home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Операция «Полярная лисичка»

Спрашивают маленькую девочку:

– Машенька, скажи, кто приходит к тебе на Новый год – бородатый такой, в красной шубе – и поздравляет тебя с праздником?

– Дедушка Мороз!

– Машенька, а кто еще с ним приходит?

Машенька молчит.

– Ну Машенька, девушка такая – в белом, с длинной косой,– кто?

– Смерть, что ли?

Просто анекдот

Подполковник Квашенников, начальник отдела номер тринадцать Управления ФСБ по Свердловской области, с грустью смотрел на лежащую перед ним красную папку, украшенную грифом «Совершенно секретно». Папка содержала милицейский отчет об обнаружении одной из бригад местной преступной группировки в непоправимо мертвом состоянии. В принципе это никоим образом не могло бы испортить настроение фээсбэшника, если бы не один маленький нюанс. Бандиты были не просто убиты: их тела были вморожены в огромные кристаллы чистого льда, словно какойто безумный ученый решил сохранить их на память потомкам.

Одного этого уже было бы достаточно, чтобы расследование из ГУВД передали ему, в недавно созданный, но уже хорошо зарекомендовавший себя при расследовании дела о гибели генерала Кормухина отдел. Собственно, и созданто был этот носивший замысловатое название «СО»[16] № 13 по расследованию аномальнобиологической активности» отдел именно в связи с необходимостью расследования причин загадочных смертей, валом прокатившихся по ГУВД и УФСБ Екатеринбурга при попытках выяснить виновных в странной смерти вначале сына Кормухина Анатолия и двух его друзей, а потом и самого генерала вместе с большинством его людей[17].

Отдел включал в себя информационноаналитическое отделение, отделение оперативнотехнических мероприятий, оперативнопоисковое отделение, впрочем существующие пока что скорее на бумаге, чем в реальности, в связи с «недостатком средств» и «отсутствием оперативной необходимости», как сформулировал причину такого положения начальник УФСБ по Свердловской области Борис Николаевич Козиненко, поддержанный в Москве.

Впрочем, как ни странно, Квашенников разделял точку зрения своего номинального начальства. Номинального – потому как в реальности он находился в прямом подчинении председателя ФСБ, а Уральским его отдел представлялся только в целях конспирации, упрощавшей взаимодействие с коллегами. Разделял же он данное мнение потому, что даже в таком минимальном составе ресурсов отдела оказалось вполне достаточно для раскрытия «дела Давыдовых», до сих пор остававшегося не только первым, но и единственным делом, которым занималось возглавляемое им подразделение.

Едва вспомнил тот вал «самовозгораний», что прошел среди его коллег менее чем полгода назад, и представил, сколько еще его друзей и знакомых могло бы погибнуть, не приди ему на ум прочитанная когдато фантастическая повесть[18] и не сделай он предположения, что в данном случае действует какойто механизм наподобие описанного в ней, подполковник захотел выругаться.

Честное слово, он был бы совершенно не против, если бы то дело так и оставалось первым и единственным, которым занимался его отдел. Хорошо еще, что семья Давыдовых, старший отпрыск которой, в ином мире ставший могучим магом, столь оригинальным способом защитил своих родичей, оказалась вполне вменяемой. Ну большей частью… Он припомнил общение с Софией Давыдовой, младшей сестрой этого безумного мага, и непроизвольно поморщился. Несмотря на то что основные и наиболее ценные сведения были получены именно от нее, беседа с данной сверхагрессивной психопаткой никакого удовольствия ему не доставила.

Результатом удачного расследования стало то, что полковник ВДВ Владимир Николаевич Давыдов был переведен на работу в ФСБ и ныне является постоянным участником различных «переговоров» со всяческого рода террористами. В результате этого смертность среди данного рода индивидов стала практически равна ста процентам. Ну не могут террористы думать о ведущем с ними переговоры безоружном, но очень наглом фээсбэшнике без агрессии, не могут. Так что после краткого разговора полковника с бандитами всей работы, что оставалась для бойцов спецподразделения,– это смести с пола пепел да развязать заложников. В тринадцатом отделе даже шутка сложилась, что скоро в связи с появлением Давыдова «Альфу» вместо автоматов вениками вооружат. А то автоматы для выметания пепла плохо приспособлены.

