home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



СИНДРОМ ВЫСОКОГО ПОХМЕЛЬЯ. Иосиф Пенкин.

Молитва перед обедом и ужином:Очи всех на Тя, Господи, уповают,и Ты даешь нам пищу во благовремении, отверзаешь щедрую руку Твою и исполняешь всякий живот благоволения.

Молитва после обеда и ужина: Благодарим Тя, Боже наш, яко насытил нас земных твоих благ, не лиши нас небеснаго Твоего Царствия. Но яко посреди учеников твоих пришел еси, Спасе, мир дав им, прииди к нам и спаси нас.



Предпоследнюю лекцию Ексакустодиана мне пришлось слегка сократить. Дело в том, что учителя крайне огорчила наша идея опустить его на землю после того, как он почти было воспарил в небеса. Ексакустодиан орал, что его не понимают, позволял себе выходки и речевые обороты безусловно выходившие за рамки морального кодекса обывателя. Публикация всего этого попахивала уголовной статьей, чего я всячески старался избежать.

Прежде чем подвергнуть объективной критике главный пунктик Ексакустодиана - отречение от благ земных, позволю себе кратко остановиться на его идее самовольного оставления жизни. В этом пункте я выражаю полное несогласие с учителем и даже решительный протест. То обстоятельство, что Ексакустодиан так и не наложил на себя руки, ничуть его не оправдывает. В некоторые моменты он уподоблялся Шопенгауэру, поднимавшему тост "за самоубийство" во время пышных застолий на протяжении своей долгой жизни, но так ни разу не вкусившему прелести суицида на собственной шее. Дескать, пусть дурью маются идиоты.

Ексакустодиан торопился. Торопился сбежать из им же созданного Вольного общества, из России, исчезнуть с лица земли. Так он представлял себе успех. Считая пост и труд двумя китами, которые якобы приведут его к успеху и увенчаются постижением вечной истины, Ексакустодиан просчитался. Либо для истины недостаточно двух китов, либо она заключалась в абсолютном истощении организма моего друга. Он так отчаянно постился, что за три месяца до кончины перешел на абсолютную голодовку и начал выглядеть в два раза моложе своего возраста - незнакомые люди давали ему на глаз не больше двенадцати лет.

Впрочем, я до конца не разобрался, чего он хотел: жить или умереть. Ексакустодиан не находил между жизнью и смертью принципиальной разницы. Скажу определенно одно: ничто не действует на наши тела и души столь благотворно, как искренняя молитва, целительные свойства которой мой юный друг явно недооценивал, здоровая еда и бутылка хорошей водки. При содействии продуктов питания живот становится свидетелем волшебных превращений, грандиозной фуги, всегда новой, свежей, с не предсказуемыми ходами и узорами.

Влияние продуктов питания на творчество выдающихся композиторов неоспоримо. Бах так и назвал свое изумительное произведение: "Искусство фуги", - поистине апофеоз бессмертия, непревзойденный памятник пищеварению и богоугодному художнику - животу человеческому. Бах создал его за несколько дней до смерти, оставив в качестве завещания четыре буквы: В-А-С-H! - которыми именовали сей исполинский организм при жизни, закодированными в последней девятнадцатой фуге. Думается, не случайно целая громада "Искусства Фуги" держится на единой теме: выходит из нее, обрастает десятками идей на священном пути и венчается возвращением просветленных образов к благому источнику - животу человеческому.

Существует поразительная связь между аппетитом композитора, количеством пищи и качеством музыки.

Вот что пишет Россини: «Я не знаю более замечательного занятия, чем еда, понимаете ли, еда, еда, еда, - в самом полном смысле этого слова. Что любовь для сердца, то аппетит для желудка. Желудок - капельмейстер, который руководит сводным оркестром наших страстей и приводит их в действие. Пустой желудок подобен фаготу или флейте. Напротив, полный желудок - это треугольник удовольствия и литавры радости».

Гендель заказывал в ресторане столик "для трех персон", а когда его спрашивали: "Где ваша компания?" – с хохотом отвечал, что он сам себе хорошая компания.

Общеизвестны пристрастия Моцарта к шампанскому, Мусоргского к водке, Вагнера к плову, Бетховена к пельменям, а Паганини, Брамса и Пуччини к отбивным. Шопен был большим ценителем фрикаделек.

К слову сказать, Фекла, моя тридцать первая жена, как никто умела готовить фрикадельки. Только вспомню ее - слюньки текут...




СИНДРОМ ГЛУБОКОГО ПОДПОЛЬЯ. Ексакустодиан Измайлов. | Гроб своими руками | ГРОБ ЖЕНЕ. Иосиф Пенкин.