home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 9 За тобой должок

Володя задумавшись, сидел некоторое время. Потом встал, открыл одну из бутылок, начал прямо из горлышка пить жадными глотками пиво. Отпив треть бутылки, поставил ее на стол, щелкнул пробкой, закрыв ее. Подойдя к умывальнику, ополоснул руки. Направляясь к дивану, сказал:

– А мамочка моя все-таки исполнила свое обещание по поводу икон. Две иконы она заставила меня выбросить на помойку.

– И ты это сделал?!

– Да. Можно сказать наполовину. Очень уж была красивая одна из них, я ее не смог выбросить. В адрес матери я мысленно произнес слова: «Нет, мамочка! Не будет, как ты хочешь». Икону я спрятал в чулане, а другую, на которой был изображен старец с книгой в руке, я выбросил на помойку. Я ведь спрятал Богородицу. Мне об этом сказала бабушка.

Алексей, взглянув на Володю, строго сказал:

– Это хула! А хула на Духа Святого не прощается ни в сем, ни в будущем веке, – так сказал Господь, – если не покаешься. Хочешь, я тебе расскажу кое-что?

– Смотря о чем, Алексей Иванович. Если будет интересно, я послушаю.

Алексей присев на койку попросил:

– Володенька, налей-ка мне минеральной водички.

Володя быстро наполнил стакан и, подав Алексею, сказал:

– Видимо что-то страшное?

– Да нет. Разве кого сейчас напугаешь. Телевидение изжило страх из своих подданных. Не зря показывает фильмы ужасов. Ведь все зависит от восприятия и веры в то, что я расскажу. Страх Божий не всем доступен. Я вот почти десять лет хожу в храм, а страха Божия так и не обрел. Чтобы означало такое состояние? Значит, я не имею веры, не имею Любви Бо-жией. Так вот и живу с надеждой на то, что за мои труды Господь может и помилует меня в последний час. Надеюсь на его милость. А ты человек нецерковный, все мои доказательства ставишь под сомнение. Во всем нужна вера. Если ты не веришь моим рассказам, то я становлюсь фантазером и лгуном в твоем восприятии. И если меня и сочтешь таковым, я не обижусь, потому что не хочу я иметь о себе высокого мнения. Знаешь, какая во мне гадина живет?

– Как вас понимать? Что за гадина? И вовсе я вас не считаю лгуном.

– Гадина, Володенька, – моя гордость. Так сказать даже не гордость, а гордыня. Даже когда я кому говорю, что я великий грешник, то и этим я делаю себя «великим». Вот тебе и гадина. Да, такая гадина, можно сказать «о восьми головах». Настоящий Змей Горыныч. Вот и попробуй убить такого. Силенок мало, да и оружие затупилось и поржавело от приведения в исполнение приговоров моего неправедного суда над родом человеческим. Судить других легче, да и приятнее, чем вершить суд над самим собой. А надо бы заострить меч и начать по-настоящему выносить себе приговоры да рубить головы Змею Горынычу. Так что я не обижусь, если ты меня и лгуном сочтешь, хотя я тебе буду рассказывать чистую правду. Так будет нанесен удар, но очень слабенький, по одной из голов змея. Православный человек – воин Христов. Он постоянно должен вести боевые действия, направленные на уничтожение страстей своих, против духов злобы и самого дьявола. А я слаб, и рубить головы Змею Горынычу не тороплюсь. К страстям я привык за свою долгую безбожную жизнь. Мне бывает жалко с ними расстаться. Хотя с некоторыми, я по милости Божией, и расстался. Но не моя заслуга в этом. Просто, Сам Господь лишил меня страсти винопития, по молитве Пресвятой Богородицы. Вот так и живу по милости Божией уже много лет в трезвости. В ночь, предшествующую двадцати пятилетнему юбилею, меня причастила во сне православная девушка из чаши, которая изображена на иконе Пресвятой Богородицы «Неупиваемая чаша». Все происходило в темном месте. Я сидел на трибуне какого-то стадиона, а справа от меня в метрах десяти сидели три молодые женщины в неприметной темной одежде. Когда я обратил на них свой взор, одна из них встала и быстро подошла ко мне. В руке у нее была чаша, непохожая на чашу, из которой я причащаюсь в храме. Она по форме была такая, как на иконе. Девушка вложила мне в открытый рот чайной ложечкой причастие. Так обычно заботливые мамаши кормят совсем еще несмышленых младенцев. Я ощутил во рту настоящее причастие и быстро проглотил его. Поцеловать чашу я не успел, девушка ушла. После такого сна я утром, стоя на молитве, узнал ее, взглянув на икону. Девушка была похожа на Богородицу, но во сне она выглядела просто, как обыкновенная и ничем не приметная.

