home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



То же время. Москва

– Ваше Императорское Величество, – Павел Григорьевич был официален как никогда, напоминая натурального английского мажордома, – к вам делегация Бразилии.

– Пусть войдут, – Александр едва не рассмеялся от всего этого спектакля. Ну не принято у него было так шаркать ногами и надувать щеки. Но тут решили немного поиграть. В конце концов, когда все однообразно, то становится довольно скучно. А Саша хорошо помнил главный завет Иосифа Виссарионовича: «В любом деле есть место для хорошей шутки»[70].

– Рад вас видеть, друзья! – Александр вежливо поприветствовал вошедшую делегацию, впрочем, продолжая сидеть. – Прошу, располагайтесь. Павел, распорядись, чтобы нашим друзьям принесли напитки. Что вы изволите? Чай? Кофе? Или, может быть, что-то еще?

– Ваше Императорское Величество, – барон Иренеу ди Суси[71] окинул взглядом своих людей, – давайте сразу приступим к делу. Как вы понимаете, в Европе война и дорога сюда была весьма непростой и довольно опасной.

– Хорошо. Я весь во внимании. С чего начнем?

– С кораблей. Наши двадцать фрегатов, которые строились в Северной Америке, оказались перекуплены французами. Как это понимать?

– Все предельно просто. Лондон смог заблокировать любую легальную продажу этих кораблей Бразилии. В случае если бы мои люди попробовали обойти этот запрет в экстренном порядке, то вы бы получили свой товар, но, во-первых, я бы потерял значительную долю своего влияния в Северной Америке, включая верных людей, а во-вторых, вы бы получили очень серьезные проблемы в лице Великобритании. Этот туманный остров очень не любит, когда его интересам так сильно мешают, особенно сейчас – после череды провалов.

– И как вы предлагаете поступить? Ведь нам нужны корабли. Военные корабли, поскольку на данный момент все кому не лень открыто и нагло пользуются неприкрытостью наших границ.

– Возят контрабанду?

– Да. И в таких количествах, что это становится очень большой проблемой.

– Великобритания очень сильно переживала из-за того, что Северная Америка строит вам военно-морской флот. Да, это не броненосцы, но, как показала русско-турецкая война, корабли без моряков – обычные лоханки. Для них этот заказ стал очень тревожным звонком о появлении большой и независимой силы в Атлантике. И пока они в состоянии, они не потерпят подобного. Почему Великобритания вмешалась в Гражданскую войну в Северной Америке? Правильно, потому что грузовой и транспортный флот САСШ реально представлял серьезную угрозу для интересов Великобритании на просторах Атлантики. А поскольку производственные мощности находились на территории Северной Америки, то томми всемерно поддержали все возможные силы, направленные на разрушение этих заводов и потопления кораблей. Даже экспедиционную эскадру передали южанам.

– Но в нашем случае мы имеем не гражданский флот, да и строим не сами.

– Поэтому англичане ограничатся обычной военно-морской операцией, в ходе которой постараются потопить все, что у вас плавает. В этом деле важно помнить о том, что термин «копенгагенирование» придумали и реализовали на практике именно они.

– Но зачем им дались мы? Два десятка парусников не являются угрозой Великобритании.

– Во-первых, вы мешаете их торговле. Думаете, Лондон не имеет никаких интересов в той контрабанде, которая вас так беспокоит? Считаю, что он ее и курирует. Вы ведь открытую торговлю с ним ущемили довольно серьезно после вскрытия прецедентов их помощи Аргентине. Массовая контрабанда – это скорее всего дело их рук. Во-вторых, Индия. После того как Франция показала всему миру, как легко можно обычными парусниками заблокировать всякое морское сообщение с этой жемчужиной британской короны, Лондон будет обостренно реагировать на любые попытки возникновения относительно серьезных военно-морских сил на пути из Великобритании в Индию.

– А вы нам в случае этого конфликта не поможете? – вопросительно поднял бровь Иренеу.

– Я уже помогаю. Первый шаг, вызвавший у вас столь серьезное возмущение, на самом деле играет за вас.

– Передача наших фрегатов французам? Но как?

– Они стали той силой, которая очень серьезно качнула чашу весов, причем не просто так, а в самый подходящий момент. Теперь, когда Лондон сможет взять верх над Парижем, у него практически не останется сил на что-то еще, кроме как охрану сильно растянутых коммуникаций. Эти тяжелые фрегаты, вооруженные нарезными пушками, скажут свое веское слово, пустив на дно не один десяток британских кораблей.

