home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ИСТОРИЯ ЧЕТВЕРТАЯ. ОПАСНАЯ СТИРКА

И вот когда ребята все вместе задумались над тем, что Леся скажет своим родителям, случилось странное. Тиша словно бы застыл. Он враз перестал качать лапой, теребить кисточку на шикарной обивке кресла и даже, кажется, передумал дерзить.

Он повел из стороны в сторону ушами-локаторами.

Задрал свой хобот и, тихонько посапывая, осторожно втянул воздух.

После чего неожиданно взвизгнул:

– Рыки!

– Какие еще рыки? – неприязненно переспросил Максим. – Может, раки?!

– Р-рыки! – повторил шошарр, ожесточенно помотав головой.

– "Рыки" – это значит "собаки", – пояснила Леся. – Так в Травоведно-Зверознатном называли... кажется... Нет, "рыки" – это не совсем собаки, а такие крылатые...

– Стоп, – прервал Лесю Максим. – Тиша, какие собаки? Где? Ты о чем это вообще говоришь?!

– Там. Они все там, – Тиша указал лапкой в сторону окна гостиной, выходящего на улицу Ледовую. – Спрячьте меня! Спрячьте!

Он помедлил чуть и как бы через силу добавил:

– Пож-жалуй-ста.

Поскольку ребята уже успели привыкнуть, что Тиша не отягощен хорошими манерами, трогательное "пожалуйста" прозвучало как гром среди ясного неба. Денис вдруг заметил, что шошарра бьет мелкая дрожь.

– Подумаешь, собаку кто-то решил выгулять... – неуверенно сказал он. Отважному пилоту компьютерного истребителя было стыдно признаться, что испуг шошарра понемногу передается и ему.

Максим подошел к окну и, осторожно поддев пальцем край плотной шторы, выглянул на улицу. Затем жестом пригласил Дениса и Лесю присоединиться.

Действительно, собаки.

Огромные, похожие как две капли воды, служебные овчарки.

Разумеется, овчарки гуляли не сами по себе. При каждой собаке состояли двое рослых мужчин в длиннополых, чуть мешковатых пальто. И без головных уборов.

Овчарок было три, "собаководов" – шестеро. Две пары приближались со стороны трамвайной остановки, третья двигалась им навстречу по противоположной стороне тротуара.

Овчарки что-то старательно вынюхивали.

Время от времени они останавливались и, повернув голову, преданно вглядывались в глаза своих хозяев. Те говорили им что-то поощрительное. Разумеется, расслышать что именно было невозможно.

Даже если бы такая компания – собака и двое мужчин – была на улице только одна, Денис все равно заподозрил бы что-то неладное. Ну не ведут себя так обычные гражданские овчарки на прогулке. Не ведут! В этом Денис, заядлый "овчарковед", был готов поклясться!

А тут овчарок было целых три и каждая всем своим видом говорила: "Господа, я на работе. У меня престижная и важная работа – искать. Искать следы, оставленные неким джентльменом, с которым мечтают познакомиться мои хозяева. А зовут этого джентльмена..."

Денис не успел закончить эту воображаемую тираду, когда с ограды дома на противоположной стороне улицы спрыгнула кошка. Причем приземлилась прямо перед носом у одной из овчарок. И вот что удивительно – та даже ухом не повела! Собака продолжала деловито принюхиваться, в то время как кошка, окатив презрением четвероногого государственного служащего, неспешно пошла по своим кошачьим делам.

– Да... Служебная... – зачарованно прошептал Денис. – Настоящая служебная ищейка... Какая выдержка...

И вдруг та самая овчарка, "с выдержкой", насторожилась, остановилась, повернула голову в сторону дома Максима и залаяла! Да так громко, что было слышно даже через двухкамерные окна с вакуумными стеклопакетами.

Будто бы ответила на мысли Дениса!

Денис остолбенел от неожиданности.

Оба "собаковода" тут же проследили направление, указанное овчаркой. Денис встретился взглядом с одним из них!

– Они тебя заметили! – ахнула Леся.

