home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



С ВЕЩАМИ, НА ВЫХОД

Одна девушкаиздатель рассказала.

В молодости работала она в газете. И шла в газете статья про милицию. И была там фраза про «недостаток материальных средств». И случилось так, что прокралась в эту фразу опечатка: в слове «материальных» вылетела вторая «а», в результате чего фраза звучала как «нехватка материльных средств». И так статья и пошла. Милиционеры, прочитав оную, потом явились к ней и на полном серьезе убеждали, что с мегафонами у них все в порядке, хватает!

Из Башорга[51]

Наташа растерянно осматривала небольшой огороженный парой ширм закуток казармы, выделенный им с Ириной. Вообще даже эта пусть очень небольшая, но «личная» жилплощадь была просто невероятной роскошью в крайне перенаселенном изза внезапно нахлынувшей Волны форте Эстах. Сейчас, когда зачистка деревни наконецто была завершена и старейшины позволили жителям возвращаться по домам, форт буквально кипел от занятых подготовкой к возвращению домой жителей поселка.

Признаться, Наташа совершенно не понимала причин столь кипучей деятельности. Чего готовитьсято? Вещи собирать, что ли? Но какие вещи? При стремительном бегстве, в которое обратилось все население деревни с первыми ударами набата, вряд ли была возможность взять с собой хоть чтонибудь. А раз вещей нет, то что собирать?

Но тем не менее опровергая все ее теории, сразу после объявления об окончании зачистки форт превратился в нечто, до крайности напоминающее разворошенный муравейник. Собственно, основной причиной ее растерянности и было непонимание того, что ей в этой неразберихе делать.

Когда раздался звон набата и молодой симпатичный старейшина ушанов, в доме которого она расположилась, без стука вломился в ее комнату и, не дав даже накинуть плащ, не слушая никаких возражений, потащил ее в форт, она была слишком ошарашена, чтобы чтото предпринимать, и без возражений ему подчинилась.

Как она сейчас понимала, это было самым лучшим из всех возможных вариантов действий, вполне возможно спасшим ей жизнь. Однако побочным результатом такого поведения было то, что в форте она оказалась в одной тонкой домашней рубашке, спортивных штанах и даже без зубной щетки, так что сейчас решительно не понимала – а что же ей собирать и куда идти.

А потому она последовала простому и логичному правилу: «Если не знаешь, что делать, – не делай ничего», которое она вывела для себя еще в детстве и которое пока еще ни разу ее не подводило. Так что сейчас она просто сидела на кровати, любовалась в окно на царящую во дворе замка суету и вела неспешную беседу с занятой точно таким же «делом» Ирой:

– Как ты думаешь, а наши вещи уцелели?

– А чему там ломаться? – вопросом на вопрос ответила подруга. – Сомневаюсь я чтото, что эти тараканыпереростки все дружно были одержимы желанием померить твое драгоценное бронебикини или почистить жвала моей зубной щеткой. Да и прокладки, вместе с китайской лапшой и спальником, помоему, их вряд ли заинтересовать способны. Или у тебя еще чтото с собой было?

– Да, в общем, нет, – улыбнулась Наталья, невольно заражаясь оптимистичным настроением своей подруги. – Ничего особо важного.

– Ну так чего волноваться?

Вежливое покашливание у входа в закуток прервало ленивую беседу.

– Дада, входите. – Бездельное сидение успело уже здорово опротиветь обеим «дроудессам», и они были рады любому развлечению.

– Я не помешал? – вежливо поинтересовался вошедший Яр Тиалу.

– Никоим образом, – откликнулась оживившаяся с приходом гостя девушка.

– Мы тут с Иркой сообразить пытаемся, чем это все так заняты. Носят чтото, бегают. Как тревога прозвучала, в форт же в чем были бежали. Так почему сейчас, как возвращение объявили, все так суетиться начали? Какие им вещи домой нести?

– Все очень просто, – улыбнулся старейшина. – Разумеется, никаких особых вещей, которые надо забрать домой, ни у кого, кроме постоянно живущего в форте гарнизона, не имеется. А вся эта суета вызвана тем, что сейчас, когда Волна схлынула и опасности уже нет, в срочном порядке пополняются запасы форта. Никому ведь не известно, когда будет следующая Волна и сколько она продлится. Поэтому, прежде чем идти по домам наводить порядок, люди и стремятся восстановить потраченные запасы. Благо после каждой Волны остается вполне достаточное количество туш съедобных тварей. Ну а после того как запасы форта будут восстановлены, тогдато люди и разойдутся по домам заниматься своими делами.

– Понятно… – протянула Ирина. – А чего тогда нас не позвали? Все делом заняты, одни мы, как клуши какието, сидим, не понять что высиживаем.

– Хотите делом заняться? – улыбнулся старик и довольным жестом огладил седую бороду. – В общемто именно за этим я к вам и пришел. Разумеется, таскать туши тварей вас никто посылать не будет. Это все равно что, как говорят у вас… – Тут он улыбнулся и на довольно неплохом русском произнес: – «Гвозди микроскопом заколачивать».

