home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 21. Исследование мысли

Человек обладает мощнейшей и пока еще не исследованной энергией — силой мысли. Но как нет института по изучению человека, точно также нет института по изучению мысли. Есть Институт мозга, но он далек пока еще от изучения самой мысли. Что это такое? Как она действует? Как управлять процессом мышления? Все крутится вокруг исследований мозга, хотя он есть один из передатчиков мысли, но не ее породитель. Отсюда невнятность и противоречивость исследований. Пути решения природы мысли, ее возможностей и управления ею находятся в сокровенных учениях Востока, в частности в современном Учении Жизни, но наука старательно обходит такие нужные ей подсказки. Только отдельные ученые мужественно устремляются к исследованию мысли. Они начинают фотографировать ее, взвешивать, проводят телепатические опыты, изучают явления телекинеза. Однако все это делается в основном с оглядкой на признанные научные парадигмы и теории, хотя все подсказки уже даны.

Дело изучения мысли и мышления в целом должно быть государственным. Ведь человек есть творец, он творит, прежде всего, мыслью. Мысль всегда предшествует любой его деятельности. Потому вопросу изучения мысли, ее природы и ее воздействию на человека должно быть уделено особое внимание. Уже долгое время человечество приучается к познанию мысли, но как мало проникает осознание такого первейшего закона в широкие массы. Мудро сказано, что идеи управляют миром. Но до сих пор люди творят зло, не прилагая к жизни.

Но неповторимость опытов с тончайшими энергиями отвращает внимание ученых. Они забывают, что не энергия неповторима, а они сами. К тому же не умеют они создать повторимые условия, окружающие опыты. Прежде всего надо обращать внимание на свое настроение, ведь состояние нервных центров будет решающим для многих опытов. Также забывается и качество сотрудников, принимающих участие в опытах. Но даже в древности, а затем алхимики очень понимали ценность сотрудничества. Они знали и значение пола. Они не отрицали лунное воздействие и силу явленных планет. Но сейчас такие первобытные условия воспринимаются почти как колдовство. Невозможно уговорить людей, что они носители разгадки многого.

Каждый имеет множество сношений с совершенно незнакомыми людьми. И его имя где-то произносится. Не забудем, что такие дальние касания нередко имеют большое значение, нежели прикасания с ближайшими. Можно заметить, насколько дальние оповещения могут отражаться на всех внутренних центрах. Но такое несомненное обстоятельство почти не принимается в соображение. Люди полагают, что телесное касание особенно значительно. Не будем отрицать, что телесное рукопожатие тоже имеет значение. Но мысль далекая, несгармонизированная, может оказать очень сильное воздействие. Никто не сможет усмотреть эти дальние нити, но утонченное сознание чует.

Каждый может назвать многих людей, полагающих себя культурными, но которые не могут признать целые научные достижения. Могут быть издаваемы книги, могут ставиться опыты, засвидетельствованные достоверно, однако почтенные деятели будут пребывать в ветхих предрассудках. Они не стыдятся называть себя циниками и ярыми скептиками, когда проще назваться глупцами. Не беда, если какой-нибудь глупец будет отрицать действительность, но многие из них занимают правительственные места и препятствуют просвещению.

Невозможно перечислить, какими узами связано народное мышление! Не удивляйтесь, но психический уровень его мало отличается от средневековья. Тогда невежды покушались на Леонардо да Винчи, да и теперь можно наблюдать то же явление.

Учитель, который будет говорить о дисциплине мышления, убедится, как невозможно еще сказать о простейших истинах. Правители и высшие наставники сумеют закрыть рот смельчаку, помыслившему о свободе мышления.

Мыслитель говорил: «На каждом из нас звенят тяжкие цепи».

Надо природу мысли исследовать. Например, могут ли известного характера и напряжения мысли влиять на жизнь растений? Как реагируют на разные мысли животные? Наконец, как чувствует себя среди мысли сам господин человек? Как мысль влияет в химических соединениях? Надо ли испытать мысль на лакмусову бумагу? Не может ли мысль соревноваться с сильным ядом или с музыкой? Вообще надо исследовать мысль как живой фактор сущего. Так можно будет перекинуть мост от психотехники к динамике и даже к астрохимии. Так следует осознать экономику пространства.

