home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



БАЙКА О ТОМ, КАК КУХТЫЛЬ ЛЕТЧИКОМ БЫЛ

Если вы думаете, что за Полярным Кругом, а точнее на Таймыре, круглый год лежит снег, бродят голодные тюлени и светит полярное сияние, то вы заблуждаетесь. Там бывает лето и в июле температура поднимается выше тридцати градусов. Как раз именно таким летом и оказался Кухтыль на полевых работах в тех краях. А еще среди простых смертных бытует мнение, что тундра представляет собой плоскую равнину, скрывающую свой край за горизонтом или во льдах Ледовитого океана, если точнее. Это тоже заблуждение. Таймырская тундра плоска лишь из иллюминатора самолета, а на деле она многолика: холмы, озера и даже горы — все это тундра.

Работа у Кухтыля была до тупости однообразна: подъем, стакан, погрузка в вертолет МИ-2, облет профилей с посадками через каждые 50 километров и пробоотбором. В конце рабочего дня — стакан, еда и палатка. Хотя, такая жизнь в те годы показалась бы раем для подавляющей части Страны Советов.

Что и говорить — к концу первой недели такой жизни Кухтыль основательно подзадолбался — опух, одряб и стал пованивать. Жара наступала и нужно было что-то делать. Два человека из экипажа вертолета — командир и бортинженер — тоже не были ангелами и сомневались в смысле жизни. В итоге, когда в один из самых жарких дней вертолет пролетал над небольшим водоёмом, метров двухсот в диаметре, одна мысль пришла в три головы одновременно. Ничего бредового и невыполнимого в идее не было — машину повесили в полуметре от поверхности воды и осмотрелись. Вокруг не было не души. Озерцо манило в себя всеми своими двумя стами метрами. Чистейшая вода стыдливо приоткрывала на глубине залежи вечного льда. Но лед лежал на дне, а между ним и поверхностью располагалось то, что нужно — баня и бассейн одновременно. Первым команду на выброску выполнил Кухтыль. Раздевшись догола, он вогнул живот, встал ласточкой и рухнул в пленительные воды неизвестного озера, обдав брызгами раскаленный борт вертолета. Второй счастливец — бортинженер — тоже долго не думал и поступил аналогично, только живот не вбирал — настоящий полярный волк. Командир при этом завистливо курил в кабине вертолета, висевшего и не сдуваемого никакими ветрами: был полный штиль. Минуты через три командиру курить опротивело, он разделся и тоже прыгнул — машина-то висит!

Как им было хорошо! Они ныряли, пытаясь ухватиться за лед на дне, плавали на перегонки и брызгались. Через некоторое время бортинженеру пришла в голову идея совместить бассейн и баню с прачечной. Вот тут-то и случилась закавыка: с борта ушло почти двести кил и он приподнялся сантиметров на семьдесят. Ну самую малость, продолжая висеть и обдавать компанию своим опахалом…

Дотянуться пытались разными способами: и прыгали, и вставали друг другу на плечи, и даже разгонялись плывя — все тщетно. По прошествии часа народ стал откровенно мерзнуть — и это в такую-то жару. Пришлось вылезать на берег и греться. И тут тройка купальщиков поняла, что есть самое страшное в тундре, когда жарко. Изо всех окрестностей к месту купания стали слетаться миллиарды летучих гадов: слепни, мухи, комары и прочие твари. Начинался Страшный Суд…

Вертолет упал через три часа. Падение сопровождалось молчанием, хотя приливной волной неудачников выбросило на берег. Молчали они не по причине, о которой подумает читатель — нет! Просто все трое опять же одновременно просчитывали время, через которое их хватятся на базе. Но спешу обрадовать слабонервного читателя — Кухтыль с экипажем выжил и в этот раз. Где-то через час ребятки услышали гул летящего вертолета. Это не их искали, просто полярная авиация тоже иногда культурно отдыхает и в этот раз летела пострелять в тундру. Пилоты из пролетающей машины были очень удивлены тройкой совершенно голых людей, облепленных мухами и разгуливающих по тундре.

Вертолет достали через пару дней. Командира с бортинженером отлучили от штурвала на три года, а Кухтыля отправили камералить и обрабатывать пробы. Он свое отлетал, но приобрел условный рефлекс: при звуке подлетающего вертолета, он начинал хлопать себя по разным мягким местам и приговаривать: "Ну-ка на хуй! Ну-ка на хуй!" И так довольно долго.


БАЙКА О ТОМ, КАК ЭГОИЗМ СПАС ЖИЗНЬ ЧЕЛОВЕКА | Тотал рекол. Жизнь третья | cледующая глава