home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Ученик десятого класса

Отец спрашивает сына:

– Что сегодня было на уроках?

– Hа химии изучали взрывчатые вещества.

– А что завтра будете делать в школе?

– В какой школе, папа?

Просто анекдот

Рау старательно заплетал боевую косу, пальцы заученно двигались, перебирая пряди волос и вплетая между ними заостренные наконечники стрел, а его мысли витали вокруг недавних событий. Воина альфар все больше и больше беспокоило собственное психическое состояние. Полученная в результате допущенной при вхождении в Ольгин сон ошибки психотравма наконецто прекратила прогрессировать, однако и восстановления привычного эмоционального барьера, на что эльф очень надеялся, пока не происходило. Да и уровень сознания вместе со скоростью мышления продолжал оставаться на прискорбно низкой отметке. Дошло до того, что при общении с Ольгой он регулярно проигрывал два спора из трех, попадаясь в элементарнейшие логические ловушки.

Так больше продолжаться не могло, и Рау видел только один выход из сложившегося положения. Ему необходимы были тренировки. В идеале – постоянное и мощное давление на психику, направленное на его подавление, противостоя которому он мог бы восстановить свой психоэмоциональный барьер. Рау искренне надеялся, что вслед за реанимацией прискорбно ослабшего и практически совсем исчезнувшего привычного для любого из его расы барьера начнется и восстановление изменившегося сознания.

Таким образом, первой задачей он наметил для себя улучшение собственного психического здоровья. Метод был прост. Как он знал благодаря полученной от Ольги информации, человеческие подростки, на которых он был внешне похож, крайне не любили, когда ктолибо из их сверстников резко отличался от общей массы. В этом случае, как он знал, такому смельчаку обычно устраивали так называемую «травлю», что практически по всем параметрам и соответствовало типичным приемам активного психодавления. То есть было именно тем лекарством, что и требовалось для Рау.

Именно поэтому в настоящий момент Рау и плел ритуальную боевую косу. Вообщето данный вариант боевой прически не использовался уже очень давно. В последнее время альфары старательно прятали свои волосы под шлем. Увы, повсеместное внедрение доспехов ставило сильнейшие сомнения в пользе боевой косы. Вплетенные в волосы лезвия не имели никаких шансов пробить прочные стальные доспехи человеческих воинов, да и светлоэльфийские кольчуги им были тоже не по зубам.

О какойлибо эффективности вплетенных в волосы наконечников стрел против по самые уши закованных в тяжелые латы гномов говорить и вовсе не приходилось. А вот вреда от подобных причесок было немало. Закованными в сталь латных перчаток и наручей руками было очень удобно ловить длинную косу, не обращая никакого внимания на вплетенные в нее лезвия, и, подтянув беспомощного в таком захвате альфара поближе, срубить ему голову.

Так что уже довольно давно подобные прически делались только в ритуальных целях и только в мирное время. Однако именно сейчас боевая коса могла значительно помочь в осуществлении его планов.

Вопервых, как сказала Ольга, в этом мире и этом государстве лицами мужского пола совершенно не принято носить косы. Вовторых, собранные на макушке волосы оставляли открытыми на всеобщее обозрение длинные, нечеловеческие уши, что, по мнению той же Ольги, должно было ясно сообщить всем желающим, что перед ними фанатичный толкиенист, сделавший себе пластическую операцию.

Ну, и втретьих, Рау старательно перечитал все учебники с первого по девятый класс и большую часть положенного за десятый, куда ему и предстояло поступать. Он искренне намеревался приложить все усилия, чтобы сформировать у своих будущих одноклассников мнение о нем как о невероятном «заучке» и «зубриле». Он даже пошел на то, что, преодолевая естественную для представителя расы, долгое время воевавшей со светлыми эльфами, неприязнь к деревьям и всему связанному с растительностью, внимательно проштудировал учебник ботаники, старательно запоминая некоторые названия. И все это только потому, что, как случайно обмолвилась его названая сестра, людей того психотипа, который он намеревался отыгрывать, частенько называли «ботаниками».