– Вы владеете русским? – изумленно выдохнули девушки.

– Увы, нет. Ваш язык мне неизвестен. Но я был свидетелем, как эту фразу в довольно однозначной ситуации произнесла ваша клирик. А запомнить последовательность звуков с первого раза для опытного мага никаких проблем не представляет. Кстати, интересно, что означает эта фраза в буквальном переводе? Смысл ее я вроде бы понял.

– Использовать тонкий и дорогой инструмент для грубой работы, после которой он неизбежно испортится, – перевела Ирина.

– А какую такую задачу вы хотите нам предложить, если уж мы так категорично не подходим для таскания мяса? – немедленно поинтересовалась более практичная Наталья.

– Как вы смотрите, если я начну обучать вас магии? – вопросом на вопрос ответил Яр.

– Йес!!! – выкрикнула Ира, не сдержав нахлынувших эмоций.

– Сугубо положительно, – перевела ее выкрик в понятные слова несколько более сдержанная Наташа. – Вот только… вы хотите учить нас всех – или именно нас с Иринкой? И если всех – то почему пришли именно к нам? А если конкретно нас – то почему такой выбор? Артем сильнее как маг, причем намного. Пусть он, как и мы, кроме как ставить защитные круги, ничего и не умеет, но круги он может ставить куда больше по размерам и чаще, чем я с подругой, вместе взятые. Ольга и Рау – вообще настоящие маги… как я недавно выяснила. Так почему к нам?

Это прагматическое рассуждение так контрастировало с беззаботной радостью ее подруги, что та даже дернула ее за рукав, сигнализируя немедленно прекратить выпендриваться, а то как бы потенциальный учитель не передумал. Однако на этот жест Наталья не обратила ровным счетом никакого внимания. Тогда Ирина дернула посильнее, одновременно скорчив забавноугрожающую рожицу, чем наконецто добилась хоть какойто реакции:

– Ша, Ирка, не кипишись. Помнишь, где бесплатный сыр обычно находится? – ничуть не стесняясь, в полный голос одернула свою подругу Ната и вновь повернулась к молчаливо сидящему Яру Тиалу: – Так что скажете по этому поводу?

– А вы умны, – слегка покивал старик. – Что до ответов на ваши вопросы – извольте. Учить я, разумеется, буду всех из вашего отряда, кто пожелает. Но в первую очередь пришел к вам, поскольку считаю, что болееменее полезными мои уроки будут именно вам, ну и, возможно, Артему.

– Почему? – искренне изумилась Наташа. – Чем это мы лучше остальных?

– Просто потому, что магия отнюдь не так проста, как вам, возможно, кажется, и обучиться хоть чемуто более серьезному, чем самые элементарные воздействия вроде того же Круга Чистоты, за одну неделю попросту невозможно, – со все той же добродушной улыбкой ответил старейшина. – Предвосхищая ваш следующий вопрос, скажу, что неделя – это то время, которое ваш предводитель выделил на подготовку отряда к выступлению в Хладоземье за артефактом снежных эльфов.

– И вы считаете, что мы настолько превосходим всех остальных наших товарищей в скорости обучения, что успеем за этот срок выучиться чемуто полезному? – с еще большим недоверием спросила девушка.

– Разумеется, нет, – с обезоруживающей откровенностью ответил Яр. – Тут как раз и играет роль вторая причина, по которой я к вам зашел. Я хочу предложить вам не идти вместе с вашими товарищами в Хладоземье, а остаться здесь. Погодите отказываться. – Он поднял руку, словно перекрывая готовый вырваться поток возражений. – Вначале выслушайте меня до конца. Я понимаю, что вам совершенно не нравится мысль расстаться с вашими соотечественниками. Но взгляните на это с другой стороны. Согласитесь, что сейчас, не обладая ни знаниями о нашем мире, ни большой физической силой или боевыми умениями, практически не владея магией, в опасном походе вы будете для своих товарищей просто обузой. Я, конечно, прошу прощения за резкость своих слов, но взгляните правде в глаза. Тем, кто отправится в и без того чрезвычайно сложный и опасный поход, придется, помимо всего прочего, еще и заботиться о вас двоих.

Или, может быть, я ошибаюсь? Вы видели населяющих наш мир тварей. Скажите, вы сможете отбиться от нападения… ну хотя бы тех же бронеходов… самостоятельно, при помощи меча, щита, копья или лука? Сами. Без посторонней помощи.

Наташа ненадолго задумалась, после чего покачала головой.

– Не уверена, – с похвальной честностью ответила она.

Вскинувшаяся было Ирина, после того как старейшина перевел на нее свой взгляд, сильно покраснела и медленно села на место, низко наклонив голову. Видя, что Яр Тиалу продолжает молчать, ожидая ее ответа, она нехотя буркнула:

– Нет, – после чего подозрительно зашмыгала носом.

