без приглашения, — отозвался Алонсо, принимаясь вместе с остальными мужчинами отодвигать от двери мебель.

— Эх, а так красиво забаррикадировались! — с сожалением простонал Дэн.

— Радоваться или нет, это мы ещё посмотрим, — проворчала наёмница, отвечая на реплику Алонсо. — Кто знает, чего от неё ждать, от этой принцессы? Может, как прикажет сейчас поотрубать нам всем головы, чтобы другим неповадно было…

— Думаю, Руперт привёл её сюда не для этого, — возразил Алонсо, утирая пот со лба.

Нэт поджала губы, давая понять, что её данный довод не убедил.

— Это как сказать, — пробурчала она. — Может, ему как раз захотелось в срочном порядке овдоветь.

— И для этого он умудрился притащить сюда второго человека в государстве? — фыркнул Алонсо. — Родную сестру Его Величества? Не смеши меня! Он мог это сделать только ради того, чтобы с головы его жены не приведите боги не упал ни один волос!

— Кажется, ты превратно оцениваешь наши отношения с Рупертом, — фыркнула Нэт.

— Кажется, их превратно оцениваешь ты, — парировал Алонсо, тяжело дыша.

Последнее кресло было отодвинуто от двери. Оставалось лишь отпереть засов. И тут мы неожиданно застыли, нерешительно переглядываясь.

— Давай, Натали! — кивнул на дверь Дэн.

— Я? — Нэт энергично мотнула головой и отступила за спину Алонсо. — Открывать принцессе? Дудки, давайте как-нибудь сами.

— Алонсо? — обратился к приятелю Дэн.

— Не. — Алонсо тоже помотал головой. — Я не в том виде.

— Мы все сейчас не в том виде, — отозвался Дэн.

Взгляды остальных как-то синхронно устремились на меня. Ну да, я в схватке не участвовала и, должно быть, по-прежнему выглядела более или менее прилично. Если, конечно, не считать крови на лице и чернильных пятен на одежде. Я нерешительно пожала плечами и даже сделала шаг по направлению к двери, но Дамиан меня остановил.

— Ни в коем случае, — отрезал он. — Вы можете гарантировать, что там, за дверью, вполне безопасно? Я — нет. Так что лучше давайте я сам открою. Хотя мой статус на сегодняшний день заставляет желать лучшего.

— У нас тут у всех статус не самый подходящий, — усмехнулся Алонсо. — Хотя… — Он устремил хищный взгляд на Нортона. — Лорд Кэмерон, вы единственный человек из присутствующих, не успевший скомпрометировать себя перед законом. Вам и карты в руки.

— С сегодняшнего дня уже успевший, — проворчал Нортон, но всё-таки отодвинул засов, распахнул дверь и, отступив в сторону, замер в соответствовавшем случаю поклоне.

Мужчины сделали то же самое, равно как и Нэт. Я присела в реверансе.

В комнату быстрым шагом вошли около десятка человек, причём обитателей замка среди них не было вовсе. Последние лишь заглядывали внутрь из коридора, столпившись в дверях.

Первым шёл какой-то слуга, одетый в специальную форму; возможно, глашатай. Во всяком случае, что-то в его внешнем виде и манере держать себя напомнило мне о голосе, недавно повелевавшем всем расступиться. Второй шагала принцесса, а сразу за ней — Руперт. Далее следовали ещё какие-то сопровождающие, но, уверена, на них ни один из нас не обратил ни малейшего внимания. Взгляды всех нас — за исключением, может быть, Нортона, — были прикованы к Её Высочеству.

Разумеется, Кейтлин, она же Экатериния Ганезийская, выглядела сейчас несколько иначе, чем в загородном особняке неподалёку от Ренберри, и уж тем более иначе, чем в горных пещерах. И тем не менее различие было не настолько сильным, чтобы помешать кому-нибудь из нас её узнать. Тот же узкий подбородок, вздёрнутый носик, тонкие губы. Красивые светло-русые волосы уложены так же тщательно, как и при нашей первой встрече. Платье было на сей раз не таким идеальным с позиции религиозных канонов, но одновременно более внушительным, торжественным и изысканным. Бархатное, насыщенного бордового цвета, в пол, с умеренным декольте и длинными, расширяющимися книзу рукавами. Рубиновые серьги посверкивали бриллиантовой россыпью. Широкие каблуки бордовых сапожек стучали размеренно и твёрдо.

