home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 13

Молох

Вот она зараза, показалась. Скачет прямо на нас. Теперь, голубушка, никуда не денется!

– Молох, глянь, светлая магичка! – весело хрюкнул гном.

– Вижу – не слепой. И не ори – не глухой.

Народ от нетерпенья залязгал металлом, вынимали и вновь засовывали оружие в ножны.

– Тихо всем, я сказал!

Понимаю, руки чешутся наказать виновницу нашего унижения. Ну и конечно же передать Очки Мастера странному магу и получить вторую часть вознаграждения. Но выдавать себя раньше времени не следует.

Эльфийка приблизилась на триста шагов и остановилась.

– Неужели почуяла? – дыхнул луком огромный орк.

– Удивительно, что вонь из твоего рта только сейчас до нее добралась, – сморщил нос гном.

– Я уже могу с такого расстояния попасть в нее, – заверил одноглазый человеческий лучник.

Стрелокдроу презрительно усмехнулся:

– Выбери место на ее симпатичном личике, в котором мне сделать дырку. Если я промахнусь, с меня пять золотых.

– Не боишься проиграть?

– Ни капельки! – самоуверенно заявил темный.

– Тихо! – усмирил я спорщиков. – Без приказа никому не стрелять!

– Ее и кобылу обволакивает защитное плетение, – доложил маг. – Не особо мощный, но достаточно прочный, чтобы выдержать обычную стрелу.

– А зачарованная пробьет? – поинтересовался я.

– Думаю, да. Чистые заклинания – тем более. Девушка, похоже, всю дорогу передвигалась в таком режиме. Ее магические резервы должны порядком истощиться.

– Тогда начинаем, а, Молох?

– Погодите еще чуток.

– Че годить? Стерва явно засекла нас. Не просто так же пописать остановилась?

– Ладно, приготовились, действуем по плану Б.

Головорезы, все как один, показали звериный оскал. Даже стало немного жалко бедняжку.

Половина отряда под прикрытием волшебной завесы скользнула по сторонам, остальные с воплями ринулись вперед.

И вдруг чтото произошло. Сначала я не сообразил, что именно. Мир и мы вместе с ним неожиданно замерли. Происходящее вокруг виделось какимито скачками. Картинки менялись перед глазами. Вот я заметил полные ужаса глаза магов… В следующий момент в неестественных позах лежат на земле все лучники, за миг до этого стоявшие с натянутыми тетивами… Затем услышал душераздирающий крик: «Архимаг!» Потом незнакомый светлый эльф вонзил меч в живот орку… «Усыпляющее заклинание!» Дальше показалась магичка с седыми локонами, под ногами у нее лежат человеческие младенцы… Снова вопли: «Мы все обречены! Мы умрем!» После почувствовал холодную сталь в левой части груди – там, где билось сердце…

Последнее, что запомнил перед смертью, – подоспевшую на помощь вторую половину банды и досадливый возглас незнакомца: «Цветаниэль, у меня кончилась мана, уходим! Со всеми не справимся!»

Значит, план Б оправдал себя, часть отряда сумела застать врага врасплох. Впрочем, мне уже все равно…

Цветаниэль

Эх, оказались так близко к лесу и снова отступаем в Степь.

– Откуда взялась еще одна толпа разбойников? – на бегу спросила я.

– Их скрывали маги Хаоса! – ответил Крайтис, мчавшийся рядом.

– Темные могут делать невидимыми не только себя, но и других?

– К сожалению, да.

– Зато мы теперь вместе! А с вашим сиятельством можно чувствовать себя в безопасности, – улыбнулась я.

– Цветаниэль, умоляю, не общайся со мной так. Мне так нравилось, когда ты мне «тыкала» и опускала титулы.

Я? Когда? Ах ну да, видимо, так поступала Светка.

– Как скажешь.

– Вот, другое дело! – обрадовался Крайтис, оглянулся и перешел с бега на быстрый шаг. – Странно, почему разбойники погнались не за нами, а за лошадью? У них был шанс схватить парочку опустошенных магов.

– Может, им нужно это? – извлекла я изза пазухи предмет.

– Очки Мастера?! – ахнул архимаг и остановился. – Девочка моя, ты не перестаешь меня удивлять. Откуда они у тебя?

– Обнаружила в седельной сумке кобылы.

– Боюсь тебя огорчить, но скажу прямо: теперь уж точно не стоит надеяться, что нас оставят в покое.

– И что делать?

– Как можно дальше углубимся в Степь, восстановим энергию, потом я перенесу нас прямо в столицу, – ответил Крайтис и снова рванул вперед.

– Хорошо, а когда привал? – спросила я, устремившись следом.

– Будем двигаться дотемна, потом отдохнем. И ты расскажешь о своих приключениях.

– О каких? – насторожилась я.

– Обо всех. О том, кто и как тебя украл. Как подаренный мной амулет оказался в желудке виверны? Что на самом деле произошло в Шакруне? С кем и о чем ты переговаривалась в королевской библиотеке? Откуда тебе известен язык проводников? Почему, когда я тебя нашел, твои ушки походили на человечьи? Ну и, напоследок, где в данный момент находится Серая эльфийка?

Теперь остановилась я.

– Тебе все известно?! И как давно?!

– Достаточно долгое время. Догадался после того, как Эстихандро принес волшебное перо, что запомнило твою переписку в королевской библиотеке. Однако убежден, что я далеко не обо всем знаю. Ведь так?

– Так, – препираться нет смысла.

– Значит, признаешься?

– Не знаю, – честно ответила я.

– Ответь хотя бы на один вопрос: Легенда вернется?

– Обязательно!

– Это хорошо, – облегченно вздохнул архимаг.

Не пойму: друг он или враг? Вспомнила содержимое переписки Вотара со Светкой. На часть вопросов, которые задал Крайтис, ответы там были. Тогда почему он спрашивает? Потому что не нашел в словаре значения некоторых слов или желает проверить: буду ли я до конца откровенной?

Словно прочитав мои мысли (а может, так и поступив), Крайтис произнес:

– Цветаниэль, мне можно доверять. Я же ведь не выдал тебя Гедеону.

– Интересно почему?

– На то есть причины, – както загадочно ответил эльф и напрягся. – Мне тоже есть, что тебе сказать.

– И что же?

– Я люблю тебя!

