home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 17

Новые умения

— Бабка! — вдохновенно обратился я к старой перечнице, с недоверчивым видом выглянувшей из-за дверного косяка. — Ты меня любишь!

— А… Алешка?

Старуха смотрела на меня своим фирменным идиотическим взором, который обычно приберегала для назойливых коммивояжеров и сектантских проповедников, успешно притворяясь перед ними слепой, глухой и сумасшедшей.

Только сейчас мне показалось, что она не совсем притворяется.

— Ты меня простила! — продолжал я ковать, пока горячо. — Видишь, я с дачи и сразу к тебе!

Это было правдой — я только-только приехал с дачи, даже сумку с вещами в квартиру не занес. Этому препятствовало в частности то, что вредная бабка таки выполнила угрозу и сменила замки.

— Спасибо, что поменяла замок, позаботилась обо мне! — нежно сказал я. — А то еще ограбил бы кто… Ну, давай новые ключи!

Бабкина рука, подчиняясь моему приказу, поползла к карману куцей кофты (и где эти старухи берут такие жуткие тряпки? Донашивают купленное при социализме, что ли?) и, слегка дергаясь, словно манипулятор робота на радиоуправлении, протянула мне ключи.

Все это время бабка не сводила с меня глаз с таким видом, словно пыталась вспомнить, где она видела меня раньше.

— Голодный небось, милок? — спросила она мне в спину подобострастно, когда я уже открыл дверь и собирался войти внутрь.

Мне стало слегка совестно. Но в животе заурчало. Давненько я не ел нормальной домашней еды!

— Голодный, — сглотнув слюну, подтвердил я. — А что у тебя есть?

— Супчик куриный, свеженький, — бабка предупредительно заулыбалась. — Кашка пшенная с маслицем…

— Ладно, тащи, — позволил я. — И вот еще что… Будешь мне суп варить два раза в неделю. И котлеты жарить, да. Я домашние котлеты люблю. Ну, что встала? Иди, иди…

Бабка удалилась к себе со счастливой улыбкой. Интересно, что происходило у нее в голове? Только глаза ее мне не понравились — ошалевшие какие-то, как у того лейтенанта в Зеленкино. Такое ощущение, что бабка благодаря мне оказалась на прямом пути к маразму. Я нахмурился. Не переборщил ли я?

Не это ли имел в виду Грег, говоря об оружии, которым лучше не пользоваться?

На обратном пути, оказавшись единственным пассажиром ранней электрички, я не выдержал, позвонил Грегу и принялся хвастаться, как ловко уболтал алчного мента с лопатой.

— Ну, и что это было? Я глаза ему отвел, да? Это так называется?

— Точно, — спокойно подтвердил Грег. — Показал ему то, что он хотел увидеть. Так это и делается.

— Я и не знал, что так умею! — воскликнул я радостно, прямо-таки видя, как передо мной раскрываются сияющие перспективы карьеры мага.

А что? Покажите мне такого человека, который не хотел бы уметь колдовать. Да и большая часть фантастики сейчас о всяческих школах волшебства — не на пустом же месте! В ролевой тусовке я встречал людей, которые очень разумно и авторитетно рассуждали о магии. И даже тех, кто утверждал, что кое-что умеет. Правда, своими глазами я ни разу ничего такого не видел. Разве что в псевдонаучных передачах про экстрасенсов.

Значит, я потенциальный маг! Ха!

Я вспомнил, как в тот вечер, когда Ники прыгнула в воду, а я прятался от патрульных ментов под мостом, они не заметили меня в двух шагах, хотя стояли прямо передо мной. Тогда я приписал внезапную слепоту и страх моих преследователей тому странному явлению, которое и меня самого перепугало. Полоске призрачной травы, на которую я так неосторожно наступил. Но что, если дело было не в траве, а во мне и моих особых способностях?

— Не надо быть магом, чтобы отводить глаза, — продолжал Грег. — Любой может научиться.

Это его заявление меня остудило. И не очень-то понравилось.

— Как же! — проворчал я. — Что-то не много я знаю таких умельцев!

