home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 9

Теоларинэ

Я указала на зеркало:

– Здесь открывались врата между мирами.

– Так она жива?! – перепуганным голосом уточнил Вотар.

– Скорее всего, да, раз на одежде нет следов крови. Хотя неизвестно, что на той стороне, – серьезно ответила я.

– А почему без одежды? И что за другой мир? Какнибудь можно это отследить?

– Понятия не имею. Единственное, могу предположить, что между Вселенными проходит только тело живого существа, а все его вещи остаются. Я же ведь тоже на бой с черным драконом не голая шла. И дорогущая броня так и лежит теперь в пещере, наверное.

– Ну а свиток? Он что, тоже живой? – вспомнил Вотар.

– Нуу кто знает, это же магическая штука. Возможно, для некоторых предметов существуют исключения. Или разрешение дано только вещам органического происхождения? И свиток пропустили, потому что он был сделан либо из кожи, либо из бумаги. Насколько мне известно, телепорты в пределах одного мира контролируют только массу переносимого груза – в зависимости от силы мага. А межмировые врата куда сложнее. Поэтому не удивлюсь, если в них встроены расширенные функции контроля.

– Теона, чувствую, что ты недалека от истины! Ведь остались только мобильник и синтетические юбка с кофтой.

Сергей вспомнил, в чем ушла из дома сестра:

– А кожаные сапожки, льняной костюм, расшитый шелковыми нитками, и хлопковое (другое Светка не признает) нижнее белье не обнаружились. Даже накладные эльфийские ушки были выполнены из теста.

Потом человек вдруг засомневался, затем засмущался, но в конце концов всетаки решился и спросил:

– С твоей броней понятно – она из металла, а у тебя… гм… ну это… ну там…

Устала дожидаться, пока Вотар четко сформулирует предложение, поэтому просто считала его мысли и ответила:

– Остальные мои вещи создались с помощью магии. Недешевое удовольствие, конечно, но удобно: не мнутся, не пачкаются, к тому же заряжены исцеляющими и охранными заклинаниями. И никаких кольчужных трусиков, о которых ты успел нафантазировать. Зачем же попу царапать? Это ж надо додуматься до такого.

Сергей сделался пунцовым и тотчас перевел тему разговора в другое русло:

– В принципе пока неважно, как работают порталы. Позже разберемся. А вот что сейчас делать? Тут подождать? Вдруг вернется?

– Не думаю. Врата не такто легко открывать. Да и девушки за дверью терпеть уже не могут, – напомнила я человеку, что мы находимся в женском туалете.

– Да, неудобно както.

– Предлагаю пойти домой. А завтра подумать, как найти мастера Базирога. Чувствую, без него здесь не обошлось. Надеюсь, он прояснит ситуацию.

– Тоже на это надеюсь. Только давай пешком пройдемся, воздухом подышим. Тут недалеко. День какойто тяжелый, устал. Хочется прогуляться, успокоиться, – попросил Сергей. – Блин, а в квартире фотографии Светкины на каждой стене. Увижу и снова расстроюсь.

– Как пожелаешь, – улыбнулась я, затем шепнула ему на ухо: – Все будет хорошо. Я верю в это.

Вотар тоже мне улыбнулся, обнял, и мы побрели по ночному городу. Странно, но мне снова приятны его прикосновения. Чтото хорошее во мне разбудил этот человек. Глянули бы на меня сейчас мои знакомые. Я даже представила сцену: увидевшие нас постепенно замирают в том же положении, в каком мы их застаем, наступает тишина, и только слышно, как клацают отвисшие челюсти. А мне все равно. Никто и ничто в эти мгновения не в силах меня отвлечь или удивить. Даже информация о диковинных вещах мира по имени Земля, встречающихся на пути, автоматически фиксируется и сортируется мозгом: об этом нужно будет подробнее расспросить, о том – уточнить некоторые детали; это функционально похоже на то, что есть у нас, это примитивно, это, наоборот, совершеннее, а это вообще непонятно что; тут в основу положена магия огня, тут – магия земли, там – воздуха, а вот здесь задействованы силы сразу четырех стихий; такое в принципе невозможно, но раз оно существует, надо понять, как работает. Но все это позже. Сейчас важнее наслаждаться исходящими от Сергея потоками положительной энергии.

Снег уже полностью покрыл тротуары, слабый морозец придает бодрость походке, и уже ничего не напоминает о недавнем ливне – установилась классическая зимняя погода.