– Алексей Иванович, вы же сами говорили, что снам нельзя верить. Может быть, вы тоже прельстились?

– Знаешь, Володенька, по поводу таких снов, рассказываемых мною, я тебе хочу сказать, что в святом писании, в Деянии Святых апостолов, во 2 главе, в стихе 17 приведено пророчество пророка Иоиля: «И будет в последние дни, говорит Бог, изолью от Духа Моего на всякую плоть, и будут пророчествовать сыны ваши и дочери ваши; и юноши ваши будут видеть видения, и старцы ваши сновидениями вразумляемы будут». Последние дни мира сего наступили сразу же после Воскресения Христова и Его Вознесения на небеса. В пророчестве сказано о старцах. В нем не говорится о Святых старцах, потому что Святые старцы не нуждаются во вразумлении, они уже с Божьей помощью достигли Святости, хотя и считают себя самыми грешными людьми. Вразумлять необходимо тех старцев, которые не знают Бога. В современном понятии такие старцы являются стариками. Одного из таких стариков ты видишь, в настоящий момент здесь, в каюте. Стариком, которого Бог вразумляет снами, можно назвать меня. По поводу, рассказанного мною тебе сна, хочу сказать, что не всем снам можно верить, тогда можно избежать дьявольских искушений и не прельститься. Но ведь Володенька, враг хоть и принимает порой вид светлого ангела, пытаясь искусить свою жертву и ввергнуть душу человеческую в погибель, не всегда может делать вещи ему противные. Вот послушай, что однажды со мной случилось в переполненной электричке. Я устроился на свободное место перед станцией Одинцово, а когда поезд остановился, в вагон ввалилось множество народа. По воле случая передо мной села явно бесноватая особа. Увидев ее лицо, я мысленно начал читать молитвы. Она сразу же отреагировала и начала бубнить, что-то непонятное о том, что слева от меня видит какие-то существа, справа ангелов и тому подобное. Я усилил молитву, стал читать непрерывно. Она продолжала глядеть на меня и высказывать сумбурно всякие слова. Перекреститься я не осмелился, а сложил руки крестом на груди, так, как будто шел к Чаше для причастия. В этот момент она резко встала и отчетливо произнесла: «Причастие для меня смерть!». После всего бесноватая стала протискиваться между плотно стоящими людьми на выход. Видишь, как воздействовало на бесов, живущих в ней, одно только напоминание о причастии. Я не думаю, что они осмелились взять в свои поганые когтистые лапы Чашу и так кротко меня причастить. Даже если бы такое и могло случиться, то я сразу же после причастия почувствовал бы обман. Но для меня все прошло тихо, на мне всегда крест и со стороны груди «враг» не смог бы приблизиться. Для него, по их выражению, соответствует смерти упоминание о самом причастии. Вот со стороны спины и от левой руки они могут приближаться. Но если в тот момент, когда они делают такое, человек осеняет себя крестом, вражья сила от него отлетает, как осколки от вспышки фугаса. Такая участь их не радует. Так что сон мой никаких последствий, ни плохих, ни хороших, для меня не имел. Я не прельстился. Думаю, что к сновидениям не нужно особенно прилагать своего внимания. Хотя некоторые из них без внимания оставлять тоже нельзя. Если, например, мне сниться умершие родители и знакомые, то я просто встав с постели, начинаю молиться о них, просить Господа, чтобы он простил им согрешения вольные и невольные и даровал усопшим Царствие Небесное. Придя в храм, подаю записки об упокоении их. После литургии стою на панихиде и мысленно обращаюсь к Господу об их помиловании. В таком случае, я думаю, что не согрешу, и в прелесть не войду. Бесам такой поворот событий не по нутру, потому что я испрашиваю спасение умершим, да и сам приобщаюсь к молитве. Был со мной такой случай. Умер муж моей двоюродной сестры. Он был хороший добрый мужчина по нашим мирским понятиям. Моряк – капитан сейнера. Член партии. А вот крещен ли он? Информации у меня не было. На панихиде к своей молитве я прибавлял слова «…всех моих ближних и дальних сродников, благодетелей, друзей и знакомых, Господи, Ты, Сам знаешь кого из них. Да будет во всем воля, Твоя. И всех православных христиан. И прости им все согрешения вольные и невольные и даруй им Царствие Небесное».