— Разумеется, — сказал он с легкой насмешкой. — Они тебе не отчитываются.


Я кинул в прихожей сумку, стащил верхнюю одежду, поставил чайник и с наслаждением растянулся на диване в ожидании бабки с завтраком. Как хорошо в родной норе! Всего-то не был тут дней пять, а по ощущениям — год прошел. И что-то изменилось здесь… кажется, стало темнее и теснее. В квартире висел слабый, но чрезвычайно сложный запах, который каждый день не замечаешь, но чувствуешь только после долгого отсутствия. Кажется, каждая вещь в моем доме пахла по-своему, и они, сплетаясь вместе, создавали: некое информационное поле. Я прикрыл глаза и начал неспешно принюхиваться, перебирая каждый оттенок запаха и угадывая, чему он принадлежит и какую информацию несет. Это оказалось так увлекательно, что я спохватился, только когда мне в глаза ударило солнце, просочившись сквозь ветки тополя.

Свет и тепло мешали состоянию чуткой дремы, которое я в последнее время так полюбил. «Не перебраться ли на пол? — подумал я. — О, или лучше — в ванную!»

Мысль о прикосновении холодного влажного кафеля показалась мне такой заманчивой, что я немедленно сполз с дивана. Казалось — там, в сырости и темноте, под мерный звук капающей воды, свернувшись кольцом, я могу проспать хоть сутки, и только голод сможет меня разбудить…

Голод… Я подумал о пшенной каше, и меня разобрал смех. Это что — пища? И они это едят?

«Стоп! — спохватился я. — Кто — они? Ну-ка, рота — подъем!»

Поскольку я все равно уже стоял в ванной (и когда успел там оказаться?), то решил умыться, ну а потом позавтракать и заняться делами. Не успел я протянуть руку к крану, как с края раковины спрыгнул мой старый знакомый домовой и опрометью ринулся в слив. Почему-то на этот раз он даже не попытался меня тяпнуть, хотя все возможности у него были. А я так же рефлекторно, стремительно — сам от себя не ожидал — хлопнул ладонью по раковине, аж фаянс загудел.

«Не поймал, эх, — подумал я с глубокой и искренней досадой. — Промахнулся! Чуть-чуть не хватило. Это потому, что спросонья…»

Я взглянул на себя в зеркало и даже как-то огорчился, не заметив ничего нового. Трансформация левого глаза закончилась превращением брови в невысокий колючий гребень и на этом, кажется, остановилась. В утешение я полюбовался на левую кисть, украшенную короткими темными когтями и белесой чешуей, поплескал на лицо водой и достал из стаканчика зубную щетку. Выдавил на нее пасту, открыл рот… и щетка выпала у меня из рук.

У меня выросли клыки.

Пара клыков сверху.

В первый момент я замер от ужаса. Причем меня напугал даже не сам факт новой трансформации (к этому-то я уже привык и, наоборот, с любопытством ожидал новых изменений), — а вид той поистине кошмарной рожи, которая смотрела на меня из темного стекла.

Зубастая харя с горящими в темноте глазами выглядела исключительно устрашающе.

Нет — это я выглядел устрашающе!

Я закрыл рот. Клыки не мешали и не чувствовались. Такое ощущение, что они складывались к нёбу, как у ядовитых змей. Уголки губ поползли в стороны, и я ухмыльнулся во всю клыкастую пасть.

Всласть полюбовавшись своим новым обликом, я зажмурил левый глаз и включил свет в ванной. Все изменения сразу исчезли. Я видел прежнего себя — красавчика Алекса, или бледную немочь, если пользоваться определением Валенка… Но теперь мне уже казалось, что это всего лишь видимость, фантом, ложная оболочка. Просто маска для обычных людей. А настоящий я прячусь в темноте — уродливый, опасный и очень довольный собой.

Как же так? Это истинный облик, а то — ложный? Или наоборот?

Или, может, у меня два одинаково истинных обличья: в этом мире я выгляжу так, а в том — этак?

Или они оба — фальшивые?