Что касается остальных членов семьи – Натальи Константиновны Давыдовой и Софии Владимировны,– то за ними было установлено мягкое и ненавязчивое (в случае с Софией – ОЧЕНЬ ненавязчивое) наблюдение, с указанием наблюдателям в случае необходимости помочь дамам и по возможности спасать тех несчастных, что попытаются проявить к ним агрессию. Также им было приказано фиксировать все проявления сверхъестественного, что могут происходить с наблюдаемыми. Если в поле зрения появится Олег или другой маг,– соблюдая предельную вежливость (как показало расследование, вежливость – вещь совершенно необходимая при общении с магами и их родичами), постараться вступить с ним в контакт.

Последнее указание было дано на всякий случай. Судя по рассказу Софии, возвращаться на родину без крайней нужды Олег не планировал. У него и в ином мире забот хватало, так что, защитив своих родичей, он посчитал сыновний и братский долг полностью выполненным и немедленно удалился по своим делам.

В общем, на протяжении почти полугода с момента создания отдела его основной задачей и являлся контакт и взаимодействие с данной «веселой» семейкой. Кроме этого единственное, чем доводилось заниматься Квашенникову, было разворачивание агентурной сети, проверка различных «мистических» слухов (до сих пор с приятной регулярностью оказывавшихся лишь досужей болтовней да результатом чересчур богатой фантазии «свидетелей»). Еще его служба присматривала за Украиной, где на территории Чернобыльской зоны отчуждения последнее время стало происходить чтото странное. Однако ввиду того, что это происходило на чужой территории, более того, на территории страны, отношения с которой последнее время складывались отнюдь не лучшим образом, присмотр в основном заключался во внимательном чтении посвященных этим событиям газетных статей да аналитической работы.

И вот новое дело. Квашенников с ненавистью посмотрел на лежащую перед ним папку, после чего поднял трубку внутреннего телефона, вызывая заместителя.

– Сережа, собирай наших,– с печальным вздохом скомандовал он.– В девять нольноль ко мне на совещание.

– Что такое? – настороженно поинтересовался майор Сергей Аркадьевич Серпенцев, один из лучших аналитиков города, старший инспектор тринадцатого отдела и его заместитель.

– Семь трупов. Найдены позавчера на поляне в Уктусском лесопарке в девятнадцать тридцать вечера в полностью замороженном состоянии. Опознаны как члены бригады Оценщика в полном составе. Сам Оценщик с ними.

– И при чем здесь мы? Обычные разборки.

– При том, что убили их весьма необычным образом. Все они найдены вмороженными в огромные глыбы льда. По заключению патологоанатомов, погибли они мгновенно – от быстрого замерзания всех жидкостей в теле. Как сказал Андреич, подобного эффекта можно было бы добиться, опустив живого человека в бак с жидким гелием и продержав его там минут десять – двадцать. Вот только судя по следам, никакого жидкого гелия на поляне не было. Зато был какойто тип, который, судя по оставленным следам, весил не более килограмма[19], при этом обладая стопой тридцать шестого размера. Он или она – тут пока ясности нет, обувь мужская, а вот размеры стопы намекают на невысокую даму – пришел, или пришла, на поляну вместе с бригадой Оценщика, а ушел – один, оставив за собой семь кусков льда с мороженой бандитятиной.

– Мда… весело…– В тоне майора можно было разобрать что угодно, кроме веселья.

– Это еще не все,– продолжил добивать своего подчиненного Квашенников.– После того как этих граждан разморозили, в кулаке у Оценщика обнаружили камушек… Веселый такой камушек – необработанный алмаз чистейшей воды весом порядка восьмидесяти карат. Тебе сообщить, сколько это в американских рублях будет, или пожалеть твои нервы?

– Да ладно уж… молчи. Сам прикину,– с присвистом выдохнул в трубку Серпенцев, которому в молодости както довелось расследовать дело о хищениях якутских алмазов, и потому он хорошо представлял себе реальную стоимость данных камешков.– Миллионов шесть вечнозеленых? – поинтересовался он после небольшой паузы.

– Ха,– грустно выдохнул Квашенников.– Я же сказал – чистейшей воды. И никаких дефектов. Так что от десяти – и до бесконечности…– Он интригующе помолчал.

– Ну что еще? – недовольно откликнулся его зам.– Чую же, у тебя еще чтото в запасе имеется… Давай, добивай старика.

