home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 10

Еле дождавшись утра, старшина Сидорчук поспешил отчитаться за дежурство: в целом смена прошла спокойно – выезжали всего на один вызов, да и тот ложный. По этому поводу посетовал на пьяную и совсем распустившуюся молодежь – зенки зальют и давай метать пустые пивные бутылки по витринам. Не забыл поделиться с подчиненными «уловом». Еще раз обсудил с ними прелести ночной незнакомки. Сослуживцами выдвигались различные версии развития дальнейших событий и применения выдающихся (со всех сторон) данных девушки господином Добровольским и компанией. Безусловно, все сопровождалось пошлыми шуточками и описывалось в мельчайших подробностях. О зарезанном парне, как и договорились, ни слова. Сам виноват – нечего было нарываться.

Как хорошо. Сегодня выходной и куча левых денег в кармане. Сидорчук снова вспомнил ночную прелестницу. Потом свою жену. Скривился. Достал мобильник:

– Алло! Привет, дорогая… Да… Да, адски устал… Дежурство выдалось еще то. Теперь отчеты полдня писать. Так что задержусь… Ага, как освобожусь, позвоню сам.

Старшина сел в свою тюнингованную «девяносто девятую» и покатил в «Пирамиду» – там самые красивые проститутки. Сейчас он может себе позволить купить рабыню на час или даже две «сексуальные игрушки», которые выполнят любые его прихоти.

Путь как раз проходил мимо магазина Леонида Семеновича. «Вот, лишний раз проверю, что все в порядке, а то чтото кошки на душе скребут, – подумал вохровец. – Всетаки дурак тот пацан. Борцом, что ли, был? Лихо он Коляну по соплям надавал! Но все равно дурак. Спортсмен не спортсмен, а против оружия ни фига не сделаешь.

Так, на перекрестке налево, затем вдоль парка триста метров, теперь налево и прямо почти до самой площади. Вот и «Сувениры со всего света». Стекло еще не вставили. А что народу так много? Что это? Емое! Почему столько полиции?! А кому «скорая» понадобилась?»

«Четыре трупа возле танка», – вспомнилась Сидорчуку почемуто эта строчка из песни. Тротуар вокруг магазина огородили. Мертвых уже накрыли простынями, однако коегде отделенные от тел конечности все еще валялись неприкрытыми. Ужасное зрелище. А некогда блестящий внедорожник представлял собой груду металлолома. Создалось впечатление, что его всю ночь пилила бригада с «болгарками». Старшина догадывался, чем была порублена в капусту машина. И даже предполагал кем. Но мозг отказывался понимать произошедшее. Кто же она? Стало страшно. Неожиданно раздавшийся телефонный звонок чуть не отправил вохровца вслед за бандитами. Дрожащими пальцами он с трудом нажал на кнопку. Звонил начальник:

– Сидорчук… твою мать! Собирай свою такуюрастакую группу и немедленно ко мне в кабинет. Малолетки, говоришь?

Цветаниэль

Как только белый человек с темной ушли, я обследовала магическим зрением помещение. Убедилась, что опасности нет, поставила на входе сигнальное заклинание и вышла из режима невидимости. Поддерживать его без необходимости с истощенными запасами сил нецелесообразно.

Перекусила, затем вернулась в большую комнату – чародей назвал ее залом. Но в моем понимании так принято именовать помещения намного большие по размерам – а тут ни бал не провести, ни пир закатить. Половина одежды в гордо стоящем вдоль стены шкафу относилась к женскому гардеробу. Брать без спросу чужие вещи, конечно, нехорошо. Но я вспомнила реакцию человека на обнаженную Теоларинэ и решила нарушить правило. Выбрала наряд, похожий на тот, в котором ушла темная, только белый. В отличие от Легенды мне одежда пришлась впору.