– Ну вот видите, – пожал плечами старейшина. – Значит, вашим спутникам придется вас защищать, поскольку защитить себя сами вы не сможете. Насколько я могу видеть, – ничуть не смущаясь, он обвел девушек пристальнооценивающим взглядом, – у вас тонкие талии и весьма слабо развита мускулатура ног. Значит, вы непривычны ходить на большие расстояния с грузом за плечами, то есть будете идти значительно медленнее ваших спутников, задерживая их и подвергая дополнительной опасности. Магией вы пока также не владеете, значит, полезными в качестве магов вы тоже быть не можете. Так зачем вам идти?

– Чтобы попасть домой, – хмуро ответила осознающая всю несокрушимую мощь его аргументации Наталья. – Вы уж простите, конечно, но пребывание в этом мире ни мне, ни Ирке не доставляет ровным счетом никакого удовольствия. Твари эти ваши кошмарные…

– И вы считаете, что, отправившись с отрядом, повысите свои шансы на возвращение домой? – делано удивился Яр Тиалу. – Помоему, как раз вы их тем самым существенно понизите.

– Как это так? – Ирка даже подпрыгнула от изумления. – Доберемся до этого их… как его… Ну артефакта этого ледяного. Фи его быстренько посвятит своему братцу, а тот немедленно нас домой и отправит. Он обещал, я сама слышала. Или, думаете, обманет? Не должен вроде. С нами ведь его сестра, а я Фи давно знаю. Не без заскоков девчонка, но подобных подстав за ней никогда не водилось. На нее всегда положиться можно было!

Наташа решительно кивнула, подтверждая слова своей более молодой подруги. Софию она знала хуже Иринки, которая вообще когдато училась с ней в одном классе, но тем не менее знакомство было весьма продолжительным, и в надежности «отрядного клирика» Наталья была полностью уверена.

– Нет, что вы… в словах нашего будущего бога никто и не думает сомневаться. Несомненно, когда ему удастся войти в наш мир, он непременно первым делом отправит всех вас по домам. Я имел в виду совсем другое. Какая разница могущественному богу, где именно вы будете находиться в тот момент, когда он придет в наш мир? Я абсолютно уверен, что никакой разницы, откуда отправлять вас домой – от подножия Ледяного Трона или из нашего скромного поселка, – для него не существует. Таким образом, когда поход ваших друзей достигнет успеха, вы, несомненно, вернетесь домой, где бы в тот момент ни находились. Ну а поскольку, как мы уже выяснили, ваше присутствие в идущем на поиски трона отряде может изрядно уменьшить их шансы на достижение цели, то, соответственно, оставшись здесь, вы не только увеличиваете вероятность того, что это весьма рискованное предприятие достигнет успеха, но и свои собственные шансы на возвращение. Это вопервых… – Окончив свою речь, маг сделал длинную паузу.

Выслушав старейшину, Наташа молча кивнула. Она великолепно поняла как то, что Яр Тиалу произнес, так и то, о чем промолчал. Затеваемый Рау поход и впрямь был крайне опасен. В случае неудачи все его участники были обречены на смерть. Все, кроме тех, кто останется в этом сравнительно безопасном поселке. Оставшись здесь, они с Ириной действительно вполне могли бы воспользоваться всеми преимуществами, которые давал успех этого мероприятия, ничем не рискуя в случае его неудачи. Это был весомый аргумент.

– Вы сказали: «вопервых», – наконец оторвалась она от своих размышлений. – Значит, есть и «вовторых»?

– Есть… как же не быть! – вновь заговорил старейшина. – Может быть, принимая решение, вы учтете еще и то, что, оставшись здесь, вы спасете немало жизней моих соотечественников. Если говорить более конкретно – тысячу сто двадцать пять разумных. Ой, нет, извините, ошибся. Сейчас, после Волны, осталось только одна тысяча семьдесят семь. Сорок восемь человек погибли при атаке Волны и зачистке деревни, – извиняющимся тоном произнес старик.

– Это еще откуда такие данные? – с искренним недоумением спросила Ирина. – Что это вообще значит?

Также ничего не понимающая Наталья усиленно закивала, всем своим видом показывая согласие с поставленными подругой вопросами.

– Данные? Вы имеете в виду количество людей? Это общее количество жителей нашего поселка.

– А с чего это им умирать после нашего ухода? – недоверчиво поинтересовалась Наташа. – При чем тут мы вообще?

– При том, что возводить защитные круги могут только чистокровные люди. До появления в нашем поселке вашего отряда таких здесь было четверо. Я, моя старшая дочь, моя средняя дочь – вы ее могли видеть во время отражения Волны – и мой сын. Я, увы, стар, силы мои на исходе, и сколько я еще проживу, сказать очень сложно. Да и моя магическая сила с возрастом изрядно уменьшилась, так что ныне возведение защитного круга, способного прикрыть весь поселок, – задача для меня почти непосильная. Моя старшая дочь скорбна умом. По этой причине магии она не обучалась и вообще в самое ближайшее время будет отправлена в соседний поселок, чтобы выйти замуж и родить как можно больше чистокровных детей. Мой сын – чересчур молод, ему нет еще и восьми лет, а потому осуществлять магическую защиту Махлау он также не может.