– Да какой ты старик! – праведно возмутился Петр Иванович.– Ты ж меня на три года моложе! Недавно ведь твое сорокалетие отмечали!

– Петя, имей совесть! – жалобно протянул майор, имевший в отделе неофициальное прозвище Холмс за страсть ко всякого рода загадкам. Справедливости ради надо сказать, что и разгадывал он их едва ли хуже этого литературного героя. Собственно, одной из важных причин, по которым Серпенцев и пошел в «тринашку», была возможность заняться достаточно сложными и нетривиальными загадками.

– Ладно,– сжалился подполковник.– Самый смак заключается в том, что обследовавшие алмаз эксперты хором утверждают, что по химическим характеристикам камень не соответствует ни одному из известных ныне месторождений, и более того, с девяностопятипроцентной вероятностью, вообще не имеет к нашему миру никакого отношения.

– Мда…– протянул Сергей Аркадьевич.– Весело. Похоже, наш случай.

– А то. В общем, к девяти – ко мне. Дело я у милиции забрал, а то мало ли что они там наворотят, так что будем расследовать сами. Все. Жду на совещание.

* * *

– А вас не смущает тот факт, что оно все както чересчур уж хорошо коррелируется? – после ознакомления с документами поинтересовался Паша Булатов, один из инспекторов оперативнопоискового отделения.

– Что именно? – устало переспросил Квашенников. «Мозговой штурм», в который плавно переросло совещание, длился уже около трех часов, и ему, выступающему в роли «адвоката дьявола», уже несколько надоело находить логические нестыковки в предлагаемых версиях.

– Ну в мае у нас появляются люди, способные сжигать тех, кто только задумается о том, чтобы причинить им вред. Сейчас у нас появляются вмороженные в лед тела. Не замечаете? Прямая противоположность. Нет ли между этими двумя происшествиями связи?

– С семьей Давыдовых за последнее время никаких происшествий не было,– немедленно откликнулся Роман Игнатьев, отвечающий за контакты с выявленными паранормами и проходящий по спискам как капитан информационноаналитического отделения.

– А я говорю не про них. Может, это, конечно, и случайное совпадение, но давайте не будем на это рассчитывать.

– На что ты намекаешь? – устало переспросил Петр Иванович.

– Да на то, что полгода назад в наш мир вначале заявился носитель огненной магии, а вот теперь – носитель ледяной, причем, насколько нам известно, впервые за весьма немалый период,– не значит ли это, что в ближайшем будущем нам угрожает наплыв всякого рода колдунов и магов? Или не наплыв… не знаю. Мало данных. Но вот то, что в течение полугода в нашем городе проявились носители, судя по мифам, двух противоположных, и более того – антагонистичных магических сил, мне кажется неслучайным. Да еще и эти непонятные события в Чернобыле… В общем, думаю, на этот раз нам необходимо будет приложить все усилия, чтобы вступить в контакт с магом. Благо на этот раз у нас имеются некоторые наработки по взаимодействию с носителями магических сил!

– Ну… тут ты загнул,– вмешался Серпенцев.– Вопервых, не наработки, а наработка, и заключается она всего лишь в том, что тому, кто находится под защитой мага, делать пакости категорически не рекомендуется, как бы оно ни хотелось. А вовторых, именно по взаимодействию с магамито у нас никакого опыта и не имеется. Только с теми, кого маг, причем, уточняю, вполне конкретный маг, пожелал защитить.

– Ладно. Хватит пустой болтовни,– вмешался Квашенников.– Пора и за работу. Ты, Рома, бери Николая и Стаса, и пробегитесь по окрестностям лесопарка. Вдруг кто чего видел… Вряд ли, конечно, но все же… Андрей, на тебе эксперты. Стой у них над душой, пои водкой, да хоть пытай, но пусть они выжмут максимум возможного из имеющегося. Нам отчаянно необходимы хоть какието данные.– Ты, Аркадьич, назначаешься координатором, и на всякий случай свяжись с милицией – не было ли у них чего необычного?

Квашенников поднялся изза стола, коротким жестом оправил мундир и решительно двинулся к выходу. Следом за ним потянулись и его подчиненные. Уже около самой двери Квашенников обернулся и, осмотрев своих сотрудников, большая часть из которых отнюдь не пылала трудовым энтузиазмом, весело добавил:

– А что вы думали? Здесь вам не американское кино, чтоб посидел, почесал репу, пострелял из пистолета – и все готово! Здесь вам ножками побегать придется. Впрочем… Коечто из кинематографа можно и позаимствовать. Например, дать предварительное название сему действу… Учитывая, как лихо наш неведомый маг морозит своих врагов… В общем, операцию «Полярная лисичка» объявляю открытой! Давайте, ребята. Удачи вам.

