на главную | войти | регистрация | DMCA | контакты | справка |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


моя полка | жанры | рекомендуем | рейтинг книг | рейтинг авторов | впечатления | новое | форум | сборники | читалки | авторам | добавить
фантастика
космическая фантастика
фантастика ужасы
фэнтези
проза
  военная
  детская
  русская
детектив
  боевик
  детский
  иронический
  исторический
  политический
вестерн
приключения (исторический)
приключения (детская лит.)
детские рассказы
женские романы
религия
античная литература
Научная и не худ. литература
биография
бизнес
домашние животные
животные
искусство
история
компьютерная литература
лингвистика
математика
религия
сад-огород
спорт
техника
публицистика
философия
химия
close

реклама - advertisement



ПОЭЗИЯ

Изложенная ниже система развития речи маленьких детей нередко заставляет тех, кто никогда не наблюдал их вблизи и очень озабочен правильным, с точки зрения таких людей, развитием, метать громы и молнии: «Но скажите на милость, зачем объяснять младенцам в таком возрасте басню Лафонтена? Это значит, забивать им головы, они ничего не смогут понять в ваших объяснениях. Вы только запутываете их, мешаете им правильно развиваться, у детей в жизни возникнут проблемы», и т. п. А ведь среди этих людей есть такие, которые восторгаются современной «детской поэзией», часто крайне посредственной и лишенной смысла. Но как они заблуждаются! Для них культура — синоним скуки и утомительного труда! Они сами потратили столько усилий — с их малотренированной памятью, — чтобы выучить в свое время «стихотворения-наказания», которые им никто не потрудился сколько-нибудь увлекательно разъяснить, что теперь стремятся уберечь хотя бы самых маленьких от этой «божьей кары». Такие взрослые — просто несчастные люди, у которых было «усеченное» детство, и они забыли, как ждали человека, который мог бы познакомить их с этими прекрасными и сложными вещами. Ведь считалось, что все непонятное — для «больших». В результате, когда наши дети становились «большими», вся поэзия долго оставалась для них чем-то мертвым и неинтересным, хорошо еще, если не вызывала отвращения.

Крупный американский психолог Бруно Беттельгейм провел серьезные исследования проблем обучения чтению и пытался объяснить, почему одни методы оказываются более эффективными, чем другие. Он утверждает, что громадную роль играет первая книга, выбранная для обучения чтению. Чем посредственнее и упрощеннее книга, тем меньше она вызывает у малыша желание учиться читать. Ребенок воспринимает такую книгу как прямое оскорбление своему интеллекту. И он совершенно прав, это действительно оскорбительно для всякого интеллекта! Беттельгейм констатировал, что среди обследованных им на этот предмет школ наилучшие результаты по обучению чтению были в традиционной еврейской школе, где детей обучали читать на материале Торы. Трудно представить, что в какой-нибудь французской школе детей в подготовительном классе учат читать по Библии. Это утверждение Беттельгейма красноречиво свидетельствует о любознательности и способностях детей.

Вернемся к поэзии. Существует большой репертуар песенок и считалок, который создавался веками, и, конечно, его необходимо передать детям. Малышам нужно как можно больше петь таких песенок (см. главу «Музыка»). Сюрреалистические припевки, которые так обожают дети, представляют собой замечательное введение в страну поэзии и, кроме того, прекрасно развивают память.

Песенки, считалки, повторяющиеся куплеты. Все это нужно бесконечно напевать младенцу, причем не в три года, а с самого рождения: «Котя-котенька-коток», «Баю-баюшки-баю, не ложися на краю…» и т. п. В один прекрасный день вы что-нибудь сочините сами, и эта песенка войдет в ваш домашний репертуар. Например:

Баюшки-баю, все детишки спят,

Баюшки-баю, каждый на свой лад.

Спит медвежонок, лапку сосет,

Спит рачок-дурачок, задом наперед…

Вот и месяц молодой на небе уснул,

Облачко-пуховичок на нос натянул.

Спи, мой сыночек, слушай свою мать,

Ты их привычек не смей перенимать.

Не ложись, как рачок.

Ляг на правый, на бочок.

Одеяло на нос ты, как месяц, не тяни.

Спи, моя радость, спи, усни…

Или:

На меня ползет козявка,

Будто я какая травка,

И садится мотылек,

Будто я какой цветок…

Первый этап: ребенок дополняет ваши фразы. В полтора-два года малыш уже начинает связно говорить. Если вы станете повторять ему короткие стишки нараспев, то очень скоро он научится заканчивать начатые вами фразы. Заниматься этим нужно каждый день, хотя бы понемногу. А какое удовольствие доставит вам обоим такое общение!