Собственно, до вашего прихода я рассчитывал, что моя вторая дочь, Тайана, возьмет на себя долг защиты поселка, когда я уже не смогу справляться с этим делом. Да, собственно, она этим уже занималась… Пока не появились вы. Нет, я не обвиняю. Ваш предводитель, М’Рау Элей, дал надежду на жизнь всему нашему миру… И обрек на гибель мой поселок.

– Почему? – искренне изумилась Ира.

– Потому что без нашего мага, мага, знающего все особенности Хаоса, владеющего всеми необходимыми заклинаниями, мага, способного обучать своих спутников волшебству прямо в пути и на стоянках, – без такого мага этот поход обречен на неудачу. И мой долг – не допустить подобного. А потому Тайана отправляется с ними. А Махлау остается беззащитным. Поселок доживет до первой Волны. А после нее… Поставить болееменее прочный защитный круг я просто не смогу. Не хватит сил. А потому выйти из форта кому бы то ни было, кроме крупных, хорошо вооруженных отрядов, будет невозможно.

А отряды… Ну какоето время отряды смогут прокормить нас охотой. Но питаться одними тварями долгое время невозможно, нужна и нормальная еда. А пахать и заниматься огородом при постоянных нападениях невозможно. Плюс вечная скученность, теснота… В форте можно пересидеть дней пять, выжидая, пока не схлынет Волна. Но жить здесь тысяче человек постоянно… это будет ад.

– Ну а мы чем можем помочь?

– Вы – люди, – просто ответил старейшина. – Вы УЖЕ можете возводить защитные круги. И у вас вполне достаточно сил, чтоб установить такой Круг над деревней. И, значит, даже если я умру сразу после ухода отряда с моей дочерью, у поселка все равно будут весьма неплохие шансы на выживание. Если, разумеется, вы останетесь здесь. Впрочем, могу вас заверить, что смерть в ближайшее время в мои планы отнюдь не входит. И если мне удастся избегать серьезных перерасходов силы, шанс протянуть годикдругой, за это время сделав из вас полноценных и весьма сильных волшебниц, у меня имеется весьма неплохой. Так как?

– Мы подумаем, – осторожно ответила Наташа.

Впрочем, в душе она уже все для себя решила. Как бы то ни было, а взять на себя ответственность за смерть стольких людей она не могла. Да и говоря по правде… подвергать себя лишней и совершенно ненужной опасности, будучи обузой для товарищей в тяжелом походе, ей не хотелось совершенно. Переглянувшись с подругой, в Иркиных глазах она заметила то же самое выражение.

Похоже, мысли девушек не остались секретом для старого мага. Впрочем, он ничем не выдал своего удовлетворения исходом переговоров. Тяжело поднявшись с табурета, он лишь устало кивнул:

– Да, конечно. Я понимаю, что, прежде чем ответить, вам надо посоветоваться. Известите меня, когда примете решение. И еще. Вне зависимости от того, на что вы решитесь, я жду всех желающих обучаться магии сегодня вечером в медитационном зале форта. Передайте, пожалуйста, это вашим товарищам. – С этими словами он вышел из комнатушки, оставив ее обитательниц в глубокой задумчивости.

* * *

– Итак, вы твердо решили остаться? – Рау с большим трудом подавил довольную улыбку, так и норовящую нарушить бесстрастность его лица. – Ну что ж. Это ваш выбор, и, учитывая все обстоятельства, я нахожу его вполне разумным. Насколько мне известно, расстояния и впрямь не являются какимлибо серьезным препятствием для богов и демонов уровня Ариоха. И, разумеется, вы можете быть уверены, что после достижения цели мы о вас не забудем. – Он осторожно облокотился о столешницу. Несмотря на всю действенность местной медицины, ребра все еще ныли, откликаясь острой болью на любые резкие движения.

Впрочем, частично в этом он был виновен сам. Едва эльф смог болееменее свободно двигаться, он, не обращая внимания на боль, немедленно продолжил прерванную Волной подготовку к походу.

Это вызывало дружное возмущение Ольги, Арейши и примкнувшего к ним в этом вопросе Артема. Все отрядные медики в один голос утверждали, что три сломанных ребра и сотрясение мозга средней тяжести, не говоря уж о многочисленных синяках и ссадинах, – более чем достойная причина для соблюдения строгого постельного режима.

Однако в этом вопросе Рау придерживался прямо противоположного мнения, упрямо утверждая, что альфары куда более живучи и выносливы, чем люди, а время дорого, и тратить его на лежание в постели просто глупо.

В стихийно возникшем соревновании медицины и упрямства эльфийское упрямство победило просто с разгромным счетом, так что вскоре Рау уже активно бегал по поселку, утрясая множество неизбежно возникающих при подготовке длительного похода вопросов и успевая разом приглядывать за сотней разных мелочей.

