home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



15 декабря 1870 года. Москва

Дежурный учебного стрельбища ротмистр Андрей Черный завершал последний обход своего хозяйства перед закрытием, когда к нему прибежал вестовой. Уже несколько лет Император не заезжал на стрельбище Академии, да и вообще был нечастым гостем этого заведения. А тут вот те раз – на ночь глядя приехал. Конечно, до отбоя еще было несколько часов, но все одно – необычно. Проскакивали, конечно, мысли о том, что его разыграли, но рисковать и отмахиваться он не стал. Шутка, она, может, и шутка, а что если действительно решил заехать? Ставить крест на всей карьере ротмистру не хотелось совершенно.

Но ожидания оправдались. Андрей Черный заметил приближение идущей шагом конной группы из десяти всадников еще издали. Впрочем, несмотря на хорошее освещение газовыми лампами, он никак не мог разглядеть императора. Все десятеро казались какими-то серыми, буквально смазанными. До их подъезда осталось сотни полторы шагов, как со стороны главного корпуса появился ректор Леер с небольшой свитой.

– Ваше Императорское Величество! Ваше Императорское Величество! – крикнул он изо всех сил, пытаясь докричаться.

Группа остановилась в ожидании пешей процессии. А потом началось. Суета, возня, и прочее. Леер был, по мнению Андрея, совершенно встревожен столь поздним визитом, а потому несколько мельтешил и переживал, что очень хорошо было заметно со стороны.


– Генрих Антонович, что вы переживаете? – говорил незнакомый крупный мужчина в неброском мундире без знаков отличия. – Я уверен, что у вас в делах все хорошо. Просто захотелось немного пострелять. Все замечательно, Генрих Антонович, не переживайте. Кстати, как вам наш санаторий?

– Замечательное место! Вы знаете, я там впервые за многие годы хорошо выспался. Одна беда – очень быстро устаю от безделья. По комнате начинаю метаться. Очень не хватает дел.

– Это верно. Отлично вас понимаю. Сам там больше недели проводить не могу. Мы с вами, знаете ли, больны новым поветрием. Информационным голоданием называется. Вот если что новое не услышишь или не прочитаешь – все, тяжко становится на душе. Некомфортно. Без дела сразу настрой такой, что хоть на луну волком вой.

– Беда-беда. И не говорите!

– Я даже отдыхать из-за этого толком не могу. Нашел себе новое увлечение – плаваю в бассейне до полного изнеможения. Оно, знаете ли, хоть и утомляет, но позволяет отвлечься. Монотонные движения и умиротворение теплой воды, это божественно. Очень рекомендую. Попробуйте поначалу хотя бы десять минут плавать. У вас же с дыханием проблемы были. Вам врачи плавание не рекомендовали?

– Рекомендовали, конечно, рекомендовали. Но все никак не доходят руки.

– Вот и нужно с этим бороться. В здоровом теле – здоровый дух!

– А вот и дошли. Ваше Императорское Величество, вы из чего изволите стрелять?

– Да я не привередливый в таких вопросах. Чего вам не жалко, то и давайте. Я обделять слушателей академии не хочу.

– Вы знаете, уже который месяц у нас идут испытания новой винтовки. Андрей, принесите, пожалуйста. Иван позовите Клима Савельича.

– Испытания? А почему мне Путилов не докладывал? Только винтовки?

– Ваше Императорское Величество, да я сам толком-то не знаю. Сейчас Клим Савельич подойдет и расскажет все. Это инженер от конструкторского бюро, который контролирует опытные стрельбы.

Спустя минут десять, пока Генрих Антонович и Император беседовали, прибежал Клим Савельич – помятый и совершенно растерянный крепкий мужчина лет тридцати с густыми черными волосами.

– Ваше Императорское Величество! – завопил запыхавшийся инженер.

– Тише, тише. Что вы кричите? Мне сказали, что на стрельбище проходят опытные стрельбы новой винтовки. Это так?

– Так точно, Ваше Императорское Величество!

– Хорошо. Пойдемте, я хочу на нее взглянуть.

Клим несколько секунд топтался в нерешительности, но взглянув на Генриха Антоновича Леера и получив его одобрительный кивок, расторопно поспешил на охраняемый склад особого назначения, заодно захватив с собой несколько человек из свиты ректора, чтобы помогли нести ценное имущество.

Спустя еще десять минут перед Императором, отвлеченно беседовавшим с Леером, тихо возник запыхавшийся Клим с винтовкой в руках. Первый взгляд и легкий ступор. Александр даже отвернулся и потер глаза руками, думая, что от усталости его уже посещают галлюцинации. Еще раз взглянул. Постоял в задумчивости минуты две, медленно двигаясь взглядом по оружию, изучая его, каждый изгиб, каждую деталь. Аккуратно взял в руки. Стал ощупывать, не веря собственным глазам. И вообще вел себя так, будто повстречал после долгой разлуки свою «старую боевую подругу».