Ускорение механических открытий не ведет к сосредоточению мысли, однако сами люди не хотят узнать новое. Мысль не может ограничиться механическим познанием. Даже самые лучшие математические умы допускали поверх формул нечто. Но посредственность не имеет полета мысли и предпочитает приходить глупостью к стене, нежели смотреть к верху. Специальные науки должны заниматься распространением мысли как основы человеческого блага.

Психология должна быть наукой о мысли. Изучение мысли не может ограничиваться одним народом и одним слоем народа. Сравнения сознания различных племен дадут не-ожиданные выводы. Можно заметить, насколько потенциал мысли не зависит от внешней цивилизации. Также можно заметить, что богатство не будет спутником мысли. Самые тяжкие, казалось бы, условия способствуют углублению мысли. Ущерб средств благоприпятствует утончению сознания.

Нельзя усложнять изучение мысли различными ограничениями. Кроме того, эта наука должна быть вечно живой, ибо мысль постоянно вибрирует и живет в пространстве. Так, устремление к изучению мысли приведет к изучению так называемых феноменов, которые есть не что иное, как неосо-знанная психическая энергия в различных ее проявлениях.

Мысль-воля остается единым основанием Сущего, потому энергия мысли должна быть так заботливо исследована. Еще Платон мечтал о том времени, когда люди будут изучать мысль как особую науку. Мысль человеческая бродит часто вокруг сужденного открытия и не понимает, как прервать этот круг. Люди изучают радиоволны и не представляют себе, что тот же метод применим и к мыслеволнам. Ученые знают о магнитных бурях, но те же рассуждения применимы и к психическим бурям. Люди изучают нервную энергию и не помыслят о тонких энергиях. Иногда найденное стоит у самого входа к сужденному, но последний рычаг остается неприменимым. Тот, кто желает приблизиться к расширению сознания, тот долго будет кружить по безвыходному кругу.

Если значение духа велико, то какую же ценность имеет дитя духа — мысль? Какое значение имеет мысль, показывает даже несложный аппарат, изучающий спектр ауры. Меняют окраску ауры не только осознанные мысли, но в такой же мере действуют и летающие мухи нашего резервуара, не доходящие до рассудка и памяти!

Всюду говорится об одинаковости значения мысли или действия — установить это легко: возьмите действие на спектр ауры мысли об убийстве или самое убийство — следствие будет одинаковым. Трудно усвоить людям, что мысль имеет одно и то же воздействие как и поступок. Но кто желает принять участие в эволюции, тот должен понять значение мысли.

Если мысль трансформируется в физический цвет, то и воздействие ее на расстоянии так же очевидно, как излучение волн света. Надо подходить к теории мысли научно. Не следует относить к исключительным личностям — этот закон общий для всех.

Теперь настает время, когда мысль человека должна быть изучаема. Она быстрее света. Она образует покров мощный над Землею, но часто ли мысль бывает благодатной?

Люди уже умеют подумать о качестве мысли, но содержание ее еще не уловлено. Приближается час, когда чуткие аппараты смогут запечатлеть точное содержание мысли. Люди, мыслящие во благо общее, будут рады такому исследованию, но все живущие ненавистью, злобой, ложью, завистью будут всячески препятствовать такому открытию.

Измерение мысли и определение эманаций не будет улыбаться многим. Лишь невежество отрицает мыслительный процесс. Так можно начать отвергать все энергии, ибо они невидимы. К тому же разве Мир Невидимый для всех незрим? Суждение по себе есть рассадник самости. Ускорение механических открытий не ведет к сосредоточению мысли, но сами люди не хотят узнать новое.

Мысль есть достояние будущего. Исследования мысли направят и к психической энергии. Можно начать наблюдения с разных точек зрения. Нужно по возможности наблюдать следствия мысли.

Внимательно нужно прислушиваться к мыслям и ощущениям, возникающим мгновенно. Невозможно проследить причины их возникновения, но такие мысли бывают весьма значительны и направлены к общему благу.

Когда изучаете мышление, то видите множество мелких мыслей, которые устилают поверхность движения. Кто может уследить за малыми мыслями, тот уже может управлять большими решениями. Качество и последовательность мыслей наслаивают основу больших действий.

Говоря о психической энергии, мы, прежде всего, помним причины и следствия наших малых, обиходных, мыслей. Ведь эти черви ослабляют высшую энергию. Беспорядочная куча отбросов загрязнит любое строение. Наши враги — малые докучливые мухи. Разве не подобны им разорванные нити бродячих образов. Когда указываем на образование психической энергии, то же самое скажем о преобразовании малых мыслей. Но будем знать, что они могут быть явленными предтечами гигантов.

