home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ПЛОДЫ ПОБЕДЫ

При плохой игре необходимо иметь хорошую мину. А лучше не одну.

Книга юных полевых командиров

– Ну и что будем с ними делать? – Ольга скептически посмотрела на пару избитых до полной неузнаваемости пленников, лежащих на полу главного зала форта Нест. Местные жители, после гибели менталиста освободившиеся от наложенных им заклятий, дружно накинулись на своих поработителей, и сейчас Коул и Хаслин представляли собой два куска хорошо отбитого и лишь какимто чудом еще дышащего мяса. – Может, стоило оставить их там, где они находились?..

Прошедший бой отнюдь не добавил девушке благодушия. Перекошенные лица умирающих от воздействия зомана солдат Морна, тем не менее до самого последнего момента не оставлявших своих попыток проломить уже пошедший множеством трещин, едва держащийся щит, произвели на нее чрезвычайно неприятное впечатление. Так что жалости в отношении сыновей ублюдка, готовившего для нее, Софии и Тайки участь родильных машин, она не испытывала.

– Думаю, это было бы неразумно. – Рау спокойно пожал плечами, индифферентно разглядывая потускневшую от времени роскошь завоеванного ими замка. На лежащих под его ногами и тихо стонущих пленников эльф, казалось, и вовсе не обращал внимания, следя лишь за тем, чтобы не наступить в небольшую лужицу натекшей с них крови. – Убить их мы всегда успеем. Однако не забывай: основная цель нашего пребывания тут – вовсе не праведная месть «злобным угнетателям», а всегонавсего выяснение наиболее удобного пути через горы. Ну а эти типы с большой долей вероятности являются наиболее осведомленными в данном вопросе.

– Могли бы спросить и у местных измененных, – из духа противоречия не согласилась Ольга.

– Спросить – могли, – благодушно кивнул альфар, усаживаясь в шикарное, но слегка запыленное кресло и поигрывая висящим на груди амулетом. – Другой вопрос – а они нам ответили бы? И если ответили – то что именно? И будет ли у нас шанс остаться в живых, если мы пойдем по указанной ими добровольно тропе?

Вспомнив взгляды, которыми провожали их уцелевшие местные жители, Ольга поежилась, признавая про себя правоту слов брата.

Нет, убить их или както иначе навредить членам отряда после того, как спали наложенные на жителей чары, никто не пытался. Но… Практически у каждого уцелевшего из селян имелся друг, родич, брат или сын, любимый или любимая, погибшие при осаде хутора Линар. Нет, деревенские вполне понимали, что у отряда не было иного выбора, что они только защищались и, что если бы не эта отчаянная оборона, их поселку еще невесть сколько времени пришлось бы находиться под страшной властью старого колдуна.

Но это понимал разум. Сердце же… сердце же видело многочисленные тела друзей, соседей, любимых и близких, лежащие на подступах к Холму Мертвецов, как уже успели прозвать бывший оборонительный пункт отряда, и видело их убийц – живых, здоровых… И кто знает, не будь способность путников к самообороне продемонстрирована столь наглядным образом, на что бы решились озлобленные страшными потерями жители некогда крупного и благополучного поселения Кардель…

Сладкие, льстивые речи и ненавидящий взгляд в спины – за прошедшие с момента осады сутки это стало привычным делом во время каждого выхода в деревню. А выходов было много.

Хорошо еще, что магия присланных Ариохом волшебников позволила не допустить распространения отравляющего газа по всей округе. В основном смертоносное содержимое пятидесятилитрового баллона удалось удержать в пределах созданного магией Кая гигантского вихря, который, после того как в нем отпала надобность, просто унесся в сторону безлюдных пустошей. Так что вся сложная процедура дегазации свелась к наколдовыванию дующего через холм в сторону от деревни постоянного ветра и запрету в течение трех суток подниматься к стоящим на нем строениям.

Однако и помимо этого дел у путешественников было немало. В первую очередь, разумеется, были нагружены работой все, кто хоть маломальски разбирался в лечении и целительстве. В первую очередь это были, разумеется, Кай с Арейшей, непрерывно оказывавшие помощь раненым во время осады жителям деревни.