Александр смотрел на эту винтовку и тихо млел. Когда-то много лет назад его первая жена смогла привлечь в клуб военно-исторической реконструкции, занимавшийся эпохой Второй мировой войны. Причем такой клуб, который не только ездил на официальные поисковые мероприятия, но и не стеснялся «черной археологии», а потому располагал довольно приличной материальной базой, с которой Саша и познакомился сразу после того, как стал «своим» в этом коллективе.

«Железа» было много, причем в основном далекого от кондиции. Так что один из замечательных жизненных опытов, который получил будущий Император, заключался в восстановлении и ремонте огромного количества образцов стрелкового вооружения. Тут было все – от револьвера наган до немецкого пулемета MG-42. Изредка попадались и совсем чудные образцы вроде хорошо известного по фильмам пулемета браунинг M1919, который, по всей видимости, попал на фронт через программу ленд-лиза.

Сколько он тогда провел бессонных ночей в клубной мастерской – не пересказать. Зато это позволило выработать определенную оценку большинства экземпляров стрелкового вооружения, принявшего участие во Второй мировой войне. Именно эти взгляды и соображения Александр и передал в КБ «Стрелковое вооружение», которому под руководством Горлова пришлось тщательно разбирать жуткий ворох эскизов, заметок и набросков.

Так уже сложилось, что Александр, ставя техническое задание перед Горловым, не имел желания скопировать ту или иную магазинную винтовку. У них всех имелись недостатки, в том числе такие, которые потребовали бы полной переделки конструкции. Конечно, лично Саше нравилась японская винтовка «тип 99», однако он не забывал и о технологичности, стоимости оружия и простоте его эксплуатации вообще и ремонта в частности. Поэтому сейчас он держал совершенно чудовищного мутанта, в котором угадывались черты и маузера, с его флажковым предохранителем, и трехлинейки с несколько выступающим магазином и так далее. Не винтовка, а «дочь полка» в самом пошлом смысле этого слова.

– Товарищ, – Император, наигравшись с новой поделкой, обратился к Климу Савельевичу, – и давно вы уже ведете опытные стрельбы?

– Второй месяц, Ваше Императорское Величество. Эти винтовки – уже третья партия. Предыдущие образцы расстреляны до полного отказа.

– А вы как, с рук стреляете или не рискуете и пользуетесь станком?

– Станком, Ваше Императорское Величество.

– А с рук пробовали?

– Не положено, – вытянулся по струнке Клим. – Главный конструктор обещал нам глаз на, простите, мягкое место натянуть, если глупости совершать будем. Людей не хватает, поэтому и не рискуем попусту.

– Это хорошо. – Александр задумался. – Часто проблемы при отстреле возникают?

– Редко. Ближе к полному износу идут валом. А если новую винтовку брать, то все просто замечательно.

– Из этой винтовки сколько раз выстрелили? Судя по состоянию деталей, немного.

– Так точно. Мы из нее сделали сто десять выстрелов. Она совсем новая.

– Отменно. Подайте-ка мне патронов. Опробую эту игрушку.

– Ваше Императорское Величество, не положено же.

– Клим Савельич, десятка два, пожалуйста.

Несколько помявшись, инженер кивнул своему помощнику, и тот подал Александру небольшую картонную коробку с патронами, которую он все это время держал в руках. Император достал патроны и немного повертел в руках, рассматривая.

– Какой калибр?

– Четыре имперские линии[65].

– Ровно или округленно?

– Ровно. Хотели брать из таблиц рекомендуемых значений, но в КБ уже вторую партию сделали такой. Подробностей я не знаю.

– А почему не четыре с половиной линии?[66] Первоначально, насколько я помню, ориентировались именно на него.

– Мы отрабатываем оба варианта, но пока нам проще работать именно с четырехлинейной моделью. Да и кучность она дает лучше. Не говоря об ощутимо большей мягкости отдачи. Живучесть ствола выше. И вообще, пока всему коллективу нравится больше именно эта модель.

– Хорошо.

Император, на удивление Клима, ловко снарядил винтовку, привычным движением отодвинул флажок предохранителя в нужную сторону и открыл огонь по мишеням. Никогда в своей жизни Клим еще не видел, чтобы человек с такой легкостью осваивал новое для него оружие, ранее никогда не виденное. Ведь двигательные навыки из воздуха не рождаются.

