home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ИСТОРИЯ ТРЕТЬЯ. ШОШАРР ОБЫКНОВЕННЫЙ

– А он, этот шошарр, симпатичненький? – спросила Леся. Ее глаза сияли азартом естествоиспытателя, которому предстоит открыть совершенно новую породу животного.

– Да откуда мне знать! Я ведь его тоже не видел! Только слышал!

– Ну... может ты по голосу догадался...

– По голосу можно только одно сказать: у него ужасный характер!

– Я уже давно заметила, что вы, мальчики, склонны все преувеличивать!

Денис и Леся тряслись в трамвае, сидя у окна задней площадки.

Трамвай под номером 63 следовал от центра в сторону Зеленой Горки, района, который раньше, во времена молодости Денисовых родителей, считался плохим, а теперь приобрел статус элитного.

Именно там, на окраине города, возле достаточно живописного пруда, богатые и знаменитые горожане строили себе виллы и замки.

Именно там и располагалась улица Ледовая, где стоял дом Максима.

День был воскресным, а потому пассажиров в вагоне было совсем мало. Компания подвыпивших студентов с позволения улыбающейся кондукторши прочувствованно горланила песню "Нас не догонят!", рассевшись у водительских дверей. Интеллигентный мужчина в очках и шапке-ушанке читал газету "Совершенно секретно". Двое пенсионерок на повышенных тонах спорили о социальной справедливости.

Так что Денис и Леся, до которых никому не было дела, могли спокойно обсуждать свои тайны в полный голос.

Все равно никто не услышит. А если даже и услышит, то не поверит.

На коленях у Леси лежал большой пластиковый кулек с тремя килограммами огурцов – именно так Леся перевела слово "фухтели" (которое она узнала из курса волшебного природоведения). В кульке также болталась бутылка лимонада "Дюшес" (ее Максим попросил для себя).

Денис гордился Лесей – все-таки она не посрамила честь Травоведно-Зверознатного посада.

И в то же время он немного тревожился. А вдруг все-таки Леся не угадала? И тогда получится, что они потратили впустую довольно-таки немаленькую по их меркам сумму?

Но даже если фухтели – действительно "огурцы". Кто поручится, что там, откуда прилетел шошарр, огурцы в точности такие? Вдруг там огурцы синие? Или оранжевые?

Наконец трамвайчик вполз в район Зеленой Горки и по обеим сторонам от трамвайной колеи запестрили разноцветными черепичными крышами новорусские замки. Некоторые выглядели убогими громадинами. Некоторые, напротив, смотрелись воплощенной сказкой. Башенки, кованые заборчики, аккуратные елочки у дороги...

– Ух ты! Деня, посмотри! Хочу такой! И тоже чтоб с синей крышей! – восхитилась Леся, тыча пальцем в покрытое инеем окно трамвая.

– Тоже мне! Безвкусица одна! – не глядя в окно, сказал Денис.

– А мне нравится, – вздохнула Леся. – Вот заработаю много денег, тоже себе такой куплю.

– А я себе лучше куплю яхту! – буркнул Денис. – Больше толку, чем от всех этих синих крыш... А жить можно и в нормальной квартире!

– Зато если б ты жил в таком доме, родители точно разрешили бы тебе держать собаку...

Денис не нашел что ответить. Потому что Леся была права. Что за парадокс такой? Леся почти во всем оказывалась права...

Дом, в котором жил Максим, сын очень состоятельных родителей (его отец возглавлял целую офтальмологическую клинику!), тоже ужасно понравился Лесе. Еще стоя на улице, она осыпала его комплиментами.

– Гляди, тут и летний сад виднеется! И даже сауна! И два гаража! И альпинарий! Ух ты!

Однако Денис оставался холоден ко всей этой роскоши. При чем здесь сад? При чем здесь альпинарий и сауна? Они ведь сюда не глазеть пришли. А по делу.

И он решительно нажал на кнопку звонка, которая была вмурована в стену, сложенную из ярко-красного кирпича, кое-где перемежающегося фрагментами кованой чугунной решетки.


– Ну и где твой шошарр? – спросил Денис, когда они с Лесей вошли.