Однако количество пострадавших намного превышало все возможности эльтианского магацелителя и арахниды, также оказавшейся на удивление хорошим лекарем. Надежды на «местные ресурсы» не было никакой ввиду того, что раса арахнид, как оказалось, была чересчур чувствительна к ментальному воздействию. Так что обрыв магических поводков, произошедший со смертью Морна, отозвавшийся у большинства населения деревни всего лишь сильной головной болью и частыми обмороками, вверг арахнид в бессознательное состояние, выходить из которого они пока не спешили.

В общем, Ольге и Артему, к их непреходящему изумлению, пришлось вспомнить свою профессию и на протяжении нескольких часов после победы оказывать первую помощь пострадавшим селянам. Точнее, тем из них, чье состояние было сочтено не настолько тяжелым, чтобы требовать немедленного вмешательства магацелителя.

Странное, надо признаться, это было ощущение – лечить раны тех, кто еще совсем недавно изо всех сил стремился убить тебя и твоих друзей. Лечить, невзирая на яростные, ненавидящие взгляды твоих пациентов, хорошо помнящих, как совсем недавно ты стояла на крыше, посылая в их сторону смертоносные боевые заклятия.

В общем, каждое мгновение пребывания в поселке, где все напоминало о произошедшей бойне, в которой она была одним из главных участников, было откровенно неприятным. С первых часов после снятия осады Ольга начала страстно мечтать о том счастливом мгновении, когда ее брат наконецто сочтет возможным объявить о продолжении похода.

Проблемы с водой, сон на жесткой холодной земле, постоянные нападения различных чудовищ… Какая это, в сущности, ерунда по сравнению с пылающим болью и ненавистью взглядом совсем молоденькой красавицыушана с почерневшей и распухшей от пришедшегося вскользь удара боевого заклинания Школы льда рукой.

ТВОЕГО заклятия. И не важно, что ты оборонялась, что у тебя не было другого выбора… огромные, наполненные слезами глаза еще долго будут сниться тебе в кошмарных снах. Ведь, несмотря на все твои усилия, спасти девушке руку оказалось невозможно.

Точнее, возможно… Прибежавший по твоей просьбе Кай Геаро, бегло взглянув на пострадавшую, тут же заявил, что если займется ею немедленно, то часов за десять вполне сможет провести инкапсуляцию оставшейся живой ткани вокруг костей руки. Ну а там можно будет потихоньку месяцдругой регенерировать уничтоженные сухожилия и восстановить сосуды, потом – нарастить мышцы, так что за полгодагод он мог бы гарантировать полное излечение пострадавшей руки – даже шрамов не останется. Вот только для этого ему необходимо было бросить, обрекая на верную смерть, всех остальных своих многочисленных пациентов и в течение как минимум суток заниматься только этим делом.

Меньшее зло. Раньше с этим страшным понятием Ольге доводилось сталкиваться только в фэнтезийных книгах, сейчас же страшный выбор предстояло сделать ей самой. И она его сделала. Коротким движением руки маг усыпил несчастную девушку, обеспечив самую качественную, надежную и безопасную анестезию, о которой только может мечтать любой хирург. Затем он ушел, направившись к своим пациентам, а на его месте появился уставший, злой и замотанный Артем, прижимая к груди зачарованный на обеззараживание металлический медицинский ящик с ампутационным набором.

Потом, когда пациенты наконецто закончились, за ней зашел не менее уставший брат в компании неизменно маячившей рядом с ним мрачной Софии, и они отправились в замок, где расположились все не принимавшие участия в спасательных действиях члены отряда.

По дороге они встретились с окончившей свою часть работы Арейшей, которая под охраной пары уцелевших драконидов из сопровождавших их отряда искателей также направлялась в замок. Дальнейший путь они продолжали вместе и вместе же и наткнулись на весьма неожиданные «трофеи».