После кратких стрельб, оставивших довольно приятное впечатление, Александр уделил более получаса расспросам Клима. Как обстоят дела с опытным производством этой винтовки? Что еще интересное сейчас уже можно пощупать «в железе»? И так далее. Инженер, впрочем, был на редкость немногословен. Позже Горлов[67] пояснил это тем, что Клим Савельевич боялся выболтать лишнее. Император перед ним или нет, а все одно – страшно. Вдруг его проверяют?

– Ну и скрытны вы, Александр Павлович! – Император с удовольствием и удовлетворением разглядывал особую оружейную комнату завода МГ, где хранились опытные образцы.

– Так Ваше Императорское Величество, ведь все это сырые образцы. Одних винтовок два десятка разных вариантов. Мы запутались в расчетах и решили опытным путем выверять успешные решения.

– И что, так ничего толкового еще и не сделали?

– Сделали. Как не сделать? Вот. – Николай Иванович взял с одного из стеллажей револьвер, сильно напоминающий до боли знакомый Наган, но даже навскидку сразу бросалось в глаза, что ствол имел больший диаметр. Да и вся конструкция казалась несколько массивней. – Калибр у него пять имперских линий[68]. Как и с винтовкой, мы решили не ориентироваться на таблицу рекомендованных значений.

– Почему?

– Нам так оказалось проще, – пожал плечами Горлов. – Конечно, таблица должна дать более удобные в массовом производстве калибры, но в целом мы посчитали, что оружия это не касается. Все подогнать под эти калибры просто не получится.

– Вы не первый инженер, который недоволен таблицами. В целом я с вами согласен и на данный момент настаиваю только на неукоснительном следовании таблицам в метизах и прежде всего разнообразном крепеже: болты, шурупы, гвозди, стяжки и прочее. Так что бог с ним. Расскажите лучше об этом револьвере.

– Принцип действия у него двойной, то есть можно как самовзводом, так и по-старому – вручную взводя курок перед выстрелом. Так что, я думаю, он должен удовлетворить как любителей скоростной стрельбы, так и точной.

– Все-таки вы не стали делать механизм надвигания барабана на ствол?

– Да. Помучились немного, cделали несколько опытных экземпляров. Постреляли. Подумали. И решили, что конструкция получается ощутимо сложнее, а начальная скорость пули повышается незначительно. Да и патрон выходит дороже и тяжелей.

– Отменно. – Император нажал кнопку, и барабан откинулся влево. – О! Я вижу, вы автоматический экстрактор все же смогли сделать? Мне кажется или вы всего полгода назад пытались убедить, что это совершенно лишнее?

– Пытался, – потупил глаза Горлов. – Но упорство и труд все перетрут. Автоматический экстрактор и откидной вбок барабан настолько облегчают перезарядку оружия, что мы не смогли вводить в конструкцию одно без другого.

– Как показали себя стрельбы?

– Более чем удовлетворительно. Мы сейчас работаем над конструкцией, стараясь ее облегчить и упростить настолько, насколько это возможно.

– А почему не взяли калибр в шесть целых три десятых имперские линии[69], как я рекомендовал?

– Очень тяжелый револьвер получается, одной рукой сложно управляться. Да и вообще, носить затруднительно. Но мы разработок по нему не прекратили. Вот, – Путилов взял со стола внушительного размера «дуру», – вариант под желаемый вами калибр. Мы и навеску пороха уменьшили, чтобы снизить отдачу и громкость выстрела. Но все одно – оружие не для всех.

– Громко стреляет?

– Весьма.

– Попробуйте довести его до ума. В качестве коммерческого предложения, я думаю, может найти своих покупателей. Особенно среди путешественников. Так-с, чем еще удивите?

– Да нечем особенно. Даже то, что вы держали в руках, жутко сырое. Вы же настаивали на высокой технологичности оружия, максимальном применении штамповки, токарного станка и прочих перспективных решений. Вот и возимся.

– И правильно. Но все-таки сильно затягивать не стоит. Так-с. Винтовка, револьвер… хм. А как у вас обстоят дела с пулеметами? Есть подвижки?

– По предоставленным эскизам и заметкам соорудили мы несколько образцов. Только вышли они настолько отвратительными, что наша старая МГ МП-58 легко превосходит их и в боевой скорострельности, и в надежности. Да, работают. Да, значительно компактнее. Но проблем с ними масса. Заедают часто.

– В самом деле? – искренне заинтересовался Александр. – А можете показать эти заедающие образцы?

