home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



5 мая 1870 года. Лондон. Букингемский дворец

Королева Виктория стояла на балконе и напряженно вглядывалась в даль. Она была так погружена в свои мысли, что совершенно не услышала, как слуга открыл дверь. Поэтому его голос заставил королеву вздрогнуть.

– Сэр Бенджамин Дизраэли просит принять.

– Хорошо, пускай войдет.


– Ваше Королевское Величество, – премьер-министр вежливо поклонился, выражая свое почтение.

– Что вас привело ко мне? Я вижу – вы встревожены.

– Началось.

– Что конкретно?

– Все началось. Я шесть часов назад получил пакет свежей корреспонденции от своих людей. Прочел ее, кое-что перепроверил и сразу к вам, как вы и просили.

– Пруссия объявила войну Франции?

– Если бы все оказалось так просто. – Дизраэли вздохнул. – У них на границе какие-то неизвестные, одетые во французскую форму, совершили нападение на штаб одного прусского полка. Убито несколько офицеров и украдена полковая касса. Берлин в ярости и требует объяснений. Париж пытается выяснить, кто это учудил, но пока без результатов.

– Думаете, это начало войны?

– Отличный повод. По крайней мере, в Австрии была реализована аналогичная схема.

– Бисмарк повторяется. – Виктория снова задумалась, повернувшись спиной к премьер-министру. – Какие сроки?

– Сложно предположить. Война может начаться в любой момент. Теперь уже окончательно решено, и все придет в движение сразу, как только выдохнутся французские дипломаты. Пруссия без сомнения хочет иметь красивый повод для нападения, дабы не терять лицо.

– Да пусть играются. Кстати, Фридрих уже отбыл в Берлин?

– Нет. Война не объявлена, а газеты напишут об обострении пограничных отношений только завтра. Он просто еще не знает, что ему пора ехать домой.

– Хорошо, тогда пригласите его ко мне. – Виктория улыбнулась. – Хочу сказать пару напутственных слов.

– Как вам будет угодно, – снова поклонился Дизраэли.

– Это все?

– Нет. Российская Империя предъявила невыполнимый ультиматум туркам. Персидский шах отдал приказ о переводе основных сил к турецкой границе. Сербия, Черногория и Валахия объявили о сборе добровольного ополчения. А хэдив Египта провозгласил себя султаном.

– Исмаил-Паша?[1] И он в это ввязался?

– Да. Независимость Египта для него очень важная вещь. За нее боролись его отец и дед, а тут такая замечательная возможность. Российский Император решил задействовать в этой войне все силы, которые только можно было привлечь. Кроме тех, разумеется, которые будут участвовать во французской кампании. Боюсь, что спустя месяц вся Европа и Ближний Восток будут вовлечены в войну. Такого еще никогда не было.

– Война… этот Александр ее притягивает к себе как магнит. Почему он не любит решать дела мирно? Впрочем, это не важно. Что-то еще?

– В Эфиопии объявился Феодор II[2] при солдатах. Их немного, но они все прекрасно вооружены, и говорят, что неплохо обучены. Он провозгласил упразднение наместничества Вашего Величества и возрождение независимой Эфиопии. И у нас пока нечем ему ответить. Мор, напавший на феодалов, поддержавших нас в 1868 году, привел к тому, что незадолго до возвращения правителя в Эфиопии начались беспорядки. Связь с тремя нашими миссиями потеряна. Пока ничего не ясно, но ситуацию предположить несложно. При самом лучшем раскладе наши подданные, находящиеся на территории этой дикой страны, взяты в плен и держатся в качестве заложников. Там три десятка офицеров, до двух рот стрелков и около полусотни предпринимателей. Плюс корабли с экипажами. Но будем надеяться, что они смогли вовремя покинуть Джибути и избежать захвата.

– Что за корабли?

– Две большие трехмачтовые коммерческие шхуны и один парусно-винтовой корвет Королевского флота «Бланч»[3].

– Хм. – Виктория усмехнулась. – Действительно, началось «все». Надеюсь, хоть в Индии все спокойно?

– Феодалы Пенджаба прислали письмо вице-королю, что отныне посылать более дань не будут. И вообще, просят их больше визитами не беспокоить.

– Тоже объявили независимость?

– Да. А вообще все просто поразительно складывается. В прошлые Рождественские праздники, как вы помните, странно погиб единственный наследник Сикхской конфедерации?