После того, как принцесса остановилась, мы выждали несколько секунд и затем распрямили спины.

— Теперь понятно, почему она могла вести переговоры безо всяких писем от монарха, — прошептала мне на ухо Нэт.

Я рассеянно кивнула. Мы все глядели на Кейтлин ошарашенно, но наиболее шокированным из нас, вне всяких сомнений, был Алонсо.

Тем не менее мне тоже непросто было прийти в себя. Я стояла и, прикусив губу, старалась поотчётливей припомнить, какие именно критические замечания успела отпустить в её присутствии в адрес короны вообще и Его Величества в частности. Судя по виду стоявшей рядом наёмницы, её мысли были заняты приблизительно тем же.

— Что здесь происходит, господа? — спросила Кейтлин, и её голос прозвучал твёрдо и повелительно.

Мы молчали, устремив в пол невинные взгляды. Руперт едва заметно ухмыльнулся. Не получив ответа на первый вопрос, Кейтлин приступила к следующему.

— Кто этот человек? — жёстко спросила она, указывая на тело Джастина, по-прежнему лежащее на полу.

— Покойный граф Джастин Брэдшоу, — прокашлявшись, ответил Нортон.

Принцесса поджала тонкие губы и устремила на него пристальный, я бы сказала, буравящий взгляд. Со стороны коридора послышались громкие перешёптывания.

— Ваше Высочество! — Офицер гарнизона всё-таки решился войти в комнату, хоть и остановился для верности у самого порога. — Эти люди проникли в замок под ложным предлогом и вероломно убили господина графа. Мы умоляем вас о возмездии!

Кейтлин строго взглянула на одного из своих сопровождающих.

— Я не обращалась к этому человеку, — заметила она.

Тот почтительно кивнул, после чего развернулся и значительно менее почтительно вытолкал офицера из комнаты.

— Итак? — Теперь Кейтлин обращалась в первую очередь к Дамиану. Её голос по-прежнему звучал строго, однако взгляд казался подбадривающим. — Отчего граф Брэдшоу стал покойным? Мы с лордом Лоренсье рассчитывали застать его живым и здоровым. Полагаю, здесь имел место какой-то несчастный случай? Граф споткнулся и случайно напоролся на собственный меч?

Невзирая на сквозившую в вопросе иронию, лица всех сопровождающих принцессы, включая и Руперта, оставались предельно серьёзными. Дамиан выступил вперёд и, опустившись на колени, сказал:

— Ваше Высочество, я один несу ответственность за то, что произошло в этом замке. Все остальные просто оказались в неподходящем месте в неподходящее время. Граф Брэдшоу, — он поднял вверх руку и властно повысил голос, призывая к молчанию тех из нас, кто попытался оспорить его слова, — оклеветал меня перед королём, обвинив в преступлениях, которые совершил он сам. Кроме того, он пытался убить мою жену, а также посягал на её честь. Понимая, что другой случай призвать его к ответу едва ли представится, я вызвал его на поединок и в ходе этого поединка убил. Вверяю свою дальнейшую судьбу Вашему суду.

В наступившей тишине стало отчётливо слышно, как стучит маятник.

— Встаньте, виконт. Я приму к сведению вашу оценку ситуации. — Голос принцессы прозвучал твёрдо, но не угрожающе. Теперь она отвернулась от Дамиана и оглядела остальных. — Это точку зрения разделяют все присутствующие? — осведомилась она. — Кто-нибудь хочет оспорить её или дополнить?

— Да, Ваше Высочество.

На этот раз вперёд выступил Алонсо. Кейтлин повернула голову в его сторону, чуть более резко, чем полагалось. Но голос её прозвучал ровно.

— Мы вас слушаем, — кивнула она.

— Присутствующие здесь люди приняли в сегодняшних событиях несколько большее участие, чем это следует из слов виконта Телбриджа, — заявил Алонсо. — Однако дело даже не в этом. Важнее то, что в нашем распоряжении находится документ, написанный графом Джастином Брэдшоу. В этом документе он признаётся в совершённых им преступлениях. А именно в том, что пять лет назад, оказавшись под давлением, раскрыл ланрежцам государственную тайну. А также в том, что дважды — пять лет назад и в самое недавнее время — пытался сфабриковать улики против виконта Телбриджа, чтобы подозрение в измене пало на последнего.

