home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава восьмая. Сопротивление

Тушеное мясо и тушеные бобы готовились и упаковывались в виде консервов на городской ферме. К северовостоку от города, на самой его окраине.

Консервы были отвратительны на вкус, особенно мясные. Но после двойной дозы обезболивающего я съел обе банки.

Пока я ел, Гумилев рассказывал мне о том, как устроен город, как работают его здания. Судя по его рассказу, город походил на живое существо, умеющее разговаривать механическим голосом, и выполняющий все приказы своего владельца.

Впрочем, меня больше заботил не город, и не его здания. Когда я услышал про регенерацию любых ран, про фактически бессмертие…

Проверить, смертен ли я или нет, можно только одним способом. Но я не хотел к нему прибегать, основываясь лишь на словах человека, знакомого мне меньше суток. Всетаки, если выяснится, что он обманул, я уже не смогу ни отомстить, ни изменить.

Конечно, можно было проверить на Гумилеве. Выстрелить в него и посмотреть, правду ли он говорил или нет. В штабе я видел шкаф с оружием, можно сходить, взять винтовку, и влепить Гумилеву в спину пару зарядов. Исключительно чтобы посмотреть, как работает эта регенерация.

Но я не хотел стрелять в живого человека, тем более единственного здесь более менее вменяемого союзника. Кроме того, даже если он говорил правду в отношении себя, что, если со мной это не сработает? Ведь я не местный, может быть, у местных геном какойто особенный, но у меня ведь может быть все подругому.

Мне оставалось только надеяться на то, что это правда, потому что проверять сам себя я не собирался.

Мы еще долго сидели на крыльце штаба. Теперь уже я вел рассказ, вспоминая эпизоды из своей жизни. Гумилев слушал молча, лишь изредка вставляя фразы вроде «невероятно», «никогда раньше о таком не слышал», «даже не верится».

Не знаю, во время рассказа мне почемуто показалось… что Гумилев проявил к нему интерес, но в то же самое время старался этого не показывать. Странно он както себя вел.

Я описывал Егора Егоровича, его странный перстень с зеленоватым черепом. Рассказывал, как этот перстень оказался перед моим лицом, после чего я очутился тут, в странном месте. Как вдруг мой рассказ прервал механический голос, сказавший:

– Запрос дипломатического визита от Титивилус, город Гарпафарм13.

Я вздрогнул, ожидая очередной напасти, и спросил:

– Что это?

– Соседи по провинции, – ответил Гумилев. – Такие же фермеры, как и вы… кхм… простите, не хотел обидеть. Такие же владельцы городов.

– И что им нужно?

– Как и все соседи, хотят познакомиться. А заодно выяснить, что у вас на уме. Если не хотите сейчас с ними общаться, не отвечайте на запрос. Проигнорируйте, а ответите какнибудь потом.

И снова мне показалось, что Гумилев, хоть и старался делать равнодушное лицо, но был заинтересован в том, чтобы я проигнорировал запрос.

А я вот наоборот, очень желал пообщаться с теми, кто находился в таком же, как я положении. В надежде на то, что хоть ктото из них сможет рассказать, что же со мной случилось. И поэтому я не стал игнорировать запрос, а напротив, сказал, что готов общаться.

Глас города сообщил, что Титивилус прибудет с визитом через минуту.

Оказалось, что Титивилус – это соседка, весьма симпатичная молодая особа, коротко стриженная. Она приехала на разбитом трицикле, и чуть не перевернулась изза ямы, оставленной транспортом мародеров.

Ей было лет двадцать, не больше, она чемто походила на Тоню, только без макияжа и модных шмоток. Одета в старый камуфляжный комбез. На бедрах в потертых кобурах поковбойски болтались два пистолетаавтомата.

Говорить начали на улице. Девушка даже не стала слезать со своего трицикла, только движок заглушила.

– Привет, Анатолий Толян, – сказала она. – Ты новый раб Гарпанга?

– Можно просто Анатолий, – сказал я, стараясь сохранять спокойствие. – И я ничей не раб, я свободный человек, оказавшийся здесь...

– Ну да, конечно, – насмешливо фыркнула девушка, перебив меня. – Девятнадцатый свободный человек в провинции Гарпанга. А я тринадцатая. Тебя уже полностью нагнули? Или еще есть желание сопротивляться?