Вотар вышел из задумчивости и произнес:

– Странно, если бы вчера кто намекнул, что сегодня во время зимней грозы с помощью компьютерного диска, подаренного гномом, мне предстоит открыть врата между мирами, в одни из которых затянет мою сестру, а в другие влетит мертвая эльфийка… Что потом мне придется воскресить усопшую и отправиться гулять с ней по ночному городу… И что самое главное – приятные чувства от прикосновений обнимающей меня девушки я не променяю ни на какие богатства мира… Что ради тепла, льющегося от незнакомки, мне придется специально прихрамывать – лишь бы иметь повод плотнее к ней прижаться… И не оттого, что я замерз, а потому, что после общения с гостьей из другого мира меня потянет творить добро, совершенствовать Вселенную, делиться с ней самым лучшим, на что способен… Что буду безумно дорожить каждым мгновением, проведенным с тобой… Такой бы человек услышал от меня, что он чокнутый. Но сейчас я действительно готов круглосуточно сочинять стихи, немедленно броситься спасать китов, озеленять пустыни и кормить бездомных.

Ты можешь возразить и сказать, что во мне говорят похотливые чувства. Что я, как и все самцы, желаю красивыми словами затянуть тебя в постель. Или мое состояние является последствием сильного удара головой. Но это не так. Ни с одной представительницей прекрасного пола мне не было так хорошо. А твой божественный образ, кажется, преследовал меня всю жизнь. Мне ни с кем не приходилось говорить на такие темы. Но теперь сам себе удивляюсь. Ведь обычно ужасно стесняюсь даже просто познакомиться с понравившейся девушкой. Что со мной происходит, не пойму. Но знаю, чувствую, что в данный момент, как никогда, полон энергии, готов спорить с кем угодно и доказывать всему свету, что люблю тебя. Да, люблю! Хотя до встречи с тобой не знал этих ощущений. И смеялся над утверждавшими, что это чувство может возникнуть с первого взгляда.

– Вовторых, не эльфийку, а темную эльфийку. Втретьих, еще неизвестно, кто открыл второй портал. Вчетвертых, могу отпустить, иди сам, если притворяешься. Давно заметила, что почти не хромаешь. Впятых, ты не виноват, потому что все твои ощущения – результат влияния природных эльфийских чар. На нас похоже реагируют все мужчины младших народов. Это не любовь, – солгала я. Не знаю почему. Может, оттого, что сама испытываю нечто похожее? Боюсь правды, потому что он всего лишь человек? Разве мне можно полюбить его?

– Но, Теона…

– Что вопервых, ты уже знаешь, – шикнула я и зашагала вперед, чтобы незаметно смахнуть слезу.

Сергей

Если бы не пропажа Светки, я бы чувствовал себя наисчастливейшим человеком. Ведь самое прекрасное существо в мире (даже в нескольких мирах), кажется, питает ко мне симпатии. Пусть пытается скрыть это, но обмануть меня ей не удастся. Одного ее прикосновения хватает, чтобы сердце выпрыгивало из груди, а душа пела. Хочется и творить добро.

– Что же ты меня бросила? Ведь я без тебя не могу идти. Ой, как больно, совсем не могу на ногу наступить. Ойойой! – закричал я вслед Теоне и для достоверности попытался изобразить беспомощного. Но переиграл, да так комично, что обернувшаяся на вопли эльфийка тут же прыснула от смеха. Но снова прильнула ко мне, делая вид, что помогает безнадежно больному.

– Теона, а ты точно не продрогла? Давай пойдем быстрей? Чтото кожа у тебя, несмотря на то, что дроу, совсем уж посинела.

– Нет, мне не холодно, а насчет цвета тела… я же говорила, что наш народ… – начала Теона.

Но я не стал слушать:

– Не спорь! Ты дрожишь, слышу, как зубы стучат. Шутка ли: из одежды нижнее белье и хоть утепленный, но всетаки осенний плащ. А на улице зима. Давай сейчас мы срежем путь через тот сквер, потом пройдем несколько кварталов и будем дома. Еще раз попьем чаю, согреемся, и ты мне подробно расскажешь, чем различаются между собой темные, светлые, зеленые, оранжевые и фиолетовые в крапинку эльфы.

– Спорить не буду, потому что…

– Помнюпомню твое «вопервых»!

– А эльфы бывают только темные и светлые. По крайней мере, на Пангее.

– Ясно. Это вроде как три наши человеческие расы: негроидная, монголоидная и европеоидная? Которые различаются цветом кожи, ростом, разрезом глаз, телосложением. Еще от смешения крови появляются мулаты, метисы, полукровки, четвертькровки и так далее.

– Всего три? И только люди? А непохожесть заключается лишь во внешности? А как же магические способности, биологические возможности организма, определяющие предрасположенность к определенной сфере деятельности, умение ладить с особыми видами животных?

– Такого у нас точно нет. Конечно, встречаются не совсем стандартные индивидуумы, которые могут чемто удивить остальных. Но, как правило, люди всех рас, национальностей и вероисповеданий от рождения одинаковы.

– С полукровками понятно – они нежизнеспособны и не могут дать потомство.

– Очень даже хорошо все плодятся.

– Не знаю, у нас только одна ваша разновидность. Возможно, у человечества нет такой несовместимости. Но разве на Земле не существует гномов и эльфов? Кто все производит и чинит?

– Не понял?