Кейтлин склонила голову набок.

— Что ж, такое признание явилось бы весомым аргументом. Где оно сейчас?

— Прошу Вас, Ваше Высочество.

Алосно подошёл к принцессе и протянул ей лист бумаги, который извлёк из-за пазухи. Мы с Нэт удивлённо переглянулись. Когда он успел его забрать? Едва же Кейтлин коснулась пальцами документа, у меня ёкнуло сердце. Я принялась делать наёмнику знаки, но он их не заметил. В отчаянии я вцепилась в рукав Нэт. Джастин же так и не подписал признание! Без подписи документ не будет иметь силы, пусть даже он и написан почерком графа…

Все мои потуги остались напрасными; письмо перекочевало в руку Кейтлин. Алонсо с лёгким поклоном отступил обратно к нам.

— Там же нет подписи! — прошептала ему я.

Наёмник и бровью не повёл.

— Ничего подобного, — тихо ответил он. — Подпись там, где ей и положено быть.

Мы с Нэт переглянулись. Меня осенила догадка.

— Ты что же, сам подписал бумагу?! — воззрилась на Алонсо я.

— Вовсе нет, — столь же невозмутимо, как и прежде, откликнулся он. — Джастин успел подписать её, прежде чем принялся швыряться чернильницами.

Хмурясь, я буравила наёмника подозрительным взглядом, но тот уже перестал обращать на меня внимание. Скажу откровенно: я так до сих пор и не знаю, что произошло на самом деле. Успел ли Джастин подписать бумагу, или же за него это сделал Алонсо? А может, наёмник и вовсе заранее припас дополнительный, им же самим подписанный экземпляр признания, в то время как бумага, вручённая Джастину, так и осталась пылиться в соседней комнате?

— И этот документ написан рукой графа Брэдшоу? — осведомилась Кейтлин после того, как пробежала глазами по тексту.

— Именно так, Ваше Высочество, — почтительно ответил Алонсо.

Кейтлин посмотрела на наёмника не менее пристально, чем я не более полминуты назад. Её губы едва заметно изогнулись в лёгкой усмешке. В живом взгляде тоже плясали смешинки. Несколько секунд спустя она отвела глаза, кивнула и произнесла:

— Что ж, если так, то это признание, разумеется, всё решает. Действия виконта Телбриджа признаются оправданными. Он имел все основания для того, чтобы вызвать графа на поединок.

— Но, Ваше Высочество, — решился высказаться один из придворных, — можем ли мы быть уверены в подлинности этого документа?

— Вы можете самолично это проверить, барон, — отозвалась принцесса. — Что может быть проще? Пусть обитатели замка представят вам какие-нибудь бумаги, написанные графом Брэдшоу. Сличите почерк и дайте мне знать, каков результат. Если почерки совпадают, — она снова бросила насмешливый взгляд на Алонсо, на этот раз мимолётный, — значит, никаких сомнений не остаётся.

Алонсо склонил голову в знак согласия. Кейтлин повернулась к Дамиану.

— Лорд Телбридж, Его Величество снимает с вас все обвинения. Указ на этот счёт подписан им собственноручно.

Эти слова сопровождались весьма выразительным взглядом, брошенным в сторону Алонсо. Принцесса вытянула руку, и один из сопровождающих, почтительно поклонившись, вложил в её пальцы свёрнутый в трубочку документ. Кейтлин, в свою очередь, передала его Дамиану.

— У меня была возможность самолично убедиться в вашей преданности короне. Вы — единственный из отряда, кто проявил её как на словах, так и на деле. Вы внесли серьёзный вклад в подписанный нами вчера мир с Ланрегией. Услуги, оказанные вами короне, поистине высоки. Его Величество умеет ценить преданных людей. — На этот раз взгляд в мою сторону, тоже весьма красноречивый. Я прикусила губу и отвела глаза. — С этого момента вам дозволяется изобразить на своём гербе восходящее солнце.