Различают два рода исследования мыслей. Известно, как среди четкого мышления появляются смутные плавучие мыслеобразы. Одни будут советовать пренебрегать этими неясными как бы пятнами мышления, но другие укажут на необходимость исследования таких гостей. Успех может быть при обращении внимания на такие мыслеобразы, они приходят извне, и тем более мы не должны отбрасывать их. Кто знает, может быть они направляются к нам умышленно и неясны только в зависимости от устремления нашего? Потому лучше дать себе труд и не отбрасывать каждую мысль, даже летучую. Когда же сердце пламенеет, то оно скоро почувствует всю ценность таких посылок.

О силе мысли говорят давно, но от этого сущность положения не меняется. Никто не следит за своими мыслями. Не желает наблюдать причину и следствие мысли. Для этих опытов нужны только внимательность и подвижность сознания. Например, вы испытываете телепатическое сообщение. Можно наблюдать, какие внешние и внутренние условия влияют на качество сообщения. Настроение бодрости или сонливости, раздражение или радость, усталость или устремленность — всякое состояние действует сильно на качество и напряжение сообщения. Кроме того, личная природа участников налагает свои отпечатки. Разве не важно отметить это внимательно?

Высота передачи мысли на расстояние неимоверна. Но существуют условия, которые замедляют даже эту молниеносную энергию — именно отравленная империлом атмосфера. Наблюдения над мыслью могут дать замечательные выводы, как физические, так и психические. Можно видеть, как злая мысль порождает империл, вещество физическое, затем то же вещество вмешивается в психическую передачу и даже может препятствовать срочному получению посылки. Так, империл может последовательно усложнять следствия мыслей. Много полезных наблюдений происходят при опытах над мыслью. Именно такие размышления составят противоборство против самости.

Мышление зависит даже от внешних условий жизни. Сравните мышление города с мышлением деревни, с путевым движением или при полете. Основание и метод будут совершенно иными.

Испытание качества мысли относительно разных физиче-ских условий дает огненное понимание многих вещей. Сопоставляя мышление рудокопа в глубокой шахте с мышлением летчика на высшем уровне полета, найдем необыкновенную разницу мышления как в методе, так и в напряжении. Стоит произвести наблюдение над мышлением согбенного жнеца и мышления всадника, мысли одного и того же порядка преломляются в них совершенно разно. Физические условия как аккомпанемент для мелодии духа.

Люди также не хотят замечать процесс мышления в зависимости от изменения окружающего. Такие наблюдения могут выявить много физических воздействий, но вместе с тем покажут, насколько среди видимых воздействий постоянно ощущаются незримые, но весьма сильные.

Течение мысли иногда подвержено самым неожиданным воздействиям и вторжениям. Очень честный мыслитель не скроет, что дисциплина мысли бывает нарушена посторонними влияниями. Притом сила воздействия бывает настолько мощна, что сама первоначальная мысль совершенно меняет направление. Не будем судить, почему происходит такое воздействие. Может быть, сила мысли привлекает иные подобные дополнения? Может быть, происходит скрещение пространственных токов? Самое главное в том, что, очевидно, влияет посторонняя энергия.

Мысль вечерняя отличается от мысли утра. Нужно их сопоставить. Насколько мысль вечера расширяется огнями светильников, настолько же мысль утра сияет от соприкосновения с Миром Тонким. Мысль утра мощна не только отдыхом, но и прикасанием к тонким энергиям. И мысль вечерняя отличается совершенным восхищением, которое ведомо живому огню.

Одним из самых простых опытов будет изменение веса человека при различных мыслях. Чувствительные весы и острота мыслей дадут четкие сравнения.

Когда человек погружается в мышление, он перестает замечать время. Потому мысль называется поглотительницей времени.

Молния мысли иногда бывает видима — когда проявление энергии мысли достигнет такого напряжения. Мысли пространственные, как электрические разряды, могут производить немалые световые явления. Мысль есть энергия. Так нужно с малых лет приучаться к мыслеэнергии. Настанет время, когда люди будут исследовать и измерять токи мысли.

Мысль должна изучаться в лучших научных учреждениях. Мысль должна быть поставлена во главу физических условий жизни.


Вопросы для закрепления | Наука мышления | Вопросы для закрепления