Как отличить ложное от истинного?

Надо будет спросить Грега.


— …Скажи, Алекс, что ты чувствовал, когда отводил глаза?

— Ну… — Я поерзал на жесткой скамейке электрички. — Даже не знаю. Прикольно было. Странно. Немного страшно — вдруг сейчас все развеется, мент очнется и скажет: «Что ты меня паришь?!»

— Нет-нет, — с досадой перебил меня Грег. — Постарайся вспомнить поточнее свои ощущения. Это важно. Важнее, чем сам факт отвода глаз. Только, пожалуйста, отвечай честно.

Я задумался, пытаясь трансформировать свои ощущения в верные слова.

— В целом, конечно, было круто. Такое ощущение, что можешь все. Оно опьяняет. Это… ну…

— Это власть, — подсказал Грег. — То, с чем ты раньше, видимо, не сталкивался. Стало быть, тебе понравилось управлять чужой волей.

— Ясное дело! — Я еще подумал и, чтобы быть предельно честным, сказал: — Правда, был один момент, когда мне стало противно.

— Ну-ка, ну-ка!

— Не от того, что я делал, — быстро уточнил я. — А от результата. Видишь ли, этот мент… я думал о нем лучше. Я с ним до того уже разговаривал пару раз, и он мне даже понравился, как ни странно. А тут полезло наружу такое…

— Тут есть один нюанс, — сказал Грег. — Когда ты манипулируешь людьми, ты неизбежно теряешь к ним уважение. Превращая людей в марионеток, вытаскивая из них всю грязь… даже ту, о которой они и сами не подозревали, ты станешь их презирать — всех, без исключения. Кроме тех, кто окажется сильнее тебя. Тех ты будешь ненавидеть.

Я поморщился.

— Неужели во всех людях, если копнуть…

— Ага, — сказал Грег безразлично. — И в тебе тоже. Не забывай об этом, когда ты окончательно разочаруешься в человечестве. Когда тебе покажется, что ты просто увидел мир, как он есть, в его истинном свете. Когда ты будешь считать, что избавился от иллюзий. А я так скажу — есть очень ценные вещи, которые очень легко потерять… И, потеряв их однажды, ты теряешь их навсегда.

— Не понял. Какие вещи?

— Ничего, скоро поймешь.

Выйдя из ванной, я долго стоял в коридоре, вспоминая разговор с Грегом. Его загадочные слова смущали меня.

И все-таки, что он там говорил об оружии? Которое можно отложить, если на то хватит воли?

Я вспомнил остекленевшие глаза бабки и ее счастливую улыбку и внезапно ощутил укол совести.

«Она первая начала, — напомнил я себе. — Давай, совестливый ты наш, пойди покайся, что околдовал ее. А потом пакуй вещички и выселяйся на улицу».

Я бы еще долго проторчал в прихожей, если бы меня не разбудил от спячки резкий звонок в дверь.

«Ладно уж, — подумал я. — Не надо мне ее домашних обедов! А насчет квартиры пусть все остается как есть. Потому что нечего вредничать…»

Есть, однако, хотелось все сильнее. Открывая дверь, я колебался может, просто заплатить бабке за еду, чтобы было по-честному?

Дверной проем перекрыла широкая тень. Я попятился. В прихожую, пригнувшись, вошел Валенок.

— О, какие люди, — сказал я растерянно. — Не ждал! Ну заходи.

Валенок кивнул мне и вошел в комнату, не снимая обуви, величественный и важный. Встал на пороге, медленно и внимательно огляделся, словно фотографируя мое логовище на встроенную в глаз шпионскую камеру!

— Садись, — предложил я, показывая на диван.

Но Валенок не сел.

— Грег велел разобраться с твоим змеем, — проронил он, продолжая сканировать комнату. — У Алекса, говорит, какой-то змей завелся…

Я сначала не понял. Потом вспомнил наш разговор в Зеленкино. И расхохотался.

— Нормально, да? С моим змеем! Можно подумать, я его в зоомагазине купил!