Денис против своей воли отшатнулся от окна – уж очень тревожно вдруг стало у него на душе.

Конечно, это было ошибкой. Такое поведение всегда вызывает у стражей законности, а уж тем более – у сотрудников Комиссии по неспецифичным контактам – самые худшие подозрения.

Но Максим, молодчага, не растерялся.

Он сразу же отдернул штору и, сложив руки на груди, стал перед окном с самым беззаботным видом. Максим принялся глазеть на "собаководов", нагло перемалывая челюстями ментоловую жвачку. Дескать, вот стою, смотрю на улицу, а что – нельзя? Это ведь мой дом! Что хочу – то и ворочу!

Овчарка, тем временем, принялась надсадно лаять и рваться с поводка.

"Собаководы" помедлили. Перекинулись парой фраз. Видимо, решали что делать.

Тем временем к ним присоединилась еще одна пара со второй овчаркой.

– Зуб даю, они ищут Тишу, – вполголоса сказал Денис.

Он уже успел оправиться от испуга, но к окну не вернулся, а присел на корточки посреди комнаты.

– Ты уверен? – спросила Леся. – Ты думаешь, это "они"? Те, про кого только что говорил наш шошаррик?

– Наверняка. Я, кажется, узнал одного из них. Я видел его вчера, на Бараньих Лбах.

– На каких еще лбах? – не понял Максим.

– Ну там, где звездолет упал!

– Что же делать?

– "Что делать", "что делать"... – передразнил его Тиша, который от страху залез в бар с алкогольными напитками. – Сделайте вид, что дома никого нет!

– Очень умно, – хмыкнул Денис. – Они уже видели меня. А Максима и сейчас видят! А ты говоришь "дома никого нет"!

– А что, у вас разве нет обычного беспамятника? Давайте швырнем в них махонькую бомбочку с беспамятником – и они сразу забудут, что вас видели! А мы спокойно сделаем вид, что нас нет дома...

– Во-первых, у нас нет никакого беспамятника, – строго сказала Леся. – А во-вторых, я бы не стала швыряться бомбами, пусть даже махонькими, в милицию.

– Тем более что никакая это не милиция, – многомудро добавил Денис.

– Кажется, они идут сюда, – процедил Максим, не поворачивая головы.

– Если нет бомбы, тогда... Тогда давайте швырнем в них контрамотом! – предложил Тиша, продемонстрировав завидную боевитость. – Наши минуты и даже часы превратятся для них в секунды. За это время мы успеем убежать далеко-далеко!

Денис не знал что такое контрамот. А на бестолковые расспросы времени у него тоже не было.

– Нет, – сказал он решительно. – Швыряться мы точно ничем не будем. Ни контрамотами, ни бомбочками, ни даже гнилыми помидорами и тухлыми яйцами. Не будем – и все.

– Трусы. Все вы трусы! – буркнул шошарр и хлопнул крышкой бара – он счел свое убежище ненадежным и решил его покинуть.

После этого он с обреченным видом сел на пол, уткнул голову в колени и, горестно обернув ушами голову, словно плащом-накидкой, замер. Само отчаяние!

В прихожей раздалась мелодичная трель звонка.

Денис и Леся вздрогнули.

Максим, прежде глядевший в окно, обернулся. Он был бледен, как снег.

– Тиша, полезай-ка в шкаф, – сказал Максим.

– В шкаф – это наивно. Там точно найдут! – возразил Денис.

– Тогда опять в бар!

– Тем более!

– Тогда, может, в холодильник?

– В холодильник – ни за что! Я там был! Там ужасно холодно! Уж лучше сразу на улицу! – вмешался шошарр.

К разговору подключилась Леся.

– Ребята, ребята... У меня идея! А что если – в стиральную машину?

Денис обречено вздохнул:

– И там найдут. Они что – идиоты? У них же собаки. Со-ба-ки!

Звонок повторился. И больше не смолкал. Снова залаяла овчарка – на этот раз уже на пару с сослуживицей.

– А что такое стиральная машина? – спросил шошарр из-под ушей.