Затем немного полистала книги. А когда почувствовала первые признаки переутомления, отложила чтение, решив, что уже достаточно овладела языком Вотара Ой Сергея Серого. Пейзаж за окном окончательно меня убедил, что попала я в другой мир: сквозь медленно опускающиеся снежинки просматривался клочок небосвода – группы звезд на нем не выстроились ни в одну знакомую фигуру. Незнакома была мне и странная архитектура прямоугольных башенблизнецов, тесно прижимающихся друг к другу. Предположила, что в точно такой же сейчас нахожусь и сама. Что это, город магов? Такого на Пангее точно нет. Даже бедные деревья, сиротливо расставленные вдоль каменных тропинок, были не из нашего мира. Конечно, у нас тоже растут тополя, но тут они другие. Или виной всему этот вызывающий тошноту отравленный воздух? Определенно это чужая планета. Самостоятельно здесь предпринимать какиелибо действия опасно. Поэтому решила, пока есть возможность, немного отдохнуть и дождаться возвращения хозяина башни. Зевнула, свернулась калачиком в уголке кровати и уснула.

Так и не поняла, что меня разбудило первым: шум от сильного удара по входной двери или слабенький, но противный писк установленной мной же охранной сигнализации. Впрочем, это неважно, главное, что успела включить невидимость и юркнуть в уголок. Снаружи послышалась какаято возня. Второй атаки дверь не выдержала и с грохотом влетела на середину прихожей. Следом вбежала с ног до головы забрызганная кровью темная с человеком на руках.

Теоларинэ

– Осталось немного, потерпи, милый, – шептала я Вотару, пытаясь упокоить больше себя, нежели его.

Вот и наш дом, крайний подъезд, перед глазами замелькали ступеньки. Остановилась на восьмом этаже. Хорошо, что по пути не встретились посторонние – и так нарушила обещание не убивать. Если человек выживет (пусть только попробует умереть!), думаю, он поймет, что другого выхода не было. И простит.

Боясь причинить лишнюю боль Сергею, не стала искать в его карманах ключи и просто вошла, используя вместо отмычки удар ногой. Дверь слетела с петель. Но к этому звуку примешался посторонний шум. Будто еще ктото упал. Совсем рядом. Я навострила ушки. Так и есть, за нами подглядывают. В глазок из квартиры напротив. Потом разберусь.

Осторожно уложила Вотара на диван и прильнула к его груди: тишина… удар… тишина, долго уже… сердце стукнуло еще раз, но уже тише. Значит, не показалось! Жив! Только слишком много крови потерял.

– Милый, потерпи еще немного, – прошептала я и молнией кинулась к соседям.

Сконцентрировалась и начала читать испуганные мысли соседки: «Девка смотрит на меня и, кажется, видит сквозь дверь. Значить, услышала, как я свалилась с тубуретки. Ой, что теперь будет?»

– Помоги мне, пожалуйста, Полина, – обратилась я к соседке по имени.

«Так и есть, ведьма. Красивая и почти голая – точная ведьма!» – подумала старушка за дверью и перекрестилась. Затем закричала как можно громче:

– Щас милицию позову! Хойдють тут бандиты всякие.

– Помоги, Полина! Сергей много крови потерял. Он умирает.

Страх бабы Поли моментально исчез. То ли виной тому инстинкт, выработанный у бабки много лет назад, то ли я действительно ее околдовала (пожилые люди иногда поддаются на мой дилетантский, по сравнению с настоящим магическим, гипноз), но старушка отворила дверь.

Проверила, что у нее в голове: перед моими глазами мгновенно пронеслась ее молодость, война… Полечка – ласково называли санитарку солдаты. Скольких раненых она вытащила на себе из боя. Полечкой кликал ее и батюшка, и сестрицы, и даже он – жених ее, Ванюша… единственный, которого не донесла… И которому так и не нашла замены…

«А эта дивчина молодец – дотащила. Жалко Сережку, хороший парень. Единственный из соседей, кто всегда хорошо относился к старухе. Ведь много ли мне надо: в магазине хлеба да крупы купить (у самой ноги не ходят почти), мусор иногда вынести да по хозяйству с мелочовкой помочь (телевизор настроить или лампочку поменять). Правильно молодка делает – такого на руках носить надо».

Убедилась, что соседка не враг, и отключилась.

Схватив аптечку, старушка торопливо поковыляла к раненому.