Последние слова принцесса произнесла особенно звонко. Видимо, они явились неожиданностью не только для нас, но и для её сопровождающих. Во всяком случае, они принялись удивлённо перешёптываться, бросая на Дамиана заинтригованные, а порой и завистливые взгляды. Восходящее солнце на гербе означало оказанные короне услуги и являлось символом особой благосклонности монарха. Пожалуй, более удачный способ восстановить репутацию Дамиана было не придумать. Такое вскоре заставит замолчать городских и деревенских сплетников. Теперь можно даже на торжественных мероприятиях вроде открытия госпиталя не появляться лет пять, то-то Дамиан будет доволен! Впрочем, нет, такую поблажку я ему давать не собираюсь.

Если на моём лице был сейчас написан нескрываемый восторг, то вид Дамиана оставался спокойным. Но я-то могла видеть, как контрастировал приливший к его щекам румянец с обычной для моего мужа бледностью.

— Я чрезвычайно благодарен Его Величеству и высоко ценю эту честь, — с достоинством произнёс он, склонив голову.

— Что же касается графа Брэдшоу, — продолжила Кейтлин после соответствующей случаю паузы, — я прибыла сюда с указом о его аресте. Но, раз уж так случилось… — Она устремила короткий и, как мне показалось, брезгливый взгляд на тело Джастина. — Будем считать, что приговор был преждевременно приведён в исполнение. На этом, полагаю, тему проданной пять лет назад государственной тайны можно считать закрытой.

Руперт улыбнулся Дамиану и слегка склонил голову — максимально красноречивое поздравление, которое правила этикета дозволяли в данный момент. Зато наёмники столь полноценной сдержанности не проявили и по очереди хлопнули Дамиана по плечу. Обстановка слегка разрядилась. Придворные даже позволили себе перешёптываться, если можно так выразиться, более раскованно.

Внимательный взгляд Кейтлин в очередной раз скользнул по комнате и остановился на Нэт. Её губы изогнулись в лукавой улыбке.

— Насколько я понимаю, это и есть ваша супруга, граф? — спросила она.

Руперт, помрачнев, кивнул.

— Да, Ваше Высочество, — нехотя ответил он. — Это произошло по недоразумению.

Улыбка Кейтлин стала шире.

— Некоторые недоразумения бывают чрезвычайно закономерны, — заметила она. — Представьте её ко двору, граф. Не стоит с этим задерживаться.

Руперт откровенно поморщился. Нэт возмущённо округлила глаза, и от комментария воздержалась с очевидным трудом.

Из замка мы вышли вместе с принцессой и её свитой. Оставаться здесь после их ухода было бы недальновидно. Помилование помилованием, но вряд ли обитатели Тоберга были бы рады нашему присутствию.

Затем мы расстались с принцессой. Прощание было коротким и официальным, хотя Кейтлин тепло улыбнулась нам напоследок. Не знаю, удалось ли ей и Алонсо перемолвиться хотя бы словом наедине; предполагаю, что нет. Принцесса уехала в карете; часть её сопровождающих покинули территорию замка в других экипажах, остальные — верхом. Единственным, кто остался с нами, был Руперт. Переговорив о чём-то с Кейтлин, он распрощался со свитой и снова отвёз всю нашу компанию в свой второй дом в Ренберри. Не считая Нортона; тот отправился верхом на своём коне. Однако он проехал до места вместе с нами, а затем, по приглашению Руперта и Дамиана, прошёл с нами и в дом. Мы с наёмниками уже разошлись по своим комнатам, изнывая от усталости, а эти трое ещё сидели и о чём-то разговаривали в гостиной. Потом, совсем поздно вечером, Руперт уехал к себе, а Дамиан с Нортоном всё ещё оставались там. За этот вечер запасы вина в доме существенно истощились. Во сколько Дамиан поднялся в спальню и в каком он был при этом состоянии, не знаю: я к этому моменту спала, как убитая.

Один день мы провели в доме, просто отдыхая от недавних напастей, всё никак не в силах окончательно поверить, что они действительно остались позади. А следующим утром совершили очередную попытку отправиться в виконтство, на этот раз удачную.

Наёмники опять поехали вместе с нами. Нэт, Алонсо, Дэн и его сорока. У входа поджидала снова одолженная Рупертом карета. И на сей раз граф приехал нас проводить. Он был не единственным: вскоре после его прибытия, когда мы разговаривали, стоя на улице, из-за угла появился и Нортон.

