home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 10,

в которой Алекс пускает в ход катану

В комнате кто-то был. Он стоял у балконной двери. На этот раз мне точно не мерещилось. Я слышал звук дыхания; сквозило холодом, тихо шевелилась занавеска.

Я хотел вскочить с постели, но тело отказалось мне служить. Перед глазами стояло чудовище из сна. Недаром оно принюхивалось там, в лесу! Оно следовало за мной из сна в явь!

«Мне кранты, — обреченно подумал я. — Прощай, жизнь. Но я продам тебя дорого!»

Страх дошел до высшей точки… и превратился в ярость.

Я представил, что за занавеской стоит начальник нашего РУВД. Это помогло мобилизоваться.

Время остановилось, и я увидел себя словно со стороны. Какие бы то ни было чувства вообще исчезли. Ни страха, ни сомнений, ни мыслей, полная внутренняя тишина — то, чего я ни разу не мог добиться на тренировках. Глубокий покой потенциальной энергии, готовой мгновенно перейти в кинетическую. Внутри меня разжалась пружина. Я вскочил с дивана, выбросил вверх руку и безошибочно схватил рукоять висящей на бабушкином ковре катаны.

Вот так она мне и пригодилась — первый и последний раз в жизни.

Дальше мое тело действовало так, как учили.

Издавна считается, что все секреты кэндзюцу заключены в одном-единственном приеме, который является истоком всех остальных бесчисленных техник, — ударе мечом сверху вниз наискосок. Конечно, все это было сделано не по правилам, не из той стойки, да и классическое выхватывание меча с ударом тут и близко не пробегало. Я попросту сорвал катану со стенки (ножны в процессе отлетели сами, я даже не заметил как) и нанес такой удар, что должен был… ну, если не смахнуть голову противнику, так уж точно перерезать горло.

Но враг не собирался ждать, пока ему отрежут голову. Он сделал быстрое движение… в темноте я не понял какое, но блок был таким жестким, словно я ударил кирпичную стену. Что-то звякнуло, хрустнуло, и лезвие, блеснув в сумраке, отлетело и воткнулось в пол, красиво покачиваясь.

Я застыл, изумленно глядя на рукоять у себя в руке. С огрызка катаны медленно отвалилась цуба и со звоном покатилась по полу.

— Ну, Леша, ты вообще! — услышал я обиженный голос. — Совсем с ума сошел!

— Кто здесь?!

— Это я, Ники!

Я включил свет трясущейся рукой. Передо мной в самом деле стояла Ники, в кожаной куртке, с очень обиженным видом. Я не выдержал и истерически рассмеялся.

— Фух! Аж сердце прихватило! Ты знаешь, что человек может так заполучить инфаркт?

Я рухнул на диван, оглядываясь в поисках сигарет. Обнаружил, что все еще стискиваю бесполезную рукоять катаны, и бросил ее на пол. Лезвие отломилось возле самого основания.

«Проклятая китайская дешевка!» — недобрым словом помянул я подарочек друзей.

Страшно подумать — а если бы на месте Ники оказался реальный враг?!

— Ну извини, — хмыкнула Ники, проследив за моим взглядом, устремленным на обломанное лезвие. — Я нечаянно. Ты первый начал.

— Неважно, — буркнул я. — Ну и дерьмовый же меч! От одного удара развалился! Знал бы раньше — давно выкинул… А ты молодец, быстро среагировала!

Ники пожала плечами.

— Чем ты его отбила?

— Рукой.

— Голой рукой? — не поверил я.

— А какой еще? — ехидно спросила Ники.

— Ну-ка покажи!

Ники, не чинясь, протянула руку. Кисть была маленькая и изящная, но очень крепкая. Пальцы жесткие, как лакированные. Ну да, теоретически такой рукой можно отбить несильный удар… если бить плашмя.

Но я-то точно знал, что бил не слабо. И не плашмя…

— Чем это ты занимаешься, что у тебя стали такие пальцы? — спросил я, отпуская ее руку.

Ники с сомнением посмотрела на меня, словно думая, стоит ли говорить.

— Ты знаешь, — уклончиво сказала она. — Музыкой. Это от гитары.

— Издеваешься?

— Вот еще!

Несколько мгновений мы сверлили друг друга недоверчивыми взглядами.

— Ты чего тут делаешь? — спохватился я. — И вообще, как сюда попала?

— А у тебя дверь была не закрыта. И даже слегка поскрипывала — этак приглашающе. Воров-то не боишься?

Я мысленно обругал себя болваном и маразматиком. Должно быть, я забыл закрыть входную дверь вечером. Заходите, добрые люди, берите что хотите! Вообще-то таких провалов в памяти у меня раньше не бывало, но все когда-то случается в первый раз.