* * *

– И почему ты такой упертый,– печально вздохнула Ольга, отворачиваясь от Рау.– Ну зачем это тебе нужно? Ты же знаешь: нет у нас никаких магов, разве что кроме тебя самого! Так что если хочешь вернуться в свой мир, то магию тебе придется изучать совершенно самостоятельно. Экспериментировать… Наполнить свой кристалл! Никто тебе в этом мире помочь попросту не сможет. Ну не учат у нас магии, не учат! Только науке!

– Значит, буду учиться науке! – сердито встряхнул длинной косой альфар.– А наполнить кристалл энергией… Это, конечно, можно… вот только кажется мне, что тебе это не понравится!

– Почему? – удивилась девушка.– С чего ты решил, что я буду возражать против твоих занятий колдовством? Действуй на здоровье! Если нужна энергия – так все розетки в доме в твоем распоряжении!

– Тут есть несколько сложностей. Вопервых, судьба никогда и ничего не делает просто так. Раз она забросила меня в твой мир, значит, именно здесь я могу найти cилы или знания, для того чтобы спасти свой народ. И не стоит мне пренебрегать знаками Мойр. Они ведь и обидеться могут! Ну, а вовторых, я уверен, что ты будешь против того, чтобы я зарядил амулет перехода, поскольку кристалл перемещений между мирами – это не электрочайник и вилки для подключения к вашим розеткам он не имеет,– улыбнулся Рау.– Лично мне известно только два способа его зарядки. Первый – перекачка энергии из лабораторного энергокристалла моей бабушки. В нашем мире данный кристалл был уничтожен вместе с самой Аллиэлью при взрыве ее лаборатории, и я очень сомневаюсь, что подобные кристаллы можно найти на вашей планете. Аллиэль, конечно, была гениальна и очень могущественна, но тем не менее я не думаю, что она имела по лаборатории в каждом из существующих миров. Так что данный способ отпадает.

Что же касается второго способа, то он заключается в массовой резне разумных существ специально зачарованным оружием, передающим энергию многочисленных смертей в кристалл. Трехсот – четырехсот убитых должно хватить. Ты все еще хочешь, чтобы я попробовал зарядить амулет перехода?

– Эээ… А куда ты хочешь поступать? – вместо ответа осторожно поинтересовалась Ольга.

– Не знаю,– мрачно ответил эльф.– Я – воин, и мне предстоит по возвращении немало боев. Учитывая это, мне надо бы идти учиться на военного. Должен признать, что в благородном искусстве войны вы весьма опередили мой мир. Но ваше искусство войны опирается на ваше оружие… Оружие, которое создают те, кого ты называешь учеными и инженерами, а мне, признаться, они все еще кажутся какимито странными магами с неизвестной и загадочной магией… магией, которая имеет столь могучую разрушительную силу, что я просто обязан ей научиться!!!

Услышав эту тираду, Ольга только вздохнула, печально подумав про себя, что зря рассказала этому чокнутому снежному эльфу об атомной бомбе, проиллюстрировав свой рассказ фотографиями Хиросимы до и после бомбардировки. Впечатление на помешанного на войне альфара это произвело колоссальное.

Между тем Рау продолжал:

– Однако же ваши воины и маги подчиняются политикам. Политикам, которых не любят, более того, которых ненавидят и презирают! Но тем не менее подчиняются. Как, каким образом те, кто, казалось бы, не обладает никаким реальным могуществом, смогли подчинить себе столь многих? У нас каждый член Совета Старейшин – это глава могущественного и богатого рода, который в случае нужды может выставить множество воинов, готовых подчиниться малейшему приказанию своего старшего родовича и силой меча и магии принудить ослушника к повиновению! – Рау болезненно поморщился. Было явно заметно, что данные воспоминания не доставляют ему ровным счетом никакого удовольствия.– Но у вас этого нет! Если судить по той информации, что я нашел благодаря этому странному артефакту,– Рау кивнул на стоящий в углу компьютер,– за большинством из ваших политиков никого нет! Об их родах ничего не говорится! Они словно пришли ниоткуда и заставили всех подчиняться своей воле! Значит, они принуждают к повиновению не силой. И не магией. Ведь ты говоришь, что в вашем мире магии нет, да и я, думается, заметил бы применение магии разума...