– Вот тут прижми!.. Теперь поверни чуток, ага так… Все, красавица, заматывай! – командовала баба Поля, потому как у самой руки плохо слушались. Но память пока не подводила, и опыт, приобретенный в медсанбате, пригодился. – Течь мы остановили, тепереча зараза никакая в рану не попадет. Пущай дале сам борется, он парень сильный. Хотя все же в больницу его, касатика, надо, слишком много руды потерял.

– Спасибо тебе, еще раз, Полина. Нельзя в больницу, – поблагодарила ее я. В мозгу старушки вспыхнуло возмущение по поводу того, что обращаюсь с ней на «ты» и просто по имени. Но потом переживание о Вотаре отодвинуло эту мысль на второй план:

– Ох, тяжело ему придется – кровушкито совсем не осталось. Не знаю, что там у вас стряслось, но ведь жалко парня, совсем плохой, боюсь, не выдюжит. Доктору бы показать. Ладно, пойду еще водички согрею. А ты, голуба, губыто ему марлечкой увлажняй, увлажняй.

Цветаниэль

Старуха и темная хлопочут над Вотаром, но тот все равно умирает.

Думаю, настало время обнаружить себя. Предугадывая реакцию темной, к тому же в таком состоянии, решила не сразу показаться, а сначала мысленно прозондировать почву:

«Он в чрезвычайно тяжелом состоянии. Если ты пообещаешь не убивать меня, то я попробую ему помочь».

Теоларинэ замерла. Затем мельком взглянула на бабу Полю, убедилась, что сигнал пришел не от нее, и спросила:

«Кто ты?»

«Я маг жизни».

«А почему я должна желать твоей смерти?»

«Потому, что я светлая эльфийка. Одна из тех, кто были с тобой в пещере черного дракона».

По лицу Легенды было видно, что она на грани срыва. Захрустели костяшки пальцев, темная еле сдерживала себя.

«Я была против идеи Ахаара. Вынужденные обстоятельства заставили меня принять участие в засаде. Клянусь, я никого не убивала. Лишь отвечала за подпитку силовой сети. Да и ту сняла намного раньше, чем могла бы продержать», – попыталась я оправдаться.

Сеющая смерть, казалось, не слушала и пыталась магическим зрением просканировать комнату. Знаю, что определить мое местонахождение ей не удастся. Но все равно страшно. Видетьто она меня не видит, но стоит издать малейший звук – мне конец. Против идеальной машины для убийства, оттачивающей свое мастерство не одну тысячу лет, у меня нет ни единого шанса. Даже затаила дыхание, чтобы колыхания воздуха не выдали меня. От недостатка кислорода кровь запульсировала в висках, причем так громко, что казалось, будто этот шум слышим уже не только мы с Теоларинэ, но и старуха.

«Ты уверена, что сможешь ему помочь?» – после долгой паузы спросила дроу.

«Я, Цветаниэль, дочь Светлого Леса, клянусь Древом Жизни, что приложу все свои умения, чтобы спасти этого человека».

Темная кивнула и выжидающе взглянула на меня. Она смотрела прямо в глаза. Видела меня! Но как?!

«Этого недостаточно. Продолжай».

«Не понимаю, что ты имеешь в виду».

«Не притворяйся. Пойми, у тебя выбора нет: если не согласишься, это будет твоя последняя минута».

Теперь я догадалась, о чем речь: открыв портал, Вотар спас мне жизнь. Настала моя очередь отплатить тем же. Хорошо, раз уж сама Теоларинэ на это решилась, то мне чего терять?

«Человек, приношу тебе клятву серебряных локонов», – сказала я и отключила невидимость.

Ответ пришел незамедлительно:

«Я, Теоларинэ, дочь Темных Подземелий, прощаю тебя, Цветаниэль и клянусь Древом Смерти, что не убью до тех пор, пока ты сама не спровоцируешь такой ситуации».

Ну и на том спасибо.

Серебряные локоны – врожденный магический дар, которым, независимо от склонности к магии, обладают все темные и светлые эльфы. Только проявляется это поразному. Черноволосые дроу благодаря дару могут высасывать энергию из всего живого, а их златовласые родичи, наоборот, получают способность делиться своими силами с флорой и фауной.