Однако у всего есть своя цена. И сейчас, во время общего собрания отряда, посвященного подготовке к отбытию, Рау чувствовал себя откровенно плохо, лишь немалым усилием воли удерживаясь в сознании.

Впрочем, как он ни крепился, по крайней мере, двое из присутствующих явно заметили его состояние. Как и почему – Рау не понимал. Он был абсолютно уверен, что ничем не выдал своего самочувствия, однако Ольга и София, переглянувшись, както совсем незаметно оказались сидящими по обе стороны от эльфа, с тревогой поглядывая на старательно удерживающего безмятежный вид альфара.

Впрочем, обсуждаемые вопросы были действительно слишком важны, и потому Рау вновь и вновь отгонял подступающую дурноту, стараясь вникнуть в любую мелочь.

– Итак. С этим закончили, – подвел он черту под заявлением Наташи и Ирины о том, что они остаются в поселке. – После того как мы закончим, подойдите к Максу. Он выдаст вам пистолеты и научит обращению с ними. Так, на всякий случай. – Коротким движением руки он остановил готового было возразить Шестакова, которому очень не нравилась мысль отдать два из шести имеющихся «грачей» гражданским лицам, которые к тому же до этого времени и оружиято в руках не держали! – Дай им. – Боль вгрызлась с удвоенной силой, отчего речь альфара стала несколько отрывистой. – Негоже оставлять спутников. Без оружия и защиты. Пистолетов вы пока не применяли. Вообще. Только автоматы и пистолетыпулеметы. Дай. Вряд ли что изменится.

– Может, тебе стоит отдохнуть? – с искренней и совершенно не вяжущейся с ее характером заботой внезапно спросила София.

– Все в порядке.

– Нет, не все! – решительно возразила девушка. – Я же вижу! И не строй каменную физиономию – над тобой аж дымка висит! – Она внезапно вскочила со своего места и, подойдя к эльфу со спины, аккуратно обняла его за плечи.

Эльф нервно передернул ушами… и вдруг расслабился. Из его глаз исчезла тонкая поволока испытываемого страдания.

– Спасибо. Это было весьма кстати, – повернулся он к девушке.

– Не дергайся. Я только поглотила твою боль. Исцелять я не умею. Стоит мне убрать руки – и боль вернется, – строго оборвала София его поползновения к высвобождению из ее объятий. – Если тебе так уж нужно это заседание – то веди его поскорее. А я так постою. И вообще, – она чуть повернула голову, вглядевшись недобрым взглядом в Арейшу. – Почему ты его не обезболила? Я же знаю, что для вас это пара пустяков! Один укус – и он бы не мучился!

– Я хотела, – виновато съежилась арахнида. – Но уважаемый Рау строго запретил это. Он сказал, что от нашего обезболивания мозг плохо работает и спать тянет. Я не могу лечить его против воли.

– Понятно… – протянула Фи, успокаиваясь. – Герой… – добавила она со странной смесью насмешки и уважения в голосе.

– О припасах, оружии и снаряжении я договорился, – вновь обратился к собравшимся соратникам альфар. Теперь, когда туманящая разум боль ушла, он вновь говорил нормально. – Собственно, нерешенным остался только один важный вопрос: кто из представителей местных жителей и в каком количестве пойдет вместе с нами.

– А какие варианты? – поинтересовался Артем. «Великий маг» слегка нервничал, все еще переживая свою неудачу с заклинанием во время атаки Волны Хаоса. Неудачу тем более обидную, что несколько позже, когда он попробовал повторить свои действия, заклятие, в тот момент показавшееся ему невероятно сложным, сплелось будто само собой.

Более того! После удачно проведенной активации заклинания в его мозгу словно сдвинулась какаято заслонка, давая ему знания, которыми простой хирург ну никак не мог обладать! Откуда бы он мог знать, что данное заклятие является не чем иным, как ослабленной версией копья Аркина  – мощного заклинания Школы магии порядка. Более того, он знал и само изначальное заклинание, и знал причину, по которой его не использовали, а скорее, и вовсе забыли. В своем первозданном виде оно являлось заклинанием так называемой Жреческой школы и при сотворении частично черпало свои силы у одного из божеств этого мира – некоего Лорда Аркина, покровителя людской расы и Повелителя Закона.

Благодаря этому мощность такого изначального заклинания могла становиться просто чудовищной, но при этом оно обладало избирательностью воздействия. Данное заклятие было дано исключительно для защиты «от тварей зла» и не причиняло вреда никому из живых разумных созданий, а также обычных, не подвергшихся магическому изменению животных. Но вот нечисть, нежить и любые химероидные организмы уничтожались им подчистую.

Все это Артем знал. Знал совершенно точно… Не знал же он только одного: откуда у него это знание?

Подобные финты, выделываемые его сознанием, изрядно волновали парня. Периодически всплывающая «из ниоткуда» информация о том, о чем ты ну никак знать не можешь, – это могло быть и неплохо, если бы… не вызывало таких сомнений в здравости рассудка!

Меж тем беседа продолжалась.