Правда, изначально, когда Ольга произнесла это слово, он был в некотором недоумении, а также преисполнился неприкрытого уважения к местным школьникам. Дело в том, что наиболее близким по значению к слову «ботаник» в языке альфар было слово, обозначающее магов природы у лесных эльфов – противников чрезвычайно опасных и жестоких в бою. Их привычка пускать любого осмелившегося нанести оскорбление «сыну Древ» на компост для своих растений была широко известна в родном мире снежного эльфа.

Поэтому вначале Рау никак не мог понять, как может совет «попробуй изобразить «ботаника» сочетаться с настойчивым требованием никого не убивать. Однако в конце концов недоразумение выяснилось, и план был принят к исполнению.

– Ну что, ты готов? – В комнату зашла умывшаяся и закончившая макияж Ольга.– Учти, что если хочешь прослыть «заучкой», опаздывать в первый же день на уроки категорически не рекомендуется. Да и вообще любые опоздания нежелательны.

Тут она наконец обратила внимание на его прическу и восхищенно присвистнула:

– Класс!!! А меня так научишь?

Рау огорченно покачал головой, закрепляя на конце косы небольшой свинцовый шарик с торчащими из него многочисленными шипами.

– Научитьто несложно. Но у людей не совсем хорошая координация движений. Ты можешь поранить сама себя. Так что лучше не надо.

– Жаль…– печально протянула Ольга.– Красиво смотрится… Впрочем, у меня все равно волосы недостаточно длинные. Надо будет отрастить. А потом ты всетаки меня научишь!

– Как пожелаешь,– вежливо поклонился Рау.– Я готов,– еще раз взглянув на себя в зеркало и не найдя никаких изъянов, заявил он.

* * *

Зимние каникулы пролетели совершенно незаметно.

– Опять учеба,– огорченно вздохнула Таня, поправляя на плече сумку с тетрадями и, проходя в класс, демонстративно игнорируя извиняющийся взгляд Кольки.

«Пускай помучается,– ехидно подумала она, проходя мимо всей своей фигурой выражающего глубокое раскаяние парня.– В конце концов, не надо было на дискотеке наглеть».

«Простить его или не стоит?» – размышляла она, усаживаясь на свое место за партой. С одной стороны, Колька был неплохим ухажером. Веселый, интересный, с приятной внешностью, он являлся предметом мечтаний многих из ее подруг. Да и деньги у него водились, каковые он обычно спускал именно в ее компании. Кроме того, Николай подрабатывал диджеем в районном клубе, что автоматически давало Тане проход на самые интересные клубные мероприятия.

Однако были у него и недостатки. Наиболее серьезным из них, на ее взгляд, была чрезмерная любовь к пиву, которая нередко превышала даже его привязанность к ней. Это было неприятно. Более того – просто возмутительно! А если учесть то, что под воздействием данного напитка его обычная самоуверенность стремительно перерастала в прямую наглость, как это и произошло на недавней дискотеке, то мысль о необходимости прекратить отношения становилась для девушки все более и более заманчивой.

Осуществлению данной идеи мешали только два фактора. Вопервых, несмотря ни на что, Колька ей все же нравился. Привыкла она к нему както… и мысль, что на следующей дискотеке ей уже не придется тщательно отслеживать местонахождение его рук: «На талию! Выше, выше. Вот это – талия, понятно? Тут и держи!» – вовсе не вызывала у нее особого энтузиазма.

Ну, а вовторых, увы и ах, несмотря на все его недостатки, никого более подходящего на роль ухажера у нее просто не имелось. Ну не считать же подходящим вариантом Юрика Ланского – слегка полноватого «заучку»отличника, который с восьмого класса провожает ее влюбленным взглядом. Он же ее на полголовы ниже! Да и уважением не пользуется. А остальные парни в классе давно заняты. Как бы то ни было, а ссориться с подругами изза парней Таня не собиралась. Не стоят они того!

Однако проучить Кольку было необходимо. Пусть понервничает, поизвиняется, а потом и простить можно будет… Таня даже обдумала возможность заставить Кольку немного поревновать, например попросив Юрика «помочь разобраться» в «сложном» задании, но с сожалением отказалась от этой идеи. Колька наверняка захочет выместить свое огорчение на безобидном «ботанике», а подставлять Ланского ей не хотелось.

Если же она обратилась бы с подобной просьбой к комулибо из других, не столь безобидных парней, то ревновал бы уже не только и даже не столько Колька. Зачем огорчать подруг? И так все неплохо получается.