– Неужели то, что вижу вокруг, сотворено без магии старших народов и помощи расы мастеров? В твоем мире помимо общих профессий не существует разделения на уникальные, присущие только тому или иному народу? Ведь одни – превосходные воины, другие – замечательные строители, третьи – выдающиеся колдуны, у четвертых преимущество в приготовлении снадобий, пятые предпочитают возделывать поля.

– Люди сами все делают. Волшебников нет, только фокусники, мошенники и шарлатаны. В хуторах и селах встречаются ведуньи да знахари, они, наверно, коечто умеют. Гномов тоже нет. Правда, когдато я читал, что гдето обнаружили племя пигмеев – низкорослых человечков. Но их слишком мало, живут они вдали от цивилизации, и не думаю, что способности их организмов чемто отличаются от остальных.

– Если сами, тогда понятно, почему у вас многое вроде бы на первый взгляд продуманное, высокоразвитое и сложное на самом деле оказывается таким неудобным, чересчур запутанным и некрасивым. А самое главное, вы создаете города, разрушающие природу. Так же нельзя. Если бы на Земле существовали светлые эльфы – они бы уже давно устроили геноцид за такое обращение с планетой. И дроу, несмотря на взаимную многовековую неприязнь к детям Леса, поддержали бы их. Зачем же вы отравляете и уничтожаете источники восполнения энергии – родники жизни? Я до сих пор не могу восстановиться, а дома уже давно была бы как новенькая. Возможно, поэтому в этом мире и магов мало или они слабы – им просто неоткуда брать силы не то что на развитие способностей, а даже на сохранение молодости собственного тела. Вот в деревнях, где люди живут в природе, там у когото еще чтото получается. Сначала не понимала, отчего не могу надышаться, но потом выяснила – воздух отравлен. Разве не чувствуешь?

– К сожалению, тут ты права, – согласился я.

Мы вышли из парка.

– Вот, почти дотелепали. В конце следующего квартала наш дом.

– Ух ты! – неожиданно остановилась Теона.

– Даа, красиво! – подтвердил я, радуясь нарядной новогодней елке на площади. Она переливалась огнями, и от нее веяло сказкой.

– Вот бы мне такие!

Только теперь я сообразил, что темная эльфийка радуется не праздничному дереву, а подскочила и прильнула к витрине сувенирного магазина. Ее огромные глаза жадно впились в пару казацких шашек, висящих крестнакрест на узорчатом китайскоперсидском (в первой стране изготовили, название второй указали в ценнике) ковре. Одна сабля выглядела обычной, а другая покрашена в насыщенный вишневый цвет.

– Ах вот ты о чем. Здесь продают сувениры. У них все ненастоящее, бутафория. Но сабли, бесспорно, довольно искусно выполнены.

– Правильно, остальной товар в лавке – фальшивка. Хотя не понимаю, зачем покупать такое оружие. Тем не менее эти клинки подлинные! Чемто они напоминают мои мечи, которые тоже выковали разных цветов: Черный Мститель – стальной, а Белое Возмездие – из мифрила. Определенно к их созданию приложил руку гном.

– Да нет же. И откуда они у нас? Карлики и лилипуты есть, но они – такие же люди. Поверь, Теона, это красиво украшенные игрушки, не более. – Зная, что спорить с женщиной бесполезно (причем истину эту мне поведала и уже не один раз доказала сама темная эльфийка), я почемуто упрямо продолжал стоять на своем. Однако потом засомневался, вспомнив, что в нашем городе как раз таки проживает гном по имени Базирог.

– Сабли боевые! Уж ято в оружии разбираюсь.

Рассерженная девушка обиженно махнула рукой, и… стекло мелкой крошкой посыпалось на тротуар. Заверещала сигнализация. Зрачки девушкидроу мгновенно расширились, мышцы напряглись, тело замерло в эффектной (красивой и одновременно вызывающей чувство опасности) позе. Враги не появлялись. Что делать, Теона не знала, поэтому продолжала стоять у разбитой витрины, метая взгляды по сторонам.

Любуюсь эльфийкой со стороны: нет, она ни капельки не напугана. Правильнее описать ее состояние как «несколько обеспокоена непониманием происходящего». Нервы натянуты, как тетива лука, но вместе с тем ощущается спокойствие и уверенность в полном контроле над телом. Ух, до чего же красива она в возбуждении! Ладно, хватит – успокою эту приведенную в боевую готовность «машину для убийства»:

– Ничего страшного. Когда стекло разбилось, сработала защита от воров. Автоматика включила этот мерзкий звук и вызвала охрану. Поэтому для нас сейчас лучше быстрее покинуть это место, – попытался я успокоить Теону.

– И где охрана?

– Не переживай, с минуты на минуту примчится. Приедут, осмотрят, вызовут хозяина, к утру удостоверятся, что ничего не пропало, заменят стекло, и все успокоится.