Теоларинэ

– Вот все, что удалось найти, – отодвинулся гном от экрана компьютера.

Бегло пробежалась по ссылкам, выбрала наиболее подходящий сайт и перешла на страницу регистрации.

– Это подойдет! Срок подачи заявок от команд истекает сегодня в полночь. Дата проведения игры аж через месяц – то есть участвовать нам не придется. Единственное, что меня смущает, – географическая отдаленность места проведения фестиваля. Наблюдающие могут заподозрить блеф.

– Ты что, Серый! Бешеному волку сто верст не крюк! В масштабах России это, можно сказать, рядышком. Тем более для таких ярых поклонников фэнтези, как мы, – успокоил меня Базирог.

– Ах ну да, совсем запамятовал, как сестренка моталась на слет аж в Нижний Новгород, дотуда вообще почти полторы тысячи километров.

Сергей

– Вот это аппетит! – восхитился Лаэллесс и пошутил: – Боюсь, королевской казне дорого обойдется твое содержание.

Действительно, чтото на меня напал какойто жор. Почти все блюда с огромного подноса, который притащил эльф, я уничтожил самостоятельно. Причем нельзя сказать, что наелся от пуза. Желудок требовал еще.

– Когда нервничаю, всегда много ем, – с набитым ртом пояснил я и грозно прищурился. – Надеюсь, это не намек на то, что я толстая?

– Нет, что ты! – усмехнулся дроу и встал. – Ну все, отдыхай, а я пойду.

– Мне можно тут остаться?

– Да. Илоннэ позволила тебе пожить в комнате Легенды. Она верит, что окружающая обстановка благоприятно повлияет на твою вживаемость в образ.

– Передай ей спасибо и скажи, что я тоже на это надеюсь.

Как только эльф ушел, изпод кровати выскочил Барсик и набросился на остатки ужина.

Ну а я завалился на кровать и решил подумать над тем, что же делать дальше. Однако, как только голова коснулась мягкой подушки, подкравшаяся усталость мгновенно одолела меня. Содержание сновидений стало для меня приятным сюрпризом. Конечно, предполагал нечто подобное, но сомневался, что перенесусь на Землю…

– Итак, всем все понятно? – обвела Теона взглядом Базирога, незнакомую светлую и темного.

Опаньки, а эти откуда взялись?

Три инопланетянина утвердительно кивнули, и любимая дала отмашку:

– Тогда начнем!

«Солнышко, привет! Оказывается, когда я сплю на Пангее, то вижу свою курносенькую прелесть!»

«Котик, это ты?»

«Конечно, я! А почему сомневаешься? Тебя что, еще ктото так называет?»

«Белка».

«Какая белка?»

«Спутница шизофрении».

«Аа… Ты что тут – пьешь?!»

«Ага, с горя. С утра до вечера. Видишь, уже эльфы мерещатся», – пошутило ушастое чудо.

«Подловила! – оценил я юмор. – Кстати, что здесь происходит?»

– Будем строить из себя фэнтезийных существ! – почемуто вслух ответила Теона.

«Это ты сейчас мне или им сказала?» – не понял я.

«И тебе тоже!»

Остроухие одновременно переодели кольца с левых безымянных пальцев на правые и превратились в… папу и маму! Фигасе! Точно свихнуться можно!

«Солнышко, я в шоке! Что это значит?»

«Еще раз назовешь меня так, и ничего не скажу!»

«Прости, пожалуйста, больше не буду».

«Ну и какой раз ты мне это обещаешь?»

«Не считал», – честно ответил я.

«Наблюдай пока, потом объясню».

– Дорогой, будь любезен, сделай потише, ты мешаешь нам разговаривать. Мне даже себя не слышно! – громко крикнула мамаэльфийка.

– Прости, любимая. – Пападроу схватил пульт и уменьшил громкость телевизора.

– И вообще, ты в гости к детям приехал, а не на футбол пялиться.

– Ну, Кать, прямой эфир – решающий матч, – обиженно ответил родитель.

– Они у тебя все решающие, выключи немедленно!

Темный вздохнул, но повиновался. Потом обратился ко мне, в смысле к Теоне (то есть ко мне в Теоне, которая во мне (опупеть – ну и вложенность!):

– Сынок, а когда Светкато вернется?

– Ууу, сессию закрыла, теперь пока с подружками все магазины не обойдут, модные журналы не пересмотрят, сплетни не перескажут, и не ждите, – ответил мой рот.

– Вовсе нет! Она говорила, что с племянницей займутся вплотную подготовкой к слету толкинистов. Сейчас они пошли материал для костюмов выбирать, – встрял в разговор Базирог. – А вчера, представляете, через полгорода поперлись в общежитие, брать напрокат какието новые эльфийские уши – из силикона и мягкого пластика, от настоящих почти не отличишь.

– Да уж, уши напрокат! Вы только в деревне такое не говорите – не приведи господь, тетка Зина услышит.

– А что? Будет о чем с бабками посплетничать! – вставил я фразу и тут же получил незаметный подзатыльник собственной рукой.

«Котик, тебе же сказали только наблюдать», – мысленно прорычало временно не остроухое чудо и даже не курносенькая прелесть.

Гном продолжал:

– Да еще две дуры через окно с третьего этажа спустились – отрабатывали навыки скалолазания. Как узнал, ейбогу, чуть ремня не дал обеим. Ну ладно, ваша – еще ребенок, а моято – уже взрослая девка, а туда же: загорелась жестяными мечами помахать, с фанерными щитами побегать да пострелять из лука с тетивой из резинки от трусов.

– Напрасно вы так, Василий Игоревич! – заспорила Теона. – Ребята мастерят доспехи и оружие на высшем уровне. У особо талантливых даже киношники покупают их поделки для реквизита. Если хотите, сестренка вас тоже в команду возьмет, за гнома покатите. Съездите, сами на все посмотрите.

– Действительно, Вась, – одобрила мама. – И нам спокойнее дочь отпускать, зная, что она под присмотром взрослого. Всетаки Пятигорск – это Предкавказье.

– Даже не знаю, – задумался гном.

– Василий Игоревич, у вас есть время подумать до ноля часов. Сегодня последний день принятия заявок от участников, – просветила Теона.

– А и поеду! – решительно махнул рукой дядя Вася. – Только у меня наряда нет.