– Варианты довольно многочисленны. Вопервых, в поселке на данный момент присутствует три отряда искателей, подобных тому, в который входили Арейша с Тимом и Джерау. Это опытные в передвижении по пустошам, хорошо изучившие все их опасности и особенности сработавшиеся бойцы. Узнав о нашем походе, они все немедленно предложили свое участие. Должен сказать, что я склоняюсь выбрать именно когото из них. Вот их характеристики. – С этими словами он выложил на стол три тонкие бумажные панки. – Прошу ознакомиться. Кроме того, имеется множество персональных заявок – от бойцов гарнизона и просто жителей поселка. – На свет появилась куда более объемная папка. – Должен сразу сказать, что четыре из имеющихся индивидуальных заявок я склонен рассмотреть вне всякой очереди и буду настаивать на том, чтобы подавшие их были включены в отряд. – Четыре листочка легли поверх уже выложенного.

– Это почему? – с любопытством поинтересовался Максим Петрович, придвигая к себе ближайшую из папок, на которой было крупными буквами выведено: «Отряд искателей Снеара».

– Потому что поданы эти заявки Тайаной Тиалу, Арейшей Шаруа, Тимом Томассу и Джерау Охотником. Надеюсь, никто не будет против их участия?

Вопрос был явно риторический, и потому никто из присутствующих, занятых изучением содержимого выданных им папок и периодически обменивавшихся ими по мере прочтения, даже не удосужился на него ответить.

– Тэкс… – наконец закончил чтение заявок, выдвинутых отрядами искателей, Шестаков. – Ну я думаю, что лучше всего нам подойдет отряд Криона. – При этом он даже не заглянул в папку с индивидуальными заявками.

– Согласен, – кивнул Рау.

– А почему именно их? – с любопытством поинтересовался Роман Зинченко, самый молодой и низший по званию из бойцов Шестакова. – Ведь наиболее высокий балл по добытым артефактам не у них, а у отряда Регана? Да и снаряжение у регановцев получше будет.

– Какая тебе разница! – рассерженной кошкой зашипела на него София, все так же продолжающая обнимать альфара. – Решили, что Криона, значит, Криона! – Сама она не сделала даже попытки посмотреть на папки с заявками, сосредоточив все внимание на эльфе. – Заканчивайте скорее! Рау необходим срочный отдых!

– Нет, Фи, – качнул головой альфар. – Вопрос вполне уместен. Любой из участников похода имеет право знать, по каким признакам выбираются те, кому предстоит идти вместе с нами. Почему Крион, а не Реган? – Он повернулся к спецназовцу, вызвав очередное раздраженное шипение Софии. – Просто мы ведь не собираемся искать артефакты. Нам необходимо с наименьшими потерями пройти из этого поселения к остаткам столицы Хладоземья. А в этом плане заточенный под уничтожение опасных монстров отряд Криона будет куда полезней, чем добытчики Регана или практически чистые поисковикиразведчики Снеара.

– А почему вы проигнорировали остальные заявки? – заикнулся было Артем, но тут же умолк, встретившись с разъяренным взглядом Софии. – Молчумолчу. Можете считать, что я ничего не спрашивал.

– Потому что гораздо проще и безопаснее идти в компании с уже притершимся, опытным отрядом, чем прямо на ходу создавать новый из не знающих друг друга и не выработавших еще своего стиля сражения и общения людей, – вместо альфара ответил Максим Петрович, за что удостоился благодарного взгляда буквально прильнувшей к эльфу девушки.

– Так… Остался последний вопрос. – Речь Рау вновь слегка замедлилась.

– Никаких последних вопросов! Ты немедленно возвращаешься в лазарет! – буквально вспыхнула София. – Я уже не успеваю поглощать всю твою боль! Хватит себя гробить! Вначале встань на ноги, а потом уж будешь решать «остальные вопросы»!

– Действительно последний. Как я понимаю, ты и Арейша идете с нами. Значит, до отхода необходимо, чтобы ты посвятила хотя бы одного жреца… А лучше – нескольких, причем чтобы они могли и сами проводить необходимые ритуалы посвящения. Таков наш договор со старейшиной.

– Посвящупосвящу, не волнуйся. Сколько надо, столько и посвящу. Ты, главное, иди приляг, а уж я их напосвящаю… – Последнее она произнесла довольно тихо и, как показалось услышавшим это людям, даже с некоторой угрозой.

– Тогда, если других вопросов нет, я, пожалуй, и впрямь пойду. – По всей видимости, самочувствие альфара было действительно очень далеко от приемлемого, поскольку, против своего обыкновения, он не стал изображать из себя ледяную статую и отказываться от помощи.

Аккуратно поддерживаемый с двух сторон Ольгой и Софией, он направился в госпитальную палату.

При виде этого зрелища Максим Петрович тяжело вздохнул. Решены были отнюдь не все проблемы. Самая для него насущная – проблема острого недостатка боеприпасов – была так и не поднята. Однако задавать свой вопрос сейчас, тем самым раздражая Софию – единственного человека, который хоть както теоретически может поспособствовать решению этой проблемы, – в данный момент было явно неразумно.