Ники еще раз улыбнулась и уселась рядом со мной.

Сердце все еще колотилось, но непосредственная близость инфаркта, кажется, уже миновала. Я нашел сигареты у компа и закурил, с каждой затяжкой приходя в себя.

— Почему ты не позвонила заранее?

— А зачем? Я решила — сразу к тебе. Ты же сам написал: «Срочно!!!»

— Но ты же у меня не бывала. Как ты меня нашла?

— Ну, твой дом и подъезд я знаю. Ты сам показывал.

— А квартиру?

— Вычислила. Тоже мне, сложность.

— Как? — настаивал я.

Она пожала плечами.

— Ты все равно не поверишь.

— Ну как, скажи!

— Вот пристал. Ну, по запаху.

— Врешь!

Она засмеялась.

— Видишь, не поверил.

Я обиделся:

— Да ну тебя! Врешь не хуже Ленки.

— Ленка — это девушка твоя? — заинтересовалась Ники.

— Бывшая, — отмахнулся я.

Ишь ты — «по запаху»! Я незаметно принюхался. Да уж, тут явно не райские сады. Помыть пол не мешало бы еще пару месяцев назад. Но чтобы учуять запах с лестницы — это перебор!

— А у тебя уютненько! — сказала Ники, посматривая по сторонам.

— Ну-ну, издевайся дальше.

— Нет, правда. Дерево, велик, лыжи, комп — все под рукой. Квартира моей мечты. Я всегда мечтала такой же бардак устроить в своей комнате, только мама не разрешала.

— А одна моя знакомая говорит — настоящее драконье логово. Навалил «сокровищ» в кучу на полу и спит на них…

— Вот именно — логовище! — подтвердила Ники, с удовольствием оглядываясь.

«Надо на ней жениться, — пришла в голову забавная мысль. — У нас точно не будет разногласий по ведению хозяйства».

А парочка гитар, десяток усилителей и барабанная установка отлично впишутся в мой хаос. Ленка увидит, просто умрет на месте, ха-ха.

— Ну ты и объяву сочинил, — ухмыляясь, сказала Ники. — Конспиратор. Еще бы фотку свою там повесил, хи-хи-хи.

— Тебе смешно, да?

— Не, молодец, хорошо придумал. Ну, че там у тебя с глазами? Показывай.

— А что, сразу не заметно?

Я повернул лицо к люстре. Ники изучила его с очень серьезным видом.

— Ну, глаз. И что?

— Не видно, что у меня глаз ненормальный? — злобно спросил я.

— Который?

— Что?!

Ники моя вспышка негодования только развеселила.

— Я ж не знаю, который именно тебе не нравится.

— Может, хватит?! Я тут в мутанта превращаюсь, а ты…

— Фу, а я-то неслась сюда. Думала, у тебя в самом деле какие-то ужасные проблемы…

— Так это не страшно? — недоверчиво уточнил я.

— Неа.

— Ладно, ты меня утешила. Теперь рассказывай, как от него избавиться.

— А зачем? Ходи так.

— Ники!!!

— Ладно уж, — Ники повертела головой и неожиданно предложила: — Леша, а давай выпьем чаю!

Это было очень странное чаепитие — в три часа ночи, в загадочном молчании. Темнота и свет фонаря, полная тишина снаружи, шум и бульканье закипающего чайника, звяканье ложечки о край надтреснутой чашки… Я хлебал горячую жидкость, не чувствуя ее вкуса, с ощущением нереальности происходящего. И еще — казалось, будто сейчас какой-то праздник. Типа Новый год. Сейчас достанем елку с антресолей, нарядим и будем плясать вокруг нее с Ники и байкером.

— И тем не менее, — сказал я, решив, что пауза затянулась, — вернемся к моему глазу.

— Чем он тебе не нравится?

— Ничем не нравится. Я хочу свой прежний глаз на место. Хочу, чтобы Валенок исправил то, что натворил.

— Он не сможет, — вздохнула Ники. — Валенок не целитель. Он — наоборот.

— А кто сможет?

Ники отставила чашку.

— Насчет этого я и хотела с тобой поговорить. Леша, тебе надо познакомиться с Грегом.

— Так и знал, что этим кончится, — проворчал я. — Значит, этот тип может вылечить мой глаз?

— Грег не тип. И не факт, что он захочет тебе помочь. Но тебе надо постараться уговорить его.

— А я хочу его уговаривать?!

— Не беспокойся, я уверена, вы с ним найдете общий язык. Вот и Валенку ты очень понравился…

«Банда извращенцев!» — подумал я.

— Он ржал двое суток, когда вспоминал, как ты пробил головой Старое Доброе Пианино.

Я злобно выругался.