– Отлично! Тогда прямо сейчас регистрирую вас на сайте. А насчет униформы не беспокойтесь – еще месяц впереди, – произнесло солнышко и подкатилось на кресле с колесиками к компьютеру.

«Теоночка, я понимаю, что наблюдаю спектакль, но для кого он предназначен? Ведь, кроме нас, его никто не видит».

«Зато слышит».

«Блин, опять шпионы, что ли?»

«Почти. Интерпол».

«Да я за границей сроду не был. Не мог там ничего натворить».

«Зато родители ваши – преступники международного уровня!»

«А они и правда мои мама и папа?»

«Думаю, да».

«Прикольно! А я все гадал: как это архимаг так лопухнулся? Теперь понятно, почему он не заметил принадлежность Цветаны и Светки к людям – в их аурах нет цветов человеческой расы. Постой, так это что получается, мы все полукровки? Серые эльфы? И поэтому нам доступна магия обеих рас?»

«Не знаю, как Цветаниэль, а ты и Светка точно заклинания дроу применяли».

«Чудеса, блин! Любой диковинный сон по сравнению с реальностью отдыхает!»

«Несомненно».

«Ну, расскажи, как родители решились признаться?»

«Погоди, минутку». – Теона нажала на клавиатуре F5, страница обновилась, и на экране после записи с данными Базирога появилась еще пара строк. Сразу две команды пожелали приехать на фестиваль в южный город.

Эльфийка оттопырила вверх большой палец и шепнула всем:

– Кажется, поверили!

Джон – агент Интерпола

– Ну наконецто убавили громкость, а то я уж начал подозревать, что нас засекли и специально накрутили телевизор в качестве звуковой помехи, – вздохнул напарник. – Нужно как можно скорее ставить видеокамеры.

– Тихо, агент Майкл! Послушаем, о чем они там шепчутся, – надел я наушники.

– Долбаный пляж (дословный перевод. – Примеч. автора ), Джон! – спустя несколько минут выругался Майкл. – Мы что, все это время следили за чудиками, помешанными на сказках?

– Либо ты прав, либо нам подсовывают дезинформацию.

– И как это проверить?

– Сделать вид, что поверили.

– Джон, я правильно понял: ты предлагаешь принять участие в их идиотской игре?

– Верно, Майкл, нельзя упускать шанс поближе познакомиться с опекаемыми.

– Тогда необходимо быстрее подать заявку на участие, – застучал по виртуальным кнопкам планшета напарник. – Нашел сайт! Место проведения фестиваля – Пятигорсксити. Дата проведения – через двадцать девять дней. Срок истечения регистрации желающих помахать мечами – сегодня в ноль часов по Москве.

– О’кей! Забронируй еще несколько мест для наших помощников.

– Разве сами не справимся?

– Если имеем дело с обычными людьми, то легко. Но если там, – указал я на окно восьмого этажа, – настоящие эльфы, вшестером бы управиться.

– То есть ты питаешь надежды, что это правда?

– Не знаю. Но учитывать эту версию обязан.

Тимур – агент Интерпола

– Ну наконецто убавили громкость, а то я уж начал подозревать, что нас засекли и специально накрутили звуковую помеху, – вздохнул старлей Песков. – Нужно как можно скорее ставить «жучков с глазами».

– Тихо, Песок! Послушаем, о чем они там шепчутся, – надел я наушники.

– Еханый бабай…[2] товарищ капитан! – спустя несколько минут выругался Андрюха. – Мы что, все это время следили за чудиками, сдвинутыми на почве «Властелина Колец»?

– Похоже на то. Или же нам лапшу на уши вешают.

– И как это выяснить?

– Проглотить наживку.

– Капитан, я правильно понял: ты предлагаешь поучаствовать в их идиотской игре?

– Верно, старлей, заодно поближе взглянем на их эльфийские уши.

– Тогда необходимо поскорей зарегаться на сайте, – заклацал кнопкам нетбука напарник. – Кажется, тут! Слет юных пионеровтолкинистов пройдет на грязевом курорте в Пятигорске через месяц. Время подачи заявок оканчивается синхронно с этими сутками.

– Хорошо! Зарезервируй еще пяток мест для наших.

– Разве сами не осилим?

– Пристукнутую магическим посохом пацанву – без проблем. Но если там, – указал я на стоящий напротив дом, – действительно волшебные существа со сверхспособностями, взводом бы одолеть.

– То есть ты все еще веришь, что весь этот бред – правда?

– Не верю. Но проверить должен.

Светка

Как ужасно. Вчера еще общалась с этим милым и заботливым мальчиком, а сегодня узнала, что Квырта жестоко убили.

Забежала выказать соболезнование Урукхваю. Старик на удивление быстро оклемался. На душе стало еще горестнее. Ученик шамана, не жалея сил, боролся за жизнь старшего друга, а теперь, когда труды дали положительный результат, молодой орк мертв. А ведь даже опытные знахари отчаялись и пророчили переводчику больше никогда не встретить рассвет.

Окрепший шаман варил чтото в котле около своего шатра. Четки из свежего шиповника он надел на шею, как бусы.

– Здравствуйте, Урукхвай, рада, что вы пошли на поправку. И скорблю по поводу смерти Квырта. Я хоть с ним и недолго была знакома, сумела понять, насколько хорошим он был… орком (блин, чуть не сказала «человеком»).

– Спасибо, госпожа Цветани… Свел’Тана. Мне тоже его будет не хватать.

Три вещи моментально меня насторожили: в половнике мелькнула пятипалая кисть, принадлежащая совсем не животному; осведомленность шамана о том, что я как бы Цветаниэль; фальшивые четки – честно говоря, думала, что они не сработают и Урукхвай меня не поймет.

Ну, раз переводчику не нужен волшебный предмет, оставлю его себе, а то незнание языка уже довело меня практически до венца, радует, что хоть не до могилы. Кстати, нужно подумать, как дипломатичнее эту затею пресечь. Я о свадьбе.

– Не желаете составить старику компанию? Позавтракаем вместе? – предложил Урукхвай.

– Нетнет, спасибо, не голодна, – попятилась я назад. – Попозже еще зайду! До свидания!

Развернулась и уткнулась носом в грудь Ытаргха.