Вот это слово, «нагнули», оно выбесило меня больше, чем насмешка девушки.

– Меня никто не нагинал, – с возмущением заявил я. – Ты вообще кто такая?

– Титивилус, твоя соседка с юговостока. – Девушка поправила волосы. – Мой город раньше назывался Хронос, бывал там?

– Нет, – ответил я. – Я вообще не местный.

Я хотел было приступить к самому главному – рассказать свою историю и послушать, что Титивилус на это скажет, но она говорила так быстро, что не оставляла мне возможности чтото сказать.

– Ты с севера, что ли? Слушай, может, пригласишь меня? Или мы тут и будем разговаривать?

Я смутился, пробормотал чтото невнятное, и пригласил ее в штаб. Когда мы входили, я почувствовал сильный запах бензина или машинного масла.

– А что на севере? – спросил я, пока Гумилев делал нам кофе.

– Не знаю, говорят, там одиночек много.

– А ты откуда? – спросил я, решив пока не спешить с рассказом о себе.

– Отсюда. Я всю жизнь прожила в Хроносе, в этой провинции. Мы были свободными. Пока Гарпанг не появился. И вместо Хроноса город стал называться ГарпаФарм. Номер тринадцатый.

Гумилев принес кофе, и удалился, оставив нас вдвоем. Вернее, он хотел остаться, но Титивилус сказала, что ему нечего тут делать, и он убрался.

Девушка рассказала о том, что еще совсем недавно провинция, в которой находились наши городапоселения, была свободной и тихой территорией, где соседи жили в относительном мире и согласии. Добывали ресурсы, отстраивали города, даже занимались наукой, проводя различные исследования в лабораториях.

А потом появился Гарпанг. Он не стал распыляться на мелочи. Быстро сколотив армию, повел ее на ближайшего соседа. Раз, другой, третий. Вскоре этот сосед сменил название своего города на ферму Гарпанга. Он был первым, но не последним.

Когда жители провинции опомнились, под Гарпангом находилось уже около десятка ферм, ежедневно обираемых. Это позволяло Гарпангу обучать еще больше солдат, строить технику и даже развивать науку за счет других.

– Сила Гарпанга не в его армии. Сила его – в трусости тех, кого он грабит. Люди боятся объединиться, чтобы дать отпор беспределу. Не обижайся, что я назвала тебя рабом. По сути, так оно и есть.

При тусклом свете керосинки грязь не очень была видна, и в отблесках пламени девушка выглядела ничего так себе. Ее бы помыть, одеть правильно… кхм…

– И что ты предлагаешь? – спросил я.

– Бороться, – ответила Титивилус. – Поодиночке у нас нет шансов, но если мы станем сопротивляться вместе, ему не хватит сил, чтобы противостоять нам. Хочешь, чтобы тебя не грабили? Строй склад под землей. Прячь ресурсы в подвале, и чем глубже будет твой склад, тем больше ты сбережешь. А самое главное, тем меньше достанется Гарпангу. Ну что, ты готов к войне, Анатолий Толян?

– Просто Анатолий, – сказал я. – Тут такое дело…

Я собрался с мыслями, и рассказал Титивилус, что со мной случилось, и как я тут оказался. Девушка выслушала меня внимательно, и как мне показалось, с искренним участием.

Рассказ мой был долгим, и пока я описывал все трудности, Титивилус, вполне освоившись, сварила нам еще кофе. А еще нашла в одном из ящиков галеты, не очень вкусные, но все же съедобные.

Когда я закончил свое повествование, Титивилус выглядела задумчивой, но не удивленной. Я спросил, не кажется ли ей знакома моя история. Гостья призналась, что никогда не слышала ничего подобного. Тогда я спросил, знает ли она рыжую девушку, спасшую меня в пустыне, но Титивилус снова покачала головой.

Она сказала, что мой рассказ похож на выдумку или сон. А когда я стал убеждать ее в том, что это правда, и что это реальность, она не стала спорить, а посоветовала рассказать о своей проблеме Хранителям.

– Кто такие Хранители? – спросил я.

– Не знаю. – пожала плечами Титивилус. – Их никто не видел. Многие считают, что их не существует. Хотя я знаю тех, кто знает тех, кто видел Хранителей, и даже с ними разговаривал. В общем, если ктото и знает о том, как устроен наш мир, то это только они. Те, кто знает ответы на все вопросы.