Проходя через главную площадь поселка, они обнаружили Коула и Хаслина – уцелевших сыновей бывшего повелителя деревни. Если, конечно, то неприглядное состояние, в котором они пребывали, можно было считать «целостью». Три десятка мрачных, замотанных в рваные рубища местных жителей как раз собирались рассадить их по заботливо приготовленным, уже вкопанным в землю кольям, когда вмешательство Рау остановило импровизированную казнь.

Причин такого решения Ольга не понимала, считая, что негодяи полностью заслужили свою участь, и потому стоило им только добраться до замка, как она вместе с примкнувшей к ней Софией насела на эльфа, требуя отчета о причинах столь странного и неожиданного милосердия.

– В конце концов, если нужна информация, то вполне можно было бы дать ребятам насладиться местью, а потом попросить Элли побеседовать с этими… – так и не подобрав подходящего цензурного слова для обозначения валяющихся на полу тел, внесла рацпредложение София. – Да и не только с ними… Она и папашку ихнего тоже вполне способна разговорить. Никаких проблем. Элли мне сама так сказала! Так в чем же дело? Я ведь знаю, что ты никогда и ничего просто так не делаешь! Зачем тебе нужны эти ублюдки, причем непременно в живом состоянии?

– Зачем они нужны? – Было видно, что по какойто причине альфару явно не хочется раскрывать причины своего решения. Однако, подумав и явно борясь с собой, он все же ответил на заданный вопрос: – Видишь ли, мне почемуто очень не хочется обрекать жителей этого поселка на неминуемую смерть после нашего ухода. Глупо, иррационально – ведь какое мне дело до этих созданий, совсем недавно бывших нашими врагами, – но так оно и есть. Наверно, я чересчур много общался с людьми и подхватил от вас эту странную болезнь, называемую жалостью.

– Обрекать? На смерть? – недоуменно переспросила Ольга. – Почему? И при чем тут эти шашлыки недоделанные? – Она кивнула в сторону лежащих на полу «трофеев».

Рау с легкой жалостью взглянул на названую сестру тем взглядом, каким взрослые, умудренные жизнью родители смотрят на своего любимого, но непутевого ребенка, не могущего справиться с простейшей арифметической задачкой. Видя абсолютное непонимание его действий со стороны сестры, он перевел взгляд на Софию, словно предлагая той помочь Ольге с решением поставленной им простейшей задачки. Однако, несмотря на всю поддержку, которую темная жрица в любой момент была готова оказать объекту своей любви, ответом ему был такой же непонимающеизумленный взгляд.

Печально вздохнув, Рау обернулся к о чемто сосредоточенно размышляющей Арейше, внимательно разглядывающей лежащие перед ней окровавленные тела.

– Ну уж тыто должна догадаться! – обратился он к арахниде. – Хаос. Круг Чистоты. Двух местных чистокровок казнят, остальные – уходят. Долго ли после этого проживет местное население? – задал он прямой вопрос.

– До первой Волны, – едва прошептала смертельно побледневшая девушка.

– Вот тото и оно, – кивнул Рау. – Вообще, как я заметил, есть у вас, людей, такая странная склонность – вначале сделать чтолибо, поддавшись эмоциям и не думая о последствиях, а потом долго жалеть о сделанном. Нет уж. Как только Кай будет здесь, я немедленно попрошу его привести этих голубчиков в болееменее пристойное состояние, выжму из них все сведения, которые могут быть нам полезны, и перед уходом вручу их селянам в целости и сохранности. А там уж пусть те сами думают, что с ними делать. Захотят казнить – пусть казнят. Их дело. Кто я такой, чтобы мешать местному населению совершить коллективное самоубийство? Но, думаю, к тому времени, как мы сможем покинуть этот замок, они уже успеют обдумать все возможные последствия такой спешки. Что же касается допроса Морна – то признаю: мысль хороша. – Он ласково улыбнулся буквально расцветшей от такого знака внимания Софии. – Вот только запоздала малость. Пока вы занимались ранеными, мы с Эланой и Шестаковым уже успели провести все необходимые ритуалы. Собственно, именно по этой причине я и хочу пообщаться с его сыновьями.

– Зачем? – удивленно спросила Фи. – Что он сказал?