Занятая этими мыслями, она машинально разрисовывала обложку новой тетради, украшая незамысловатую надпись «Математика» множеством узоров и финтифлюшек и рассаживая на каждую из букв по небольшому человечку, выполненному в анимэшном стиле. Она как раз заканчивала дорисовывать фигурку Сейлор Мун, молитвенно преклонившей колени перед буквой «Т», когда чейто приятный, но совершенно незнакомый голос с легким свистящим акцентом вежливо поинтересовался:

– К тебе сесть можно?

Первой мыслью Татьяны, после того как она оторвала глаза от тетради, было: «А с анимэ тебе, подруга, пора завязывать!» Второй, после того как она заметила, что на стоящего перед ее партой парня смотрит не только она, но и весь класс, а значит, он не является галлюцинацией, порожденной регулярным просмотром японских мультфильмов: «Колька взбесится». Третьей и последней: «Ну и черт с ним!»

– Разумеется,– улыбнулась она, слегка отодвигаясь.– Здесь свободно. Ты новенький? Меня зовут Таня.

Слегка кивнув в знак приветствия, живая мечта заядлой анимэшницы уселся на предложенное ему место, поправил длинную косу, достал из простенького рюкзака учебник и тетрадь, после чего соизволил ответить:

– Марк. Приятно познакомиться.

– Ты откуда такой? – не нашла лучшего способа сформулировать теснящиеся у нее в голове вопросы девочка.

И впрямь. Скажите, вам доводилось видеть эльфа? Обычного эльфа, метр шестьдесят сантиметров ростом, с длинной, собранной на затылке белоснежной косой, остроконечными ушами, огромными миндалевидными прозрачноголубыми, как чистейший лед, глазами и тягучими, кошачьими движениями опытного бойца?

Доводилось? Ах в анимэ… Ну это тоже неплохо. А теперь представьте такого эльфа, облаченного в строгий черный костюмдвойку и с галстукомбабочкой на шее? (Рау категорически отказался от обыкновенного галстука, заявив, что ношение удавок на шее – это исключительно человеческая глупость, а он – альфар и воин, так что носить предмет, при помощи которого враг может задушить его всего парой удачных движений, он не собирается.) Да еще и не на экране телевизора, а сидящим совсем рядом с вами, за одной партой! Представили? Правда? У вас богатая фантазия! Ну и о чем вы будете его спрашивать?

Между тем разговор продолжался:

– Откуда я? – Парень слегка улыбнулся.– Империя Хладоземья, континент Атрау, мир Кельдайн. Такой адрес устраивает?

– Вполне.– Таня улыбнулась.– Ты толкиенист?

– Чтото вроде…– Рау изо всех сил старался избегать откровенной лжи.

– А это у тебя откуда? – Таня покосилась на острые кончики ушей.

– От папы,– улыбнулся ее сосед.

– Да? А кто у тебя папа? Эльф? Дроу? Оборотень? – издевательски поинтересовалась девочка.

Рау печально вздохнул. Увы, обойтись без вранья не удалось:

– Да нет… пластический хирург. Это подарок на день рождения. Я его долго уговаривал… Все выделиться хотелось. Вот и допросился, на свою голову. Вскоре пожалел, но не признаваться же в этом отцу. Привык уже…

– А…– договорить Таня не успела. Прозвенел звонок, и в класс вошла Лариса Петровна, учитель математики и классный руководитель десятого «А» класса. Все встали.

– Здравствуйте. Поздравляю вас с началом третьей четверти,– подойдя к учительскому столу, поприветствовала она класс.

По рядам учащихся пронесся дружный вздох. По мнению подавляющего большинства присутствующих, поздравления были ну никак не уместны. Куда более правильными были бы соболезнования.

Лариса Петровна, невысокая пожилая женщина с более чем тридцатилетним стажем преподавания, улыбнулась, отметив столь трогательное единодушие в рядах класса, и успокаивающе махнула рукой:

– Садитесь. Прежде чем начать урок, хочу вам представить нашего нового товарища. Марк, пожалуйста, подойди к доске и расскажи немного о себе.

Одним слитным, какимто кошачьим движением Танин сосед выскользнул изза парты.

