home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 18

Эйларда в бальной зале я не нашла. Он как-то исчез из поля зрения примерно тогда же, когда королевская семья покинула бал. Хм. С королем ушел, что ли? Я несколько раз обошла весь зал, улыбаясь и отказываясь от танцев, но мага нигде не было. Черт! Меня в мою комнату проводил какой-то отловленный в холле лакей, а там меня уже и Алексия ждала. По моим ощущениям времени было уже часа три ночи, а то и больше. Но бедная горничная дожидалась меня, все в том же кресле, тихонечко дремля.

— Леди, — он вскочила и сонно потерла глаза кулачками.

— Алексия, ну что же вы… — укоризненно взглянула я на нее. — Я же вам говорила, что буду поздно и не нужно меня ждать.

— Леди, — она пожала плечами и чуть улыбнулась.

— Понятно. Ну ладно, давайте меня разоблачать…

Пока она помогла мне разобрать творческое сооружение на голове и расчесать волосы, я рассказала ей о бале, об ожидаемом амулете, неприятном инциденте с принцем…

— Леди Виктория, — она побледнела. — Он вам никогда не простит этого. Вам нельзя сегодня оставаться в этой комнате.

— Догадываюсь… Я сейчас быстро соберусь сама, запакую вещи и сразу же уйду. Только дождусь виконта и амулет от графа. Алексия, хотите, я вас сегодня же заберу с собой? Вы сможете сбегать домой за сестрой, соберете вещи, и мы все вместе перенесемся? Мое приглашение в силе — и для вас, и для вашей сестры места в доме хватит. Я подожду вас, могу даже в вашем доме, пока вы соберетесь.

— А… — она помялась. — А виконт Хельден не будет против?

— С чего ему быть против? Тем более это мой дом и я там хозяйка. А он там живет, так как это его работа, он присматривает за Источником. Еще у меня в доме живет мальчик оборотень, вашей сестре не будет скучно, они почти ровесники. И удивительный кот-фамильяр. Он такой умничка у меня, вам понравится.

Алексия кусала губы. Видно было, что ей безумно хочется все бросить и сбежать, и в то же время она не решалась. Горничная закончила расчесывать мои волосы, я расстегнула ремешки на босоножках и скинула их, потом сняла с помощью горничной платье. Прямо так, в одном белье, не переодеваясь, смыла макияж.

— Красивые у вас вещи, — Алексия завистливо окинула взглядом мои кружавчики. — В Ферине такого нет. У нас маечки и что-то типа коротеньких панталон. Удобно, но… А вот такие кружевные штучки, это… Ваши мужчины, наверное, дар речи теряют, когда девушки раздеваются, — мы переглянулись и захихикали.

И в этот момент дверь в комнату, которую мы с ней предусмотрительно заперли на внутренний засов, содрогнулась и распахнулась, чуть ли не слетев с петель. Алексия испуганно охнула и выронила из рук мое платье, которое вешала в шкаф. А я стала испуганно озираться, ища халат.

— Баронессочка, — в комнату глумливо ухмыляясь, вошел принц Гесил. — Как я вовремя…

Следом за ним вошли еще двое. Какой-то молодой придворный, его я уже видела на балу рядом с принцем, такой же пьяный, как и Гесил. И второй… Мужчина постарше, с черными волосами до плеч и бородкой. И вот этот был абсолютно трезв и окидывал меня задумчивым оценивающим взглядом. Именно он и закрыл дверь. А я как дура стояла перед ними в одном белье, которое скорее подчеркивало и оголяло, чем прятало хоть что-то. Так, спокойно, представлю, что я в купальнике.

— Алексия, дайте мне, пожалуйста, халат? — я глянула на горничную.

Она понятливо кивнула, испуганно косясь на принца, и по стеночке стала пробираться к креслу, на котором лежал мой длинный трикотажный халат. Схватила его и начала аккуратно двигаться обратно.

