home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Божественные шутки

Ну я не буду оригинален. Желаю тебе мирового господства, чтобы дети твои выросли сильными, здоровыми и правили мудро, и дом твой возвысился среди прочих! Долгих лет!

Пожелание на день рождения

– Эгегей! Бейруби! Рубибей! – весело перекликались «орки», бодро размахивая тяжелыми алебардами с резиновыми лезвиями.

«Отряд наемников Севера», подкравшись в предрассветных сумерках, вырезал защитников небольшого «гномьего» форта и занял там оборону, дожидаясь подхода основных сил Темного властелина.

Войска оного, весьма обрадованные возможностью приобретения столь удобного плацдарма для вторжения в светлые земли, спешили изо всех сил, но, по уверениям мастеров, изза партизанских действий, активно ведущихся «лесными эльфами», могли подойти никак не раньше заката. В данный момент был самый разгар полудня, и «наемники» отражали уже третий штурм, организованный до крайней степени разъяренными утратой столь важного укрепления «гномами».

Выбор объекта для атаки был сделан отнюдь не случайно. Согласно агентурным данным (хвастовство напившегося до полного изумления «гнома») именно у «подгорного народа» гостил небольшой отряд тяжелых латниковпаладинов, охраняющих принца объединенного людского королевства – Лодура. Дада, того самого Лодура, заявленного как играющий мастер. И, по мнению большинства из посвященных в поставленную ФСБ задачу «наемников Севера», означенный Лодур просто не мог не прийти на помощь своим вернейшим союзникам«гномам». Так и случилось.

– Откатились.– Макс, сняв тяжелую латную перчатку, вытер вспотевшее лицо и весело улыбнулся.– А интересная вещь эти ваши игры,– произнес он, жадно отхлебывая из фляжки чуть подсоленную воду.– Жаль, раньше о таком не знал…

– Это еще что,– задорно усмехнулся «великий маг» Артемий Север.– Вот как дело до обыска «павших тел» дойдет, тут самое веселье и будет...– Он печально вздохнул и с сожалением добавил: – Жаль, что нас гномы штурмуют, а не эльфы. У остроухих красивых девушек куда побольше будет…

Мечтания «великого мага» были прерваны вышедшим из леса новым отрядом штурмующих. Судя по развевавшимся над ними флагам объединенного людского королевства, это и были столь ожидаемые воины Лодура.

– Хэй, орки, к бою! – взревел Макс, точнее, уже сотник Темного отряда Коршарг, взбегая на стену.– К бою, отпрыски степной лягушки!

Пятеро его подчиненных, к тому времени все еще остававшихся на бревенчатой стене форта, а не отправившихся вместе с «убитыми» при штурме «гномами» пить пиво и приставать к «валькириям» в «лагере мертвых», громко завопили, потрясая над головой оружием. В дружном реве смутно просматривалось «зададим перца этим паладинам» вкупе с некоторыми иными фразами, совершенно не подходящими для воспроизведения в приличной компании. Бойцы специального назначения с большим удовольствием и немалым талантом отыгрывали роль диких и злобных орков.

Впрочем, «отважные и благородные» паладины не оставались в долгу, и их лексикон не сказать чтобы сильно уступал словесным экзерсисам спецназовцев.

Спустя пару минут таких «переговоров» хитрые «гаммовцы» добились своей цели: священный поединок перед боем.

Рау вышел из крепости и демонстративно провернул меч в руке.

– Я вызываю вашего предводителя! Ты, именующий себя Лодуром, принцем королевства всех людей, осмелишься ли ты принять вызов от последнего потомка императоров Хладоземья? – немного не по правилам, но звучно, торжественно и красиво провозгласил он, стоя перед воротами форта.

– Твой вызов принят, альфар! – Ряды воинов раздвинулись, и на поле предстоящего боя вышел тот, ради кого и затевалась данная игра.

Закованный в тяжелый, «максимилиановский» доспех, вооруженный длинным мечомдвуручником, высокий и статный воин смотрелся куда внушительнее остроухого мальчишкиподростка в легкой кольчуге, которым выглядел Рау в глазах окружающих. Впрочем, опытного эльфийского воина это не смущало.