– Как к утру? – не желала скрываться с места преступления Теона. – Давай подождем и сами все расскажем, тогда ничего проверять не нужно будет. Зачем бежать, если мы не виноваты? Заодно узнаем у купца, сколько он хочет получить за клинки, поторгуемся. Ты достаточно богат, чтобы приобрести их? В крайнем случае предложу ему профессиональные услуги.

– Что за услуги? – встревожился я.

– Убью для него когонибудь, – не моргнув глазом ответила темная эльфийка.

– Просто так возьмешь и лишишь жизни невинного? – Это ушастое чудо с каждой минутой поражало меня все больше и больше.

– Каждый состоятельный торговец должен иметь кучу недоброжелателей. И поверь, хорошие люди зла желать не станут.

– Обещай мне, что не станешь применять силу ни к одному существу на Земле без моего разрешения.

– Постараюсь.

– Обещай!

– Хорошо, обещаю стараться. Я же хотела, как лучше, – попыталась оправдаться курносая прелесть. Но, видя, что слова ее на меня должного действия не производят, предложила другой вариант: – В принципе могу оказать услуги и другого характера – те, о которых ты сначала подумал. В этой области у меня тоже достаточно профессионализма, чтобы на фоне остальных показать себя с лучшей стороны и соответственно требовать оплату по расценкам высшего разряда. Думаю, в моем арсенале найдется паратройка вещей, способных произвести впечатление даже на бывалых.

– Ты готова отдаться первому встречному за какието сабли? – задохнулся я от возмущения.

– А что тут такого? Клинки стоящие, – пожала плечами Теона и спокойно так распахнула плащ, задрала топик и обнажила груди. – Как думаешь, понравлюсь?

– Как не стыдно?! Немедленно прикройся! Не знаю, сколько тебе веков, но за столетие ты ума не набралась. Ведешь себя, как… как… – тут я хотел прокричать «последняя шлюха», но, слава богу сдержался, – …как смазливая дурочка, готовая ради очередной новой игрушки торговать честью.

Теоларинэ захохотала. Она что, издевается? Специально устроила весь этот спектакль?

– Да, специально, – тут же став серьезной, ответила темная эльфийка. – И если еще раз в мыслях подумаешь об интиме со мной, не обижайся. Единственное, что спасло тебя сейчас и не спасет в дальнейшем, – моя признательность за спасение и твое непонимание постулатов дроу.

– Извини, пожалуйста. Сожалею о том, что на миг усомнился в твоей порядочности. Видно, действительно наш мир настолько испорчен, раз фраза «профессиональные услуги», произнесенная красивой женщиной, вызывает в мозгу такие мерзкие ассоциации.

– Принимаю раскаяние и прощаю, – улыбнулась Теона и чмокнула меня в щеку.

– Тогда, может, пойдем уже? Вотвот прибудут охранники. Поверь, не все такие честные. Если останемся, на нас точно навесят какуюнибудь пропажу. Уж в этом не сомневаюсь.

– И впрямь испорченный мир.

Краем уха я услышал вдали вой сирены и поторопил:

– Побежали в сквер, там темно, скроемся за деревьями – авось пронесет.

– А стекло? – не унималась «мисс честность». – Такое огромное и толстое. Дорогое, наверное. На Пангее гномы за такое три шкуры сдерут. Это же неправильно. Да и кто нас обидит? Мы же ничего не сделали.

– Почему ты такая наивная? Тебе сколько лет?

– Две тысячи тридцать один!

– Магазин застрахован. Хозяину все компенсируется. Мы даже оказали ему услугу, на деле показав, как хорошо работает охранная система, и «воры» даже ничего не успели унести. Он поймет, что деньги и нервы потрачены не зря. Конечно, сегодня немного поволнуется, зато потом будет спать спокойно. В конце концов, ты обещала слушаться! – предъявил я последний аргумент и потянул эльфийку за руку, но та продолжала упираться.

Милицейская (или теперь уже полицейская?) сирена зазвучала совсем близко. Изза угла выскочил уазик с мигалками. А с противоположной стороны улицы на бешеной скорости несся огромный джип, кажется, тоже по наши души. Теперь пустившись бежать, только усугубим положение. А раз остались, значит, точно невиновны. Попытаюсь все объяснить и уладить. Интересно, во сколько обойдется витрина? Вспоминаю, сколько с собой наличных.

– Стоим на месте, – шепнул я Теоне. – Ты молчишь. Говорить буду с ними сам. Изобрази испуг и кивай в подтверждение моих слов.

– Поняла. Извини, что так вышло. Это оружие просто заворожило меня.

– Пустяки, сам виноват.

Оба автомобиля затормозили одновременно. Если с первым понятно – вневедомственная охрана, прибывшая по факту срабатывания сигнализации, то кто же во втором? Из уазика выскочили двое в касках, бронежилетах и с автоматами. Третий остался за рулем, но пистолетный ствол мелькнул и оттуда.

– Оставаться на местах! Руки за голову! – заорал старший милиционер, направляя на нарушителей дуло короткоствольного «калашникова».