— Леша, — продолжала Ники очень серьезным тоном. — Тебе придется встретиться с Грегом. Валенок все равно уже настучал. Он ему все про тебя рассказал. — Ники как-то очень странно выделила слово «все». — Правда, Грег сказал, что таких как ты — пруд пруди и что мне нельзя с тобой встречаться, потому что это бессмысленно, безответственно и опасно. Но теперь все изменилось. Тебе в самом деле нужна помощь. Нельзя оставаться в таком виде, это добром не кончится…

— Погоди, — перебил я ее, окончательно запутавшись. — Что значит — опасно? Для кого? Для меня?

— А для кого еще?

Меня вдруг одолели подозрения. Может, это демоническая секта? Тайное общество колдунов?

— Валенок тоже ученик Грега? — спросил я с подвохом.

— Не совсем. Скажем так, — Ники задумалась, будто подбирая слово. — Вассал.

«Черт», — подумал я, пытаясь постичь, что за отношения связывают эту шайку.

— Короче, — сказала Ники. — В четверг, к семи вечера, приходи в Старый Добрый Паб. А мы с Валенком попробуем заманить туда Грега, и вы как бы случайно встретитесь.

— Вы че, с ума сошли?!

— А что? Прикольное место, нам с Валенком там очень понравилось.

Нет, действительно чокнутые!

— Меня там повяжут!

— Если ты не дашься, так не повяжут, — сказала она, как нечто само собой разумеющееся. — Да расслабься, никто тебя не запомнил. Все смотрели на Валенка. Тебя на его фоне даже не видно.

— Ну, спасибо!

— Так ты придешь или нет?

— Нет!

— Мы дважды приглашать не будем!

— Оставь мне свой телефон, я позвоню…

Ники с усмешкой погрозила мне пальцем.

— Никаких телефонов! Решай сейчас.

— По-моему, это называется выкручиванием рук, — проворчал я.

— А по-моему, кто-то только что стонал, как ему хочется избавиться от симпатичного желтого глазика…

Честно сказать, я почти не колебался. На самом деле меня уже давно разбирало любопытство. Что за Грег такой, из-за которого девушки в воду бросаются? Давно хотел посмотреть на такого типа. Думал, они бывают только в боевиках. Значит, он еще и целитель…

Я перегнулся через стол, крепко взял Ники за руку и, ловя ее взгляд, спросил:

— Ники, честно — кто вы такие?

Ники подняла бровь домиком, в точности как Ленка.

— В смысле — «кто такие»? Ты о чем?

Эти манерно поднятые брови мне сразу сказали, что правдивого ответа не дождаться.

Так я и знал! Хотя Ники, несомненно, прекрасно поняла вопрос.

— Приду я, приду, куда ж я денусь, — ворчливо сказал я, отпуская ее руку. — Только не в паб. Встретимся у метро.

Ники пожала плечами:

— Охота же гулять на таком холоде!

Залпом допив чай, она вскочила и устремилась в прихожую.

— Все, мне пора! Пока кое-кто меня тут не застукал!

И Ники, чмокнув меня на прощание, стремительно исчезла.

Я закрыл за ней дверь и несколько мгновений тупо смотрел на замок.

Закрыл дверь? А перед этим — открыл? Открыл!

Значит, дверь была закрыта изнутри. Ники мне соврала насчет незапертой двери!

Как же она сюда попала?

Я снова открыл замок, рывком распахнул дверь и выскочил на лестницу.

Там меня встретила гулкая тишина. Я прислушался — нет, стука шагов не было! Но Ники не могла спуститься на пять этажей за несколько секунд…

— Ники! — крикнул я.

Мне отозвалось только эхо.

Я перегнулся через перила и прислушался.

Если Ники не затаилась, значит, ее нет в парадной.

Я спустился на пролет вниз и застыл на полушаге. На четвертом этаже было распахнуто окно. Рама едва слышно поскрипывала. Я вскочил на подоконник, высунулся наружу так далеко, как только мог, но никого не увидел.

Ну и куда она девалась? Улетела, что ли?

— Ты чего… чего задумал, охламон?!

Я обернулся — ну конечно, соседская бабка, куда же без нее! Ее ужас при виде меня, стоящего на подоконнике, был таким неподдельным, что я не удержался и провыл:

— Жизнь мне немила! Прощайте навек!

И уставился на нее безумным взглядом, покачиваясь в оконном проеме.

Вдруг в парадной мигнул и погас свет.

А через миг из темноты донесся бабкин вопль и звук захлопнутой двери.

Я спрыгнул с подоконника, посмеиваясь, и пошел домой.

Теперь-то бабка небось будет посмирнее!

Правда, я так и не понял, чего она так испугалась.


Глава 9 А может, ничего и не было? | Черный клан | Глава 11 Собеседование