– Плохая затея,– подойдя на расстояние удара, тихо, так, чтобы его мог слышать только непосредственно сам Рау, произнес Лодур.– Ты ведь собирался сразиться со мной по правилам эльфийского боя? С магией и без придерживания ударов? Так, чтобы я был вынужден раскрыться в защите? И на случай, если я окажусь сильнее, твоя подружка с амулетом демона уже стоит на старте, готовая в любой момент прикрыть тебя собой в надежде, что ее защиты окажется для этого достаточно? Глупо. Очень глупо… Но если тебе так уж этого хочется, то смотри! – Ложная человеческая аура, словно старая краска, смытая стремительным потоком воды, слетела с засиявшей ослепительным светом божественной сущности представлявшегося Лодуром, и ошеломленный Рау невольно сделал шаг назад.

– Ну теперь ты доволен? – Усмехнувшись, «Лодур» нанес первый удар мечом.

Какимто чудом, на старых, вбитых за время войны со Светлым Союзом глубоко в подсознание рефлексах ошарашенному Рау удалось отразить этот удар.

– Неплохо, очень неплохо,– одобрительно кивнул его противник, продолжая атаку и наращивая темп.

Опомнившийся альфар был вынужден уйти в глухую оборону, с немалым трудом отражая сыпавшиеся на него со всех сторон удары текстолитового меча… Да полно, текстолитового ли? Ну не бывает у дерева и текстолита подобного блеска, не может он так звенеть при ударе о другой кусок безопасной имитации оружия… Да ведь и у него в руке какимто образом оказался уже не кусок обточенного текстолита, который он держал перед боем, а Вьюжный – древний магический клинок повелителей Хладоземья.

Что это? Откуда? Почему странный туман затягивает видимость, не давая различить ни лиц, ни фигур «королевских паладинов» и соратников, шумно «болеющих» за него на крепостной стене? Сколько вопросов, на которые нет ответов.

Да и не суть важны они сейчас, эти ответы… А важно только лезвие двуручника, так и мелькающего в умелых руках Лодура и то грозящее подрубить опорную ногу, то гигантским копьем летящее прямо к сердцу, а то так и норовящее, словно невзначай, рубануть по изрядно уже уставшей правой руке, в которой поет извечную, смертельную песню Вьюжный. И щит уже изрядно надрублен, еще немного – и вовсе разлетится на деревянные ошметки, подставив под удар прикрытую лишь тонким наручем левую руку.

А проклятый двуручник все ускоряется и ускоряется, атакующий бог и не думает уставать, его атаки мощны, быстры и умелы, и ты держишься лишь какимто чудом, умением и опытом множества битв, через которые тебе когдато довелось пройти… А потом не помогают и они, кончик текстолитового (как, почему опять текстолитового?) меча болезненно даже через кольчугу ударяет тебя в грудь прямо напротив сердца, и наваждение исчезает.

– Неплохо. Очень даже неплохо, особенно для столь юного, как у тебя, возраста,– с насмешкой глядя на ошарашенного альфара, заявил его противник.– Но до моего уровня тебе еще далековато…– Лодур усмехнулся и кивнул в сторону тропинки, ведущей с поля боя.– Вам в ту сторону, сударь. «Мертвецы» уже ждут вас. Очень ждут.– Он вновь усмехнулся, по всей видимости, какимто своим мыслям, после чего участливо добавил: – Доспехов, оружия и артефактов, так и быть, отбирать не буду. А насчет товарищей не волнуйтесь – скоро они к вам присоединятся.– И, не обращая более внимания на угрюмо побредшее к «лагерю мертвых» «тело», развернулся к своим бойцам, командуя атаку.

* * *

«Лодур» не солгал. Не успел Рау пройти и трети расстояния до лесной опушки, на которой и располагался пресловутый «лагерь мертвых», как «отряд наемников» присоединился к нему почти в полном составе. Почти – потому что немалая часть отряда к тому моменту уже пребывала в этом лагере. Собственно, на момент последнего штурма «в живых» из «наемников» оставались только пятеро «орков» во главе с Коршаргом, двое дроуских «матрон», Ольга с Софией и, собственно, сам номинальный глава отряда «архимаг» Север.