– Пещеры мертвых карликов. Душа этого типа старательно пыталась уверить нас в том, что самый короткий, он же единственный известный, переход на ту сторону хребта лежит под горами. Судя по всему, он намекал на старые гномьи ходы. Но, учитывая то, как он старательно пытался уверить нас в необходимости идти именно этим путем, у меня возникли большие сомнения. Хоть Элли и говорит, что мертвые не могут лгать… мало ли что! – Рау задумчиво пожал плечами. – При жизни он был далеко не самым слабым из магов, и чтото мне не хочется на своей шкуре проверять безопасность с такой охотой указанного им прохода. По крайней мере, пока я не получу дополнительных подтверждений…

– Элли? – София вспыхнула. Она внимательно вгляделась в спокойные, словно припорошенные зимним снегом, глаза альфара и наконецто решилась. – Нам надо поговорить, – твердо произнесла девушка и, заметив устремленные на нее многочисленные взгляды присутствующих, решительно добавила: – Поговорить наедине!

– Может, позже? – Внешне альфар сохранял все то же ледяное спокойствие, но хорошо изучившая брата Ольга явно заметила, как чтото дрогнуло во взгляде снежного эльфа.

– Нет, сейчас. Потом – или опять не будет времени, или я не смогу снова набраться решимости… – резко возразила София. – Пойдем. Тут неподалеку есть уютный кабинет. – Она взяла его за руку и решительно потянула прочь из зала, так что Рау ничего не оставалось, кроме как подчиниться этому мягкому, но настойчивому напору. Проводив уходящих задумчивым взглядом, Ольга отметила, какая странная, но все же гармоничная пара получится из этих двух близких ей людей. Что бы ни говорил альфар, какими бы длинными и острыми ни были его уши, она все равно продолжала воспринимать названого брата человеком.

В результате этой беседы Ольга не сомневалась ни на миг. Вспыльчивая, решительная, склонная к простейшим решениям любой проблемы София была идеальным дополнением к спокойному, рассудительному, склонному к длинным, идеально выверенным интригам Рау. К тому же она искренне любила его, да и, как показало длительное наблюдение, снежный эльф был также отнюдь не безразличен к увлеченной им темной жрице. Правда, видимо по причине полученного воспитания, он, похоже, никак не мог поверить, что способен испытывать какието отличные от дружбы чувства к человеческой девушке. Но, судя по решительному настрою Фи, данное затруднение она преодолеет быстро.

Задумчиво качнув головой, Ольга перевела взгляд на все никак не приходящих в сознание сыновей Морна. Как ей ни было противно, однако следовало хотя бы осмотреть этих негодяев. Учитывая обрисованные Рау перспективы, будет весьма огорчительно, если они не доживут до возвращения целителя. Судя по всему, Арейше в голову пришла точно такая же мысль, поскольку арахнида уже склонилась над Коулом, производя какието лечебные манипуляции.

* * *

Рау внимательно оглядел готовый к выходу отряд – и в который раз мысленно поблагодарил Ариоха за присланную им подмогу. Хвостатая некромантка оказалась настоящим кладом. По крайней мере, теперь им, уходя в горы, где вряд ли будет достаточное количество добычи, не придется волочь требуемые запасы еды на собственных спинах. Одиннадцать могучих паукообразных тварей, созданных из костей павших при осаде Холма Мертвых жителей деревни, с легкостью несли не только наездников, но и весьма немалый запас провианта.

К сожалению, одиннадцать – это было максимальное число химер, которое асура смогла создать из имеющегося материала. Панцири местных монстров по какимто причинам практически не подходили для подобного колдовства, и потому «запас материала», с которым могла работать Элана, был строго ограничен.

По этой причине и еще потому, что покидаемый ими поселок отчаянно нуждался в любой возможной помощи, отряд пришлось разделить. Надо сказать, далось это решение очень непросто. Оставлять своих боевых друзей в этом проклятом и обильно политом кровью месте не хотелось просто категорически. Но выбора не было. Уцелевшие остатки бывшего отряда искателей Криона, сопровождавшие их на всем пути от Махлау до Карделя, согласились остаться без малейших возражений и даже с плохо скрываемым облегчением. Им явно не хотелось покидать болееменее привычные территории Союза городов Порядка, и лишь долг заставлял их следовать за отрядом Рау. Так что возможность без нарушения своих обязательств избегнуть продолжения похода была воспринята ими крайне положительно.