– А полностью как звучит молитва? – спросил Володя тихим голосом, видимо вспомнив умерших своих знакомых и родных.

– Полностью, Володенька, молитву ты найдешь в православном молитвослове, она входит в утреннее правило. А утреннее правило читают после того, как встав с постели, умывшись и одевшись, встанешь к иконам. Вот в конце правила есть две молитвы: первая за живых, вторая за усопших. Сейчас православная литература продается свободно, запрет государством снят – и это хорошо. Если тебя так заинтересовало, то ты можешь приобрести молитвослов и молиться, хотя бы кратко. Будет большая польза для тебя и для тех, о ком ты вспомнишь. Читая правило, Алексей сделал паузу, а потом продолжил:

– О муже моей двоюродной сестры я не стал молиться принципиально из-за того, что мои двоюродные родственники не ходили в храм. Жена его была некрещеной и не собиралась в ближайшее время креститься. Дочь покрестилась, но в храм не знала дороги. Вот и подумалось мне, зачем я о нем буду молиться, ведь и он может быть тоже некрещеным. А о некрещеных записки поминальные не принимают. И вообще, я как бы вычеркнул его из своей жизни. Но молитва моя, та ее часть, которую я прибавил, делала свое дело. В сонном видении увидел поляну, на которой буквой «П» были расположены столы. На них стояла посуда, и многие люди сидела за столами. Подойдя ближе, я увидел отдельно стоящих людей. Из их числа отделился человек знакомой наружности. Подойдя ко мне, он с большой болью резко сказал: «За тобой должок!». Я узнал мужа сестры. Отойдя от него, оказался за столом. Передо мной на блюдце лежала непонятная для меня пища: всего один стебелек розового цвета. Вилка и нож лежали возле блюдца по всем правилам сервировки. А кушать было нечего, кроме стебелька. Подцепив его на вилку и положив в рот, я ощутил приятный, доселе мне незнакомый вкус, напоминающий щавель. Розовый щавель. И всего одна маленькая, размазанная по блюдцу былинка. Значит, трапеза, для собравшихся родных и знакомых на праздничный обед оказалась скудной. Пробудившись сразу понял, почему на столах не было еды. Потому что стоя в храме на панихидах я не приносил приношений на «канун», а просто молился, давая тем самым возможность усопшим собраться на воскресную трапезу. Для них большое благо собраться вместе, даже к столам, на которых мало еды. Поэтому молясь об усопших, нужно приносить в храм для них еду. Хотя бы буханку или батон хлеба.

– А, должок-то какой, за вами был?

– Должок был, и большой. Знаешь, Володенька, что по выпуску из военного училища, у меня родился сынок. Училище я заканчивал, будучи женатым человеком. Жена моя, пока я находился на казарменном положении, жила у своих родителей. Перед тем, как родить, я ее отправил в Москву к маме, которая жила на Новорогожской улице, где ей с тремя детьми и мужем выделили жилье в коммуналке, с соседом – одиноким старичком. Три комнаты занимали мои родные. Дом был деревянный, двухэтажный. Он был пристроен к кирпичному дому, расположенному на Новорогожской улице. Окна наших комнат смотрели в «Ковров переулок». К маме часто приезжали в гости родственники из Махачкалы. Приезд Анатолия – мужа моей двоюродной сестры, совпал с моим выпуском из училища. Я приехал в Москву за несколько дней до него. Пока добирался до Москвы, часть отпускных из двух лейтенантских окладов промотал. А другие деньги быстро разлетелись в Москве. Все обмывали моего Павлика. Я ходил к роддому в районе метро Пролетарская. Леночка мне показывала в окно нашего сыночка. Все было хорошо. Я ждал с нетерпением встречи с ней и Павликом. Анатолий приехал за два дня перед выпиской Леночки. Деньги мои иссякли, и мне не на что было встретить жену с ребенком. У мамы тоже не было денег. Она мне сказала, что деньги, которые я потратил, частично мне вернет потом. Анатолий, вникнув в мое тяжелое положение, заказал такси и купил цветов, накрыл стол как полагается. В назначенный час подъехало такси и мы с цветами и шампанским поехали в роддом. Все обошлось хорошо. С таких передряг начиналась моя семейная жизнь. Анатолий в трудный момент моей жизни помог мне, а я даже не подумал о том, чтобы как следует отблагодарить его. Он меня спас от многих неприятностей. Вот об этом-то он мне и напомнил.


Глава 8 Закопанный талант | Страсти в загробном мире и наяву. Знамение | Глава 10 Един и неразделен