Возможно, одной из причин встречи на «тропе мертвых» являлось не только быстрое занятие многострадального форта паладинами «принца всех людей», но и низкая скорость занятого обдумыванием причин своего поражения Рау. Если бы не изрубленный, держащийся только на «честном слове» щит, альфар был бы склонен считать весь свой поединок с богом какойто своеобразной галлюцинацией. Мало ли что альфары иммунны к ментальной магии… Вряд ли подобная «мелочь» могла бы остановить пожелавшее развлечься божество. Но глубокие зарубки, покрывавшие всю поверхность щита, которые никоим образом не могли быть оставлены тупым текстолитовым клинком, убедительно свидетельствовали о реальности проигранного им поединка.

Собственно само поражение альфара тревожило не особо. Он трезво оценивал свои силы и вполне понимал, что даже тот срок, что ему удалось продержаться, был показателем очень и очень хорошим, если учитывать то, кем являлся его противник. Куда больше его занимала мысль о том, чего надо столь могущественному созданию здесь, среди смертных? Во всех припоминаемых им хрониках и легендах прямо и недвусмысленно говорилось о том, что подобное долгое пребывание богов в проявленной реальности какоголибо мира ни к чему хорошему для смертных обитателей мира ни разу не приводило. Рау потер все еще побаливающую после удара божественным клинком грудь и мысленно согласился с древними авторами. И впрямь ничего хорошего!

Именно в момент этих самых размышлений его и догнали остальные члены отряда.

– Ну что скажешь? – отведя его чуть в сторону, немедленно поинтересовался Макс.

– Плохо дело,– с коротким вздохом ответил Рау, правильно поняв суть вопроса.– Я ему не соперник. София с ее браслетом – тоже. Собственно, с богами вообще сражаться не рекомендуется. Чревато…

– С кем? – ошарашенно выдохнул спецназовец.– Мне показалось, что ты сказал…

– Тебе не показалось,– оборвал его эльф.– Это – бог. Причем, судя по ощущениям от ауры, когда он раскрылся, очень и очень неслабый. Так что я еще легко отделался.– Он вновь потер начавшую побаливать грудь.

Но боль не унималась. Начавшаяся как легкое жжение, она все усиливалась, да и располагалась как будто не совсем там, куда угодил клинок Арагорна. Чуть выше… и правее… У альфара на секунду даже создалось впечатление, что за пазуху ему угодил начавший разгораться уголек. Но тут ему в голову пришла иная мысль. Испуганно вздрогнув, он стремительным движением сорвал с шеи небольшую серебряную цепочку, на которой висел, разгораясь алым пламенем от вливавшейся в него силы, амулет Аллиэль.

– Или не отделался,– завороженно глядя на переливы алого света, гуляющие по граням магического кристалла, пробормотал он.

– Что это? – пораженный открывшимся зрелищем, спросил Макс.

– Амулет прорыва. Устройство для перехода между мирами,– не отрывая взгляда от алых переливов, ответил альфар. Привлеченные столь необычным зрелищем, к нему подтянулись и остальные члены отряда, в том числе и не посвященные в тайну его происхождения, и озабоченный сохранением гостайны Максим Петрович осторожно прикоснулся к плечу Рау, шепотом намекая на некоторую несвоевременность его откровений.

– Это уже не имеет никакого значения,– все так же не отрывая взгляда от полыхающего амулета, вслух ответил эльф.– Этот амулет был разряжен. И зарядиться он мог только в результате специального, весьма непростого и кровавого ритуала либо при происходящем перемещении между мирами, вызванном какойлибо иной причиной. Поскольку ритуала не было, остается только один вариант.