– Мы не воры! Просто случайно разбили стекло! – прокричал я, подняв руки вверх. Остроухая дама тоже показала ладони.

«Только не делай резких движений, Теоночка. Штуки у охранников в руках – смертельное оружие. Оно стреляет быстрее, дальше и сильнее лука», – передал я ей мысль.

«Поняла. Но если они враги, могу всех убить», – предложила моя очаровательная спутница.

«Ты что! Ни в коем случае! Даже не думай! Застрелят, даже пикнуть не успеешь. И ты сказала, что не тронешь никого без разрешения».

«Я обещала стараться. А сейчас они смеют мне угрожать – это уже ни в какие рамки не лезет».

«Теона!»

«Ладно, пусть пока живут».

Вохровцы немного расслабились, но под прицелом нас держали.

– Документы при себе есть? – уже ровным голосом спросил подошедший старшина.

– У меня есть, а девушка забыла. Но она моя хорошая знакомая, могу за нее поручиться и подтвердить личность, – затараторил я, а сам подумал: «Вот влипли!»

Из иностранного внедорожника никто не выходил. Милиционеры, как ни странно, на второй автомобиль внимания не обращали.

Другой вохровец обыскал меня.

– Чисто! – доложил он командиру.

– Девушка тоже чиста! – почти выкрикнул я, пытаясь предотвратить ощупывание Теоны. Неизвестно, как отреагирует темная эльфийка на такое обращение с ней.

– Вижу, – ехидно улыбнулся старшина. – Не холодно, красавица?!

Я покосился на спутницу и обомлел: когда она задрала руки вверх, то от резкого движения плащ распахнулся и представил на всеобщее обозрение Светкин танцевальный наряд. Только этого не хватало!

– Мы из «Метелицы» идем, – вновь подал я голос. – Она там работает. Переодеться не успела…

Теона кивнула и улыбнулась.

Прибывшие на уазике от представившегося зрелища временно забыли, зачем приехали, и, кажется, совсем меня не слышали. Бери их сейчас хоть голыми руками. Оба уставились на эльфийку, не сводя глаз. Даже оставшийся в машине водитель прильнул к стеклу, пытаясь выдавить его лбом. Признаться честно, в какойто мере понимаю их – посмотреть действительно есть на что.

Пользуясь моментом, я решил урегулировать конфликт. Достал из кармана все деньги и сунул командиру:

– Ну раз все нормально, мы пойдем. Вот штраф за нанесенный ущерб. Спасибо. До свидания.

– Стоять! – рявкнул старшина, но деньги взял и ловким отработанным движением спрятал в кармане. – Объясните, при каких обстоятельствах разбили витрину.

Тут эльфийка нарушила обет молчания:

– Вам же сказали, что я танцовщица. У меня номер с режущим оружием. А в этой лавке продаются такие замечательные клинки. Случайно я прильнула к стеклу, чтобы полюбоваться, и не заметила, как нечаянно надавила. Извините, пожалуйста, за беспокойство и отпустите нас домой.

«Умница, Теоночка!»

«Знаю!»

– Аа. Так ты исполняешь танец с саблями? Видел както, впечатляет, – совсем уже подружески заговорил милиционер. – Но отпустить вас не могу: у девушки нет документов, а на слово верить не положено. Требуется произвести досмотр на предмет похищенных вещей. Сделать запрос по вашим личностям. А вдруг вы объявлены в розыск как опасные преступники?

– Понимаю. Но может всетаки договоримся? – не терял я надежды и уже хотел оставить вохровцам в залог паспорт и попросить подождать, пока принесу недостающую сумму. Если денег не хватит, попрошу у соседки. Отношения с бабой Полей хорошие, не откажет. Правда, много не займет – сама еле перебивается от пенсии до пенсии.

– Не могу – не та ситуация, – тихо произнес старшина и взглядом указал на джип. Затем демонстративно командным голосом прокричал: – Руки за спину! Вам придется проехать с нами, следуйте к дежурному автомобилю.

Наконец темная лошадка удосужилась показать свое лицо. Сразу все двери черного внедорожника распахнулись (крутые любят применять этот дешевый штамп из кинофильмов о такой же тупой братве), и оттуда вылезли четыре человека: три «шкафа» и хозяин.

– Отпусти бедняг, Сидорчук! – ласково попросил пожилой толстячок. – Видишь же, что не злодеи они. Езжай, мы тут сами разберемся. Зафиксируешь ложный вызов.

– Но… – начал было милиционер, потом опомнился, отдал честь и отпустил пленников. – Как скажете!

– Вот и хорошо! Спасибо за службу, – мерзко улыбнулся лысеющий седой мужичок и обратился к своим: – Колян, дай ребятам на бензин.

Крайний из верзил сунул старшине стодолларовую бумажку. Милиционеры сели в уазик, но уезжать не спешили.