Второй этап: предложите ребенку начинать стихотворные фразы первым. Когда малыш уже сможет заканчивать начатые вами стихотворные строчки, перемените тактику. Просите, чтобы он начинал фразу, вы повторяете ее, а ребенок затем говорит следующую строчку. То, что вы повторяете кусочек фразы, которую он только что произнес, служит ему как бы трамплином для ее продолжения. Например:

Мама: На меня ползет…

Петя: козявка!

Мама:…козявка?

Петя: Будто я какая…

Мама:…будто я какая?

Петя: травка!

Мама:…травка?

Петя: И садится мотылек…

Мама:…садится мотылек?

Петя: Будто я какой…

Мама:…я какой?

Петя: цветок!

Мама: Будто я какой цветок! Ура!

Конечно, этот прием можно применять только в случае, когда вы уверены, что ребенок знает стихотворение наизусть, но еще не может сам рассказать его.

Настоящая поэзия. Когда ребенок сможет пересказать много маленьких стихотворений с вашей помощью, переходите к настоящей поэзии. Французская литература в этом плане — подлинная золотая жила.

Лафонтен, Виктор Гюго, Верлен — достаточно и этих троих. Вот вам уже широкое поле деятельности. Я полагаю, что начинать надо с Лафонтена. Его басни о животных обращены к детям. Кроме того, в них немаловажную роль играет мораль: в определенном возрасте дети бесконечно пробуют, «до каких пор можно доходить в своих поступках», а эти маленькие нравоучения позволяют им определить предел, пусть даже еще неосознанно. Изучение басен закладывает не только основы нравственности, но и создает базу для накапливания интеллектуальных знаний. И если вы будете последовательно развивать у ребенка способность размышлять, то через год или два увидите, что малыш вполне убедительно сможет растолковать вам сведения, полученные при чтении Лафонтена. Как я уже писала в главе «Метод поэтапного обучения», то, что Лафонтен может заинтересовать ребенка, даже не достигшего двух лет, я открыла совершенно случайно. Однажды, когда я переодевала свою старшую дочь (ей было тогда года полтора), мне в голову пришла нелепая мысль прочитать ей «Ворону и Лисицу». И когда я дочитала басню до конца, она пролепетала: «Ичо!» Так же, как новорожденный впитывает язык, не понимая его, ребенок в возрасте полутора-двух лет открывает в Лафонтене неизвестный мир, который жаждет постичь. И это уж наша задача — раскрыть перед ним этот мир интересно и выразительно.

Но зачем знакомить ребенка со словами и выражениями, которые он неспособен понять? Мы владеем достаточно большим словарным запасом, который используем далеко не полностью, тем не менее он позволяет нам воспринимать и усваивать массу достаточно сложных и тонких понятий. Этот словарный запас мы накапливали постепенно, пока он не вошел прочно в наше сознание. Другие понятия, с которыми мы впервые сталкиваемся уже во взрослом возрасте, когда читаем серьезные книги, усваиваются с большим трудом. Существует слово, которое для меня стало своеобразным символом трудности усвоения: «синкретизм». Случилось так, что я впервые встретила его только в юности. Сколько раз потом я смотрела в словарь и узнавала, что оно означает. Это уже становилось смешным! И даже сейчас я избегаю произносить «синкретизм», так как мне кажется, что я употребляю это слово неверно.

Очень важно, чтобы ребенок постоянно узнавал все новые и новые понятия. Это поможет ему приобрести привычку смотреть на мир шире. Кроме того, если вы сумеете познакомить малыша с новыми для него словами живо и интересно, то уже сами понятия станут для него своеобразным подарком, которым он будет пользоваться в течение ряда лет. Я считаю, наши предки были отчасти правы в том, что заставляли детей зазубривать молитвы. Истинный же смысл этих молитв постигался в течение всей жизни. Нельзя понять того, чего не знаешь! Я не устану повторять эту истину, так как многие родители чрезвычайно напоминают Триссотена — персонаж из комедии Мольера «Ученые женщины»; все эти триссотены придерживаются противоположного мнения, но, увы! Именно они-то и составляют основное ядро деятелей образования.