– И что это изменит? Англичане через некоторое время восстановятся и, если вы верно сказали, уничтожат Бразильский флот.

– А вот это очень не факт. Ложка, как говорится, хороша к обеду. Сейчас эти фрегаты воюют за ваши интересы, не позволяя англичанам отвлекаться на гипотетические угрозы, и тем самым выигрывают столь важное для нас с вами время. И что отрадно – делают все это на французские деньги. Что же касается перспективы… – Александр улыбнулся. – Известно, что Великобритания очень сильно зависит от товарного оборота со своими колониями. Да и не только колониями, а вообще зависимыми территориями. А военный конфликт в Индии на данный момент носит весьма непростой характер. Мятежники смогли не только освободить от британского контроля Пенджаб, но и приличную часть Северной Индии. Под их знамена потихоньку собираются войска, в то время как английские силы без поддержки метрополии тают. И если война продлится еще год, то Лондону придется не столько заниматься восстановлением своего военно-морского флота, сколько серьезно тратиться на большую войну в Индии. Набор, обучение, снаряжение и содержание солдат стоит денег, и далеко не символических. Особенно в зоне активных боевых действий. Я убежден, что им придется впервые за последние пару веков серьезно раскошелиться на сухопутные военные кампании. Разумеется, кое-что англичане, конечно, будут делать и для возрождения флота. Но в данном случае скудость ресурсов приведет к тому, что туманный Альбион начнет играть через дипломатию, а не силу. Особенно, если я поддержку вас.

– У России есть большой флот?

– У России есть возможность осуществлять поставки чего угодно в Северную Индию. В том числе и сухопутным путем, минуя моря, контролируемые англичанами, – лукаво улыбнулся Александр. – И в Лондоне об этом прекрасно известно. Впрочем, и флот кое-какой тоже имеется. А англичанам сейчас, чтобы возродить свой былой кулак, потребуется намного больше времени, чем в обычных условиях. И в этих условиях потеря каждого корабля станет для них той жертвой, на которую они пойти не смогут.

– Вы уверены в этом?

– Более чем. Кроме того, в Калифорнии Сикхская Империя строит эскадру парусно-винтовых шлюпов. Ничего необычного – какие-то пять небольших кораблей. Но в сложившихся условиях судоходство в Индийском океане практически не защищено боевыми английскими кораблями. Как вы понимаете, пока Лондон до них доберется, эти пенджабские моряки смогут отличиться в непростом деле потопления гражданских судов британской короны. И не раз.

– Хм. Из ваших слов я понял, что наши фрегаты будут строиться в России?

– Совершенно верно. Но по другому контракту и по иной схеме. Санкт-Петербургские верфи в ближайшее время заложат четыре тяжелых фрегата. В европейском балансе они никак не отразятся. Тут все решают броненосные корабли. Поэтому все будет воспринято довольно спокойно. После завершения строительства я их перегоню в Александровск-на-Паране, где уже передам вам, заложив на стапелях Санкт-Петербурга новую серию. Само собой, без лишнего шума в прессе. И вас я очень прошу об этом позаботиться, чтобы никакой неразумный патриот вдруг не стал трубить на всю Бразилию, какая вы теперь могущая морская держава.

– Хорошо. Конструкция кораблей будет такой же, как и в предыдущем проекте?

– Нет. Тут у меня совершенно другие верфи. Они будут строить тяжелые фрегаты не только с мощным стальным набором корпуса, но и с современной металлической обшивкой. Стоимость каждого, соответственно, возрастет. Поэтому в оговоренную нами контрактную стоимость получится вместить всего восемь кораблей.

– Но этого мало!

– Этого будет вполне достаточно. Почему? Во-первых, потому что эти корабли будут намного более совершенными. Чего стоит только один цельнометаллический набор и обшивка из мунц-металла[72]. Да и с механизмами дела будут обстоять много лучше. А во-вторых, к кораблям я добавлю вам возможность обучить своих моряков в наших военно-морских учебных заведениях. Конечно, не Лондон, но тоже кое-чего умеем. Вас это устроит?

– Хм. – Иренеу переглянулся с делегацией, которая либо пожимала плечами, либо одобрительно кивала. – Да. Вполне.

– Вот и отлично. Тем более что ничто не ограничивает вас позже заказать еще корабли, по мере, так сказать, высвобождения средств. Вы ведь на этой маленькой эскадре не остановитесь?

– К сожалению, в ближайшее время мы не сможем расширить наши заказы. Деньги. Их банально не хватает.