— А с тобой у меня потом будет отдельный разговор, — Гесил, шатаясь, шагнул, резким движение выхватил у девушки из рук мою одежду, а ее наотмашь ударил по лицу так, что она отлетела в угол и упала на пол. — Догадался я, кто помог моей милой гостье вчера ночью.

— Алексия, — вскрикнула я и попыталась шагнуть к ней. Впрочем, безуспешно. Дорогу мне перегородил пьяный приятель принца. Он ничего не говорил, только обшаривал меня масляным взглядом.

— Все нормально, леди Виктория, — горничная улыбнулась мне дрожащими губами, стирая с них кровь.

— И это принц, — я гневно уставилась на Гесила. — Королевская кровь… Только трус и ничтожество может вести себя так…

— Ничтожество? — он ухмыльнулся. — Вот сейчас и проверим, могу ли я что-то. А я могу…

— Ваше Высочество, мне кажется, вы забываетесь. Я гостья вашего отца… — я изо всех сил сдерживалась, чтобы не начать орать на него оскорбления и слова из русского великого и могучего. А у самой от ужаса в груди застыл холодный комок. Влипла!

— Подумаешь… — он приближался, а я осторожно пятилась, стараясь обойти его.

Спутники принца не вмешивались, и хотя я не сомневалась, что из комнаты меня не выпустят, но была надежда, что успеет прийти Эйлард. Черт бы его побрал! Вот где его носит, когда мне действительно нужна помощь и защита?!

— Коли уж мне не придется на вас жениться, то я непременно должен проверить, чего я лишаюсь, — принц сделал рывок и почти догнал меня. Я только в последнюю секунду успела отпрыгнуть за кресло. — Ну же, иди сюда… Не сопротивляйся. Тебе понравится, — он засмеялся дребезжащим смехом.

— Я буду кричать! — я настороженно следила за его движениями, прикидывая, как бы мне добраться до шкафа. Там на полочке лежал электрошокер.

— Сколько угодно, — Гесил оскалился. — Все равно никто не услышит… Как видишь я пришел с магом. И не только, — он повернул голову к своему молодому приятелю. — Алден, хочешь попробовать земляночку после меня?

— С удовольствием, — Алден осклабился. — А нашему любезному магу предложим? — они оба посмотрели на бородача.

Вот гадство! Еще и мага притащили! Кажется, мне хана! Черт! Черт! Черт! Сердце, как безумное, колотилось где-то в горле, руки начали мелко подрагивать. Господи, страшно-то как! Я метнулась к шкафу в отчаянном рывке и, успев распахнуть дверцу, схватила с полочки электрошокер.

И в ту же секунду взвизгнула от боли. Сзади за волосы меня схватил Гесил и отшвырнул на кровать. Твою ж мать! А этот гаденыш навалился сверху, дыша мне в лицо перегаром, и стал шарить руками по моему телу. Я извивалась и пиналась, пытаясь нащупать кнопку включения, но ладони вспотели от страха, и я никак не могла ее нажать.

— Мм, какая горячая штучка, — Гесил загоготал мне в лицо, и тут я, наконец, нащупала кнопочку и включила электрошокер. Прижала…

Принц взвыл, скатился с меня, но… Я ожидала, что он потеряет сознание… Или ориентацию в пространстве… Или… Господи, ну хоть что-то, а этот ублюдок потряс рукой и снова ринулся на меня, выбив прибор у меня из рук, и у меня в голове загудело, так он врезал мне по лицу…

— Сволочь, — взвыла я и укусила его куда-то, куда дотянулась.

Во рту появился привкус крови, только я не поняла — моей, так как губы были разбиты, или же я прокусила сквозь ткань и это кровь принца.

— Ах ты, тварь! — Гесил снова ударил меня по лицу. — Алден, держи ей ноги!