– Конечно. – С этими словами Горлов провел Императора во вторую комнату, где на низком столе располагалось несколько вариаций на тему пулемета Браунинга образца 1917 года. Как эта модель могла страдать частыми заеданиями, Императору было просто непонятно. Ведь это была одна из самых простых и неприхотливых моделей станкового пулемета за всю первую половину XX века.

Александр подошел к ближайшей поделке и открыл ствольную коробку. В свое время в клубе он не раз заглядывал «под юбку» подобным игрушкам, а потому одного взгляда хватило для того, чтобы Император с трудом сдержался от мата. Конечно, он не был гением черчения и эскизных зарисовок, но «сумрачный гений» какого-то конструктора пошел куда-то в сторону при создании этого оружия.

– А это вообще стреляло?

– Плохо. У этого образца заедания происходят очень часто. Очереди редко больше десяти выстрелов. Частые замятия гильз.

– А кто над ним работал?

– Коллектив. Человек пятнадцать. Работы идут плохо – ребята дерутся за каждую деталь.

– Защищаете инженеров? – Горлов потупил глаза. – Хорошо. Назначьте одного из них главным и лично ответственным. Выбирайте на ваше усмотрение. Эти драки и дебаты до добра не доведут.

– Будет исполнено, Ваше Императорское Величество, – Горлов улыбнулся.

– И вот еще что. Изготовьте мне чертеж этого пулемета. Что вы удивляетесь? Думаете, разведданные, которые я вам спускаю, через меня не проходят? Хочу посмотреть, где товарищи напутали.

– Так там был рабочий пулемет?

– Да. Превосходный образец, который можно хоть сразу в серию запускать.

– Привлечь конструктора не получилось?

– Он погиб еще до того, как мы смогли получить заметки и чертежи. Образец, к сожалению, пришлось уничтожить, чтобы он не попал в руки англичан. Но факт его прекрасной работы совершенно достоверен.

– Да. Печально. Такой бы конструктор нам пригодился.

– Александр Павлович, у вас масса превосходных инженеров и конструкторов. Просто не давайте им заниматься всякой ересью. Вы сами человек с техническим складом ума. Разбираетесь в механике. Что же вы их не контролировали, когда они сооружали вот это чудище? Посмотрите вот сюда. Да-да. Как это уродство может работать? Они эскизы что, не видели?

– Видели и внимательно изучали.

– Так чего они тут слепили? Задача стоит не усовершенствовать модель, а повторить! Каждый эскиз делался с фотографий. Эти детали были не выдумка, а реальность.

– А фотографии нельзя приложить к эскизам?

– К сожалению, нет.

– Что-то серьезное?

– Помните, недели три назад был небольшой пожар в подвале Спасской башни?

– Очень, очень жаль…

– Там много чего ценного сгорело. Увы, здание государственного архива мы пока только проектируем. Не знаю даже, как долго наиценнейшие материалы будут храниться таким непотребным образом.

– А там какая-то сложность?

– Десять этажей под землей, с вентиляцией, лифтами, системой регулирования влажности и прочими изысками требуют на данный момент решения целого спектра сложнейших задач. Да и вопросы безопасности подняты нешуточные. Уже сейчас мы обладаем ценнейшими сведениями, которые сохранят свою актуальность на протяжении десятилетий. Их нужно сохранить и защитить от попадания в руки врагов. В общем, сложность очень высокая. Хотя с виду простое и неприглядное здание. Подумаешь, архив. Сарай да шкафы с полками. – Император улыбнулся. – Все уже давно не так просто.

– Я о таких вещах не думал. Вы знаете, мне почему-то казалось, что архив особо важных сведений должен быть довольно компактным. – Горлов усмехнулся. – Своего рода сундук с отделением часовых при нем. Я совершенно отстал от реалий.

– Ничего страшного, Александр Павлович. Вы и не могли быть в курсе всех дел. Даже я, обладая всей полнотой власти, далеко не всегда успеваю отслеживать важную информацию. Давайте продолжим наш разговор. – Император вопросительно посмотрел на Горлова.

– Так вроде бы все. Больше никаких проектов стрелкового оружия мы не разрабатываем. О гладкоствольном ружье с трубчатым магазином для отрядов КГБ и солдат в дебрях Амазонки вы знаете. Да и оно не разрабатывается уже, а изготавливается малыми партиями. – Горлов задумчиво огляделся и смущенно пожал плечами. – Да. Все.

– Ну что же. Все так все. Но впредь не забывайте меня информировать о ходе разработок. От прочтения лишнего листка бумаги раз в месяц я не развалюсь. Вы меня поняли?

– Конечно, – вытянулся по струнке Горлов и взял под козырек.


Глава 7 | Красный Император. «Когда нас в бой пошлет товарищ Царь…» | Глава 9