Это, конечно, был не свет в конце тоннеля. Тем не менее, у меня появилась хоть какаято цель. Призрачная надежда.

– Ты знаешь, как их найти? – спросил я.

– Нет.

– А ты знаешь того, кто знает?

– На западе есть альянс, называется Хиппи, – сказала Титивилус. – Вроде бы ктото из их руководства знаком с Хранителем.

– Вроде бы?

– Я знаю много таких как ты, – сказала девушка. – В смысле, тех, кто хочет найти Хранителей и поговорить с ними. Все хотят получить ответы на вопросы. На разные вопросы. Желающих много. А Хранителей, судя по всему, мало. Если они вообще существуют.

Титивилус встала, и направилась к выходу.

– Эй, ты куда? – спросил я. Мнето казалось, что разговор у нас не закончен, но моя собеседница считала иначе.

– Тебе не попасть на запад, Анатолий Толян. Пока Гарпанг управляет нашей провинцией, мы его рабы. А рабам нельзя уходить от своих хозяев. Ты, конечно, сможешь сбежать, если найдешь змейку, но он тебя все равно найдет. Так что забудь про Хранителей, и займись более реальными делами.

Титивилус вышла. Я догнал ее на крыльце и спросил.

– Что мне делать?

– Строй казарму и обучай войска, – ответила Титивилус, усаживаясь на трицикл. – Если ты готов принимать бой, то мы пришлем свои войска к тебе на помощь.

– Мы? Кто это мы?

– Твои соседи. Я, Дуся и Роксалана. С ними позже познакомишься. Координаты наших городов я тебе на столе оставила.

– У меня в соседях только женщины? – не удержался я от довольной ухмылки.

– Нет, есть и мужчины, – ответила Титивилус. – Только они боятся воевать. Они не мужчины, а прирожденные рабы. Надеюсь, ты не из таких.

Она пытливо рассматривала меня. Роскошная девка с пронзительным взглядом одним своим видом вызывала у меня эмоции, как моральные, так и физиологические. Я подумал, что она определенно чемто похожа на Тоню, и если я тут задержусь, то обязательно найду способ пообщаться в более интимной обстановке.

А потом сказал ей:

– Нет. Я не из таких. Я не раб. И воевать я не боюсь. – после чего повернулся к Гумилеву. – Мы должны собирать армию.

– У нас недостаточно ресурсов, – сказал Гумилев. – Я бы рекомендовал вам начать со строительства ресурсных шахт. Поднакопить ресурсов.

– Что ты несешь? – перебила его Титивилус. – Копить ресурсы – это обрекать город на вечное рабство и разграбление! Армия – вот единственный ресурс, гарантирующий вашу свободу.

Она завела трицикл, посмотрела на меня.

– Странный какойто у тебя командир, Анатолий Толян, – сказала громко, перекрикивая шум двигателя. – Он что, после контузии?

Не дожидаясь ответа, она тронулась с места и вскоре исчезла за воротами, оставив за собой шлейф придорожной пыли.

– Для того чтобы собрать сильную армию, нам надо улучшить казарму, – заметил Гумилев.

Я смотрел, как оседала пыль на дороге, и молчал. Мне все еще казалось, что Титивилус тут, сидит на своем трицикле, и насмешливо смотрит на меня, ожидая принятия окончательного решения.

– Если мы улучшим казарму, Гарпангу это не понравится, – продолжал Гумилев. – Лучше всего временно покориться ему, и подождать, пока более в провинции не появятся более сильные армии, способные…

Стараясь быть убедительным, он говорил слишком вкрадчиво.

– Заткнись, – сказал я, неожиданно для самого себя.

– Простите?

– Заткнись, – повторил я.

Повернулся к нему – Гумилев стоял растерянный и покорный. Именно в этот момент я впервые почувствовал, что город, все эти здания, казармы, карьеры, жители, все это принадлежит мне. Я впервые почувствовал себя владельцем города.

И произнес, чеканя каждое слово.

– Мы не будем ждать и позволять себя грабить. Мы принимаем бой.


Глава седьмая. Плюсы и минусы | Корпорация "Кольцо" | Глава девятая. Месть и возмездие