– Рагнар покарает убийцу Квырта! – грозно пообещал красавчик шаману.

– Непременно, вождь, – согласился колдун и поспешил скрыться в палатке.

– Странный он какойто, – шепнула я.

– Зато неплохо обучил тебя нашему языку, – не обратил внимания на мои подозрения клыкастый жених, зато подмигнул и осторожно взял мое запястье. – Пошли!

– Куда? – нахмурилась я.

– Подарок для Светланы, – загадочно ответил орк, даже имя мое не перековеркал.

– Люблю подарки, – улыбнулась я.

– Подождите нас здесь, – приказал вождь Оохаю и Гугуру. Те кивнули.

Ытаргх привел меня уже знакомой дорогой к развалинам, у которых он в прошлый раз молился.

– Это особое место – раньше здесь был храм нашего бога, – пояснил вождь.

– А кто его разрушил?

– Враги. Но я его восстановлю.

– Опять разломают. Или надеешься, у твоего народа исчезнут недруги?

– Нет. Но теперь орки всегда будут защищать дом Рагнара! – громко заявил красавчик.

– А раньше почему не делали этого?

– Раньше мы были кочевниками, не всегда могли вовремя прибыть на помощь и однажды, как видишь, не успели.

– А теперь перейдете на оседлый образ жизни?

– Не сразу, постепенно. Первым шагом будет строительство нашего первого города – столицы государства орков, – поделился планами Ытаргх. – Здесь хорошее место: много дорог сходятся, вода рядом, земля плодородная – со временем часть пастбищ распашем и посадим злаки.

– Понятно.

– А теперь подарок! – объявил орк и вынул изза пазухи золотой венец.

– Ух ты! – ахнула я, рассматривая искусно выполненные из металла полевые цветы. Надо же, мастер даже прожилки на листиках умудрился сделать. В лепестках из разноцветных драгоценных камней играли солнечные лучи. – Какая красотища!

– Нравится?

– Ахга! За этой прелестью ты срочно уезжал?

– Ахга, – передразнил меня Ытарг. – Это – свадебный подарок королеве степей!

– Повезло ей, – тупанула я.

Красавчик водрузил венок мне на голову, растянул в стороны губы и обнажил клыки:

– Светлана, я о тебе говорю!

– Оо! – наконец дошло до меня. – Спасибо, конечно, но…

Договорить мне не дали.

– Это еще не все. Столицу страны назову в твою честь: Светлоградом!

Ну это уже слишком! Снова открыла рот, чтобы возразить, но горячие влажные губы зеленокожего здоровяка коснулись моих, я ответила…

Минут через пять мы разъединили уста.

– Чему ты так улыбаешься? – посмотрел на меня Ытаргх.

Немного смущенно я ответила:

– Думала, клыки будут мешать. Оказывается, ошибалась.

– Похожие мысли у меня были насчет твоих длинных острых ушей, – признался орк.

– Боялся, что глаза тебе повыкалываю? – предположила я, и мы засмеялись.

По возвращении вождь опять передал меня под охрану Гугура и Оохая, а сам вновь отлучился по делам.

Весь остаток дня я порхала, как бабочка, по второму кругу повторила путь вчерашней экскурсии, задолбала бодигардов вопросами о быте и традициях степняков. Похоже, Гугур и Оохай уже не рады, что охраняемое ими тело свободно может общаться с ними на родном языке. А что? Зеленые – теперь мой народ, и мне нужно входить в курс дела.

Идея выйти замуж, тем более за орка, казавшаяся не так давно безумным, отчаянным шагом, теперь уже воспринималась как лучший и приятный выход из сложившейся ситуации. Ведь связь с братом потеряна, у светлых эльфов меня ждут убийцы, темные тоже по головке не погладят, и Крайтис странно поступил, отослав меня невесть куда неизвестно с кем и непонятно зачем. Возможно, обстоятельства вынудили архимага придумать наспех такой план. Но этого не узнаю, пока не встречусь с ним. Вероятность нашего свидания мне неизвестна, не исключено, что она ничтожно мала. Вот както так. А Ытарх силен, богат, имеет власть, к тому же в меня влюблен. Да и мне симпатичен. Вдобавок ко всему классно целуется.

Счастье длилось недолго.

Вечером вернулся суженый, весь раздраженный. Но не его плохое настроение стало причиной краха иллюзий.

Услышав недовольное рычание, я, чтобы приободрить милого, надела венец и выглянула из своего шатра. Ытаргх меня не заметил, вошел к себе. Понимаю, неприятности на работе, но ято тут при чем?

Обиженно задернула полог. И прежде чем материя отделила мой микромирок от остального лагеря, мое зрение зафиксировало, как в палатку к Ытаргху шмыгнули две кобылы. Нет, не с гривами, хвостами и копытами, а двуногие, сисястые, зеленокожие дылды.

Обалдело подошла вплотную к апартаментам жениха и поняла, что внутри полным ходом разгорается веселье: женский визг, смех, довольное мужское бурчание. Это так он расслабляется после тяжелого дня?

– Что это за две размалеванные особы шмыгнули к вождю? – поинтересовалась я у следующих по пятам телохранителей.

Оохай замялся, а Гугур уклончиво ответил:

– Одна из них – племянница Мархвадахла, вторую не разглядел.

– А что им нужно от моего будущего супруга?

Теперь Гугур первый спрятал взгляд, пришлось отдуваться напарнику:

– Известно что.

– Мне не совсем!

– Ну… – замялся орк. – То, что обычно делают муж и жена.

– И ты это так спокойно мне говоришь? – возмутилась я.

– А что тут такого? – захлопал глазами Оохай.

– Да ничего! – фыркнула я.

Клыкастый красавчик, конечно, не обещал мне хранить верность. И вообще весь наш брак – фикция. Но хотя бы сделал вид! Вот гад, попросил войти в его положение. А сам тут… входит в других, причем тоже в разных положениях.

Не пойму, что же тогда произошло у развалин храма? Неужели там не было чувств? Выходит, союз со мной необходим сугубо в политических целях? Царь степняков берет в жены эльфийку, чтобы наладить со Светлым Лесом дружеские отношения? Сама же я Ытаргху не нравлюсь, он предпочитает более рослых и зеленых.