– Это то место, где ты только что спал.

– А что? Неплохое местечко! Пожалуй, я согласен!

– Тогда дуй туда!

– А если все-таки найдут? Ведь через окошко все видно, что внутри стиральной машины происходит! Они сразу заметят Тишу! Его невозможно ни с чем спутать!

– Послушайте, если машина стиральная, значит в ней что-то стирают? – предположил шошарр. Судя по блеску в его глазах, у него появилась полезная мысль.

– Ясное дело! Стирают разные рубашки, носки, футболки...

Шошарр обвел всех торжествующим взглядом и провозгласил:

– Ну так постирайте... меня! А вдруг они спутают меня с футболкой!

– Послушай, а тебе плохо не будет? – с сомнением спросила Леся. – Тебе же придется не дышать несколько минут подряд!

– Да я могу не дышать часами! Мы, шошарры, это запросто!

– А крутиться при этом в барабане десять минут кряду ты сможешь?

– Спрашиваешь тоже! Крутиться – это мне самое то!


Открывать незваным гостям пошел, разумеется, хозяин – Максим. Компанию ему составил Денис, а Лесю оставили при стиральной машине, которую предстояло спешно запустить.

Как и во многих богатых домах, замок калитки открывался дистанционно.

Стоя в просторной прихожей и глядя на улицу через квадратное смотровое окошко в двери, Максим нажал одну из кнопок, расположенных на небольшом аккуратном пульте.

Во двор сразу же ворвались четыре "агента Матрицы" (Денис решил их называть так, хотя они и не носили непременных черных очков) и две овчарки.

Быстрым шагом, вслед за собаками (те просто-таки захлебывались лаем, ведь чуяли – шошарр совсем близко!), они пересекли двор и стремительно поднялись на крыльцо.

Открывать им входную дверь Максим, разумеется, не спешил. Вместо этого он распахнул смотровое окошко и вежливо сказал:

– Здравствуйте, господа.

– Привет, пацан. Родители дома? – спросил тот из четверых, кто был постарше и пониже ростом. Денис назвал его для себя "агент Смит" – тот и впрямь чем-то походил на киношного героя.

– Родителей пока нет. А кто вы?

– Послушай, тут вот какое дело... – "агент Смит" постарался придать своему голосу доверительность и задушевность. – Сбежало одно опасное существо... Хищник. Страшный хищник... А может и не один, а несколько... Мы их...

– Откуда сбежало? – перебил Денис, выглянув из-за плеча Максима. Он напустил на себя наивный и глупый вид.

Вопрос застал "агента " врасплох.

– Откуда сбежало?.. Гм... Из зоопарка. Из одного очень необычного зоопарка.

– Если оно сбежало из зоопарка, почему вы тогда не знаете, сколько именно опасных хищников сбежало – один или несколько? Что, в этом вашем зоопарке не в курсе, сколько именно у них зверей?

– Не в курсе! – сразу разозлился "агент". – Да, не в курсе! Такой вот зоопарк! Я вам только скажу, пацаны, что эти хищники могут быть очень опасны! Опаснее, чем аллигатор! Опаснее, чем горилла! И вам же, дурачкам, будет хуже, если вы не поможете нам их разыскать! Не говоря уже об уголовном наказании...

Как ни странно, насчет "очень опасны" этот крикун не врал.

По крайней мере, он и его люди в это, вероятно, свято верили. Потому что двое из них, с видимым беспокойством поглядывая по сторонам, держали руки за пазухой.

"Там у них оружие!" – догадался Денис.

В самом деле, отпечатки огромных когтистых лап, виденные Денисом вчера неподалеку от места падения летающий тарелки, способны были навести на мрачные мысли даже самого спокойного человека. Не то что всяких психов вроде "агента Смита".

Но вот незадача: у шошарра ведь не было когтей и клыков! У него были только коготки. Маленькие и смешные.

Тиша, конечно, странный малый, но уж опасности он не представляет ни малейшей! В таком случае, зачем им оружие? Зачем врать про какое-то "уголовное преследование"?