Надолго прощание не затянулось, и вскоре мы принялись по очереди усаживаться в карету.

— Удачи, воительница! — вполне добродушно сказал наёмнице Руперт. — Постарайся не вляпаться в очередные неприятности, хотя бы ближайшие дня три!

— И тебе тоже удачи! — не осталась в долгу Нэт. — Смотри не заскучай в своём подвале: поговаривают, что однообразие быстро приедается!

По сравнению с их предыдущим расставанием, состоявшимся около недели назад, такое тёплое супружеское прощание практически умиляло.

Дамиан с Нортоном обменялись рукопожатием. Дамиан пригласил Нортона как-нибудь приехать погостить в виконтство, и тот не без вызова в голосе пообещал, что приедет. Я была чрезвычайно этому рада. Возможно, их никогда больше и не будет объединять такая же крепкая дружба, как прежде, но уж во всяком случае перспектива сохранить приятельские отношения выглядела вполне реальной. А это тоже важно, особенно когда речь идёт о людях, которые столько прошли вместе.

Между тем после нашего отъезда Нортон не сразу возвратился к себе. Я слышала, как Руперт сказал, отведя его в сторону:

— Вы не возражаете против того, чтобы проехать сейчас ко мне, лорд Кэмерон? Есть кое-что, что я хотел бы с вами обсудить.


Ещё две ночи, проведённые в трактирах, и вид из окошка кареты наконец-то стал знакомым. Как и когда-то давным-давно, в другой жизни, а именно чуть больше года назад, я жадно ловила взглядом огромные луга, силуэты гор, затем хвойный лес. Как и тогда, мы ехали через поля к деревням, потом через деревни к городу, с каждым ярдом приближаясь к дому. Когда же силуэт замка показался из-за вершины холма, я почувствовала, как слёзы подступают к глазам.

Наёмники не уехали сразу, а прогостили у нас несколько дней. При этом Дамиан распорядился, чтобы их разместили в комнатах для гостей, что чрезвычайно удивило дворецкого. Ясное дело, он даже не пытался спорить и чинно пообещал, что все распоряжения будут неукоснительно исполнены, но выглядел при этом поражённым. Что, в свою очередь, немало позабавило Нэт. Даже и не знаю, что сказал бы дворецкий, узнай он, что одетая по-мужски наёмница является графиней, а, значит, занимает ещё более высокое положение в обществе, чем хозяин замка.

В самый первый вечер, оказавшись в наших с Дамианом покоях, я упала на кровать, перевернулась на живот, прижалась щекой к подушке и, неожиданно для самой себя, разрыдалась. Слёзы текли и текли, а сил на то, чтобы их остановить, не осталось: я чувствовала себя совершенно опустошённой. Поэтому я просто лежала, обняв подушку, и время от времени всхлипывала. А потом мне на спину легла рука Дамиана.

— Ты что? — спросил он, садясь рядом со мной на кровать.

Я помотала головой, не отрываясь от подушки.

— Ничего. Просто расслабилась.

— Ну, кто же так расслабляется? — Дамиан развернул меня к себе. — Хочешь расслабиться, прими горячую ванну. Объешься шоколадом. На худой конец, пригласи пару-тройку мужиков.

— Ты разрешаешь? — с энтузиазмом спросила я, даже не замечая, как перестали течь из глаз слёзы. — Вообще-то ты, кажется, перепутал меня с Нэт.

— Да, вот уж кто точно знает толк в расслаблении, — протянул Дамиан. — Ладно, с мужиками я и вправду погорячился. Могу предложить тебе ещё один вариант.

Я приготовилась слушать.

— Представь себе, что завтра к нам должна приехать моя мать.

Моё лицо резко помрачнело, уголки губ поползли вниз.

— Вот, молодец, — кивнул Дамиан. — А теперь представь, что она внезапно отменила визит.

Теперь мои плечи затряслись от смеха. Хоть ситуация и была гипотетической, я и вправду испытала чувство глубокого облегчения.

— Вот видишь!

Дамиан погладил меня по волосам и заглянул в глаза.

— Я уже говорил, что ты необыкновенная? — чуть насмешливо и в то же время предельно искренне произнёс он.