Или это идиотский обычай, типа мальчишника? Может, до свадьбы оркам позволительно так себя вести? Блин, ну почему я у телохранителей всякую фигню спрашивала, вместо того чтобы узнать семейный кодекс. По крайней мере, это не стало бы для меня неожиданным ударом.

Снова прислушалась. Мне послышалось или женских голосов там больше двух? Точно, четыре как минимум. Оргию устроил, да еще на глазах у всей орды!

– Но он же со мной целовался! Разве так можно? – сквозь накатившиеся слезы посмотрела я на Гугура и Оохая.

Телохранители переглянулись, явно не понимая, в чем проблема.

– Это же прямое оскорбление моей чести! Ну держись, половой гигант, блин!

Раздувая ноздри, я ворвалась в юрту Ытаргха. Картина маслом: две девицы не особо тяжелого поведения отплясывали в одних браслетах пред лежащим с довольной рожей суженым; третья массировала ему ступни; четвертая пристроилась сбоку и обняла, как родная; с другой стороны вывалила свое вымя на грудь вождя еще одна (их даже пять?!) поклонница. Последняя оказалась вообще самой бесцеремонной, она положила красавчику ладонь на самое интимное место.

– Вот скотина! – заорала я. – Ктото, как наивная дура, строит из себя порядочную невесту, подыгрывает ему. А ктото баб к себе водит толпами! Пошел ты со своей мечтой объединить народы!

– Свел’Тана говорит на орочьем?! – удивилась одна.

– В совершенстве, коза облезлая! И меня зовут Светлана, понятно?! – сказала я и загнула таким многоэтажным матом (надеюсь, четки из шиповника правильно перевели).

– Да объясни, в чем дело? – непонимающе улыбнулся наглец.

– Он еще идиотом тупым прикидывается! Если коечто зачесалось, мог хотя бы соблюдать конспирацию и тайно этих коров таскать, а не выставлять меня на посмешище, кобель! – задохнулась я от возмущения, схватила за патлы одну из танцовщиц (вторая была лысая) и швырнула к дверям. Шлюха, весом почти вдвое больше меня и ростом на три головы выше, полетела, как пробка из шампанского. Безволосую наградила пендалем и зыркнула на остальных. – А ну подняли свои жирные задницы и пошли вон отсюда, сучки! Не то изжарю!

Девахи торопливо засобирались, но Ытаргх остановил их жестом и поинтересовался:

– Светлана, объясни, что такого оскорбительного в том, что я ласкаю своих законных жен?

– Что?! Кого?! – только что собиралась метать молнии, но меня как громом шибануло. Второй раз за сутки.

– Хотел вас попозже познакомить, но раз уж ты пришла.

Не верю ушам.

– Девочки, позвольте представить Светлану – вашу новую подругу и будущую старшую жену. Прошу простить ее за недоразумение, это моя вина – забыл предупредить эльфийку, что у нас практикуется многобрачие.

Вот бы Ксюха сейчас поржала с меня.

«Коллеги» опасливо посматривали на ушастую «подругу», а я стояла как оплеванная… Короче, никогда мне не было так стыдно и обидно.

Ытаргх

– Куда она побежала? – спросил я, когда выпутался из обрушившегося шатра.

– К ручью, вождь, – ответил Оохай.

– Почему ее никто не остановил и не направился следом? Там же утром нашли мертвого парня.

– Госпожа пригрозила сжечь любого, кто двинется за ней, – сказал Гугур.

– Дураки, она блефовала!

– И когда перебила молниями стойки вашего жилища?

Сломя голову я помчался в указанном направлении. Конечно, магички у воды уже не было. Зато на берегу лежал венец…

Навряд ли она утопилась – слишком мелко. Да и не глупа вроде, чтобы так поступать. Но куда направилась: вверх или вниз по течению?

– Коня мне, коня! И Мархвадахла сюда, живо! – скомандовал я подоспевшим телохранителям невесты.

Полиморф первого поколения № 11

Вождь вернулся не в духе, ему так и не удалось догнать Цветаниэль. Удивительно, как пешей девушке удалось сбежать от конной погони? Вдвойне странным это кажется, если учесть, что произошло это на степных равнинах, а не в эльфийском лесу.

Однако чудесам есть вполне объяснимая причина: Мархвадахл. Не в интересах шамана возврат беглой невесты. Ведь она сместит с поста старшей жены Ытаргха его племянницу. А в данном случае эта должность приравнивается к званию королевы. Вот и отправил сородичей хитрый орк в сторону, противоположную той, куда указывали отпечатки ауры Цветаниэль.

Предводитель кочевников не дурак, он тоже понял это. Однако слишком поздно. Теперь негодовал и велел всыпать обманщику полторы сотни плетей.

Что ж, дальнейшее пребывание в лагере орков становится для меня бессмысленным. Нужно незаметно улизнуть и поскорей самому отыскать эльфийку.

Проклятье, вождь направляется ко мне. Предстоит разговор, а это потеря драгоценного времени. К сожалению, я не маг, и с каждой секундой шансы обнаружить след эльфийки уменьшаются. Придется трансформироваться в какоенибудь животное с хорошим нюхом и порядочной скоростью передвижения.

– Урукхвай, как себя чувствуешь? – прямо с порога задал вопрос Ытаргх.

– Намного лучше, – бодро ответил я, но на всякий случай кашлянул. Мало ли, вдруг в данный момент для меня выгодно оставаться больным и немощным.

– Есть силы отправиться со мной на поиски Светланы?

О как! Это еще лучше, чем я мог предположить!

– Ради счастья вождя готов терпеть!

– Ну и прекрасно! На сборы четыре минуты. Жду у белого шатра.

Ытаргх ушел. А я ликовал и немного недоумевал: чем же так понравился госпоже Удаче?! Поистине последние события заставляют поверить в ее существование.

Собирать мне нечего – плащ накинул и готов. Но выскакивать вслед за Ытаргхом несолидно. Нужно выждать.

Закрыл глаза, отсчитал двести секунд, стер с лица счастливую улыбку, сменил выражение на серьезное и озабоченное, шагнул и столкнулся с вошедшим в шатер Ытаргхом. Лицо его было перекошено от злости. Огромной пятерней он сграбастал висящие на моей шее бусы из шиповника и потянул.

– Разве прошло уже четыре минуты? – борясь с удушьем, робко поинтересовался я.