Но за счет чего же тогда они стали главными? Я посмотрел некоторые из выступлений ваших депутатов… Нельзя сказать, что они очень умны. Фактически нельзя даже предположить, что они хотя бы неглупы! Такой ерунды, какую нес один из них, мне давно не доводилось слышать! Так что стать руководителями столь большой страны за счет мудрости они не могли тоже. И тогда осталось только одно. Хитрость! Искусство интриги, столь отточенное, что опытнейшим вождям из Совета Старейшин остается только завидовать!

Умение интриги в нашем народе всегда ценилось. Увы, должен признать, что на этом поле мои успехи были довольно скромны…– Рау помолчал и со вздохом добавил: – Весьма скромны. Но если те, кто учил этого ass’blaana, смогли обучить его, то уж со мнойто у них точно никаких проблем не возникнет!

– А что он там говорилто? – заинтересовалась Ольга. Впрочем, в основном ее интерес был вызван тем, что, судя по абсолютно ровной, спокойной интонации, с которой Рау употребил слово, которое она слышала уже неоднократно и, судя по контексту, означающее чтото вроде «дуб цельный, мозгами не обремененный», было применено не в качестве ругательства, а как диагноз.

– Да чтото о пользе миролюбия, необходимости разоружения и еще о какойто «международной солидарности». В общем, глупость полную…– отмахнулся эльф.

Ольга понимающе хмыкнула. Действительно, для средневекового воина, прибывшего из раздираемого многочисленными войнами мира, подобные слова и впрямь должны были звучать полной чушью.

– В общем, я так и не выбрал, куда мне следует идти учиться в первую очередь,– с печальным вздохом закончил Рау.– Может, ты подскажешь?

– Могу и подсказать,– ехидно улыбнулась девушка.– В самую первую очередь тебе следует идти учиться в школу!

– В школу? – Рау непритворно изумился.– Зачем? Ты же дала мне свои знания о мире, в том числе и то, что ты помнишь из школы! Зачем мне учить это еще раз?

Вместо ответа Ольга, неплохо изучившая уже второй месяц обитающего рядом с ней эльфа, невинным тоном поинтересовалась:

– Какую первую помощь необходимо оказать при ранениях конечности, если наблюдается обильное кровотечение, кровь течет темновишневого цвета, а рана загрязнена землей?

– Заклятие общего очищения на раненого, прижечь рану дыханием зимы малой мощности, чтобы остановить кровотечение, и среднее исцеление на конечность для ускорения регенерации,– осторожно ответил Рау, не без основания подозревая какуюнибудь каверзу.– А к чему ты это спрашиваешь?

– К тому, что в НАШЕМ мире в этом случае рана обеззараживается, накладывается плотный ватномарлевый тампон и повязка для остановки кровотечения, а больному вводится противостолбнячная сыворотка и антибиотик! И все это ты знаешь из моей памяти. Но ответилто ты так, как стал бы действовать в своем мире! Как ты думаешь, ответь ты так на вступительном экзамене, что бы тебе поставили? Так что… помимо знаний, которые ты получил от меня, тебе необходима еще и привычка ими пользоваться. Причем – ими, и именно ими, а не твоим боевым опытом. Да и не помню я уже многого. Восемь лет с окончания какникак. Вот если бы ты шел в мединститут, то тогда бы мои знания могли пригодиться. А так… придется поучиться самому. Хотя бы пару классов… на уровень девятого класса мои знания, думаю, все же сгодятся. Да и внешность у тебя вполне подходящая. Как раз лет на пятнадцать смотришься.

– В школу так в школу,– пожал плечами Рау.– Пара лет ничего не решает. Может, так и впрямь будет лучше.

* * *

– Итак, ястребы мои сизокрылые. У кого какие подвижки? – В то самое время, когда Ольга выясняла, какие документы нужны и сколько следует заплатить чиновникам от образования, дабы в следующей четверти в семьдесят четвертой школе города Екатеринбурга появился еще один, не совсем обычный ученик десятого класса, в одном неприметном здании в центре города шло совещание.