– Вы хотите мне сказать, что этот негодный мальчишка возродился в Пенджабе?

– Именно так. Кто бы мог подумать, что этот дикарь, всячески выказывающий покорность и преданность, так поступит?

– Вы взяли под стражу его семью?

– После того как произошел тот чудовищный взрыв в его поместье, а он сам предположительно погиб, мы сняли всякое наблюдение с его семьи, оставив им содержание. Осенью прошлого года вдова продала свое поместье и перебралась в небольшую живописную усадьбу куда более скромных размеров на берегу моря.

– Бенджамин, – с вызовом сказала Виктория, – почему Скотланд-Ярд подписал бумаги, согласно которым мы похоронили Дюли Сикха?[4]

– Взрывом сильно повредило тело. Лицо очень сильно обожжено и обезображено. Покойного было не опознать. По свидетельству слуг, никого, кроме махараджи, в здании не было. Учитывая, что никаких политических мотивов для подставной смерти мы не имели, то посчитали махараджу погибшим.

– А теперь сбегает его жена с детьми, – улыбнулась Виктория. – Провал за провалом. Я удивлена, что в Букингемском дворце картины по ночам не пропадают. – Бенджамин виновато опустил глаза. – В любом случае Великобритания будет стоять на том, что настоящий махараджа погиб в своем поместье, а тот человек, что в Пенджабе выдает себя за него, – самозванец.

– Я вас понял.

– Надеюсь, это все?

– Не совсем. Русско-американская компания изъявила свое желание купить нашу компанию Гудзонова залива.

– И насколько удовлетворено их желание?

– На текущий момент русскими выкуплена тридцатипроцентная доля. Они предлагают хорошие деньги, чтобы выкупить все остальное.

– Что говорят консультанты?

– Они тоже насторожились, но предлагают все же продать, правда, предварительно набивая цену. Например, отпустить в три-четыре раза дороже рыночной стоимости. По их мнению, что бы там ни имелось, подобный подход все одно будет для нас выгоден.

– Но почему туда рвется Александр?

– Он не рвется, а планомерно ведет переговоры. Причем, насколько я смог выяснить, это дело ведется неким греком, который имеет весьма авантюрную репутацию в деловых кругах. Возможно, это его личная инициатива и Император в нее не посвящен.

– Чего вы от меня хотите? Я не являюсь владельцем этой компании и не управляю ей.

– Совета Вашего Королевского Величества. Только совета, – подобострастно улыбнулся Дизраэли и поклонился.

– Компания Гудзонова залива банкрот?

– Нет, но их дела очень плохи. Дошло до того, что они торгуют бытовой мелочью среди немногочисленных жителей, чтобы хоть как-то свести концы с концами.

– Тогда мой вам совет – не вмешивайтесь. Александр спекулянт похлеще Ротшильдов. Кто знает, что он там задумал? Даже если это дело ведет кто-то другой. – Она выразительно посмотрела на Бенджамина. – Пускай руководство компании Гудзонова залива само решает, как им поступить. А вы просто следите за тем, чтобы не было никаких подвохов, порочащих честь короны.

– Лично за этими переговорами следить будут, – кивнул Дизраэли.

– Надеюсь, хоть теперь новости подошли к концу? – раздражительно подняла бровь королева, но, увидев мнущееся выражение лица премьер-министра, продолжила: – Мир сегодня просто сошел с ума. Две войны. Две независимости. Только всемирного потопа не хватает и эпидемии чумы.

– Остались еще кое-какие малозначительные события в восточной Азии, но если вы устали, то я вас не буду ими утруждать. Ничего серьезного.

– Что там? Раз начали говорить, то продолжайте.

– Ранее я докладывал, что войска тайпинов в Китае разгромлены нашим соотечественником – генералом Гордоном, возглавившим «Всегда побеждающую армию».

– Да. Оставались какие-то крестьяне-факельщики на севере Китая. Их разбили? Вы об этом хотите сказать?

– Нет. Чарльз Гордон погиб в одном из боев с этими самыми факельщиками. Его армия разбита, а Пекин в осаде.

– В который раз?

– В этот раз у них нет войск для снятия осады. Императорскому двору придется либо погибнуть, либо пойти на переговоры с повстанцами.

– Чем это грозит нам?

– Сложно сказать.

– А вообще, как так случилось, что толпа практически никак не вооруженных китайских крестьян смогла разбить императорскую армию?