– Нет, пришел твой черед умирать…

Чужой

Итак, начало положено! Отобрать Четки Тарджумана у орков оказалось совсем просто. Тупой шаман, похоже, вообще не догадывался о назначении предмета – дикарь носил его, как бусы. А как он, бедняга, удивился тому, что горячо любимый вождь собственноручно придушил его. Конечно, принимать облик Ытаргха было немного рискованно, зато позабавился. К тому же на руку мне сыграла царящая в лагере паника. Да и ничтожен этот риск по сравнению с задуманными планами.

А вот Молох всетаки подвел меня. Очки Мастера упустил. Жаль, я немного опоздал и не смог лично наказать разбойника. Смерть от руки архимага стала для него спасением. А вот те, кто уцелел, пожалели, что остались в живых.

Завершив казнь остатков банды, я устремился в Амалаэстиор. Эльфы с Очками Мастера наверняка тоже направляются в столицу Светлого Леса. Что ж, там и встретимся. Заодно и Книгу Откровений в королевской библиотеке возьму «почитать».

Интересно, как скоро Игроки поймут, что ктото собирает артефакты демиурга? Хранитель Пангеи уже в курсе. И как же все удивятся, выяснив личность этого когото. Хахаха!

Найденова Липа

– Поздравляю, дочь! Это твоя победа! – улыбнулся отец. – Что дальше?

– Захватим замок барона!

– Не слишком ли дерзко?

– Аппетит приходит во время еды, – оскалилась я. – Ведь не думаешь же ты всерьез, что частокол Заозерья выдержит настоящую осаду?

– А осада непременно будет, Констаф этого так не оставит, – согласно кивнул Фатун.

– Поэтому выдвигаемся сразу после прибытия последних людей Орлина.

– Вот так с ходу, без подготовки отправимся на штурм?

– План уже придумала, расскажу по дороге.

– Да, ты у меня великий стратег, Олика! – восхитился отец.

Но я сделала серьезное лицо и произнесла:

– А сейчас хочу поговорить совсем о другом.

– О Земле? – догадался староста.

– О ней, родимой!

– Что ж, слушай, дочка. – Фатун посмотрел по сторонам, набрал полную грудь воздуха и начал рассказ: – Родом я из Эфиопии. Страна наша, как тебе, наверное, известно, не особо богата. Человеку из бедной семьи невероятно сложно получить образование и подняться вверх по социальной лестнице. А мне очень хотелось вылезти из трущоб. Туристы из Европы и Америки постоянно напоминали о том, как можно жить. Тогда я был молод и здоров, как вол. На это сделал ставку. Все свободное время как проклятый бегал, бегал и еще раз бегал. Благо для этого вида спорта, кроме хорошей обуви, не требуется особого инвентаря. Хотя поначалу тренировался босиком. Первые кроссовки позволил себе после победы на небольших местных соревнованиях. Оказалось, что в них бегаю гораздо быстрее.

И понеслось: первое место на турнире города, потом выигрыш в чемпионате страны. На меня обратили внимание, забрали в сборную, бесплатно кормили, одевали и даже платили сумасшедшие, по меркам деревенского паренька, деньги за то, что я просто бегаю! Через год на моей груди сияла золотая медаль первенства континента, а вскоре привез в свой новый дом и Кубок мира! Осталось завоевать только один спортивный титул.

– Олимпийского чемпиона? – догадалась я.

– Да. Это стало мечтой номер один. Снова я бегал, бегал и бегал. А летом тысяча девятьсот восьмидесятого года приехал в Москву.

– И мечта осуществилась?!

– Нет. Но я не сожалею. Потому что в далекой северной стране встретил ту, перед которой померкли все мои прежние достижения и цели. За одну ее улыбку я, не задумываясь, отдал бы все свои награды.

Сердце мое встрепенулось, дышать стало трудно, пальцы рук лихорадочно теребили край подола. Всетаки это он! Сглотнув комок, я спросила:

– Кто она?

– Русская школьница с белоснежными волосами. Это была любовь с первого взгляда.

– Папка! – обхватила я шею Фатуна и чуть не придушила. Когда староста крякнул от нехватки воздуха, я отстранилась и посмотрела в родные глаза. Слезы радости хлынули рекой.

Отец (мой настоящий отец!) непонимающе хлопал глазами, а я всхлипнула и сказала:

– Давай расскажу, что произошло дальше?

Фатун

– Да, дочка, хотел удивить тебя тем, что тоже землянин. Но твой рассказ обескуражил сильнее. Боже, как подругому, понастоящему зазвучало слово «дочка»! Олика, точнее, Липа, прости меня. Честное слово, не знал о твоем существовании.

– Называй меня, как раньше, пап. Незачем остальным знать. И не переживай, я ни капли тебя не виню. Да и маму понять можно. Она, конечно, неправильно поступила, запуталась под влиянием дурных советов. Но судьба ее уже наказала.

– Да уж, – вздохнул я.

– Расскажи лучше, каким ветром тебя сюдато занесло?

– Хотя на Олимпиаде я медаль не завоевал, на родине меня любили и встречали, как героя. Но богатство и слава уже не радовали. Душа и сердце тянулись обратно – к русской красавице. По возвращении я сразу же заявил о желании сменить место жительства, подал в посольство запрос.

– И?

– Ответ пришел на удивление быстро – через десять дней: интересующая меня гражданка СССР слыхом обо мне не слыхивала, более того, уже успела выйти замуж за советского военного.

– Это ложь! Мама с Николаем поженились в восемьдесят втором.

– Я тоже не поверил, стал возмущаться. Тогда глава спорткомитета намекнул мне, что коекто должен сначала оправдать деньги, затраченные на него государством. Вот выиграю еще хотя бы пару чемпионатов Африки или Кубок мира, подниму престиж страны, тогда и отпустят. Да и то без права тренировать и выступать за другую державу.

– Что за вздор? Они не имели права!

– Конечно! Я пообещал вообще завершить карьеру.

– Но?

– Пригрозили тюрьмой. Хотя сажать было не за что, но по указанию правительства могли состряпать любое дело.

– Не думала, что грязная политика и спорт так связаны.

– Там, где крутятся большие деньги, всегда найдутся желающие оттяпать кусок себе.

– Это точно, – кивнула Липа. – А что дальше? Ты сдался?