Первое слово в названии эльфийской клятвы произошло оттого, что после вызова божественных сил и использования дара волосы у представителей обеих рас становятся серебряными. Но седеет не вся голова, а только часть, величина которой прямо пропорциональна умению эльфа и количеству принятой (у темных) или отданной (у светлых) энергии. Примечательно то, что волосы обесцвечиваются не хаотично, а небольшими прядями. От этого свойства вторая половина названия.

Дав клятву серебряных локонов, эльфы обещают всюду сопровождать этого счастливчика и спасать с помощью дара его жизнь, как свою (выпивая силу у врагов или излечивая раны избранного), до тех пор, пока вся голова не станет белой. После этого долг считается выполненным. А сила богов не возвращается около трехсот лет (пока волосы не приобретут первоначальный цвет), потому что восстанавливается по одному волосу в сутки.

Сумевшие добиться клятвы от эльфа встречаются крайне редко, и их по праву считают везучими. Однако зачастую (иногда светлые и почти всегда дроу), освободившись от клятвы, вчерашние телохранители сразу убивают опекаемого. Потому как по доброй воле редко кто дает такое обещание. Да еще за время службы таких унижений приходится натерпеться.

Вотар же даже не подозревал, что стал счастливчиком вдвойне. И что самое интересное: обе эльфийки присягнули ему на верность, пока тот находился в бессознательном состоянии.

Цветаниэль

Собрав остатки сил, я влила их в Сергея. Хватило только на то, чтобы залечить внутренние повреждения. О внешней ране пока можно было не переживать – умело наложенная старой женщиной повязка остановила кровотечение. Вообще баба Поля здорово помогла: несколькими грубыми стежками быстро зашила разрез (хотя видно было, что с дрожащими руками это дается ей с большим трудом), потом вколола какоето лекарство и постоянно говорила растерянным нам, что делать дальше.

Все равно жизнь человека висела на волоске, он лишился огромного количества крови. Темная тоже это чувствовала.

Теоларинэ

Полина вернулась с кухни и уставилась на Цветаниэль.

– Светка, ты что, тоже ведьма?

– Ага, еще похлеще меня, – кивнула я на светлую.

Эльфийка посмотрела на меня, удивленно приподняв бровь. А старуху, наоборот, такой ответ устроил, и она снова наклонилась над Сергеем.

– Ой, дивчины, плохо ему. Треба «скорую» вызвать, – запричитала бабка. – Врача срочно надо.

– Сами справимся! – ответила я ей, потом скомандовала светлой: – Начинай!

«Я ни разу не использовала дар. Боюсь ошибиться», – послала мне испуганную мысль Цветаниэль.

«Как ни разу? Тебе сколько лет?»

«Семнадцать».

Тьфу ты. Что за невезение? Совсем неопытная.

«Ладно, слушай внимательно: для начала закрой глаза и, насколько сможешь, маленьким потоком направляй энергию в область живота», – подсказала я.

Цветаниэль послушалась.

«Так. Вижу. Хорошо. Теперь постепенно увеличивай канал и скорость передачи. Но будь готова мгновенно закрыться».

Надо же – у малышки получалось! Правда, часть энергии расплескивалась мимо, но я страховала и забирала себе. Не пропадать же добру. Мне тоже не помешает восстановление.

Баба Поля с интересом наблюдала, как потоки светящихся искр мчатся из ладоней «младшей ведьмы» на рану парня.

Все шло хорошо. Но вдруг светлая девчонка то ли ошиблась, то ли потеряла контроль, а изза отсутствия опыта не успела разорвать связь и в итоге моментально вошла в транс. Тело ее забилось в конвульсиях, а пропускная способность энергетического канала возросла в разы. Цветаниэль седела на глазах. Вот появился один серебряный локон, второй, третий. Если не остановится, человек превратится в младенца. Нужно помочь, но как? Схватила ее запястья и прижала к старухиной голове. А сама сиганула в ванную комнату.