Из глаз у меня брызнули слезы, а в душе поднималась такая глухая ненависть и ярость, что даже дрожь бить начала. Не глядя пнула куда-то… Судя по возгласу — попала…

— Леди, — откуда-то издалека донесся заполошенный вскрик Алексии и ее визг.

Понять, что там происходит, я не могла при всем желании. Этот королевский выродок снова ударил меня по лицу, а за ноги меня хватали чьи-то руки. А я чувствовала себя как-то странно. Мне было больно и страшно до одури, до полуобморочного состояния… По подбородку стекала кровь из разбитой губы, смешиваясь со слезами. В голове гудело… И в то же время сдаваться я не собиралась. Не дождется! И… еще было чувство, словно внутри меня разворачивается какой-то ураган, заглушая боль, сметая страх и отчаянье, жалость к себе, надежду на помощь… И этот ураган нарастал, придавая сил. Выругался в ногах Алден, снова отлетая от моего попадания. Опять взвизгнула Алексия. Гесил дернул меня за волосы, и я тоже вскрикнула от боли, затем, из последних сил подтянув ноги, пнула его, спихивая… И встала с кровати.

А дальше я помню смутно. Помню, повисшую вдруг тишину… Что-то прошептала Алексия, глядя на меня перепуганными глазами. Алден попятился и вдруг сделал движение рукой, словно нарисовав перед собой круг и оттолкнув его. Принц с перекошенным лицом… Маг, имени которого я до сих пор не знала, медленно поднял руки, словно приготовившись в меня что-то швырнуть…

— С-с-сволочь! — вот это шипение мой голос?! — Похотливый ублюдок! Козел блудливый! — я, медленно ступая по ковру босыми ногами, шла к принцу, а он почему-то пятился от меня. — Ненавижу!

По бокам от моего лица в воздухе что-то мельтешило, и на секунду скосив глаза, я почему-то совершенно не удивилась, что это мои распущенные волосы парят вокруг головы, словно я стою на сильном ветру. А еще запахло озоном, как перед грозой…

— Баронесса, — впервые подал голос маг. Он тоже пятился от меня, не опуская рук.

— Заглох-х-хни! — я даже не посмотрела на него, продолжая зачем-то наступать на принца, который начал трезветь. Он тоже сделал перед собой круг рукой.

— Леди, — голос Гесила стал почти трезвым.

— Заткнись, мразь! — ой, божечки, что-то меня понесло… — Ненавижу таких, как ты! Высокородные ублюдки, мнящие, что безнаказанно могут творить все, что им пожелается, — нет, с моим горлом явно что-то не то. Я же никогда не говорю вот таким низким вибрирующим голосом, периодически переходящим в шепот, напоминающим шипение. — Козел, думающий только одним местом…

— Ле… — Гесил тряхнул головой. — Ме-э… — он в ужасе уставился на меня. — Ме-э-э…

Он снова тряхнул головой, и я сама остолбенела. Его черты лица вдруг стали стремительно меняться. Челюсть и нос выдвинулись вперед, волосы зашевелились и из головы вверх выдвинулись рога. Лицо трансформировалось и обрастало шерстью, появилась бородка.

— Ме-э-э, — он смотрел на меня маленькими круглыми глазками, а сбоку от двери Алден вдруг издал визг, распахнул ее и куда-то рванул.

— Что за?.. — я начала приходить в себя, в шоке глядя на принца.

А он… Его лицо превратилось в обросшую шерстью козью морду с бородкой, и сверху все это украшали длинные рога.

— Ме-э-э, — Гесил с безумным видом обернулся к магу, а тот, судя по лицу, тоже был в шоке.