– Наоборот, обозлился, начал активно искать нелегальные способы покинуть Эфиопию и попасть в Москву.

– Отчаянный шаг! – восхитилась дочка.

– Я любил и стремился к своей любви любыми путями! Заплатил кому надо, меня свели с одним капитаном. Тот выслушал мою историю, пообещал, что поможет и с документами, и пересечь границу, но обойдется это мне весьма недешево. Не торгуясь, согласился и отдал аванс. И через три дня уже плыл в трюме сухогруза.

Моряки особым образом загружали ящики с продуктами, оставляя небольшие свободные отсеки, в которых успешно провозили как контрабанду, так и пассажировнелегалов вроде меня. Поскольку тайные комнаты располагались в нижней части корабля – услышать или откопать нас пограничные службы не могли, а запах кофе и транспортируемого кожсырья не давал учуять нас собакам.

Узкую, но длинную «каюту» – метр на шесть пришлось делить еще с тремя «зайцами»: симпатичной эфиопкой, белокожим европейцем бандитской внешности и сморщенным узкоглазым стариком – то ли китайцем, то ли корейцем. Разговорились. Девушка сбежала от жениха и своих родственников – она забеременела от другого, надеялась, что все обойдется, срок был маленький, после свадьбы хотела выдать ребенка за недоношенного. Но злые языки донесли, и теперь ей грозила смерть. Второй «сокамерник» дезертировал с военной базы французского иностранного легиона, что в Джибути, после того как расстрелял командира за издевательства. Азиат общаться отказывался, но в уголке постоянно чтото бормотал.

Но остальное в наших густонаселенных апартаментах капитан организовал по высшему разряду: у нас был свет от аккумулятора, спальные мешки, запас продуктов и даже огромное пластиковое ведро с крышкой и какимто наполнителем, впитывающим запахи и влагу. Эту штуку якобы богатые американцы сыплют в кошачьи биотуалеты. В общем, билет на корабль стоил дорого, но высокая цена оправдывала себя. Неделю до ближайшего порта потерпеть можно было.

Трагедия случилась на вторые сутки. Беглый солдат опустошил припасенную фляжку с виски, и его потянуло на подвиги. Он предложил мне помериться силой на кулаках. Я вежливо отказался, мотивировав тем, что хоть и спортсмен, но против него шансов у меня нет – я занимался легкой атлетикой, а его учили убивать. Вот если бы позволяло место, то можно было бы поиграть в догонялки. Уж тогда он от меня не убежал бы. Дезертир сказал, что не привык ни от кого бегать (любопытно, а как называется его нынешняя миссия – отступление?), плюнул мне в лицо и назвал черномазым трусом. Жизненный опыт разумно подсказал стерпеть оскорбление. Китайцу тоже досталось, пьяный вояка даже пнул его ногой. Старик тяжко вздохнул и молча отвернулся к стене.

«Ну, раз настоящих мужиков, кроме меня, тут нет, то и шлюху делить ни с кем не буду», – заявил горевоин и с улыбочкой подошел к девушке.

«Не смей! Она же беременна», – попытался я остановить безумца. Безуспешно.

«Заткни пасть, обезьяна», – рявкнул мне бывший легионер и разорвал блузку на несчастной.

Девушка поняла, что сопротивляться бесполезно. Она даже не плакала, только закрыла глаза и попросила:

«Сделайте, пожалуйста, это аккуратно, чтобы не навредить малышу».

Солдат расхохотался, дал ей пощечину и процедил:

«Я буду иметь тебя, как хочу, сколько хочу и куда хочу».

– Вот урод! – скрипнула зубами дочка.

– Через секунду я взял нож и совершил первое в своей жизни убийство.

– Правильно сделал! – одобрила Липа. – Дальше плыли, как я понимаю, без комфорта? Гниющий труп не лучшая компания.

– А вот эту проблему решил узкоглазый.

– Он был монахомпилигримом из монастыря ШаоЛинь и вез с собой какиенибудь бальзамирующие знахарские вещества?

– Гораздо проще. Старик одним рывком отодрал толстые стенки деревянного ящика с кожсырьем. Мы достали говяжьи шкуры, плотно завернули в них мертвого и засунули обратно.

– Мне кажется, все равно должно было вонять. Или за оставшиеся пять дней тело без доступа воздуха не успело начать гнить?

– Не знаю.

– Как так?

– Ночью я проснулся от чавканья – узкоглазый с огромным аппетитом поглощал труп.

– Что?! – вытаращилась дочка. – Нет, я слышала, что корейцы собак едят, но чтобы людей. Бедная девушка, мало того что пришлось беременной путешествовать в компании с насильником, так еще и с людоедом.

– Старик не являлся ни корейцем, ни японцем, ни китайцем и вообще не принадлежал к человеческой расе. Это был орк!

– Что?! – снова удивилась Липа.

– Понял я это гораздо позже. А в тот момент тоже не на шутку испугался. Поедающий мясо догадался, что его застали за чудовищной трапезой.

«Не бойся, я не сумасшедший и вас не трону», – сказал он.

Естественно, у меня вызвали сомнения его слова. Тогда старик потянул мне нож рукоятью вперед.

«Сейчас ты можешь меня убить. Но я не боюсь, потому что доверяю тебе. И ты мне поверь», – сказал он.

– Но почему именно орк? Степняки же высоченные, широченные, зеленокожие и вовсе не узкоглазые? – скрестила руки на груди дочка.

– Потому что у него были клыки, кроме того, я запомнил некоторые его фразы и, уже будучи на Пангее, узнал, что произносились они на языке орков. А то, что ростом и лицом не вышел, – не ведаю. Может, болел в детстве.

– Допустим. Что дальшето было? Капитан кинулся искать одного пассажира?

– Он кинулся искать сразу троих. Или вообще ему не до нас было.

– В смысле?

– На шестой день корабль попал в шторм, его швыряло из стороны в сторону. Мы бились всеми частями тела о стены, пол, потолок и думали, если не расшибемся, то уж ящиками нас задавит точно. Беременную и так непрерывно тошнило, а тут еще эта качка. Потом ржавое днище судна напоролось на подводные скалы. Казалось, вода хлынула со всех щелей, мы начали тонуть.

– Какой ужас! – воскликнула Липа.