Санитарка стояла, боясь пошевелиться. А не контролирующая себя светлая магичка обрушивала на нее огромную порцию жизни. Недолго думая, я окатила их ведром ледяной воды. Универсальное средство! Цветаниэль тут же пришла в себя, закрыла поток и осела на пол. Тем не менее половина волос на ее голове стали серебряными. А Поля помолодела! Лет на семьдесят, не меньше. Девяностолетняя девушка все еще стояла, зажмурившись и не обращая внимания на потоки холодной воды, струящиеся вдоль ее вновь обретенного стройного тела, одетого в обвисший и мокрый махровый старушечий халат с желтыми лилиями.

– Теперь все будет хорошо, Полинка, – сказала я ей немного ослабевшим голосом и улыбнулась. – Сними повязку с Сережки – она уже не нужна.

«Так и есть, ведьмы», – открыла глаза и уже окончательно удостоверилась испуганная женщина.

Двадцатилетняя бабушка разрезала бинты. Под ними розовела молодая кожа. Парень проворчал чтото, повернулся на бок и погрузился в здоровый крепкий сон.

– Что… здесь… происходит? – спросила ошарашенная баба Поля и привычно схватилась за левый бок. Но сердце, как ни странно, до сих пор не закололо от всего пережитого.

– Эта крошка только что спасла ему жизнь, а тебе вернула молодость, – объяснила я.

– Как же так? Ничего не поняла, милочка, но уяснила: Светка, ты ведьма! Не фея, не волшебница, а именно ведьма, хотя и добрая. Да, добрая ведьма! – высказала свои рассуждения соседка Сергея. – Ты уж прости старушку, но иначе назвать не могу.

Стало весело – женщина еще не поняла, что произошло. Я захохотала и спросила:

– Полинка, а почему ты называешь себя старой?

– Ну какникак девяносто годков летом стукнуло, – не сразу сообразила она, что и ответить.

– И? – удивилась я, продолжая хихикать. – Ты разыгрываешь меня, Полинка? Я раз в двадцать старше тебя и никакая не бабуля.

– Так ты ж тоже колдунья! Поэтому так и сохранилась, – поняв шутку, подыграла старушка. – А у меня и здоровье уж не то, и морщины.

Полинка

– Экая ты выдумщица, Полинка! Какие морщины в твои годы? А со здоровьем что, лентяйка? Нука бери тряпку и вытри пол в подъезде, пока никто не увидел кровь. Потом мастера позови, пусть дверь починит. А нам отдохнуть надо, сил набраться, – произнесла все это ведьма маминым голосом и тем же тоном, совсем как в детстве.

Да так, что я сразу же послушалась и кинулась мыть пол, словно меня накажут, если не успею. Странно, но радикулит с ревматизмом будто замерли, позволив легко сделать уборку. Раззадоренная, я сильно отжала тряпку, почти досуха. Пришлось снова мочить.

Закончила уборку в подъезде, потом в квартире. И даже не устала! Да что со мной?

Волосы вылезли изпод косынки. Я подошла к зеркалу, чтобы поправить прическу. И от неожиданности вскрикнула: в отражении на меня смотрела прежняя Полинка. Молодая, статная деревенская красавица. Какой я была еще до войны – семьдесят лет назад. Дрожащими руками стянула платок – седые волосы вновь стали каштановыми. Их так любил гладить Ванюша.

А ведьмы сидели у изголовья Сережки и улыбались. Значит, все правда? Мне вернули молодость?!

В слезах я убежала к себе.

Когда шок прошел, набрала номер «Мастеров на все руки» и произнесла звонким молодым голоском:

– Здравствуйте, примите заказ, пожалуйста…

Прошло уже полтора часа, а я все рылась в сундуке: на мою вновь полную грудь ничего не налазило. Отбрасывала одну вещь за другой. Вдруг в дверь постучали. «Плотник пришел!» – мелькнуло в голове. Накинув второй любимый старушечий халат (с бордовыми лилиями), я отворила.

– Мастера на все руки вызывали? – спросил высокий парень с голубыми глазами.

– Да. Вон в тридцать второй квартире дверь хулиганы выбили, надо на место постав… – Но я не договорила, а закричала не своим голосом: – Ванюшка?!

– Полинка?! – Ящик с инструментами упал на пол. – Как долго я искал тебя, любимая!

– Иван!


Глава 9 | Серая эльфийка. Трилогия | Глава 11