– Марк Найденов,– отрекомендовался он, подойдя к доске.– О себе? Ну… Толкиенист и заядлый ролевик, это если кто не заметил.– Он слегка пошевелил ушами и задумчиво наклонил голову.– Увлекаюсь боем на мечах и единоборствами. Интересуюсь математикой, биологией, физикой и химией. Все? – Рау вопросительно взглянул на учительницу.

– Да, Марк. Спасибо, садись.– Лариса Петровна задумчиво смотрела, как ее новый ученик неторопливо идет к своему месту. Ее интуиция, выработавшаяся за годы учительской деятельности, буквально кричала о том, что с этим учеником все будет непросто. Очень непросто!

«Лучше бы он был обычным хулиганом»,– с тоской думала учительница, провожая взглядом невысокую остроухую фигурку, садящуюся за парту к первой красавице класса Татьяне Березиной.

* * *

«Любые планы существуют только до тех пор, пока они не сталкиваются с реальностью,– грустно размышлял Рау, возвращаясь из школы домой.– Ну какого демона этот парень полез в драку? Причем без предупреждения, без вызова! У меня же рефлексы! А так все хорошо было рассчитано! Поддался бы я ему, повалялся по полу, повыл немного, и все. Травля была бы обеспечена! А сейчас что делать? Хорошо, хоть успел немного сместить удар, не убил придурка».

Ладно. Он встряхнул головой, прогоняя мысли о своей ошибке. «Буду работать с тем, что есть. Не получается с одноклассниками – попробую с учителями. Учительницу химии, по крайней мере, мне, похоже, удалось достать всерьез. Вот уж не думал, что ктото может так нервно реагировать на косу. Хоть какаято удача».

Впрочем, гораздо больше, чем неудача с настраиванием против себя одноклассников, его интересовал иной вопрос. Сила. Тончайший флер, отблеск запаха могучей божественной энергии, который он ощутил в кабинете биологии. Очень похоже, что когдато, не так уж и давно, не более года назад, иначе все следы успели бы рассеяться, в этот кабинет заходил жрец, отмеченный благословением когото из светлых богов. Ну или же заносили какуюнибудь из светлых реликвий, буквально пропитавшуюся силами божества.

Впрочем, последнее было маловероятно. Подобное событие наверняка хорошо запомнилось бы как учителям, так и учащимся, в то время как жрец мог быть и инкогнито.

Самым интересным было то, что Ольга была твердо уверена в полном отсутствии в ее мире какойлибо магии или проявленных божеств. В принципе основания для этого у нее были. Рау както и сам попробовал зайти в местные храмы, но отказался от этой затеи еще на подходе. То, что Ольга называла храмом, не имело ничего общего с привычным ему понятием! Никакой пронизывающей энергии божества, никаких Явлений Силы, что были привычны ему по храмам Снежной Матери в его мире. Наоборот! Гигантский мананасос, буквально выкачивающий магическую энергию из всего, что к нему приближалось, и отправляющий ее кудато вдаль, в неизвестное и неощутимое надмирье. Было еще странное и пугающее нечто, почти неощутимое, но тяжким гнетом упавшее на плечи, но что это такое, он, стоя в отдалении, разобрать не смог.

Сильнейший отток энергии Рау почувствовал еще на площадке перед храмом и не рискнул подходить ближе. Будучи эльфом, значительная часть сущности которого была завязана на магическую силу, он справедливо опасался за свое здоровье. Неудивительно, что в этом мире нет магов. Как рассказала ему Ольга, еще какихто сто – двести лет назад такие храмы были многочисленны, а священники бдительно следили за малейшим проявлением магии, безжалостно уничтожая ее носителей.

Но сила, которую он ощутил в школе, была совсем иной, напоминая по проявлениям скорее куда более привычных ему божеств. И это было любопытно. Очень любопытно! В конце концов, раз судьба забросила его в этот мир, то ему необходимо внимательно присматриваться к ее намекам в поисках того, что поможет ему возродить свою расу. И быть может, замеченный им след и является таким намеком?

Размышляя так, он зашел в подъезд, открыл дверь ключом, который ему выдала Ольга, и немедленно отбросил в сторону все «лишние» мысли, сосредоточившись на одной сверхважной задаче. Задача эта была проста: выжить!


Операция «Полярная лисичка» | Зимние сказки. Дилогия | Магия как метод воспитания