– Тогда старик вытащил из кармана целлофановый пакет, надел его на голову, потом извлек синий карандаш, нарисовал на одном из ящиков большой прямоугольник с маленьким кругом внутри. Мы подумали, что азиат от страха свихнулся. Но когда узкоглазый произнес заклинание и нарисованный шарик стал объемным, превратился в дверную ручку, потянув за которую людоед отворил прямоугольник, я заподозрил, что с разумом распрощался не он один.

– Орк открыл врата на Пангею и вы спаслись? – догадалась дочка.

– Да, только сам он не успел. В последний момент сухогруз в очередной раз пошатнуло, старика отбросило в сторону, он отпустил ручку, и портал закрылся. А в этот мир прошли только я и Тлана с Оликой в животе.

Теоларинэ

«Вот так!» – закончился мой рассказ. Единственное, умолчала о том, что изза того, что старшие Тарасовы из семьи предателей, я обязана всех покарать.

«Получается, мы не Алексеевичи, а Ролтрилтаровичи! – усмехнулся Серый. – Мда, в голове, мягко говоря, бардак, грубо выражаясь – полярная лисица. Нужно все переварить».

«Ну а у тебя как дела на Пангее?» – решила я переключить внимание Вотара. А то действительно сойдет с ума. Зачем мне супругдурачок? Хотя, чувствую, о замужестве думать преждевременно. Остаться на Земле не могу, забрать Сергея в свой мир – тоже. Равно как и убить его вместе с родственниками. Выход один – они остаются спокойно жить тут, а я постараюсь поскорее переплакать и забыть любовь там.

«Ну, если вкратце, то: спас жизнь Илоннэ, принял клятву серебряных локонов от Лаэллесса, сумел войти в твою комнату, нашел там Барсика и попробовал хваленные тобой подземные грибы, тушенные в томате с горьким перцем, – действительно объеденье».

«Ого, как много успел!»

«А еще через несколько дней королева откроет телепорт и заберет меня во дворец. Как думаешь, можно рассказать матриарху всю правду?»

«Даже нужно. Но не сразу, сначала надо осмотреться».

«Намекаешь на шпионов?»

«И на них тоже».

«А что еще?»

«Леяра – девочка неглупая, но иногда бывает чересчур вспыльчивая. В такие моменты она может наделать ошибок».

«Например, таких, как объявление войны?»

«Да. Поэтому с ней нужно вести себя осторожно. Я сама объясню королеве ситуацию, когда наступит подходящий момент. А вот Лаэллессу признайся уже сейчас».

«Зачем?»

«Затем, что долго выдавать себя за провинциальную дроу самостоятельно не сможешь. Тем более перед матриархом. Она поразительно умна и вмиг поймет, что ты не от мира того. Ведь ничегошеньки не знаешь: ни быта нашего, ни молитв, ни правил поведения в обществе, у тебя даже взгляд другой. А вот если приобретешь наставника – шансы есть».

«А Лаэллесс меня не сдаст?»

«Нет, конечно! Он ведь присягнул тебе на верность. Хотя и без клятвы не предал бы».

«Знаюзнаю, вы с ним тысячу лет знакомы!»

«Тысячу двадцать четыре, если быть точным».

«О, это так важно?» – съязвил Серый.

«А то! Число кратно степени двойки! Вот Леяру, например, я знаю на два года меньше и поэтому еще не могу до конца положиться на нее».

«Правда? А какая связь?»

«Котик, ты чересчур серьезный какойто стал, совсем юмора не понимаешь. Что с тобой?»

«Переживаю за сестер», – грустно ответил Вотар.

«За Цветаниэль особо не беспокойся, она выросла на Пангее. А дома, как говорится, и стены помогают. Да и я за ней пригляжу. А вот как найти Светку – вопрос интересный».

И тут Сергей вдруг оживился:

«А что, если сейчас ты уснешь? Тогда я буду спящим проводником, находящимся в другом мире, относительно перенесенных существ, и смогу понаблюдать за подопечными. Может, и Липу увижу?»

«Ну и навертел! Идея бредовая, но попробовать стоит! Только как мне специально быстро уснуть?»

«Ну мама Ёль же магичка. Попроси ее колдонуть».

«Так я отключусь всего на полминуты».

«Для проверки гипотезы хватит».

«В принципе да. Только прежде ответь мне на один вопрос: откуда ты узнал слова, отпирающие мою комнату?»

«Провел аналогии: твое жилище – пещера, ты – мое сокровище, потом вспомнил, что любишь сказки, и догадался».

«А конкретнее?»

«В истории об «АлиБабе и сорока разбойниках» вход в пещеру с сокровищами открывается фразой: «Симсим, откройся!» – объяснил Серый.

«У нас эта сказка называется «Алибабэль и сорок орков».

«Ну, главное, что пароли совпада…» – не договорил Вотар и затих.

«Котик, ты где?»

В ответ тишина. Наверное, ктото его разбудил. Ладно, версию с двойным засыпанием проводника проверим в следующий раз.

Базирогу позвонила Мила, тот на радостях закрылся в туалете, а ко мне тут же подсели Ёль с Ролом. Эльфийка снова активировала розовофиолетовую антипрослушку.

– Сынок, ну всетаки еще раз подумай насчет Теоларинэ. Она тебе не пара! Она вообще никому не пара. Ее цель – сеять смерть! – сказала Екатерина Петровна.

Вот спасибо за теплые слова!

– Сереж, мама права: она вовсе не любит тебя. Просто развлекается, как кошка с мышкой, перед тем, как убить, – добавил Алексей Алексеевич.

И вам, свекрбатюшка, огромное мерси.

– Нет, Теона любит! – не сдавалась я.

– Наивный, глупый мальчик, послушай совета старших, – настаивал Ролтрилтар.

– Как же тебе доказать, что ее чувства – ложь? – вздохнула Ёлифрэль.

– А как вам доказать, что я честна с вашим сыном?! – прозвучал мой крик.

Тарасовы испуганно переглянулись.

– Да, вы правильно поняли, перед вами – королева клинков в теле Сергея! И то, что вы до сих пор живы, – лучшее подтверждение моих добрых намерений. Ну поверьте мне, пожалуйста. – Я закрыла лицо руками и заплакала: – Люблю его. Правда люблю.


Глава 12 | Серая эльфийка. Трилогия | Глава 14