«Радоваться нам или нет? – размышлял я. – Чтото не нравятся мне наши спасители». Но все же поблагодарил толстяка:

– Спасибо, что вошли в ситуацию и не позволили этому небольшому недоразумению вылиться в никому не нужный скандал.

Тот согласно кивнул, однако ехидная улыбка не покидала его лица:

– Мелочь, с кем не бывает. Кстати, разрешите представиться: Добровольский Леонид Семенович – жертва ваших деяний и по совместительству хозяин этого магазина.

«Как же, наслышаны. Депутат Думы. А так же глава одной из крупнейших бандитских группировок. Вот же угораздило встрять, блин».

«Ну можно, хоть этих убью?» – спросило разрешение «невинное» создание за моей спиной.

«Нет, Теона, прекрати даже думать об этом», – запретил я ей. А Добровольскому ответил:

– А меня зовут Сергей. Извините, пожалуйста, еще раз. Так неловко получилось. Готов оплатить восстановление витрины и компенсировать моральный ущерб.

– Ох, юноша, полноте. Я все прекрасно слышал. Ты тут совершенно ни при чем. Стекло разбила девица, она и возместит убытки. Или отработает. Как величать тебя, нимфа? – откровенно разглядывал прелести Теоны толстяк. Того и гляди слюни закапают.

– Это моя девушка, значит, рассчитываться мне, – повысил я голос.

– Твоя девушка, говоришь?

– И не просто подружка, а моя невеста, – сказал я это в надежде на то, что хоть это их остановит.

Надежды обманулись. Один из телохранителей двинулся на меня. Я кинул взгляд на автомобиль вохровцев. Те вмешиваться, похоже, не собираются.

– Леонид Семенович…

Но договорить мне не дали – громадный татуированный перстнями кулак верзилы попал в челюсть. Удар сбил меня с ног, во рту стало солено. Бандит добавил ногой в живот. После этого дыхание сперло. Стоя на коленях, я сплевывал кровь и беспомощно хватал воздух.

Главаря вдруг как подменили, лицо его стало мерзким:

– Слышишь, фраер, тебе ясно сказали: расплачиваться ей. И сделает она это так, как я захочу. Можешь не втирать, что девка твоя. Ментам сказал, что телка знакомая. Все, свободен. Пошел вон и благодари Бога, щенок, что легко обделался.

Решив, что дело сделано, Колян повернулся спиной и пошел к хозяину. Я резко вскочил на ноги и со всего маха заехал верзиле по затылку.

– Ах ты, падла, – вскрикнул он, разворачиваясь, но тут же получил в пах коленом и согнулся.

Не мешкая, я схватил бандита за голову и руку и провел прием «лампочка со стойки через мост» – шея Коляна при этом издала неприятный хруст, и все тело с большой амплитудой больно (надеюсь, невыносимо больно) приземлилось на тротуар. Дальше я сделать ничего не успел. Меня остановили другие телохранители, наведя пистолеты и звонко клацнув предохранителями. Пришлось замереть. «Все будет хорошо, Теона, не влезай», – постарался я первым делом успокоить эльфийку.

– Не троньте его. Я согласна отработать! – заговорила девушка.

Добровольский вновь переменился в лице:

– Конечно! Куда ж ты денешься.

– Что нужно делать? – наивно спросила темная эльфийка.

«Что ты задумала, Теоночка?»

«Пытаюсь спасти своего жениха», – ответила королева клинков, сделав акцент на последнем слове.

Теоларинэ

«Извини, если по законам твоего мира я снова оскорбил тебя тем, что назвал своей девушкой и даже невестой. Просто пытался таким образом оградить от неприятностей», – заявил мне Сергей.

«За защиту спасибо. А за то, что думаешь, будто мне не нравится быть твоей возлюбленной, еще подуюсь». Это я сказала или не я? Да что со мной творит этот человек? Вот и проговорилась.

От моих откровений глаза Вотара расширились.

«Знаешь, ведь я тоже тебя люблю и с удовольствием согласна забрать в мужья!» – Очередной мой телепатический сигнал вновь удивил нас обоих.

Но в этот момент встрял хозяин лавки:

– Я так понял, тебе понравились те сабли. Вкус, вижу, есть! Это же семнадцатый век – оружие знаменитого атамана донских казаков. Гордость моей коллекции. Стоят баснословную сумму денег и совсем не продаются. Теперь понятно, почему я их так берегу?

«Его обманули. Клинкам максимум лет восемьдесят – девяносто», – передала я Вотару.

– Вот и покажи, красавица, как ты с ними танцуешь. Только плащ сними, чтобы не мешал.

Охранники с пистолетами загыкали. Колян очухался и теперь сморкался за спиной у Сергея.

– Если понравится танец, отпущу твоего заступничка.

– Только его?

– А ты, рыбка моя, поедешь со мной и еще раз повторишь стриптиз для меня и моих гостей. Дело в том, что у меня сегодня юбилей. Гулянье в самом разгаре: столы накрыты, баня натоплена, гости заждались. А я тут с вами вожусь. Нужно компенсировать. А утром вернешься. Живая и осчастливленная нашей компанией. Если приму виагру, то даже несколько раз осчастливленная мной лично.