— Фея… — бородач с ужасом смотрел на меня. — Фея… Ваша Милость… Ваша Светлость… — он вдруг согнулся в поклоне. — Простите… Мы же не знали… Мы…

Что? Где фея? Я обернулась, ища глазами эту самую фею. Увидела Алексию, которая сидела на полу, забившись в угол, и мелко икала. Обвела взглядом комнату, уткнулась им в большое зеркало и вздрогнула. На меня смотрела девушка, стоящая в одном кружевном белье, с кровью на губах. Но страшно было не это. Волосы, мои распущенные волосы, сейчас парили в воздухе вокруг меня. Жуть, прямо Медуза Горгона. Но и это не все. Мои глаза, которые всегда были серого цвета и только чуть светлели или темнели в зависимости от одежды и освещения, сейчас были цвета жидкого серебра и немного светились.

Я медленно подошла к зеркалу под немыми взглядами присутствующих. Принц в ужасе смотрел то на меня, то на мага, и что-то блеял. Или точнее мемекал. Маг стоял, приподняв руки и, похоже, не мог решить, бояться ему меня или атаковать, пока это не сделала я. Алексия не сводила с меня глаз и продолжала икать. А я потрогала пальцем губу и поморщилась. Вот ведь… Теперь синяки на лице будут.

Тут в коридоре раздался торопливый топот, дверь снова распахнулась, и в комнату стремительно вошел король Албритт, следом за ним его секретарь и еще двое придворных, и самым последним с опаской протиснулся Алден, уже совершенно трезвый.

— Вот! Вот, ваше Величество, — торопливо, проглатывая звуки, протараторил он. — Мы всего-то хотели… А она…

Я быстро обернулась. Волосы опять взметнулись, и, кажется, снова начали парить.

— Великая Богиня, — прошептал король. Оглядел меня, перевел взгляд на сына, и схватился за сердце. — Гесил? — неверяще, уставился он на козломордое существо. — Гесил, это ты?

— Ме-э-э, — принц опять промлеял что-то и бросился к отцу, а я не спускала глаз с Алдена, который пытался спрятаться за спиной у секретаря короля. Как же его там, Антейль, что ли?

— Гесил, — сдавленно выдавил король и, оглядевшись, упал в кресло, продолжая массировать грудь в области сердца.

Я же под взглядами присутствующих, молча прошла к своему халату, который так и валялся на полу, надела и завязала пояс.

— Гесил, я же тебе говорил, чтобы ты не смел к ней приближаться… Я ведь предупредил… Объяснил… — глухо простонал король. — Что же ты наделал?!

— Вам объяснить, что он наделал? — не выдержав, я заговорила. Слишком зла я была, чтобы молчать. — Всего на всего избил мою горничную и попытался изнасиловать меня, причем не один, а вместе со своим прихвостнем. Да и мага приплел.

— Баронесса, — король перевел на меня вымученный взгляд. — Все-таки фея… Не ожидал я, что инициация начнется вот так, в моем доме, по вине моего сына… Баронесса… — он перевел тяжелый взгляд с Гесила на Алдена.

— Да не виноваты мы… — заверещал тот. — Подумаешь, мы всего-то позабавились бы чуток, ничего бы с ней не случилось… С нами и маг же, он бы подлечил потом, и все было бы нормально, как всегда.

И вот тут я снова начала звереть. Подлечил бы? После группового изнасилования? И все было бы нормально, как всегда?

— Ах ты, гадина… — я повернулась к Алдену и медленно пошла к нему. — Мерзкая свинья… Все было бы нормально?!

Алден завизжал, закрыв руками лицо… И второй раз все присутствующие в комнате замерли от ужаса, в том числе я. С лицом приятеля принца тоже начала происходить трансформация. Через минуту, когда он оторвал от него руки, на нас смотрела свиная рожа с пятачком. Алден потрогал пальцем свой пятачок, затравленно посмотрел на шокированных придворных и, хрюкнув, упал в обморок. Алексия закатила глаза и, кажется, тоже собралась туда же, в небытие. Придворные дружно сделали руками круг перед собой, а король издал сдавленный хриплый звук и сильнее прижал руку к сердцу.