Старый спецназовец великолепно видел, что для влюбленной как кошка девушки нынче существовала только одна проблема – плохое самочувствие объекта ее воздыханий, а потому мудро решил отложить решение этого вопроса до того момента, когда Рау поправится. Благо по собственным утверждениям альфара и по мнению местных эскулапов, выздороветь он должен был куда быстрее, чем это происходит с людьми.

* * *

– …Вот и все. – София отошла от изумленного старейшины. – Приветствую тебя, о Великий жрец могучего Ариоха! – Темное облачко, вихрившееся над головой Яра Тиалу, исчезло, словно всосавшись в тело новопосвященного жреца. – Остальных, я думаю, ты посвятишь и сам. Только смотри, не переусердствуй сразу с посвящениями. Энергии веры пока маловато – если раздашь сразу многим, добра от этого не будет. С храмами, – продолжила она лекцию, – думаю, пока можно не спешить. Хотя… Какуюнибудь времянку можно и соорудить. Главное – вначале растолковать все положения новой веры людям, освятить домашние алтари… А специальные здания и торжественные мероприятия – это все не к спеху. – Здесь София улыбнулась. Надо сказать, что при составлении правил новой, только что создающейся религии сыграла немалую роль ее увлеченность японской культурой. Так что многие из придуманных ею ритуалов и правил здорово напоминали аналогичные синтоистские. – Да. Еще один момент. Сами понимаете, разрабатывая основы, все предусмотреть мы не могли. Так что если возникнет нужда – не стесняйтесь импровизировать. Вроде все. Есть какиелибо вопросы?

– Жертвоприношения? – заинтересованно спросил новопосвященный жрец. – В том документе, что вы составили, о них ничего не говорится. Между тем, как мне сообщили, перед наступлением Волны ты не просто убила скоропикору – ты принесла ее в жертву! И, как мне кажется, твоя сила после этого заметно возросла. Опятьтаки если я – Великий жрец, то тогда кто же ты?

– Кто я? Да какая разница, как называться… Ну если так уж важно, то, допустим… – Она ненадолго задумалась. – О, точно! Я тогда – первожрица! А насчет жертв… вопрос сложный. Вопервых, ни в коем случае не вздумайте приносить в жертву никого из разумных. В ту пору, когда Ариох еще только шел к своему могуществу, его както попробовали самого принести в жертву, и у него к этому отношение крайне однозначное. Лучшего способа вывести его из себя просто не существует.

Тут София ненадолго задумалась, после чего с некоторой осторожностью добавила:

– Хотя… пожалуй, есть один вариант жертвы, которую он может принять. И приложит все усилия, чтобы выполнить просьбу принесшего ее. Если ктото настолько нуждается в помощи и поддержке, что совершит самопожертвование, обратившись к нему с просьбой – в бою или еще как… То не заметить такого и не постараться помочь мой брат просто не сможет. Однако рекомендую не использовать подобных методов без самой крайней нужды. – Подумав еще немного, она внесла дополнительное уточнение: – Современная ситуация крайней нуждой не является. Он все равно сейчас очень ограничен в своей возможности воздействовать на мир и пока ничем помочь не сможет. Насчет же неразумных жертв… Тут тоже необходимо соблюдать осторожность. Мой брат – воин. И тупая резня, муки беспомощных его никоим образом не радуют. Таким образом, приносить в жертву можно только достаточно сильных и опасных противников, побеждая их в честном… – Тут она ненадолго задумалась, припоминая свой бой со скоропикорой, после чего осторожно добавила: – Ну… относительно честном бою. А поскольку у вас пока, в отличие от меня, нет возможности активно использовать божественную мощь – того, что я дала вам при посвящении, для этого совершенно недостаточно, – то я бы рекомендовала все же не рисковать. По крайней мере, пока количество полученной от молитв верующих энергии не станет для этого достаточным.

– Понятно, – коротко кивнул старейшина. Или, точнее, именно сейчас уже не старейшина, а первый Великий жрец нового божества. – Мы будем очень осторожны. Благодарю вас, могущественная. – Тут он низко поклонился остолбеневшей от такого девушке.

– Так!!! Вот этого – тоже не надо! – решительно заявила она, прерывая его излияния. – Ни мой брат, ни я терпеть не можем какихлибо унижений! Так что отныне жрецам Ариоха категорически запрещено как унижаться самим – по любому, пусть даже важнейшему, поводу, – так и унижать других или принимать какиелибо знаки поклонения, связанные с унижением человеческого или нечеловеческого достоинства!

– Как пожелаешь, – коротко ответил, распрямляясь, Яр. – Признаться… мне по душе законы моего нового покровителя, – улыбнулся он сквозь седую бороду.

– Ну так и соблюдай их, – тоже улыбнулась София. – Ну ладно. На этом, я думаю, все. Мне надо бежать, проведать, как там Рау. – Выполнив просьбу эльфа, она больше не желала находиться в отдалении от своего возлюбленного.