В доме у Максима и впрямь царил форменный кавардак – даже занавески на окнах и те были завязаны узлами. На полу гостиной валялись порванные журналы, одноразовые стаканчики и тарелки, фломастеры и карандаши. Ковер был покрыт ровным слоем попкорна, а нарядная пластиковая елочка была увенчана нет, не звездочкой, как обычно, а кубком "Победителю студенческой спартакиады", заработанным в тысячанезапамятном году Максимовым папой-офтальмологом, лучше всех других студентов игравшим в шашки.

Все выглядело так, будто за час до прихода Дениса и Леси Максим устраивал вечеринку для одноклассников и еще не успел убрать.

На присутствие же инопланетянина совершенно ничто не намекало. Всюду было тихо и спокойно. В какой-то момент Дениса даже посетило подозрение, что Максим попросту разыграл их, придумав историю с шошарром от первого и до последнего слова.

Пока Максим, как настоящий джентльмен, помогал Лесе снять шубку, Денис, славившийся умением раздеваться-разуваться за тринадцать секунд, прошел на кухню, осмотрел комнату Максима, кабинет его отца, будуар его мамы, спальню, тренажерный зал и даже кладовки... И никого, ну совершенно никого там не обнаружил.

Неужели все-таки разыграл?

Впрочем, против этой гипотезы свидетельствовали две вещи.

Во-первых, Максим был не из тех, кто любит розыгрыши и умеет шутить. Денис даже был готов предположить, что Максим вообще не знает ни одного анекдота.

А во-вторых, какие розыгрыши могут быть, если до первого апреля – всеми любимого Дня Дураков – еще ждать без малого три месяца?

– Так где, все-таки, твой шошарр? – спросил Денис, окончив свой осмотр. В его голосе уже начинало сквозить раздражение.

– Он спит.

– И где же, интересно, он спит?

– В стиральной машине, – пожал плечами Максим.

Только сейчас Денис заметил, что выглядит его товарищ неважнец. Под глазами круги, лицо изможденное, даже стекло на его очках треснуло...

– А где стиральная машина?

– В ванной. Только, знаешь, смотреть не советую, – замогильным тоном сказал Максим.

– Это еще почему?

– Потому что ты его наверняка разбудишь.

– Ну и что – это же интересно! Так хочется на него поскорей посмотреть! – всплеснула руками Леся.

– Еще насмотришься, – пробурчал Максим. – Не будешь знать, куда от него деваться... Да и вообще, дай зверю выспаться!

– Ну Максимчик, ну пожалуйста, – Леся стала даже пританцовывать на месте от нетерпения. – Ведь пока он выспится, пройдет несколько часов, может нам уже и домой нужно будет уходить...

– Про это не беспокойся. Больше пятнадцати минут он обычно не спит. Такая у него физиология. Так что спокойной жизни нам осталось, – Максим посмотрел на дорогущие наручные часы. – Нам осталось ровно семь минут. Если только мы его раньше не разбудим...

– Всего пятнадцать минут? – удивился Денис, изрядный соня. – Да как можно выспаться за пятнадцать минут?

– Элементарно. Особенно, если укладываться спать через каждые полчаса. Я уже его изучил, шошарра этого. Он не как мы. Он спит мало, но часто... Но, слава Богу, что вообще спит!

По иронии судьбы, не успел Максим договорить свою фразу, как со стороны кухни послышался грохот – словно бы три таза из нержавеющей стали одновременно грохнулись на кафельный пол. Вслед за тем – деловитый топот. Судя по звукам, существо неуклонно приближалось к гостиной.

– Так это вы, что ли, должны были принести мне свежих фухтелей? – спросило существо и смерило задиристым взглядом Лесю и Дениса.

Те буквально обомлели.

Перед ними стоял шошарр. Шошарр обыкновенный.

Росту в нем было полметра и он едва доставал Денису до пояса. Существо имело голову слоненка, покрытую мягким, симпатичным пушком и ручки, то есть лапки, густо заросшие переливчатой, белой шерстью. К слову сказать, довольно длинной. Существо было одето в комбинезончик, а на толстой пушистой шее у него был повязан белый платок в синий горошек.

Денис принялся старательно разглядывать зверька – ведь, как-никак, это был первый живой инопланетянин, которого ему довелось видеть в жизни!

– Да, это мы. И мы принесли фухтелей, – просияла Леся, которая первой пришла в себя. И протянула шошарру кулек с огурцами.