– Я вас отлично понимаю. Большая часть населения моей страны живет за чертой бедности, и это настоящая трагедия. Не столько с точки зрения обычного человеколюбия. Нет. Руководителям столь высокого уровня просто не пристало впадать в сентиментальные терзания. Только сухой расчет. Бедность широких слоев населения очень сильно ограничивает внутренний рынок и мешает развиваться собственной промышленности в частности и экономике вообще. Небольшая горстка крупных и средних собственников не способна обеспечить необходимого объема потребления. Поэтому базовым принципом расширения внутреннего рынка я считаю повышение уровня жизни у беднейших слоев населения. Это титанический ресурс, который позволяет избежать той гнилой свары, что устроили между собой европейцы. Они ведь, в конечном счете, дерутся за рынки сбыта. Им некуда продавать свои товары. Вот они и лезут к соседям. Да, конечно, внутренний рынок не панацея от всех бед, но его расширение для наших стран – единственный шанс развить свою промышленность. Ведь, если положить руку на сердце и говорить честно, в Российской Империи точно так же, как и в Бразильской, экономика колониального типа. Мы добываем сырье и продаем его в Европу, откуда нам поступают промышленные товары из него же. Это печальный факт.

– Да, – кивнул Иренеу, – эта сырьевая беда нас очень сильно сближает. Да и армия бедняков не может быть довольна своим положением, чем расшатывает государственные устои своим недоверием, если не открытым протестом. Мы постоянно сталкиваемся с мелкими восстаниями и сопротивлением властям. Думаю, у вас с этим дела обстоят не лучше.

– Обстояли. Я очень серьезно работаю над этим, начав проводить в своем государстве социально ориентированную внутреннюю политику. Что вы так удивленно смотрите?

– Вы считаете социальный путь развития разумным? – недоверчиво спросил Иренеу. – Разве это не утопизм? Я, безусловно, ознакомился с некоторыми трудами по этому вопросу и, признаюсь, не слишком поверил в разумность авторов.

– Главное в любом деле – это здравый смысл. Я с вами полностью согласен. В той форме, в которой нам преподносят философы социализм сегодня, его только утопическим абсурдом и можно назвать. Эти идеалисты рисуют крупными мазками, забывая про ключевые детали. Например, всегда следует помнить о том, что для построения идеального общества нужны идеальные люди. А это, как вы понимаете, недостижимо. Поэтому всегда нужно исходить из того «человеческого материала», какой имеем.

– Каким образом? – спросил Александр, предвосхищая вопрос барона. – Очень просто. Есть ряд элементарных вещей, которые я уже максимально полно стараюсь реализовать на своих предприятиях. Например, бесплатное и качественное здравоохранение. Весь персонал, который работает на моих заводах и фабриках, и члены их семей обслуживаются хорошо обученными врачами за мой счет. Зачем? Затем, что люди, видя заботу о них, начинают доверять тебе и позитивно воспринимать твои предложения, даже если их не очень понимают. Ты в их глазах становишься тем, кто дурного им не пожелает.

– Только медицина?

– Нет. Там много вещей, которые заставляют меня прилично тратиться. Но поверьте, это того стоит. Люди, работающие на меня, во-первых, держатся за свои места, потому что их они вполне устраивают, а во-вторых, очень лояльны ко мне. На текущий момент я более чем уверен, что семьи тех рабочих, что трудятся у меня уже больше трех лет, – самые преданные моему трону и делу люди. И как показала ситуация 1867 года, они не только не отказались от данных обязательств, пользуясь хаосом, но и более того, когда англичане попытались взять Москву – собрали ополчение и разбили захватчика. Сами. Без моего руководства. Они не хотят терять то, что получили. Они видят перспективы для себя и для своих детей и готовы за это бороться.

– И что, у вас так вся страна? – удивленно покачал головой барон.

– К сожалению, нет, – развел руками Александр. – Помимо того, что я являюсь правителем России, так еще и крупный промышленник. Так что, увы, подобные порядки на данный момент заведены только на моих заводах. Тем самым я стимулирую примером остальных заводчиков подтягиваться к эталону. Но до того, чтобы внедрить этот подход по всей стране, к сожалению, еще далеко – банально не хватает ресурсов на то же банальное обязательное начальное образование. За два года, что трудится министерство народного просвещения, мы смогли разработать только учебную программу для этих трех классов. И все. Иных успехов нет. Нужны педагогические училища, но для них нет ни осмысленных учебных программ, ни преподавателей. Требуется изготовить гигантскими тиражами учебники для начальных классов, и мы не знаем, как это сделать. Сейчас наши инженеры работают над технологиями дешевой, массовой печати, ведь в перспективе потребуется изготовить десятки миллионов учебников. Да что про это говорить? Пока у меня нет никаких серьезных результатов в этом направлении. Одни проблемы.