– Мы поняли, что все это очень важно. И очень опасно. Но я совершенно не понимаю, как мы можем помочь вам разыскать этих хищников? – недоуменно осведомился Максим. – Ведь мы их в глаза никогда не видели!

– Вы можете помочь тем, что не будете мешать, – отрезал "Смит". – Короче говоря, мы должны проверить дом. Не исключено, что один или несколько хищников прячутся у вас.

– Но у нас нет никаких хищников, – не сдавался Максим. – Если они такие уж страшные, то, наверное, очень большие? И мимо нас они проскользнуть никак не могли!

"Смит" разозлился пуще прежнего:

– Да что ты, сопляк, вообще понимаешь в таких вещах?! Если я говорю надо – значит надо! Открывай дверь, а не то хуже будет!

– Насчет "сопляка" – я бы на вашем месте попросил извинений, – задрал нос Максим. – Не то мой папа...

– Ладно, Максим, открой, – шепнул Денис. – Все равно ведь не отстанут.

– Хорошо, – сказал Максим. – Но вы хоть сначала документы покажите. А вдруг вы какие-нибудь бандиты?

"Смит", скроив презрительную мину, вытащил синее удостоверение с государственным гербом и помахал им перед носом у Максима.

– Нет-нет, раскройте, пожалуйста, – строго потребовал тот.

Пренебрежительно пожав плечами, "Смит" раскрыл удостоверение.

"Во дает Максим! – восхитился Денис. – А я о документах спросить забыл бы. И уж подавно не стал бы глядеть чего там внутри накарябано. Хорошо быть сыном богатых родителей! Есть у кого поучиться изображать из себя большого начальника."

"Комитет космонавтики, Комиссия по неспецифичным контактам, оперативный отдел", – вот что было написано в удостоверении.

Еще там была фотография "агента Смита" (на которой он был совсем не страшным, а наоборот – перепуганным, глазастым и нестриженым). И имя: Кузнецов Константин Константинович.

Напустив на себя занудливый вид, Максим надвинул на нос очки и тщательно изучил все печати в удостоверении. Открывать он не торопился. Денису оставалось лишь восхищаться самообладанием товарища.

– Ордера на обыск у вас, конечно же, нет? – спросил Максим, окончив осмотр.

Денис уже приготовился к новому всплеску эмоций. Но на этот раз Кузнецов ответил неожиданно спокойно. Казалось, он проникся к Максиму, назубок знающему свои права гражданина, глубоким уважением.

– А это никакой не обыск, ребята. Это экстренная проверка на наличие потенциально опасных веществ и существ. Вы же видели – мы не милиция!

При словах "мы не милиция" в ванной тихо застонала стиральная машина.

Это означало, что вода в стиральную машину набрана и Леся успешно начала стирку шошарра.

Дальше тянуть время было бесполезно и, пожалуй, даже вредно – для здоровья шошарра. А вдруг выносливость, которой он похвалялся, всего лишь его очередная завиральная выдумка?

– Ну если экстренная проверка – тогда ладно, – наконец снизошел Максим. – Заходите. Только обязательно разувайтесь. И собачкам хорошо бы лапы протереть, сейчас я тряпку дам.


"Найдут? – Не найдут? – Найдут? – Не найдут?" – сердце Дениса предательски колотилось, готовое вот-вот выскочить из груди.

В тот момент Денис даже не подумал о том, каково Лесе и шошарру, которые ожидали развязки в полном неведении... То-то небось нервничают...

Агенты во главе с Кузнецовым, переобутые Максимом в тапочки, в своих длинных эффектных пальто смотрелись довольно комично. Они держались скованно, то и дело встречаясь друг с другом угрюмыми взглядами.

Овчарки тоже нервничали, но больше не лаяли, а только алчно поскуливали, вывалив наружу розовые языки.

Экстренную проверку начали со второго этажа, поскольку почему-то именно туда первым делом устремились собаки.

Профессиональными жестами агенты открывали шкафы, выдвигали ящики тумбочек, лазили на антресоли, заглядывали под кровати и за занавески, то и дело о чем-то негромко переговариваясь.