– Нам никаких подробностей того сражения не известно. Я пытаюсь выяснить, но связь с тем регионом очень плохая, и обстановка там весьма нестабильная. Сложно что-то ясно понять в этой каше.

– Вы говорили о нескольких событиях, что еще?

– В Лондон прибыла делегация японского Императора. Они уже провели переговоры с нашим министром иностранных дел.

– Что они хотят?

– Помощи в гражданской войне. Хотя бы оружием. Но лучше открытым вмешательством.

– Они рассорились с Москвой?

– Видимо.

– И что думает Foreign office по этому вопросу?

– Военные поставки мы, безусловно, им предложим. В рамках покупательной способности, конечно. А воевать не пойдем. Ввязываться английскими солдатами в какую-то туземную войну, да еще в столь сложной обстановке, мы совершенно не имеем ни возможности, ни желания.

– Ясно. Это все?

– Да, Ваше Королевское Величество. – Дизраэли вежливо поклонился.

– Я вам признательна, что вы меня оповестили о подобных, безусловно, важных новостях одной из первых. Надеюсь, вы и в дальнейшем будете держать меня в курсе происходящих дел, а не как раньше, информировать только в самые критические моменты.

– С большим удовольствием, Ваше Королевское Величество, – сказал Дизраэли, после чего вышел из кабинета и быстрым шагом добрался до кареты. Сел в нее и облегченно вздохнул, расстегнув воротник.

– Как прошла встреча? – спросила его женщина, укрытая черной вуалью.

– Чертова курица! – выругался премьер-министр и бросил папку с документами на мягкий диван кареты. – Я ей сделал одолжение, а она вела себя так, будто я досаждал ей никчемными вопросами. Будто я назойливая муха!

– Вот видишь, дорогой друг… все как обычно.

– Я не знаю, что делать. В палате лордов буря, королева сходит с ума, Скотланд-Ярд пытается всячески выставить дураками правительство, стараясь избежать ответственности за происходящие события, дескать, это мы своими запретительными мерами им мешаем работать, Совет… даже не хочу говорить об этом. Боюсь, что вскоре мне придется последовать за Ротшильдами в изгнание. И хорошо, если просто в изгнание, а то, не дай бог, еще козлом отпущения сделают. – Бенджамин взялся руками за голову и зажмурился.

– Дорогой друг, мой господин готов предложить вам работу. Вы ведь хороший специалист и большая умница. Зачем вам такие нервные перенапряжения в вашем-то возрасте?

– Графиня де ля Фер, – медленно произнес Бенджамин и усмехнулся: – Я ведь читал этот роман. Как вас на самом деле зовут?

– Это не важно. Я лишь тень, лишь посредник.

– Почему я вам должен верить?

– Должны верить? Боже упаси, друг мой. Вам решительно не стоит доверять мне.

– Миледи, я даже представления не имею, какую работу вы мне предлагаете.

– Вижу, что вы уже не столь непримиримо настроены, нежели сегодня утром.

– Эти новости. Они ведь реальные?

– Вы же проверили некоторые из них, не так ли?

– Да… некоторые. Но я мог проверить не все. Откуда мне знать, что в Китае произошло то, что вы говорите? С Индией, Францией и Турцией у меня телеграфная связь есть, а с Китаем – нет.

– Вы вполне могли осведомиться у японцев, которые сейчас в Лондоне. Они в курсе.

– Простите, в курсе чего?

– Русский Император заключил договор с предводителем западной колонны факельщиков Чжаном Цзун Юя[5] и обеспечил военными инструкторами, а также осуществил крупную поставку оружия. Включая три сотни старых гладкоствольных пушек. Подробности поставок мне не известны, однако это не столь важно. Японцы в курсе этого союза и просят у вас помощи, чтобы устоять перед Россией, а потому с удовольствием поделятся информацией. Ведь в Москве у них попросили остров Эдзо[6] за прекращение поставок оружия сегуну. И, по мнению японцев, это только начало полного завоевания. Аппетиты Александра им уже известны не понаслышке.

– А зачем Императору связываться с повстанцами? Что он с этого получит?

– По договору, Великое Ханьское государство уступает России Маньчжурию, Синьцзян и Монголию, а также признает ее протекторат над Кореей.

– О!

– Именно по этой причине армия факельщиков смогла довольно легко разбить Чарльза Гордона. Надеюсь, факт нахождения русского кадрового полка на границе вы в состоянии увязать со столь грандиозным успехом повстанцев?