– Признаюсь, мы даже не задумывались о таких вещах, – откинулся на спинку и задумчиво почесал подбородок барон. – А если не секрет, зачем вам всеобщее начальное образование?

– Тот же самый расчет. Во-первых, он позволит упростить отбор одаренных детей. То есть будущих инженеров, конструкторов, архитекторов и так далее. Во-вторых, всеобщая грамотность, хотя бы на уровне чтения, очень серьезно облегчит административную работу и распространение информации среди населения через те же газеты, журналы и книги. В-третьих, это позволит открыть путь к самообразованию в широких слоях, что в конечном итоге возвращает нас к увеличению количества все тех же инженеров, конструкторов, архитекторов, да и просто квалифицированных рабочих. Ведь чтение развивает умение самостоятельно мыслить, что, согласитесь, очень сильно повышает качество того же токаря, слесаря или шлифовальщика.

– Честно говоря, – покачал головой Иренеу, – если бы я не знал, что вы Император, то подумал, что слушаю какого-то социалиста.

– Ваше право. Но я делюсь с вами мыслями по поводу не огульных идей, а вполне работающих схем. Почему? Потому что России хотелось бы видеть Бразилию сильной и независимой державой, с которой можно сотрудничать на равных, – сказал Александр и посмотрел прямо в глаза барону.

Увидев спокойный, твердый, уверенный взгляд, ди Суси хмыкнул и улыбнулся.

– Вы серьезно? Признаюсь, всегда считал, что вы преследуете только свои интересы.

– А это и есть мои интересы. России выгодна сильная и самостоятельная Бразилия.

– Зачем?

– Если она будет слабой и зависимой, то окажется рынком сбыта для моих противников. Кроме того, слабость Бразилии приведет к тому, что эта огромная территория, населенная массой людей, окажется марионеткой в руках более серьезных игроков. То есть может так оказаться, что вы развернетесь против меня, сами того не желая. А оно мне надо? Иначе, какой мне смысл рассказывать вам про наиболее успешный опыт в управлении предприятиями и государством? И учить ваших моряков. Ведь я сам это предложил. – Александр замолчал и еще секунд пятнадцать они с ди Суси смотрели друг другу в глаза, после чего барон обернулся к своим сопровождающим. Везде, в каждом лице он видел лишь одобрение.

– Ваше Императорское Величество, – с задумчивым видом спросил барон, – может быть, в таком случае мы сможем рассчитывать на возможность обучения наших офицеров в Московской Императорской Военно-Инженерной Академии или других высших учебных заведениях России?

– Почему бы и нет? Но я поставлю определенные условия.

– Мы вас внимательно слушаем.

– Преподавание в Академии ведется на русском языке, поэтому все абитуриенты должны будут предварительно его выучить. Это раз. Обучение будет платным. Это два. В ходе обучения, если слушатель не будет справляться с учебной программой, его отчислят. Так поступают со всеми, кто учится в Академии, и делать исключение для подданных Педру II было бы несправедливо. Кроме того, для поступления в Академию ваши офицеры, как и все остальные, будут сдавать вступительные экзамены. Это три. Ну и, само собой, Москва с Рио-де-Жанейро должны будут предварительно подписать договор о мире и добром соседстве. Это четыре. Вас устраивают мои условия?

– Хм. А что будет в этом договоре?

– Я думаю, пункты обсуждаемы. В первую очередь меня интересуют транспортный и экономический аспекты. Например, неограниченное нахождение как судов России в портах Бразилии, так и наоборот. Даже в условиях войны, с оказанием всей возможной помощи. Упрощение налогового и пограничного контроля, для уменьшения сложностей как торгового оборота между нашими странами, так и путешествия частных лиц. И так далее. Думаю, там можно много что обговорить и продумать.

– Хм. Вы предлагаете равноправный договор? – слегка поднял бровь в удивлении ди Суси.

– Конечно. Причем в идеале я хотел бы привести его к формированию общей экономической зоны, как это сделано с Персией, Афганистаном и Швецией.

– Хорошо. Ни я, ни мои помощники не против подобной постановки вопроса.