Говорили они на своем профессиональном сленге. Ни Денис, ни Максим не понимали ровным счетом ничего, хотя сопровождали нежданных гостей неотступно.

– Осторожно... – то и дело говорил Максим. – Дайте я сам открою... Картину не трогайте... Хотите снять со стены – попросите меня...

Не найдя ничего в спальнях, агенты вернулись на первый этаж и принялись за тренажерный зал и кабинеты. Затем овчарки наконец сообразили, что подозрительный, одним только им слышный запах чужака идет все-таки из ванной, где жизнерадостно гудела стиральная машина.

– Чего это вы стирать надумали? – подозрительно осведомился Кузнецов. – Домработницы у вас, что ли, нет?

– Есть. Но только заболела она. Гриппом. Видите, кавардак какой, – с этими словами Максим обвел гостиную брезгливым жестом. Там действительно царил форменный беспорядок – шошарр постарался на славу.

– А-а, гриппом...

– Именно. А постираться срочно надо!

– Что за срочность? – не отставал "агент".

– У нас в школе – акция. Мы всем классом решили детям из Дома Малютки, ну... сиротам которые... свои старые плюшевые игрушки подарить – мишек там всяких, лисичек... На Новый год. Уже завтра дарить... Я тут хватился, а мишки-то все – грязные. Неудобно как-то! Но сам я со стиральной машиной обращаться не умею. Зачем мне уметь-то? Вот я одноклассницу и позвал... Чтобы помогла, – не сморгнув глазом, вдохновенно соврал Максим.

"Одноклассница", то есть Леся, скромно стояла в сторонке, изображая застенчивую дурочку, полностью сосредоточенную на мудреном устройстве. За все время "экстренной проверки" она не обронила ни слова.

Кузнецов наклонился и, уперев руки в колени, поглядел в круглый, забранный толстым стеклом "иллюминатор" стиральной машины.

Там среди двух плюшевых мишек и оранжевого тигра в вихре пузырьков крутился совершенно обалдевший шошарр.

Денис затаил дыхание. Настал самый ответственный момент!

– А это что у вас там за слоник? – поинтересовался Кузнецов.

– Это не слоник. Это Ганеша. Тело у него человеческое, а голова – слоновая. Игрушка такая. Изображает индийского бога здоровья и мудрости, – небрежно бросил Максим. – Мне папа пять лет назад из командировки привез, когда в Бомбей ездил, клинику новую там открывал.

В ответ одна из овчарок пару раз укоризненно тявкнула, будто хотела сказать: "Ай-яй-яй, врать нехорошо!"

– Знаете, ребята, – Кузнецов заговорил неожиданно дружелюбным тоном, в нем вдруг оживился ответственный домохозяин и отличный семьянин. – Что-то вы неправильно делаете. Там у вашего тигра голова уже на одной нитке держится. И медведи раскисли. А слоник вид весь потеряет от таких стирок. Разве это нормально – такие дорогие игрушки в стиральную машину запихивать?

– Очень даже нормально! – с обидой в голосе отозвалась Леся.

Все тотчас же обернулись в ее сторону. Леся продолжала:

– С какой это, интересно, стати, вы, взрослые, всегда лучше всех знаете что нормально, а что не очень? Нет бы инструкцию к стиральной машине почитать! Это же новая техника, она и не такое может! В ней даже цветы мыть можно. Не особенно нежные, вроде фикуса!

"Что она несет?!" – восхитился Денис.

Кузнецов хотел ей ответить, но тут в дискуссию встрял один из его подчиненных.

– Шеф, а шеф, – сказал он подобострастным голосом. – Может, пусть ребятки стирают себе? А мы дальше пойдем. Что-то собаки уж больно странно себя ведут...

И в самом деле, обе овчарки вдруг оставили стиральную машину в покое.

В один миг потеряв к вертящемуся барабану всякий интерес, собаки вышли из ванной и застыли, будто ожидая появления нового гостя откуда-то со двора.

– Действительно, странно. Пойди проверь, что там, – приказал Кузнецов.