— Сердце? — я повернулась к королю. — Здоровое оно у вас, абсолютно… — почему-то в эту секунду я не сомневалась в своих словах ни капли. Еще не хватало, чтобы у него сердце сейчас отказало, а мне тут с этими уродами одной разбираться.

Король, неверяще, смотрел на меня, прислушался к своим ощущениям, оторвал руку от груди. Перевел взгляд на козлиную морду сына.

— Где виконт Хельден? — я повернулась к магу и он вздрогнул. Что-то я уже не верила, что с Эйлардом все нормально, как-то подозрительно долго его нет, да и король уже пришел…

— Он… С ним… — маг покосился на короля.

— Ну?! — рявкнул Албритт, придя в себя. — Где Хранитель Источника?

— Его должны были задержать. Я только оглушил…

— Убью! — Его Величество стал медленно вставать, и в этот момент дверь в очередной раз распахнулась настежь.

На пороге замер Эйлард, и его вид не оставлял сомнений в том, что с ним произошло. Сюртук на плече порван, в светлых волосах кровь, на правом бедре длинный разрез из которого тоже сочилась кровь.

— Вика! — он, не обращая ни на кого внимания, шагнул и, прихрамывая, прошел ко мне. — Ты в порядке? Он… Они успели? — протянув руку, блондин дрожащими пальцами прикоснулся к моему лицу.

— Не успели. Ты сильно ранен? — я осторожно отодвинула его руку от своих разбитых губ.

— Терпимо, заживет, — он разглядывал мои глаза, перевел взгляд на волосы. — Вика, что с тобой?

— Виконт, — позвал король. — Что произошло с вами?

— Ваше Величество? — удивился Эйлард. — А что тут?.. — он наткнулся взглядом на Гесила, перевел на Алдена, споткнулся и с размаху сел на кровать, едва не промахнувшись. — Это что такое?!

— Это? — Его Величество печально усмехнулся, глядя на своего сына. — А это у нас инициация феи, которая произошла стихийно от эмоционального потрясения. И три идиота, которые спровоцировали эту самую инициацию… Так что с вами произошло?

— А? Со мной? — Эйлард, похоже, был в шоке. Впрочем, как и мы все. — Меня вызвали с бала, сказали, что вы хотите со мной что-то обсудить. А в одном коридоре оглушили заклинанием. Пока я пытался сориентироваться, напало четверо придворных… Потом по голове ударили, и очнулся я в какой-то комнате в подвале. Пока открыл, пока дошел… — он снова глянул на меня. — Вика… Прости меня, девочка, я не должен был оставлять тебя ни на секунду…

— Ты! — король тяжело посмотрел на бородатого мага. — Ты для чего был приставлен к Гесилу? Я для чего тебе столько платил? Ты должен был предотвращать, отвлекать… А ты? Пособничал? Ты на кого руку поднял?! Тупицы, вы едва не угробили Хранителя Источника и оскорбили мою гостью — хозяйку перехода между мирами! Хуже, заполучили фею, в качестве врага… Вы хоть понимаете, что вы натворили? — последние слова он проревел так, что Гесил зажал уши руками, а маг побледнел.

— Арестовать, — бросил король своим спутникам, жавшимся в уголке. — И эту… свинью… тоже, — он брезгливо кивнул на Алдена.

— Ваше Величество! — бородач шагнул к королю и склонился в поклоне. — Но я и присматривал. Остановить принца невозможно, вы же понимаете! Но я всегда лечил девушек, ни одна не испытывала потом физических страданий, я убирал все последствия…

Ох, как же меня это взбесило! Аж затрясло от ненависти! Он убирал все последствия… А психику девушкам тоже лечил?! Мой внутренний ураган снова поднял голову, если так можно выразиться, и в воздухе уже не просто запахло озоном… О нет! Было ощущение, что сейчас начнет бить молниями… Да еще и король подлил масла в огонь. Мага-то и Алдена он приказал арестовать, а сына своего?!