– Отлично, – Александр улыбнулся. – Тогда давайте обсудим один щекотливый вопрос. Дело в том, что в глубине долины Амазонки у меня без малого пять миллионов акров[73] земли. На этой территории развернуто восемнадцать населенных пунктов с причалами, укрепленными поселениями, кое-какой инфраструктурой. Кроме того, они все объединены единой телеграфной сетью. Основная проблема, как я ее вижу, заключается в том, что этот весьма значительный кусок земли, будучи формально собственностью Бразильской Империи, фактически принадлежит России. И это неправильно. Вы согласны со мной?

– Безусловно. Это создает досужие разговоры в кулуарах уже сейчас. Вы готовы предложить нам что-то конкретное?

– Да. Будем говорить начистоту, чтобы не было никаких недоразумений. Мне нужны земли под плантации гевеи. Для России это важный стратегический продукт. Поэтому я предлагаю обменять уже освоенную территорию в глубине земель Бразильской Империи на пограничный участок.

– Как я понимаю, вы уже что-то присмотрели для этих целей?

– Конечно. Я хочу получить территорию в северо-западной части штата Гранд-Пара. То есть город Макапу и прилегающую территорию[74].

– Хм. Эта территория, как я понимаю, больше по площади, чем та, которую вы нам передадите.

– Да. Примерно в семь раз.

– Но это не будет равнозначным обменом.

– Будет. Потому что, во-первых, я передаю вам более-менее обустроенную обширную плантацию, на которой есть опорные пункты для транспорта, связь и прочие полезные вещи. Что делает эту землю сильно дороже. Во-вторых, я практически подавил там всякое сопротивление индейцев. Большая часть тех, кто не пожелал сотрудничать и мирно жить вместе, сейчас выступает в роли удобрений. Что делает территорию еще более ценной. Ведь помимо того, что там есть опорные пункты и связь, там довольно тихо. Сверх того я предлагаю вам еще четыре фрегата и два завода.

– Завода? – оживился Иренеу. – Каких? Я не слышал, чтобы вы на территории своей плантации возводили заводы.

– Не возводил. Я пришлю своих специалистов, которые помогут вам построить завод по производству моих лучших винтовок МГ В-58.

– А второй, как я понимаю, для патронов?

– Именно. Для укрепления вашей независимости это будет весьма кстати. Кроме того, я передам вам десять тысяч образцов и по пятьсот патронов к каждому. – Александр сделал паузу. – В учет компенсации стоимости новых уступаемых Бразилией владений.

– И построите двенадцать современных тяжелых фрегатов, – задумчиво произнес министр финансов Бразилии.

– Да. Как вы видите, стоимость предлагаемой мной надбавки вполне покрывает всю разницу в цене. Особенно если учитывать, какие я хочу взять у вас земли и какова их рыночная стоимость. Дикие джунгли с совершенно отвратительных климатом. Не лучшие места. У вас бы они пустовали, а мне они окажутся очень кстати. Так что, как вы считаете, с учетом подобных деталей мы получаем равноправный договор? – Барон взглянул на Александра задумчивым взглядом, минут пять что-то обсуждал на португальском языке со своими коллегами и ответил:

– Вполне. Мы считаем, что это будет честная сделка, выгодная как России, так и Бразилии. Впрочем, нам нужно посоветоваться с Императором. Ведь мы всего лишь дипломатическая миссия, облеченная весьма незначительными полномочиями. – Барон лукавил, соблюдая формальность и приличие, что, впрочем, не отражалось на его лице. Поэтому Александр предложил членам делегации в знак доброй воли, пока идет переписка с Рио-де-Жанейро, поучаствовать в культурной программе, «заготовленной для них». Само собой, никто ничего заранее не готовил, потому что вся эта встреча была неожиданностью и по большей степени импровизацией. Однако уважить гостей и повозить их по заводам да по полигонам в лучших советских традициях вполне смогли. Не обошлось и без прогулок на дирижабле, что последнее время входило в моду у Императора. Александр направлял на этот «аттракцион» всех или почти всех серьезных гостей столицы. Вроде бы мелочь, а приятно – у большинства дипломатов оставались вполне определенные «кишечные» эмоции, закрепляющие воспоминания о России как о стране – пионере воздухоплавания.

Под финиш этих переговоров, которые завершились лишь в апреле 1871 года, Александр наградил барона ди Суси титулом графа, а его ближайших сподвижников сделал баронами Российской Империи «за развитие дружбы между Россией и Бразилией». Впрочем, это уже была формальность, завершившая большой раунд весьма серьезных переговоров, итогом которых стали не только довольно любопытные обоюдовыгодные договоры, но и официальное приращение России Макапской губернией.


Глава 9 | Красный Император. «Когда нас в бой пошлет товарищ Царь…» | Глава 11