Первая басня. Чтобы предложить ее ребенку, очень важно самому хорошо знать эту басню. Большинство взрослых обычно лучше всего помнят «Ворону и Лисицу». Эта история о тщеславии и лести достаточно сложна, однако благодаря диалогу и оспариваемому куску сыра басня эта «работает» хорошо. Нужно учесть, что если начинаешь читать и объяснять такую басню полутора двухлетнему ребенку, то он долго будет рассказывать ее не очень правильно; эта басня станет пробным камнем, она введет малыша в прекрасный и сложный мир поэзии.

В каком возрасте начинать? Как и в прочих случаях, возраст, о котором идет речь, совершенно не является догмой. Можно начинать гораздо позже. Заниматься с ребенком чем-то новым нужно только тогда, когда родитель чувствует, что наступил соответствующий момент и для малыша, и для него самого. Когда я говорю о возрасте полутора-двух лет, то это, по моему мнению и опыту, тот минимальный возраст, когда может возникнуть настоящее общение.

Тем, кого пугает сама мысль выучивания текста наизусть, я могу сказать, что этот процесс совершенно несложен, особенно когда он оправдан. Если вы вообще хотите научить чему-нибудь своего ребенка, то в ваших занятиях должна быть какая-то цель. Лучше вообще не делать ничего, чем делать по обязанности.

Кроме того, тренаж памяти так же необходим, как и тренаж физический. Я наблюдаю, как моя мать ежедневно тренирует свою память: учит наизусть департаменты Франции или названия штатов Америки. Моя знакомая продавщица отказывается использовать калькулятор, предполагая, что нужно давать своему мозгу ежедневную нагрузку в виде устного счета. Я считаю свой метод:

— гораздо более эффективным, так как не жду третьего возраста (старости), чтобы начать;

— более занимательным (я провожу свои занятия только в веселом и бодром ритме)

— более интересным (ведь я передаю некое знание своему ребенку)

— и, наконец, более результативным, так как мы занимаемся каждый день.

Как научить ребенка басне. Вы выучиваете басню наизусть сами и делаете к ней рисунки, не требующие никакого особого таланта, так как они просто отражают развитие сюжета.

Поверь в своё дитя
Поверь в своё дитя
Поверь в своё дитя

Здесь вы найдете рисунки для трех басен: «Лягушка и Вол», «Ворона и Лисица» (как наиболее известная) и «Лисица и Аист»,[19] которая нравится большинству детей.

Выберите момент, когда вы в хорошем состоянии духа и ваш ребенок расположен к восприятию нового, и прочтите ему, например, «Ворону и Лисицу», но возможно более выразительно. Не стесняйтесь прибегать к театральным эффектам. Ваш малыш — самая лучшая для этого аудитория.

Разрешайте себе любую напыщенность и преувеличения, которые вы обычно не допускаете. Если ребенку это понравится, возьмите рисунки, разложите их по порядку и расскажите басню, как сказку. Затем вернитесь к тексту басни и объясните сложные для ребенка выражения.

Где-то Бог послал

(«Бог послал» — это значит, взялось неизвестно откуда).

Поверь в своё дитя

На ель Ворона взгромоздясь…

(«взгромоздясь» — это значит, что Вороне тяжело было сесть на дерево).

Вдруг сырный дух Лису остановил

(«дух» здесь означает запах). Лиса почувствовала запах сыра, он ей понравился, и она захотела съесть этот сыр.

Поверь в своё дитя

И говорит так сладко, чуть дыша…

(«сладко говорить» — значит, говорить очень тихо, ласково, нежно). И что же Лиса говорит?

Какие перышки! Какой носок!

(«носок» — это не тот носок, который ты надеваешь на ногу, а особая форма слова «нос» — «носик»).

И, верно, ангельский быть должен голосок

(«ангельский голосок» — красивый, нежный, как у ангелов).

Поверь в своё дитя

И потом:

Что, ежели, сестрица,

При красоте такой и петь ты мастерица,

Ведь ты б у нас была царь-птица!

Царь-птица — это самая главная, самая важная птица в лесу, у которой и оперенье прекрасное, и голос замечательный, словом, она всех во всем превосходит. А вот и совсем непонятное слово:

Вещуньина с похвал вскружилась голова

(вещунья — это от слова «ведать», знать. Вещунья — колдунья, которая все знает заранее. Считается, что вороны могут предсказывать судьбу, поэтому в басне Ворона и названа вещуньей).