Сложнее было с Тимом, Арейшей и Джерау. За проведенное вместе время пришельцы с Земли, да и сам Рау успели крепко сдружиться с ними, и необходимость расставания была весьма болезненной. Но, к сожалению, как ни старалась Элана, больше одиннадцати химер из имеющегося материала создать ей не удалось. И потому верным друзьям, с самого начала их приключений в этом мире все время бывшим рядом, пришлось остаться здесь, на обильно политой кровью земле Карделя.

Впрочем, остались они не одни. Рау пришлось выдержать настоящий бой с Шестаковым, но в конце концов ему все же удалось доказать упрямому спецназовцу, что негоже оставлять друзей под ненадежным прикрытием двух сыновей убитого, в том числе и при их участии, Морна. И потому в деревне случился настоящий праздник. Роман Зинченко и Станислав Бойков по приказу Шестакова также остались в поселке. На радостях деревенские совсем было собрались все же рассадить подлеченных Каем сыновей Морна по так и не убранным с главной площади кольям.

Впрочем, после некоторых сомнений данные поползновения были пресечены оставшимся в деревне за главного Романом Зинченко. Как рассуждал бывалый спецназовец, воспринимавший Хаос как еще одного противника, которых на его веку было весьма немало, – четыре бойца всяко лучше двоих, а потому Коул и Хаслин обрели свой шанс выжить и доказать свою полезность. Впрочем, на всякий случай кольев с площади было решено не убирать. Так, в качестве напоминания, дабы эта парочка не забыла, чем может им грозить малейшая ошибка или любое действие, которое можно будет расценить как враждебное.

К тому же, оставляя своих воинов, как он выразился, «на боевом дежурстве», Шестаков старательно позаботился о том, чтобы те не испытывали никаких затруднений с оружием и боеприпасами, даже оставив им один из двух пулеметов, переданных отряду Ариохом.

Второй пулемет был им установлен на свою химеру, отчего та приобрела и вовсе сюрреалистический вид. Когда в свое время активно увлекавшийся фантастикой и фэнтези Артем увидел этого громадного, сложенного из множества костей паука с установленным над головной частью на специально выращенных костяных креплениях пулеметом, то довольно долго отходил от шока, искренне жалея об отсутствии фотоаппарата.

Впрочем, для Шестакова эстетическое восприятие его нового средства передвижения было глубоко безразлично. Как он выразился: «Главное, чтобы ТТХ[58] были хорошие, а на чем ездить – на бэтээре или костяной химере – это нам без разницы!»

Судя же по тому, с каким удовольствием капитан проводил испытания своего нового «коня», было ясно, что эти самые ТТХ его полностью устраивают. Так что единственное, о чем сожалел бравый командир группы «Гамма», – так это о недостаточном количестве химер, не позволяющем рассадить на них весь отряд.

Признаться, и сам альфар испытывал сильное нежелание уменьшать свое «войско». Однако преимущества верхового путешествия все же победили. Благодаря скорости движения костяных химер теперь имелась возможность избегать лишних боев, которые – тут Рау не обольщался ложными надеждами – наверняка еще ждут их впереди. К тому же проходимость этих созданий превышала все возможные пределы.

Восемь длинных когтистых лап, сгибы которых значительно возвышались над довольно низко расположенным, как у паукасенокосца, телом, образовывая дополнительную защиту для всадника, позволяли им проходить даже там, где человек был бы вынужден искать обходные пути. Они легко взбирались на практически отвесные скалы и перепрыгивали широкие расселины, а потрясающая и совершенно неожиданная для созданных из костей тварей гибкость позволяла им протискиваться в такие норы, где застрял бы и малолетний ребенок.