– Вот гад! – прорычал мой человек.

– Пасть закрой, сявка, – вновь сменил маску бандит. – Телка за него подставляется, а он такой неблагодарный.

Вотар сжал кулак так, что хрустнули костяшки пальцев.

«Все будет хорошо, милый».

Сергей

«Все будет хорошо, милый», – звонким ручейком прожурчал в голове голос невесты (невесты? я и вправду уже ее таковой считаю?). Както все у нас быстро и неожиданно произошло. Да, она божественно прекрасна. После разговора в парке я не смел даже мечтать о ней. И тут вдруг такие откровения. Если это сон, то самый сладкий. Счастью моему нет предела. Впрочем, не время сейчас повторяться и петь дифирамбы. Потому что дурацкая ситуация, в которую нас угораздило ввязнуть, на самом деле принимает серьезный и опасный оборот.

Теона скинула плащ, перешагнула крошку витринного стекла и с кошачьей грацией подошла к ковру. Осторожно сняла сабли, сделала несколько движений, примеряясь к весу. Судя по разинутым ртам окружающих, фехтовать она умела.

Леонид Семенович хрюкнул от удовольствия:

– Хороша!

– А мартышка знает дело, босс, – оценил один из гориллоподобных.

Полиционеры в уазике тоже не пожалели, что решили подождать.

В это время Колян совсем пришел в себя и выхватил ножбабочку.

– А с пером так можешь, сука? – спросил он и… по самую рукоять вогнал лезвие в живот Вотару.

Эта выходка стала сюрпризом для всех присутствующих, причем для Сергея смертельным. «Ну и денек. Беги, Теона!» – только и успел подумать Тарасов. Потом ему стало невыносимо холодно, и в глазах потемнело…

– Дебил, твою мать, – заорал Добровольский. – Быстро жмурика в тачку! Паша, да прогони ты этих гребаных ментов.

Один из телохранителей подбежал к вохровцам, сунул им еще несколько купюр:

– Леонид Семенович вами недоволен. Сказали же, зафиксируйте ложный вызов – малолетки камнем витрину разбили. Сами разберемся. Догоняете? Или популярней объяснить?

Через минуту след уазика, как говорится, простыл. Верзилы быстро кинули Вотара в багажник и стали переводить взгляды с замершей в шоке эльфийки на хозяина.

– Все, кукла, доигрались. Садись, поедешь с нами, – скомандовал Добровольский.

– Нет! Я все же станцую, раз обещала.

– На хрена? Отпускать уже некого. – Колян виноватым себя даже не чувствовал.

– Да пусть покажет, что умеет, если хочет. А то вдруг перед гостями опозорится, а мы ее на праздник пригласили, – поддержал второй телохранитель.

– Всетаки, подруга, ты не его девушка, – заулыбался толстяк, – раз так спокойно себя ведешь.

– Сто пудов он не устраивал ее в постели, а бедняжка из жалости не могла с ним расстаться. Ну ничего, киса, теперь ты свободна! – хмыкнул Паша.

– Может, она под дозой, чтото мне ее взгляд не нравится? Или что задумала, сука? Так даже не пытайся, – подозрительно произнес еще один, до этого остававшийся безучастным браток. Остальные, как по команде, вновь достали стволы.

Теона мягко подошла к бандитам и плавными движениями начала виртуозно вращать шашками. При этом не забывая покачивать бедрами и красиво выгибаться. Пассы танцующей с саблями стали быстрее. Изза большой скорости лезвия клинков оставляли в воздухе смазанные следы. Девушка красной и белой линиями рисовала замысловатые узоры. Слышался свист металла, рассекающего воздух.

– Да, зрелище неописуемое, – похвалил Добровольский.

– И как она не режется? – удивился Колян.

– Это не твоя бабочка… – заметил Паша.

– Заткнитесь, дайте насладиться, – прорычал самый подозрительный бандит.

– Ой, насладимся еще. Все и по полной программе, гыгы, – тихо заверил Колян.

– Если босс разрешит. Кошечкато глянь какая редкостная, – совсем шепотом проговорил Паша.

– Ну не сразу, конечно, но разрешит. Натешится и отдаст. Не отпускать же ее? Тем более она свидетель. Ох, цыпочка, не дождусь того момента, – замечтался телохранитель.

Вдруг на девушке или изза шустрого фехтования, или изза маленького размера одежды, а то ли изза чрезмерно напряженных мышц лопнул по швам топик и обнажил самую идеальную (то бишь большую и голую) женскую грудь. Четыре вздоха похотливых самцов, сопровождавшихся сдавленными стонами, прозвучали одновременно. Вот и долгожданный стриптиз! Эльфийка на эту мелочь даже не обратила внимания. Или так задумано? Тем временем скорость танца постепенно достигла невероятных высот. Вот уже и сама прелестница кажется смазанным пятном.