Но не успел его подчиненный сделать и двух шагов, как овчарки сорвались с места и, ожесточенно залаяв, бросились в прихожую.

У "агента Смита" в кармане запиликал вызов радиотелефона.

– Кузнецов слушает, – коротко бросил он, поднося к уху тяжелую черную коробочку с короткой антенной-штырьком.

"Кузнецов! Хватай всех своих людей и бегом на поддержку Второго! – зашипел динамик так громко, что ребятам все было прекрасно слышно. – Прямой визуальный контакт с чужаками! Визуальный контакт! Как понял?!"

– Понял хорошо. Дайте место.

"Ивняк по южному берегу озера. Чтобы за пять минут был там! Задачи прежние, оружие применять только в целях самообороны. Как понял?"

– Понял, работаю. Отбой.

Кузнецов сунул трубку в карман. Он торжествующе улыбался.

– Нашлись все-таки, – сказал он двум своим агентам, которые оставались в ванной. – За мной, быстро!

– Обуться не забудьте! – крикнул им в спину Максим.

Когда через минуту ребята остались одни, их поначалу волновал только один вопрос: все ли в порядке с Тишей? Ведь любое земное существо внутри стиральной машины погибло бы – и притом довольно быстро! Конечно, шошарр уверял их, что может спокойно находиться под водой хоть целый час, но мало ли что?! Может, соврал? Или переоценил свои силы?

Когда дверь за незваными гостями затворилась, ребята выключили машину и открыли дверцу.

Каковы же были их изумление и радость, когда мокрый Тиша выполз из барабана и самостоятельно вскочил на ноги! Он старательно протер глаза, отряхнулся, "продул" хобот и похлопал ушами.

Ребята замерли. Может быть, ему все-таки нужна помощь? Сейчас как завопит на всю округу – да так, что не ровен час услышат "агенты" с собаками?

Но шошарр не завопил. Он лишь сказал одно-единственное слово: "Еще!". Словно бы не вертелся он в бешеном барабане, а катался на американских горках.

– Еще?! Нет уж, никаких "еще"! – с трудом пряча улыбку, заявила Леся. – Хватит на сегодня приключений!

– Боюсь что не хватит, – загадочно сказал Максим. – Знаешь, ты тут займись пока с Тишей, посуши его феном, чипсами его покорми... А нам с Денисом надо ненадолго прогуляться...

– Небось, на озеро хотите сбегать, да? – мгновенно сообразила Леся. – Туда, куда пошел Кузнецов со своими людьми?

– Угадала. Понимаешь, хорошо бы все-таки разобраться, что тут происходит. Нужно ведь что-то с Тишей решать, – сказал Денис.

– Ты слышала, они говорили о каких-то "чужаках" в районе озера? – сказал Максим. – Может, это сородичи Тиши его ищут?

– Ребята, а можно я с вами? – Леся просительно сложила ладошки на груди.

– Ты, конечно, не обижайся, но нельзя. Тишу одного оставлять опасно, – рассудительно сказал Максим. – Но и на улицу с ним ни в коем случае нельзя выходить. В общем, кто-то должен посидеть с ним! И этот "кто-то" – ты!

– Правильно! Пусть со мной посидит Леся! Она из вас троих – самая умная. И самая добрая, – отозвался шошарр, расчесывая гребешком Максимовой мамы длинную шерсть на своей груди.


Вечерело.

На улице Ледовой было безлюдно. Агентов словно ветром сдуло. И даже трамваев в поле зрения не наблюдалось.

Озеро в районе Зеленой Горки было всего одно. И, наверняка, именно его имел в виду начальник Кузнецова. В самом деле, до какого еще водоема можно было добежать за пять минут от дома Максима?

Максим хорошо знал местность и повел Дениса кратчайшим путем.

Сперва вниз по улице, перпендикулярной к той, на которой он жил. Потом по узкому переулку, тесно застроенному представительными домиками, которые выглядели просто до неприличия шикарно.