– У меня,– помахал рукой, привлекая к себе всеобщее внимание, Андрей Бехметьев, высокий татарин в чине старшего лейтенанта, назначенный для «поторапливания» экспертов.– У меня есть исключительно важные и шокирующие сведения о том, что наши эксперты, оказывается, крайне не любят, когда у них «мешаются под рукой какието молокососы», а также о том, что они, эксперты эти, умеют превосходно ругаться и совершенно не пьют ни водки, ни пива, мотивируя это тем, что им и спирта хватает. Больше никаких сведений добыть не удалось,– молодцевато отрапортовал он.

– Мда… Негусто. А вы чем порадуете? – Квашенников повернулся к Роману Игнатьеву, направленному на опросы населения в примыкающих к парку районах.

– У меня тоже негусто, но коекакие подвижки имеются. Удалось установить, что бригада Оценщика приехала к лесопарку на двух БМВ черного цвета, госномера ***** и *****. Оставив машины на платной автостоянке около парка, они направились в лес. Допросив дежурившего в тот день охранника, нам удалось выяснить, что вместе с ними вышел подросток лет четырнадцати, ростом около метра шестидесяти пяти, в легкой спортивной куртке, джинсах, кроссовках и с длинными, ниже середины спины, очень светлыми волосами. Лица охраннику разглядеть не удалось, однако, судя по длинным волосам и плавным движениям, он предположил, что это девочка.

Он тогда еще насторожился, что такая молоденькая девушка идет в лес с таким количеством братвы, да еще и одетая явно не по сезону. Однако на помощь она не звала, шла самостоятельно, и он не стал поднимать шума. Однако этот эпизод запомнил.

– Девочка, говоришь? В кроссовках? А ведь следыто у нас как раз от кроссовок… И размер обуви подходящий… Ну что ж, все легче. Фоторобот составили?

– Он ее в основном со спины видел. Лица, говорит, не разглядел.

– Мда… Ну что ж, будем так искать… А новостей каких, случаев необычных не было? – для проформы поинтересовался Квашенников.

– Кхм…– Внезапно со своего места встал Андреич.– Ну тут еще недавно пару трупов обнаружили. Необычных.

– Что, опять «мороженое»? – попытался пошутить Квашенников.

– Да нет. Колоторезаные раны. Нанесены длинным клинковым оружием, предположительно – мечом. Да и обряжены были убиенные в доспехи.

– Ролевики доигрались?

– Возможно, и так. Только вот при обследовании тел выяснилась интересная особенность. У обоих убитых были вертикальные зрачки.

– Думаешь, может быть связь?

– Не знаю. Не думаю, что подобное по силам девчонке. Если бы их застрелили, тогда еще всякое возможно. Но так… Оба – бугаи еще те. На руках – весьма специфические мозоли. Да и мечи при них были. Следов, к сожалению, обнаружить не удалось, все заметено снегом. И телато обнаружили случайно… Мужик какойто собаку в лесу выгуливал, ну пес их и раскопал… Мужик – в милицию. А те как зрачки увидели, так нам и отсигналили. Вряд ли четырнадцатилетняя блондинка смогла бы их положить… Однако два необычных происшествия приблизительно в одно время… это настораживает.

– Может, блондиночкато с охраной была? – осторожно поинтересовался Бехметьев.

– Все может быть,– сумрачно ответил Серпенцев.– Вот только какого хрена эта охрана отпустила ее с Оценщиком?

– А если выбора другого не было? Или же за опасность не посчитали? В общемто разумно. Если учесть, как она лихо с братками разобралась…

– Ребята, а вам это ничего не напоминает? – вмешался молчащий до сих пор Станислав Ломакин, самый молодой из отдела.

– Что именно?

– Ну… Невысокая, изящная блондинка с длинными волосами… Имеет привычку насмерть замораживать тех, кто представляет для нее угрозу… притом еще и подарочки раздает замороженным… Алмазто припомните? Ничего не напоминает?

– Ты конкретней говори,– вперил в картинно замолчавшего Стаса тяжелый начальственный взор Серпенцев…

– Да так… Подумалось мне, что есть в наших сказках одна похожая особа… Вот только обычно она не одна ходит, а с дедушкой… Судя по описаниям – могучим стариком в красной, белой или синей шубе и с посохом, способным вызывать лютые морозы… Напомнить, какая температура у нас стоит последнее время?

– Ой, блин!!! – тихо протянул Квашенников, догадавшись, куда клонит Ломакин.