Тот взял, а точней просто-таки выхватил кулек из Лесиных рук при помощи своего подвижного хобота, промычал себе под нос что-то невразумительно одобрительное, быстро вынул оттуда самый большой огурец и мигом отправил его в рот.

Хрум-хрум-хрум.

Затем он проделал то же самое с оставшимися овощами. А когда аппетитный хруст смолк, заявил:

– Вкусные! Хочу еще! Еще!

Денис и Леся переглянулись, а Максим лишь печально скривился – в отличие от Дениса и Леси у него было время привыкнуть к манерам инопланетного гостя.

– Вообще-то, когда тебе приносят вкусные вещи, у нас, людей, принято говорить спасибо, – оторопело сказала Леся.

– А у нас, шошарров, не принято.

– Выходит, у вас, шошарров, совсем нет вежливости?

– Почему? Вежливость у шошарров есть. Это только у меня ее мало, – и шошарр уморительно захихикал.

Его откровенность воистину обезоруживала.

Повисла пауза, которую никто не осмеливался нарушать. Шошарр придирчиво разглядывал ребят, ковыряя в зубах, очень похожих на человеческие, карандашом, который он использовал как зубочистку. А ребята все пытались понять – не снится ли им все это?

– Наверное, нужно познакомиться, – наконец сказал Денис. – Это Леся. А я – Денис. Мы – друзья Максима. И мы тоже учимся в Лицее Волшбы и Чародейства. Я – в Сыскном посаде, а Леся – в Травоведно-Зверознатном. А тебя как зовут?

– Тихуан-Шушкид-Масу-Масу, – гордо сказал шошарр. – И я нигде не учусь. Ненавижу учиться!

– Ти... Ти... что? – в один голос спросили Денис и Леся.

– Тихуан-Шушкид-Масу-Масу. Это меня так зовут.

– Попробуй еще выговори, – пробурчал Максим. – Я, например, хоть убей запомнить не могу... Язык сломаешь!

Шошарр обиженно скривился.

– Ничего сложного тут не вижу! А если кому не нравится, то пусть никак меня не называет! Переживу!

– Не нужно ссориться. У меня есть идея! – нашлась Леся. – А можно мы будем называть тебя Тишей?

– Тишей? Каким еще "Тишей"? – шошарр насторожил свои слоновьи ушки и с подозрением глянул на Лесю.

– Тиша – это сокращение от Тихуан.

– Какое еще "сокращение"?

– Ну как же! Вот его, например, – Леся указала на Дениса, – на самом деле зовут Денис Алексеевич Котик. Но мы все – и даже учителя в школе, и даже его родители – все называем его Деней! И он не обижается!

– Гм... – шошарр на минуту задумался. – Ну если у вас, людей, так принято, то называйте Тишей...

– Уже лучше, – проворчал Максим. – Вы на него хорошо влияете... Мне он даже имени своего не назвал.

– Не назвал потому, что ты не спрашивал! Ну так что, поехали? – вдруг сказал шошарр. Сказал так, что никто из ребят не понял, чего в его интонации больше: вопроса, просьбы или даже приказа.

– Куда "поехали"?

– Как это "куда"? В Архипелаг! – шошарр вытаращил на Дениса свои глаза с розовыми зрачками. – А то у вас тут скучно! Ни тебе фухтелей, ни тебе нормальных чипсов и этот ваш... как его... снег! Холодный и такой неприятный!

– Как можно быть таким невоспитанным! – вспылил Максим. – Сожрал в доме все чипсы, я для него дважды за ними в магазин бегал... Сожрал все огурцы, которые вы принесли, да еще и недоволен! Даже спасибо никому не сказал! И где только таких воспитывают? Какая неблагодарность!

Как ни странно, страстная обличительная речь Максима достигла цели – шошарр потупил глаза и, рассеяно поскребывая когтями левой нижней лапы по дубовому паркету, пробормотал:

– Ну Макс... Ну это... Не злись... Я же не хотел... Просто я хотел сказать, что мне надо много фухтелей, много чипсов, а у вас их мало... Мы, шошарры, очень любим кушать! Когда мы мало кушаем, у нас плохое настроение. А когда у нас плохое настроение, мы начинаем бедокурить. В общем, я извиняюсь... Ты ведь больше не сердишься на меня, а, Макс?