Валенок смотрел на меня без всякого выражения. Его неподвижное лицо можно было бы ошибочно назвать туповатым, если бы сквозь это безразличие не проглядывал довольно явственно затаившийся крокодил.

— Я вообще-то думал, что это не мой, а ваш змей, — уточнил я.

— Как?

— Решил, что это Грег подсылал мне ту тварь в качестве одного из испытаний. Я скажу тебе по секрету — сначала я вообще думал, что это ты и был.

Глазки Валенка блеснули.

— Если б это был я, — сказал он, — ты бы свалил из Зеленкино в первую же ночь. Рыдая как младенец.

Я гордо пожал плечами.

— Что конкретно тебе приказал Грег? В каком смысле «разобраться»?

— В прямом.

— Разобрать на части?

Валенок слегка улыбнулся и погладил рукоять своего мачете.

— Что за змей? — деловито спросил он. — Какого цвета?

— Зеленый, естественно! — съязвил я, чтоб он не слишком задавался.

— Зеленый?!

Вместо того чтобы нормально отреагировать на шутку, Валенок явственно насторожился.

— Нет, конечно! Белый.

— Белый? — Валенок наконец закончил свое сканирование местности и, видимо, удовлетворенный его результатами, грузно плюхнулся на диван. — Это оч-чень хорошо! Ладно, валяй. Рассказывай про него с самого начала. Да смотри, ничего не пропускай.

— Угу. Чаю хочешь?

— Тащи.

Я налил нам чаю, сел на край письменного стола и принялся рассказывать. Все — начиная с того, как увидел левым глазом странный мир, заканчивая последней выходкой змея в огороде, когда я пытался остановить внутренний диалог, а вместо этого устроил себе чуть ли не раздвоение личности. Валенок слушал внимательно, время от времени задавая уточняющие вопросы. Вскоре я заметил, что слушает он своеобразно — оставляя без внимания вещи важные и сосредотачиваясь на мелочах, на мой взгляд не имеющих никакого значения. Например, его нисколько не заинтересовало содержание наших со змеем философски-этических бесед, зато он подробно выспросил, как именно змей появлялся и куда уходил (то, чего я, кстати, почему-то ни разу не заметил). В целом то, что я рассказывал, Валенку явно очень нравилось. Под конец он встал и принялся расхаживать по комнате, потирая руки и одобрительно хмыкая.

— Эх, повеселимся! — сказал он, когда я закончил. — Главное — найти его.

— Он сам меня находит.

— Вот и отлично. Значит, будешь наживкой.

— Так это точно не Грег его подослал?

— Да ты что! У нас с такой сволотой разговор короткий… Нет-нет, сначала, конечно, поговорим! — Валенок широко улыбнулся. — Во всех, так сказать, подробностях выясним, что ему от тебя надо! И кто его подослал!

— У меня есть предположение, — сказал я.

И рассказал ему о похожем на вампира человеке с белым лицом, который пинал меня в бок на улице.

Под конец рассказа Валенок перестал расхаживать по комнате. И даже как-то поскучнел.

— А че сразу не сказал, что их было двое?

— Ты же спрашивал только про змея.

— Как, говоришь, змей к нему обращался? «Лорд»?

— Ну да… если мне не послышалось. А что, это важно?

На лице Валенка выразилось полное отсутствие энтузиазма.

— Хм, — пробормотал он в сторону, — разбираться с лордом я не подряжался. Но приказ есть приказ.

Несколько минут байкер-убийца напряженно размышлял. Я вежливо молчал, чтобы не сбить его с мысли.

— Так! — заявил Валенок, поднимая голову. — Стратегия меняется. Зачем нам лорд? Лорд нам не нужен! Значит, будем ставить ловушки. Да! Ловушки в пограничных местах.

Он снова принялся бродить по комнате. Археологические залежи многолетнего хлама хрустели под его тяжелыми шагами.