Я неопределённо пожала плечами. Пожалуй, говорил. Но я — последняя, кто станет упрекать его в повторяемости.

Последующие несколько дней Дамиан был вынужден провести, по многу часов занимаясь делами, которые накопились за время его отсутствия. Я же много времени проводила с наёмниками и в особенности с Нэт. Я показала наёмнице замок со всеми его тайными закутками. В частности, мы — разумеется, в обществе Дамиана — поднялись в северную башню и смотрели в телескоп на звёзды. По дороге я рассказала Нэт о тех сплетнях и домыслах, которыми было окружено в своё время это место. Про якобы творившееся там колдовство, а также о гипотетической коллекции органов загубленных девственниц. На этой истории наёмница согнулась пополам от хохота и заявила, что из-за сбившегося дыхания не сможет добраться до верха. К счастью, подниматься оставалось недалеко.

Я также показала Нэт наш сад и располагавшийся недалеко от замка парк; мы выехали в город и прогулялись верхом по окрестностям. Помимо желания поделиться с наёмницей теми или иными деталями своей жизни — ведь до сих пор у меня не было подруг, которые могли бы меня навестить, — мной руководило и ещё одно стремление, вполне осознанное. Я хотела показать Нэт, что быть женой такого человека, как виконт или, к примеру, граф, совсем неплохо и имеет ряд весьма приятных сопутствующих обстоятельств. Удалась мне моя маленькая хитрость или нет, не знаю, но во всяком случае наёмница явно получала удовольствие от наших вылазок.

А потом наёмники засобирались в путь. Мы с Дамианом отправились проводить их до окраины леса. Доехав, спешились, чтобы попрощаться. Наёмники — все трое — по очереди обняли меня и поцеловали в щёку. Дамиан неудовольствия в этой связи не выказал. Потом он обменялся несколькими фразами с Дэном и Алонсо; мы же с наёмницей тем временем переговаривались в сторонке.

— Ты хоть навестишь Руперта? — спросила я, улыбаясь, но при этом утирая глаза тыльной стороной ладони.

— Да куда я от него денусь! — отозвалась Нэт со вздохом. — В моём положении, знаешь ли, по трактам особенно не поносишься. Проедусь немного с ребятами напоследок, провожу их, и поеду в Ренберри.

Я часто заморгала.

— В твоём положении?! — Восклицание само сорвалось с уст, и я едва успела понизить голос. — Нэт, ты что, беременна?

— Угу, — с кривой улыбкой кивнула она.

— А…от кого? — осторожно спросила я.

И тут же испугалась, что могла этим вопросом обидеть наёмницу, но та вполне весело рассмеялась.

— Да от него же, от муженька, — ответила она.

— И когда же вы успели?!

— Да тогда, — махнула рукой Нэт, — в ланрежском трактире.

Я покачала головой со смесью удивления и восторга. Вот ведь конспираторы!

— Послушай, но ведь это же прекрасно! Всё складывается как нельзя лучше. Когда Руперт узнает, что ты ждёшь от него ребёнка, он встретит тебя с распростёртыми объятиями.

— Да нужны мне больно его объятия! — фыркнула наёмница. И с заигравшей на губах усмешкой добавила: — Но от судьбы, как ни крути, не уйдёшь. Нагадала же я себе свадьбу и ребёнка. Так что всё честно.

— Выходит, у Алонсо тоже должен родиться ребёнок, — напомнила я.

— Выходит, что так, — кивнула Нэт. — Ну, за Алонсо-то не постоит, — ухмыльнулась она, покосившись на приятеля.

Мы немного помолчали. Я пыталась переварить неожиданную новость, Нэт думала о своём.

— Сказать по правде, мне безумно страшно, — призналась она, поднимая на меня глаза. На её губах играла неуверенная ухмылка. — Страшнее никогда ещё не было. Ну, разве что на эшафоте.

— Вот езжай к Руперту, пускай он тоже испугается! — заявила я, беря её за руку. И, улыбнувшись, добавила: — Знаешь, бояться вдвоём наверняка не так страшно. Вы со всем справитесь.

— Посмотрим, — далеко не так уверенно откликнулась Нэт. И, переведя взгляд на теряющуюся за деревьями дорогу, напряжённо повторила: — Посмотрим.


Глава 24 | Жена по призванию | Эпилог







Loading...