А придворные уже послушно шагнули к валяющемуся в обмороке Алдену и, подхватив его с двух сторон, поставили на ноги. Свинорожий поднял голову и хрюкнул, приходя в себя. Еще двое шагнули к магу. А принц Гесил снова начал млеять, глядя на отца.

— Минуточ-ч-чку! — снова начала я шипеть. — А как вы собираетесь наказать Гесила? — и взглянула на Его Величество.

— Баронесса… — он виновато поморщился. Так я и думала!

— Вот как, значит?! Ну что ж… Раз так, то наказаны будут все трое! Но по законам моего мира. У нас за это дают наказание сроком от четырех до восьми лет, а в особых случаях до пожизненного. А раз так… Вы! Все трое наказаны на восемь лет. По прошествии этого срока снова станете выглядеть как люди. Но ровно до того момента, как вдруг не пожелаете повторить свои подвиги. Снова обратитесь, и уже навсегда. Ясно?! — я рыкнула.

— Леди Виктория, но ведь мы ничего не успели, — маг, насупившись, глянул на меня. Говорить сейчас из этих троих мог только он. Гесил и Алден лишь издавали звуки, хрюкали, млеяли и протягивали руки к королю. Но тот молчал…

— Если бы вы успели, милые мои, то стали бы животными сейчас же и на всю жизнь, — я оскалилась в улыбке. — А с вами, любезный маг, я сейчас тоже разберусь. Ну же? Какое животное вы? Покажите же нам свое истинное лицо… — мои волосы снова взметнулись от невидимого ветра.

От моих слов маг застонал и закрыл лицо руками. Придворные же дружно отступили на шаг, и все уставились на бородача… Через минуту, когда тот оторвал от лица руки, на нас смотрела плоская змеиная морда, а изо рта ее высовывался кончик раздвоенного языка.

— Какая прелес-с-сть, — прошелестел мой свистящий от злости шепот, а маг поднял руки… Кажется, решил повоевать напоследок.

— Не стоит! — с кровати подал голос Эйлард, который наблюдал за всем, что происходило, квадратными глазами.

— О да-а-а, не стоит, — это снова я. — И вот еще что, дорогие мои. Решите мне отомстить — умрете. Вздумаете причинить вред кому-то из моих родных, близких, друзей или подчиненных — умрете, — я медленно придвигалась к принцу, глядя в его козлиные глазки. — За вас кто-то другой решит отомстить, зная о моем наказании, — умрете вы. Любой, кто нарушит границы моих владений со злым умыслом в мой адрес — будет жестоко наказан на месте, дабы неповадно было.

Принц, отступив, в панике спрятался за кресло, в котором сидел король Албритт, как-то резко постаревший за эти минуты. Но молчал. И его отец тоже молчал.

— А вы, Ваше Величество, с этой минуты абсолютно здоровы, не только сердце. Править вам предстоит еще долго, и я не желаю иметь дел с вашими сыновьями, — опустив голову, взглянула я в глаза короля, и он вздрогнул. На секунду его лицо страдальчески исказилось… Но он по-прежнему промолчал.

Зато что-то прошипел маг.

— А с вашим ковеном пообщается виконт Хельден. И я очень надеюсь, что вас лишат лицензии, или что там у вас, — обернулась я к змеиному типу. — Ну же? Кого еще я забыла?

Я обвела присутствующих тяжелым взглядом и придворные попятились. Алден же снова хрюкнул и попытался вырваться из рук держащих его мужчин. Посмотрела на Эйларда, на его раненную ногу.

— Ах да, еще эти четыре шустрых господина, которые были тупы, как бараны… Ну что ж, баранам — баранья жизнь… На пять лет, — и молния таки промелькнула, а придворные испуганно прикрыли руками головы.

— Леди Виктория, — король собрался с силами и встал. — Я приношу свои извинения… Понимаю, что уже ничего не могу изменить. И потому — просто спасибо от отца, сына которого вы пощадили и не убили. Мне очень жаль, что так все произошло, — он скорбно поджал губы. — В качестве извинения я прошу вас принять от меня и моей супруги украшения, чтобы хоть как-то загладить вину моего сына.