– Вот только Снегурочки с Дедом Морозом нам для полного счастья и не хватало…– мрачно протянул Серпенцев.– А ведь и следы… Что по снегу как по паркету ходит…– все в тему!

– Я чтото не совсем понимаю,– осторожно произнес Игнатьев.– Какая Снегурочка, какой Дед Мороз, вы о чем вообще! Даже если окончательно впасть в детство, то я еще с детского сада припоминаю, что Снегурочка – дама весьма фигуристая и вполне совершеннолетняя, такую с подростком не спутаешь, а Дед Мороз – дарит детишкам подарки, а не морозит насмерть бандитов и не рубит мечом непонятных личностей с вертикальными зрачками!

Крашенников криво усмехнулся, разворачиваясь к своему подчиненному:

– Тут ты неправ, Рома. Это в современных рассказах она совершеннолетняя. А вот если припомнить сказки века хотя бы девятнадцатого, не говоря уже о более ранних, то там Снегурочка – как раз таки девочкаподросток лет тринадцатичетырнадцати. Да и Дед Мороз – отнюдь не тот добрый дедушка, что дарит на Новый год подарки. Обычно он как раз не раздачей хорошим детишкам подарков занимался, а, наоборот, наказанием всяких провинившихся личностей. Отголоски этого даже и сейчас сохранились. Ту же сказку «Морозко» вспомни… только не адаптированный вариант, а изначальную версию.

– И еще предмет для раздумья,– посерьезнев, добавил Серпенцев.– Мне тут припомнилось… Повыяснять, конечно, надо, но если я все правильно помню, согласно некоторым легендам века шестнадцатого Мороз – не даритель новогодних подарков, тем более что Новый год тогда в сентябре отмечали, а охранник, защищающий людей от злых сил, что вырываются на свободу в самые темные зимние вечера. И вооружен он был не только посохом, но и ледяным мечом… Недаром при Наполеоновом нашествии, да и других войнах, его «генералом Морозом» прозвали.

– Блин! – кратко выразился Бехметьев.– Так вы что, серьезно эти сказки рассматриваете?

– А что, не сказки, потвоему, то, чем мы до этого занимались? – усмехнулся Серпенцев.– Скажи тебе кто до «дела Давыдовых», что существует семейка, о которой достаточно только подумать, чтобы ей навредить, как сразу в шашлык превратишься,– ты бы поверил?

– Ну так то ведь маг… Из другого мира… А тут – сказки какието!

– Ну если учесть, что в эти сказки до двадцатого века верила целая куча народу, да и сейчас еще можно найти тех, кто их истинности не отвергает, то почему бы и нам не поверить? Не преумножайте сущности, как сказал один английский философ. А если учесть, что все имеющиеся факты неплохо укладываются в данную теорию, то я готов признать существование хоть Бабыяги, хоть Кощея со Змеем Горынычем!!! Кстати, вы обратили внимание, какой на дворе месяц стоит?

– Ну декабрь…– с некоторым сомнением в голосе протянул Андрей.

– Вот! – наставительно поднял палец майор.– Вон оно что, Михалыч,– подражая известному из телепередач нестандартному фрезеровщику, протянул он.– Как потвоему, не слишком ли много совпадений? Вот и подумай об этом!

– Это все, конечно, интересно,– вновь вмешался в разговор Квашенников.– Однако давайте все же не будем столь сильно уклоняться от фактов. По ним же у нас есть только то, что подозреваемой в убийстве Оценщика и его людей при помощи неизвестного экстрасенсорного воздействия является некая длинноволосая блондинка, предположительно в возрасте около четырнадцати лет. Кроме того, имеем два трупа в средневековой одежде и доспехах с колоторезаными ранами и вертикальными зрачками. Это все! А наши догадки – они к делу не относятся. И помещать их туда, я считаю, было бы нежелательно.– Он внимательно оглядел свою команду.– Думаю, все понимают, что будет, доложи я наверх, что основными подозреваемыми в деле о групповых убийствах у нас являются Снегурочка с Дедом Морозом. Уверен, что в таком случае следующее совещание у нас произойдет вовсе не в этом кабинете, да и главным на нем буду не я, а дюжие доктора с добрыми глазами. Так что, товарищи, большая просьба – относительно наших догадок все держать при себе.


Паспорт для эльфа | Зимние сказки. Дилогия | Ученик десятого класса