От радости в зобу дыханье сперло

(зоб — это кожный мешочек у птиц на горле, в который попадает еда при глотании). «В зобу дыханье сперло» — означает, что Ворона чуть не задохнулась от похвал…

Поверь в своё дитя

Поверь в своё дитя

Басню нужно рассказывать ребенку раз в день и объяснять ее примерно так, как я это изложила. Некоторые дети могут понять всю басню сразу, а кто-то — всего лишь несколько строк. Не спешите! Тогда ребенку захочется повторять все более и более длинные отрывки басни.

N.B. После того, как малыш уже прослушал басню несколько раз, перемените тактику — повторяйте то, что ребенок только что сказал. Таким образом, вы побудите его продолжать басню дальше уже самостоятельно.

Следующие, более длинные басни. Когда ребенок уже познакомился с относительно короткими баснями, можно перейти к более длинным, таким, как «Лисица и Аист», «Лисица и Козел», «Волк и Собака».

Вы даже можете сами сделать книжечку, разделив басню на отрывки, и к каждому подготовить рисунок.

Лиса, скупая от природы,

Вдруг хлебосолкою затеяла прослыть.

Да только как тут быть,

Чтоб не вовлечь себя в излишние расходы?

Вопрос мудрен, решит его не всяк,

Но для Лисы такой вопрос пустяк.

Плутовка жидкой каши наварила,

Ее на блюдо тонко наложила.

И, Аиста зовет преважно на обед.

На зов является сосед,

И оба принялись за поданное блюдо.

Поверь в своё дитя

Ну, кашка хоть куда!

Одно лишь худо,

Что Аист есть так не привык…

Он в блюдо носом тык да тык,

Но в клюв ему ни крошки не попало;

А Лисонька меж тем в единый миг

Всю кашу языком слизала.

Поверь в своё дитя

Вот Аист, в свой черед,

Чтоб наказать Лису, а частью для забавы,

Ее назавтра ужинать зовет.

Поверь в своё дитя

Нажарил мяса он, сварил к нему приправы,

На мелкие кусочки накрошил

И в узенький кувшин сложил.

Меж тем Лиса, почуяв запах мяса,

Пришла голодная, едва дождавшись часа,

И ну, что было сил,

Давай вокруг стола юлить и увиваться.

И, щедрости соседа удивляться.

Но лесть ей тут не помогла:

По клюву Аисту кувшин пришелся впору,

У гостьи ж мордочка чресчур была кругла…

Поверь в своё дитя

И жадная Кума ни с чем, как и пришла,

Поджавши хвост, к себе убралась в нору.

Поверь в своё дитя

Каждую страничку этой книги объясняйте так же, как я делала это при анализе «Вороны и Лисицы». Вот вы раскрыли смысл первого кусочка басни, затем второго; советую вернуться опять к первому, рассказать и объяснить еще раз оба кусочка вместе и таким образом прочесть с ребенком всю басню.

Вводите выражения Лафонтена в повседневную жизнь. Если у вас есть такой же кувшин, как у Аиста, скажите малышу, что у этого кувшина, как и у того, длинное и «узенькое» горло. Когда ребенок будет слушать пение птиц, напомните ему: «…при красоте такой и петь ты мастерица…» Сравните тщеславие мачехи из сказки о Белоснежке с тщеславием Вороны. О приготовленном вами супе скажите, что это уж никак не «жидкая каша», и т. п.

Если ребенок привык к подобному усложненному языку, можно знакомить его не только с баснями, но и со стихами. Я предпочитаю читать детям поэтов XIX века, которые о «вечных» темах писали прекрасным и ясным языком. Я считаю, что ребенок гораздо ближе по своим вкусам стоит к взрослому, чем подросток. Главная цель ребенка — понять вселенную, овладеть ею и выжить. У подростка этих проблем нет, он совершенно не сомневается в своем существовании, цель его в другом: он жаждет утвердиться в этом мире. Очень часто ребенка принимают за «пред-подростка», и это неверно. Закрывая для детей мир взрослых, который их неодолимо влечет, вы готовите, таким образом, для вашего малыша трудное отрочество — он будет вынужден противостоять миру, не научившись разбираться в нем. Именно поэтому следует обязательно затрагивать важные жизненные темы, в том числе и печальные, в которых ребята тем больше хотят разобраться, чем усиленнее такие проблемы от них скрывают. Это относится, например, к темам смерти, заточения в тюрьму и т. п.