– Всего один полк?

– Прекрасно подготовленный и вооруженный полк. Там одних только митральез было свыше трехсот штук.

– А как обставили сам факт участия русской армии в этом конфликте?

– Чжан целенаправленно отступал в сторону русской границы. Точных карт у Гордона не имелось, поэтому он понадеялся на то, что сможет загнать факельщиков в угол с помощью русских. Он искренне полагал, что войска Цзун Юя остановит на границе тот самый полк. Да и казаков там имелось не так мало. Однако после того как его армия пересекла границу России и углубилась, преследуя повстанцев… – Девушка улыбнулась совершенно обворожительной улыбкой. Белоснежные зубы, нежные губки с отменно подобранной помадой… и озорной огонек в лукаво блеснувших из-за вуали глазах.

– Засада?

– Да. После ураганного обстрела «большой банды хунгузов» остаток армии Чарльза Гордона атаковали войска Чжана. Пленных в том бою не было.

– Откуда же вам стало известно об этом событии так много?

– Понимаете, дорогой друг, его высокопреосвященство имеет своих людей везде.

– Его высокопреосвященство, значит? – задумался Дизраэли, пытаясь припомнить действительно влиятельных кардиналов, но ничего на ум не приходило. – Никогда бы не подумал, что в этом деле замешана церковь. И что же хочет его высокопреосвященство?

– Вы готовы сменить хозяина? – еще раз спросила девушка.

– Да. Готов. У меня нет выбора, ведь так? – улыбнулся Бенджамин. – От чего я должен был умереть в случае отказа? Яд? Кинжал? Пуля? Вы мне сказали так много…

– Вы действительно хотите это услышать?

– Сделайте милость, удовлетворите любопытство старика.

– Вы бы повесились, оставив перед этим предсмертную записку.

– Как неожиданно. – Бенджамин непроизвольно потер шею. – Так что я должен буду сделать для его высокопреосвященства?

– Его высокопреосвященство предлагает вам подать в отставку, переоформить на третьих лиц свое имущество и переселиться в Дублин. А там вам очень быстро сделают предложение, от которого вы не сможете отказаться.

– В самом деле? – удивился Бенджамин. – Необычный поворот событий. Впрочем, я дал свое согласие. Сегодня же проконсультируюсь с доктором о том, как лучше обставить отставку.

– Прекрасно. – Дама слегка кивнула. – Тогда примите этот перстень. По нему вы сможете определить слуг моего господина. – С этими словами она протянула Бенджамину небольшую коробочку темно-вишневого цвета. Внутри лежал аккуратный перстень-печатка из платины, от вида которого Дизраэли буквально онемел. Он не раз слышал упоминания о подобных перстнях в донесениях разведки. Пару раз видел своими глазами. Даже комиссию из-за этих перстней созывали, пытаясь выяснить, что же это за организация. Но все тщетно.

Бенджамин слегка дрожащими руками достал перстень из коробочки и внимательно покрутил в руках, обнаружив на его внутренней стороне гравировку.

– Это число? Я плохо вижу.

– Да. Каждый перстень с уникальным номером. Он не только выполнен из платины, но и имеет особый дизайн. Посмотрите вот сюда. Видите, тут имеет место небольшой дефект. Вот тут, тут и тут еще. Они делаются специально и нужны для определения подделок. Так что будьте внимательны.

– А… – Бенджамин немного смутился.

– Да, на пальце короля Ирландии и Императора России вы видели такие же перстни. Они, как и вы, как и я, – девушка вынула на цепочке перстень из декольте платья и продемонстрировала его, – слуги нашего общего господина.

– И французские офицеры в Пенджабе?

– И они тоже.

Девушка вышла на Флит-стрит и направилась в сторону Темзы, что только добавило Бенджамину мистических мыслей. Ведь этим районом некогда владели тамплиеры. Это, конечно, было очень давно. Но Лондон, увлеченный последние лет десять спиритизмом, полнился самыми разными слухами и легендами. В том числе и об этой легендарной организации.

Бенджамин еще минут пять смотрел вслед уходящей девушке. Проводил ее взглядом до входа в Круглую церковь – старую резиденцию тамплиеров, и приказал трогать. Для него начиналась новая жизнь.


Михаил Ланцов Красный Император. «Когда нас в бой пошлет товарищ Царь…» | Красный Император. «Когда нас в бой пошлет товарищ Царь…» | Глава 1