Я помедлила, но кивнула. Этих уродов я наказала. А король… Ну что ж, даже ему свойственны отцовские чувства. Это понятно.

— Увести, — Его Величество повернулся к придворным и махнул рукой на мага и Алдена. — А с тобой я отдельно еще поговорю, — он глянул на Гесила.

Все присутствующие, кроме Эйларда и Алексии собрались и вышли, и мы остались втроем.

— Алексия? Вы как? — я присела перед горничной на корточки. — Встать можете? — она кивнула. — Поднимайтесь тогда и помогите мне обработать рану виконту.

Встав, я подошла к кровати и присела рядом с магом.

— Эйлард, показывай ногу. Надо остановить кровь и перебинтовать, а потом посмотрим, что с головой.

— Да я сам, — реагировал он как-то вяло, а на постельном белье рядом с его ногой расплылось огромное красное пятно.

— Конечно сам, — я кивнула. — Сначала я, а потом ты сам, обязательно. Алексия? Дайте ножницы, воду и какие-то чистые тряпки.

Дальше мы с горничной занимались раной на бедре у Эйларда. Штанину я ему срезала, стащив сначала сапог. Ну не раздевать же его, в самом-то деле? Потом переоденется. Промыли разрез, остановили кровь. Потом я вспомнила, что у меня же живая вода еще есть. И вот ею и смачивала края раны, налив затем тоненькой струйкой непосредственно в сам порез. Заодно и себе и Алексии губы смазала живой водой. Потом мы промыли рану на голове у мага. Там тоже оказалась рассечена кожа, и кровь уже засохла в волосах.

— Ну? Как ты? — я заглянула ему в глаза. — Крови много потерял?

— Прилично, — он кивнул. — Мне бы сейчас горячего чего-то выпить.

Я с сомнением глянула на Алексию. Та на меня…

— М-да. Алексия, отправьте кого-то за чаем для виконта. Сами не ходите пока. Я еще официально не объявила, что вы теперь под моей опекой, и как бы чего не случилось, — потом вопросительно глянула на нее. — Вы ведь решились? Переходите ко мне?

— Да, — она быстро закивала. — Да-да!

— Ну и хорошо.

Она ушла, а я присела напротив Эйларда в кресло.

— Вика? Давай сейчас прямо уйдем? Ты ведь после бала сразу хотела? — он глянул на меня. — Мне граф вчера уже дал амулет, мы можем не ждать утра.

— Я знаю, что он тебе его дал, — чуть наклонив голову, я смотрела на него. — Почему ты скрыл от меня это? Ты ведь знал, что я хотела уйти еще вчера.

— Я не скрыл, — маг пожал плечами. — Ты же согласилась уйти после бала. Если бы ты стала настаивать, мы бы ушли вчера. Хотя… Может, так было бы и лучше, — он вздохнул. — Вика? Ну как же так? Ты фея… Я просто поверить не могу…

— Да уж, — я криво улыбнулась. — Выходит, прабабушка Лиза не играла и не шутила. Все женщины в моей семье действительно немного феи. Только не знали об этом.

— Но как же так получилось, что ты…

— Наверное, Источник раскрыл дар, спящий в крови, — устало пожала я плечами. — Кто ж теперь знает? А эти уроды спровоцировали эту… как ее… инициацию.

Дверь приоткрылась и вошла Алексия с подносом, на котором стоял чайник и чашки.

— Леди? Вам тоже налить чаю? — позвала она меня тихонечко.

— Давайте, спасибо, Алексия.

Потом мы какое-то время пили чай. Всем надо было прийти в себя. Да и амулет от графа Илизара дождаться, и какие-то там драгоценности от короля. Вещи собрать…


Глава 17 | Дом на перекрестке. Трилогия | Глава 19