– Как скажешь, первожрица, – понимающе кивнул старик. – У меня нынче тоже дел хватает. Удачи.

– Удачи, – уже от дверей откликнулась девушка.

* * *

Рау не понимал происходящего. Он никак не мог разобраться, что же такое происходит с Софией, и это крайне нервировало молодого альфара.

Выступление было назначено на завтра, все вопросы решены, ребра зажили (в чем немалую помощь оказали целебные укусы местных лекарейарахнидов), но интуиция настойчиво предупреждала эльфа, что все далеко не так просто, как ему кажется.

Одной из причин успехов М’Рау Элея как полководца было то, что он никогда не оставлял даваемых ему интуицией подсказок без внимания. Вот и сейчас он медленно шел к своей комнате, пытаясь сообразить, что так упорно пытается сообщить ему подсознание.

Все вроде подготовлено. Бойцы, оружие, запасы питания… проблемы с картами были, конечно, неприятны, однако искатели отряда Криона достаточно опытны и хорошо изучили близлежащие пустоши, так что вполне могли послужить проводниками.

Маршрут определен тоже. Вначале через гигантскую, растянувшуюся почти на месяц пешего пути пустошь, носившую романтичное название Равнина Прежних изза находящегося на ней гигантского количества развалин древних городов и поселений, погибших с приходом Хаоса, – к предгорьям, где располагался форт Нест. Это было наиболее северное из всех поселений, входящих в Союз городов Порядка. Затем – через горы, возможно, если повезет, с местными проводниками. После гор начиналась уже полностью неизвестная территория, о которой не имелось никаких сведений. Собственно, до сих пор ни одной из посылаемых групп искателей так и не удалось преодолеть огромной горной гряды, закрывающей проход на север. Так что после них ориентироваться можно было только на «магический компас» Рау, указывающий направление на желанный трон.

Впрочем, по мнению альфара, расстояние было не так уж и велико. Собственно, он подозревал, что протянувшийся с востока на запад гигантский горный хребет, здесь и сейчас именуемый Гиблыми горами, был в его время известен как Гномьи горы. Если это так, то дальнейший путь после пересечения хребта он себе вполне представлял, и никаких особых препятствий встретиться там было не должно.

Тревогу вызывало иное – София. Девушка и раньше както странно реагировала на его присутствие, однако он старался не обращать на это внимания, признавая право сестры могучего демона не соответствовать обыденным стандартам поведения. Однако в последнее время, после инициации, странности эти резко возросли, не позволяя больше закрывать на них глаза. София буквально не отходила от него, стремясь помогать всем, чем только может, и проявляя невероятную заботу о его здоровье и удобствах.

Собственно, ее поведение до невероятности напоминало действия какойнибудь из юных дроуских матрон, определившейся со своим избранником и старательно добивающейся от него согласия войти в ее Дом в качестве любимого мужа. Браки с близкородственной расой дроу у альфар были не так уж и редки. Будь София дроудессой, он бы ничуть не сомневался в значении ее действий и, пожалуй, не имел бы ничего против этого предложения. Однако она была человеком, а насколько ему было известно, ритуалы ухаживания людей и темных эльфов существенно различались. Да и фактов не то что брака, а хотя бы успешных любовных отношений между альфарами и людьми он, сколько ни рылся в памяти, припомнить не мог.

Насколько он знал, подобное считалось просто невозможным! Чисто физиологически. Температура тел у людей и снежных эльфов различалась почти на десять градусов, так что долгие контакты не доставляли удовольствия ни той, ни другой стороне. Человеку прикосновения альфар казались чересчур холодными, для альфар же люди были «слишком горячи» в самом прямом смысле этих слов.

Так что считать действия Софии какимлибо намеком на более близкие отношения было бы просто глупо. Но что еще они могли означать? Обижать, надо признаться, весьма симпатичную ему девушку Рау не хотелось категорически, однако опасность этого, если он неправильно отреагирует на ее загадочные действия, была весьма велика.

Рау потер лоб, смиряясь с тем, что понять причины поведения Софии самостоятельно для него, по всей видимости, невозможно, и принял решение: как только выдастся подходящий момент, посоветоваться по этому поводу с Ольгой, а до того момента – позволить Софии творить все, что ей вздумается.

В конце концов подобная забота вовсе не раздражала – скорее, наоборот. Что бы ни вызвало подобную заботливость Софии, это было приятно. Очень приятно! Признаться, последнее время Рау все чаще и чаще ловил себя на мысли: «Вот если бы она была из альфар… Или хотя бы дроу…» Зная о несовместимости людей и снежных эльфов, он старательно гнал от себя подобные мысли, но… Появлялась Фи, со строгим лицом советующая ему немного отдохнуть, приносящая его порцию еды или просто неожиданно обнявшая плечи, снимая нудную боль в заживающих ребрах, и… эти мысли возвращались.


БЕГИ И СПАСАЙ | Зимние сказки. Дилогия | ПУСТОШЬ ПРЕЖНИХ