Шошарр произнес эту тираду настолько жалостливо, настолько прочувствованно, что у Леси едва слезы на глаза не навернулись. И она сказала Максиму:

– И правда, не сердись на него, Максимка. Он же все-таки и-но-пла-не-тя-нин!

– Ну и что, что инопланетянин? Если ты инопланетянин, значит тебе все можно?


Впрочем, до настоящей ссоры дело так и не дошло.

Очень скоро ребята и шошарр расселись в уютных креслах, которые стояли в гостиной, и принялись обсуждать, что делать дальше.

Тиша был уверен, что ребята просто-таки обязаны отвезти его а Архипелаг.

– Вы же волшебники. А волшебники должны помогать другим, – убежденно сказал он.

– Во-первых, мы только учимся на волшебников. А во-вторых, ты хоть понимаешь, как это далеко? Войти в Архипелаг из нашего мира, из Закрытки, можно только через остров До Свиданья! А для того, чтобы добраться до места входа, нужно ехать на поезде целую ночь!

– Подумаешь, целую ночь! – презрительно фыркнул шошарр. – Чтобы добраться до планеты Земля, я летел целых две недели!

– Вот и летел бы себе дальше, до самого Архипелага, – съязвил Максим.

– И летел бы, между прочим! Если б враги не подбили мой звездолет ядерной ракетой! Я еле успел катапультироваться! Мой парашют раскрылся только с третьего раза! Я едва приземлился! А как трудно было скрыться от преследователей и добраться до этого дома? Если бы вы только знали!

– Ах, бедняжечка! – всплеснула руками Леся.

Денис уже заметил, что Леся буквально влюбилась в шошарра с первых же минут. Она готова была прощать ему что угодно и верить во все его рассказы. Даже в "ядерные ракеты"!

– А вы говорите – одну ночь! Если бы вы знали, кто за мной гонится, вы бы ни за что не отказали мне в помощи!

– И кто же за тобой гонится? – с недоверием спросил Максим. – Два Терминатора и Фредди Крюгер в придачу?

– Терминаторы? Крюгер? – совершенно серьезно переспросил шошарр. Соли шутки он, конечно, не понял. – Не знаю таких.

– Ну не важно. Скажи лучше сразу и по-честному – кто за тобой гонится?

– За мной гонится такое... То есть такие... Такие, что вам лучше даже о них не знать. Не то ночью вас будут мучить кошмары... Они ужасные! Они безжалостные! Они могут нарезать меня, как фухтель! Нарезать на сто пятнадцать частей! А потом все эти части съесть!

– Но тем более нам нужно об этом знать! Ведь ты же просишь, чтобы мы помогли тебе? Немедленно говори, кто это – "они"? Или, может быть, это "оно"?

– Лучше не знать, лучше не знать, – пробормотал шошарр, трясясь всем телом – от лапок до хобота. На этот раз даже недоверчивый Максим поверил, что шошарр действительно испуган.

– Тогда скажи, почему "они" за тобой гонятся?

– Если бы я знал, почему, – вздохнул шошарр. И Денису показалось, что шошарр вот-вот расплачется – совсем как ребенок! – Если бы я знал... Просто гонятся – и все.

Денису и Максиму этот аргумент не показался таким уж убедительным. Оба сосредоточенно насупились. А вот Лесе – наоборот, показался.

– Все-таки, нельзя быть такими бессердечными! – с чувством сказала она. – Разве вы не видите, что Тишке до зарезу нужна наша помощь? В общем, если вы отказываетесь, я сама отвезу его ко входу в Архипелаг!

– Сама?

– Да-да, сама! Возьму билет, сяду на поезд, шошарра посажу в рюкзак...

– В рюкзак? Не хочу ни в какой рюкзак! – возмущенно возопил шошарр.

– Ну, значит, посажу не в рюкзак, а в корзину, – Леся терпеливо улыбнулась. – Главное, чтобы в большую. Довезу до Двери, прочту отпирающее заклинание. Занесу корзину внутрь. И вернусь!

– А родители? Что ты им скажешь? – Максим, как всегда, был реалистом.

Леся сделала грустную гримасу и вздохнула:

– А вот этого я еще не придумала...


ИСТОРИЯ ВТОРАЯ. МАКСИМ НА ПРОВОДЕ! | Денис Котик и орден бледных витязей | ИСТОРИЯ ЧЕТВЕРТАЯ. ОПАСНАЯ СТИРКА