– Что ты хочешь этим сказать? – настороженно поинтересовался спецназовец.– Ты имеешь в виду…

Договорить он не успел. Громкий болезненный вскрик, изданный Софией, прервал его вопрос на полуслове. Золотой браслет в виде пары сплетенных змеек на левой руке девушки внезапно полыхнул ярким светом, окружая ее странной колышущейся завесой. Ошарашенную, замершую группу «наемников» окутал темный непрозрачный туман, и в дальнейшем все происходящее воспринималось Рау какимито урывками, отрывочно, словно через пелену, прорываемую вспышками напитывающегося амулета перехода.

Вот тела Макса и пятерых его бойцов внезапно начинают увеличиваться, меняется оттенок кожи, изо рта выступают огромные клыки. Орки! – удивленно констатирует Рау, но тут же яростно полыхнул браслет Софии, разрывая яркими лучами света окружающий их туман, его амулет буквально вспыхивает от притока энергии, и люди принимают привычный вид. Но туман не сдается – он вновь пытается прорваться… Кожа пары «дроудесс» периодически начинает чернеть, уши – вытягиваться, игровые плети – обретать вид классических змеехлыстов, но вновь и вновь полыхает браслет сестры демона, и вновь и вновь туман отступает, возвращая привычную внешность членам отряда.

Правда, и браслет, ранее – довольно массивный, ныне выглядит лишь как пара тонких золотых нитей, переплетенных между собой, в которых лишь с немалым трудом можно разобрать змеиные очертания.

Все слабее и слабее вспышки энергии браслета, ярким, ровным светом сияет насытившийся, буквально переполненный впустую разбрасываемой мощью амулет Аллиэли, и все чаще и чаще клочкам, мелким, мельчайшим обрывкам черного тумана удается прорваться сквозь защиту, растворяясь в теле то одного, то другого бойца. Они невелики, и вызываемые ими изменения почти незаметны… но не для внимательного эльфийского взора. Впрочем… Ничего поделать Рау не мог. Все его защитные заклинания презрительно игнорировались атакующим их туманом, и все, что оставалось воину,– это вместе со всеми прижаться как можно ближе к Софии и искренне надеяться, что мощи ее браслета окажется достаточно для защиты.

Внезапно туман отступил, раздаваясь в стороны, и откудато из его глубины раздался хорошо знакомый голос Лодура:

– Ну не хотите – как хотите… Вот ведь люди! Своей выгоды не понимают! Я вам, между прочем, помочь хотел! А раз вы против – сами тогда разбираться будете. Так что до встречи, господа «наемники Севера». Знание языка я вам дал. Хотел и еще койчего подкинуть, в меру ваших сил, возможностей и желания, но вы сами отказались. Так что не обессудьте… Впрочем, как и обещал, вашего снаряжения забирать я не буду. Так что на первое время не пропадете. Рекомендую до начала ночи отыскать себе подходящее укрытие. Мир, в который вы попали,– не самое безопасное место обитания. По крайней мере, до тех пор, пока там имеется действующий источник Хаоса. Будет нечего делать,– тут бог весьма явственно насмешливо хмыкнул,– попробуйте его заткнуть какнибудь. Иначе вам из этого мирка не выбраться. Хаос – лучший блокиратор. Пока не заткнете источник – туда даже высшему демону не пробиться… А если и пробьется, то вряд ли чем сможет помочь. Удачи, «наемники»… она вам понадобится!

С окончанием речи бога туман исчез. Вместе с ним исчезли и деревья, небольшая поляна, видневшаяся впереди, яркое июньское солнце, да и вообще весь привычный мир. Команда «наемников Севера» стояла, озираясь, посреди огромного, поросшего высокой сухой травой поля.

Впереди темнели развалины какойто крепости, за которыми просматривались силуэты высоких гор, а яростный ветер гнал по небу нескончаемую череду угрюмых туч. Прямо же под ногами ролевиков валялись оставленные в игровом лагере рюкзаки со взятым ими снаряжением. Бог сдержал свое слово «не забирать экипировку»… Вот только будет ли этой экипировки достаточно? Ответ на данный вопрос очень занимал всех перемещенцев.


Эльфы, боги, демоны и ролевики | Зимние сказки. Дилогия | Старый форт в новом мире