Да и в бою эти «малютки» вполне могли защитить не только себя, но и своего наездника, будучи значительно сильней большинства обычных хаотических монстров, обитающих в ближайшей к поселку пустоши, где проводились «натурные испытания».

Именно поэтому, прикинув все «за» и «против», Рау и решился оставить в поселке значительную часть отряда, взяв с собой лишь десять соратников – по числу имеющихся скакунов. Ольга, София… При мысли о порывистой и прямодушной темной жрице и устроенном ею несколько дней назад весьма оригинальном «прямом разговоре» Рау невольно улыбнулся и, обернувшись, слегка подмигнул следующей за ним и в които веки всем довольной, радующейся жизни и окружению блондинке. Та немедленно заулыбалась. За последние несколько дней характер «светловолосой стервочки» претерпел значительное улучшение.

Данное обстоятельство было с большим удовольствием отмечено всеми членами отряда, а наглая асура, помахивая хвостом, даже вручила Фи большую бутыль с какойто подозрительной жидкостью, велев подливать ее эльфу не менее трех раз в неделю «для сохранения хорошего психологического климата в компании». Заклинание определения состава, немедленно брошенное на бутылку присутствующим при этой сцене альфаром, показало, что подозрительная настойка является не чем иным, как сильным афродизиаком. После чего свидетели данного инцидента могли наблюдать редкую картину того, как всегда спокойный, рассудительный и хладнокровный Рау, размахивая сорванным прутом, гонялся по всему замку за весело визжавшей и старательно удирающей некроманткой.

Шутки шутками, однако бутылочкуто Фи не выбросила, так что сейчас альфар был вынужден регулярно проверять свою еду и питье на присутствие там посторонних примесей. Учитывая проснувшийся в Софии энтузиазм, это было отнюдь не лишней предосторожностью.

Отогнав воспоминания, эльф вновь оглядел своих спутников. Следом за Фи, держащейся всего на полкорпуса позади эльфа, ехала основная часть отряда. Элана, грациозно покачиваясь на своей химере, ехала между Борисом Григорьевым и Маратом Зиятдиновым, ухитряясь кокетничать одновременно с обоими спецназовцами.

Сразу за ними ехали о чемто переговаривающиеся Ольга и Тая, вокруг которых увивался, то и дело встревая в разговор, Артем. Чуть по бокам находились Кай Геаро и Лекс Карский, выполнявшие функции боевого охранения. В арьергарде отряда ехал хмурый изза расставания с парой своих подчиненных Шестаков на своем «модернизированном» пауке с установленным пулеметом.

Резво перебирающие длинными ногами химеры быстро неслись по пустоши, с каждой секундой все приближаясь к горам. А на душе у Рау было неспокойно. Как выяснилось, за последние тридцать лет владычества Морна никто из жителей Карделя не смел покидать деревню на расстояния большие, чем пара дней пешего пути, подчиняясь запретам, установленным ментальным магом. Так что при всем желании обнаружить подходящих проводников в поселке не удалось. Единственной имеющейся зацепкой было подробное описание пути к Пещерам Мертвых, выданное на допросе духом убитого менталиста.

Посещать данные пещеры Рау не хотелось просто категорически. Интуиция альфара, которой он привык доверять еще на войне, буквально вопила, что не следует лезть во всякие подозрительные дыры в земле, особенно если эти дыры когдато принадлежали гномам – одним из противников его народа во время последней войны. И все уверения Эланы, что она, как некромант, способна легко договориться с любыми мертвыми, а если и не договорится, то запросто упокоит, убеждали слабо. Очень слабо. И потому лезть в пещеры было решено только в самом крайнем случае – если так и не удастся отыскать иного пути на ту сторону хребта.

Тем более что их нынешние скакуны были просто идеально приспособлены для лазанья по скалам, что значительно увеличивало их шансы на преодоление стоящего перед ними препятствия без излишнего и совершенно ненужного риска. Так рассуждал альфар, и не предполагая, что у судьбы на этот счет имеются совершенно иные планы.


МАГИЯ И ПУЛЕМЕТЫ | Зимние сказки. Дилогия | ЭПИЛОГ