– Чудеса! Женюсь! – заявил Леонид Семенович.

– У вас же есть молодая и красивая жена? – расстроился Колян оттого, что грозит облом и он не объездит эту длинноногую кобылку.

– Та дура умеет только деньги просирать. Надоела. Она даже ногтя этой богини не стоит. Вышвырну – и всех делов. В первый раз, что ли? Не она первая.

Теона уже окончательно привыкла к балансу сабель. Она слилась с ними в одно целое. Теперь можно станцевать понастоящему. Мгновенно дроу оценила местоположение всех разбойников, сформировала последовательность действий и… принесла смерть.

Бандиты умерли быстро, даже не успев понять, что произошло. На отрубленных рожах братков так и застыли блаженные улыбки. Рядом с обезглавленными телами валялись отсеченные руки, сжимающие оружие. Добровольского эльфийка одним взмахом раскроила на ровные половинки. На месте Коляна вообще лежал огромный кусок мясного фарша.

Потом королева клинков кинулась к джипу. Не став разбираться с замком, она вскрыла клинком капот, словно консервную банку, и вытащила Сергея. Поздно. Он не дышал. Крик отчаяния и ярости раздался над округой…

Потом Несущая смерть выплеснула свой гнев на беззащитный автомобиль. Сабли – спасибо кузнецу казачьего атамана за качественную сталь – одинаково легко резали как плоть и кости, так и метал…

Базирог

Из зала ввалилась компания детин, один из которых был наряжен орком, а двое других – в костюмах еще какойто мерзости. «Орка» я узнал – бронзовый призер моего конкурса. Промелькнула мысль, что всех финалистов странным образом притягивала именно эта часть здания. И именно в одно и то же время.

Как выяснилось позже, эту тройку привела сюда не нужда. Один из амбалов встал на шухер, второй проверил кабинки туалета на отсутствие посетителей, третий направился ко мне. Если опять интервью или сфотографироваться, то я за себя не ручаюсь. И так настроение ни к черту (еще один год псу под хвост). Но парни меня не разочаровали.

– Мне кажется, коротышка, приз в пятьсот кусков тебе присудили ошибочно.

Как же ошибочно? Знал бы этот подлец, кто организатор всей этой кутерьмы и что победитель был известен еще задолго до представления (гном я или не гном?). Отдавать такие деньги кому попало я с самого начала не собирался. А теперь и подавно. Предстоящий год потребует уйму финансовых вложений.

– Ничего, мы сейчас исправим ситуацию. Давай чек, – продолжал лжеорк.

А вот это уже интересно! Ребята начинают мне нравиться. Я поудобней перехватил секиру и ответил:

– Молодец! Для тупорылого орка ты выдал непомерно длинную и, что особо удивило, не лишенную смысла фразу. Признайся, тебе ктото на бумажке написал? Ах да, запамятовал, ваше отродье ведь читать не умеет.

Главарь от неожиданности поперхнулся воздухом и побагровел.

– Гля, пацаны, дядя, кажется, не въезжает в тему, – сделал мне замечание второй гопник и вытащил финку. – Брось цацку, лошара, пока я тебя на лоскуты не порезал.

– Лучше слушайся его, – вернулся дар речи к «орку». – Бабло мы ведь и так поднимем. Выбирай, пока предлагают, как желаешь с деньгой расстаться: помирному или с пером под ребром?

– Да ты уже стихами заговорил, милок! Впечатляет. Допускаю вероятность того, что из такого куска дерьма, как ты, еще и удастся вылепить чтонибудь менее источающее смрад. Если немедленно извинишься, дам шанс спастись – я сегодня добрый дядя, – похвалил я парня.

Тот впал в ступор. Игра пошла не по сценарию. Мало того что жертва не боялась, так еще и вела себя непредсказуемо дерзко. Он никак не мог понять почему. Дружок с ножом тоже замер.

Тут караулящий дверь не выдержал затянувшейся паузы и козлиным голоском проблеял:

– Та че вы базарите с ним? Мочите урода…

…Да, секира удалась на славу! После тех двух сабель, которые я выковал казачьему атаману (каюсь, нужда заставила, а он платил золотом). Герда – всего третье оружие, созданное мной в этом мире. А ведь это было первое испытание моей девочки. Вот только куда трупы теперь девать? В коридоре наверняка заждалась «вампирша». И сюда, того и гляди, занесет когонибудь нелегкая (точнее, нелегкий от пива мочевой пузырь). Заблокировав вход шваброй, я старательно затер кровь на полу и стенах. Засунул в вентиляционную шахту крупные куски злодеев (мелкие смыл в унитаз), выпрыгнул в окошко (благо мои габариты позволяли) и был таков. Потому что со стражами порядка сейчас больше всего не жажду никаких встреч.


Глава 8 | Серая эльфийка. Трилогия | Глава 10