Переулок уперся в глухой и совершенно нешикарный деревянный забор. Но Максим легко отодвинул одну из досок и, протиснувшись в образовавшуюся щель, они оказались на неприютном пустыре.

Пустырь отлого спускался прямо к озеру – правда, к северному, а не к южному его берегу. На первый взгляд, нигде ни души.

С тревогой всматриваясь в далекий ивняк, ребята дошли примерно до середины пустыря и только тогда заметили в зарослях подозрительное мельтешение.

Конечно же, замеченными им быть не хотелось. Встреча с загадочными "чужаками" наверняка не сулила ничего хорошего, да и перспектива повторного общения с Кузнецовым их не вдохновляла. Однако любопытство в который раз пересилило страх...

Максим и Денис присели на корточки за заснеженным холмиком.

– Как думаешь, кого они ищут? Ведь Тиша уверял, что он был в звездолете один-одинешенек, – спросил Максим. – Может быть, они ищут тех, кто Тишу преследует?

– Двух Терминаторов и Фредди Крюгера? – хохотнул Денис.

– Хоть бы и Крюгера... Может, это и есть те самые "они"?

– Понятия не имею, – устало вздохнул Денис. – Чувствую только, что появились "они" здесь не случайно... И что с Тишей связаны, тоже чувствую... О, гляди, а вот и Кузнецов!

Действительно, на лед у противоположного берега выскочили четыре агента.

Собак с ними почему-то не было. В руках у агентов чернели какие-то продолговатые предметы. Это было, конечно же, оружие. Вот только пистолеты или какие-нибудь суперсекретные бластеры для борьбы с инопланетной нежитью (как в "Охотниках за приведениями") Денис не разобрал.

В зарослях снова что-то промелькнуло и послышался громкий треск.

На этот раз Денису показалось, что он видел кусочек огромного орлиного крыла и даже... львиный хвост с кисточкой!

Невероятно? Невероятно. Однако Денис готов был поклясться, что видел именно то, что видел!

Сразу же вслед за тем раздался резкий, леденящий душу крик.

Кричал не то крупный зверь, не то хищная птица. В этом крике сочетались боль, ненависть и неутолимая злоба.

"Не хотел бы я попасться в когти этой твари", – с содроганием подумал Денис.

Бесстрашные агенты стояли на льду, настороженно поводя из стороны в сторону своими черными стволами. Вероятно, им тоже не хотелось попасться в инопланетные когти. А потому, они были готовы сделать решето из кого угодно.

Следующие пять минут вообще ничего не происходило.

Максим и Денис начали замерзать.

Стало уже совсем темно. Агентов было видно только благодаря тому, что их силуэты в черных пальто контрастно выделялись на фоне белого снега.

Потом вновь захлопали выстрелы. Но теперь стрелял кто-то невидимый, находящийся в глубине ивняка.

– Как на войне, – шепнул Денису Максим.

– Скорее уж, как на охоте.

– Вот только неясно, кто на кого охотится... Кузнецов на чужаков или они на него.

Вдруг совсем рядом, словно бы вторя выстрелам, захлопали чьи-то гигантские крылья.

Снова раздался тот же страшный, плотоядный крик. Затрещали ветви. Большая, плотная, темная тень поднялась над ивняком и, ввинчиваясь штопором в черные, затянутые тучами небеса, устремилась ввысь.

Дениса и Максима внезапно захлестнула волна безотчетного ужаса. Не сговариваясь, они вскочили и бросились вверх по склону – подальше от этой жуткой охоты, поближе к дому, к Лесе, к успокаивающему свету фонарей и славному уюту гостиной.

Не останавливаясь, они бежали до самого дома, увязая в сугробах и оскальзываясь на замерзших лужицах.

Только захлопнув дверь и заперев ее на четыре замка, они перевели дух, виновато переглянулись и хором протянули "Мд-а-а-а".


ИСТОРИЯ ТРЕТЬЯ. ШОШАРР ОБЫКНОВЕННЫЙ | Денис Котик и орден бледных витязей | ИСТОРИЯ ПЯТАЯ. ВПЕРЕД, В "ЛУКОМОРЬЕ"!