— Как бы его вычислить в человеческом облике? — задал он вопрос в пространство, останавливаясь. — Там его достать куда проще…

— В человеческом? Да, он что-то такое говорил… Дескать, раньше, до превращения, был человеком…

— Что значит «раньше»? Он белый — значит, превратился совсем недавно, — сказал Валенок, словно говоря о совершенно очевидной, всем известной вещи. — Большую часть суток он наверняка проводит в прежнем обличье — у молодняка связка с низшим телом очень сильная. Но тот, второй, — вот это реальная проблема…

— Почему? — с любопытством спросил я. — Кто он такой вообще?

— Ты же сам сказал — лорд, — исчерпывающе объяснил Валенок. — А проблема в том, что с лордом может справиться только другой лорд. И то не факт. Ну ничего, — пробормотал он. — Значит, так, красавчик. Твои действия — соглашаться на все предложения своего змея.

— Повторяю — он не мой! — возмутился я. — И ничего мне не предлагает.

— Значит, как явится, забьешь ему стрелку в человеческом облике.

— А он согласится?

— Вряд ли, — буркнул Валенок, поразмыслив. — Если он не совсем идиот, то спросит своего лорда… И тогда они придут вдвоем, как пить дать… И настанет хана нам обоим… Ты можешь его позвать?

— Нет. Он всегда сам приходит.

— Вот ведь елки-палки. Сколько недель уже общаешься с этим выползком, а даже адреса его не узнал!

— Ага, и телефончика не спросил. Я и твоего адреса не знаю, — ответил я довольно желчно.

Я почувствовал, что начинаю злиться. Мне не нравилось, что Валенок нагло вломился в мое жилище без приглашения и ведет себя тут как хозяин. Мучил голод, и раздражало, что бабка не несет мой завтрак. Но самое главное — бесило, что кто-то пытается указывать мне, что делать.

Раньше я за собой такого не замечал. Или послушно делал, что говорят, или беспечно игнорировал приказ. Откуда же эта глухая ярость?

Но Валенок даже не заметил моего тона. Он вынашивал план операции.

— «Сам приходит!» Ладно, хрен с ним. Значит, будем подманивать. Есть одна старая, надежная схемка… Но ты должен делать в точности то, что я говорю!

— Да, сэр, — прошипел я сквозь стиснутые зубы. — С-слушаюсь, сэр!

Валенок посмотрел на меня и неожиданно добавил, насупившись:

— Только, чур — не смеяться!


Я стоял у северного окна, глядя на далекую панораму новостроек и пробегающие внизу машины, ел наваристую пшенную кашу прямо из кастрюли и неспешно наслаждался пищей. Валенок давно ушел, приказав быть готовым ко всему в одиннадцать часов вечера и так и не объяснив, над чем не надо смеяться. Моя злость прошла вместе с голодом, осталось только любопытство. Теперь я был спокоен, доволен жизнью и готов к приключениям. Нутром чую — придется драться. Вот и отлично! Главное, чтобы не с Валенком.

Над новостройками текли облака. Я выскребал ложкой остатки каши и вспоминал наш телефонный разговор с Грегом в электричке. Точнее, его финал, когда я окончательно запутался, а он заговорил об оружии… Нет, это я о нем заговорил.


— …К чему ты клонишь с этими своими расспросами и намеками? Что магия — зло?

— В данном случае — да, безусловно.

— И ты никогда не отводил людям глаза? Не верю!

— Я много всякого делал и делаю, — сказал Грег. — Но всегда лучше действовать осознанно и представлять себе последствия.

— Так ведь и я об этом! Я тоже хочу понимать, что делаю! Если уж у меня открылся такой дар — надо им пользоваться! Где ты видел, чтобы кому-то вручили оружие, а он его выкинул?

— Видел, представь себе, — сказал Грег довольно сухо. — Управление чужой волей — оружие мощное и обоюдоострое. Хватит ли у тебя своей воли, чтобы отложить его, если понадобится?

— Я сам решу, нужно мне такое оружие или нет, о'кей? — ответил я холодно.

— Конечно, — отозвался Грег. — Кто же, как не ты.


Глава 16 Воин света | Черный клан | Глава 18 Приключения начинающего маньяка