Встретившись с понятием смерти или наблюдая сам факт смерти, ребенок пытается разобраться, что это такое. В обсуждении этой проблемы вам может помочь стихотворение Виктора Гюго «Внук»:

Смотри, мой мальчик, он — рассвет,

А я — вечерняя заря.

Он появляется на свет,

Навеки угасаю я.

Он примеряет колыбель,

А я — могильной ночи сон.

Но что увидим впереди —

Не ведаем ни я, ни он.

Очень часто в книжках дети читают, что кого-то заточают или бросают в тюрьму, они могут узнать об этом из передач радио и телевидения. Сколько раз вам приходилось слышать, как ребенок говорит: «Вот я тебя сейчас в тюрьму отведу!»

Чтобы малыш лучше понял, что означает быть лишенным свободы и не иметь возможности уйти и прийти, когда тебе этого захочется, прочтите ему стихотворение А. С. Пушкина «Узник»:[21]

Сижу за решеткой в темнице сырой,

Вскормленный в неволе орел молодой,

Мой грустный товарищ, махая крылом,

Кровавую пищу клюет под окном.

Клюет и бросает, и смотрит в окно,

Как будто со мною задумал одно.

Зовет меня взглядом и криком своим.

И вымолвить хочет: «Давай улетим!

Мы вольные птицы; пора, брат, пора!

Туда, где за тучей белеет гора,

Туда, где синеют морские края,

Туда, где гуляем лишь ветер… да я!..»

А если ваш ребенок любит поэзию и учится музыке, познакомьте его с Восьмым сонетом Шекспира, который, безусловно, поведет его за собой в эту таинственную страну:

Ты — музыка, но звукам музыкальным

Ты внемлешь с непонятною тоской.

Зачем же любишь то, что так печально,

Встречаешь муку радостью такой?

Прислушайся, как дружественно струны

Вступают в строй и голос подают, —

Как будто мать, отец и отрок юный

В счастливом единении поют.

Я совершенно не хочу давать здесь целую антологию поэзии, просто эти примеры могут помочь в выборе подходящих стихотворений тем, кто не сможет сделать этого сам.

Не следует также забывать о поэзии эпической и юмористической, которую дети очень любят. Например, знаменитая «Баллада о носе» из пьесы Э. Ростана «Сирано де Бержерак» сама по себе представляет прекрасный урок расширения словарного запаса. Детей, которые изучают историю Франции и знают, кто такой Наполеон, стихотворение «Ватерлоо» В. Гюго из цикла «Возмездие» заставит трепетать!

Но совершенно не следует погружать ребенка в океан поэзии. Достаточно в год прочесть несколько хороших стихотворений, выбранных в зависимости от интересов малыша в данный период его развития. Это поможет не только расширить словарный запас ребенка, но и будет способствовать тренировке памяти и, может быть, пониманию того, зачем вообще существует поэзия. Не говорю уже, что ребенку с хорошо тренированной памятью легче учиться в школе.

Родителям, которые начинают заниматься со своим ребенком позже, причем малыш уже испытывает некоторое отвращение к поэзии как к упражнениям для развития памяти. Сначала выучите какое-либо стихотворение с ребенком вместе; после чего прочтите его с малышом так: одну строку — вы, другую — он, а потом наоборот. Затем, наконец, повторите стихотворение целиком — каждый свою строчку. Покажите ему, что это занятие интересует и занимает вас, именно ВАС. Это единственный путь привить ребенку вкус к чтению стихов.

Театр. Если вы хоть чуть-чуть артистичны и сами интересуетесь театром, то к различным занятиям с ребенком можно добавить еще и театр. Добродушный юмор мольеровских комедий всегда будет иметь успех у детей, например, первая сцена комедии «Лекарь поневоле» или урок орфографии в «Мещанине во дворянстве» (акт II, явление 6). При этом героя Мольера вы можете сравнить с мещанином из басни Лафонтена «Лягушка и Вол».

Я выбрала Мольера, а не другого, более современного автора, потому что, прежде всего, нужно заботиться о развитии разговорного языка, о его чистоте. Ребенок находится под сильным влиянием языка средств массовой информации, школы и нас самих, нередко он слышит тот убогий и вульгарный язык, которым говорят герои современных пьес и фильмов. Но ведь малыш в этом возрасте очень любознателен и, именно сейчас, его нужно знакомить с образцами хорошего языка и стиля, а не через десять лет, когда он начнет восставать против авторитетов и классических языковых норм.


предыдущая глава | Поверь в своё дитя | КНИГИ