home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава десятая

— Расчетное время прибытия — пятнадцать минут, — сказал Диллон.

Судя по тому, как надсадно гудел мотор «лексуса», Гарри вполне могла верить ему. Диллон резко свернул на внешнюю полосу, и она обеими руками ухватилась за дверную ручку. Если он и заметил, что Гарри приготовилась к удару, то не подал виду.

«Лексус» вихрем несся по пустой автостраде, и вскоре Гарри почувствовала, как напряжение, сковавшее ее тело, спадает. В машине было тепло; мерный рокот двигателя понемногу убаюкивал. Гарри закрыла глаза и откинула голову на подголовник.

С полицией у себя в квартире она провела почти час. Пришли двое: один — все тот же молодой офицер из «Гарды»,[40] что допрашивал ее на вокзале Пирс, другой — никак не отрекомендовавшийся детектив в штатском. С Гарри говорил только младший. Все время, пока она отвечала на его вопросы относительно взлома квартиры и заново объясняла, как именно упала на рельсы прямо перед поездом, старший молчал, не сводя с нее спокойных серых глаз.

Гарри поерзала на пассажирском сиденье. Ноги ее налились тяжестью, перед глазами все поплыло. Когда она снова открыла глаза, вокруг стояла непроглядная тьма. Автострада превратилась в узкое сельское шоссе, окаймленное толстым забором живой изгороди.

Проезжая через ворота из кованого железа, Диллон сбавил ход и коротко сообщил:

— Приехали.

Гарри выглянула из окна. Вся подъездная аллея, до самого входа в дом, была уставлена по обеим сторонам электрическими фонарями. Снопы лучей, словно огни театральной рампы, выстреливали снизу вверх, параллельно деревьям и кустам, и эффектно подсвечивали антураж.

Диллон резко, со скрежетом затормозил и остановился. Кое-как выбравшись из машины, Гарри обвела взглядом здание на авансцене. Дом под остроконечной крышей был выстроен в форме гигантской «L». На самом верху, будто пара глаз, торчали два слуховых окна. Гарри уловила кедровый аромат двух хвойных деревьев, стоявших в карауле у парадного входа.

— Нравится? — спросил Диллон.

Она обернулась. Диллон смотрел на нее с довольной улыбкой, явно наслаждаясь реакцией гостьи на его шикарный дом.

Гарри подняла брови.

— Ты что, хвастаешься?

Диллон в ответ пожал плечами.

— Может, и хвастаюсь. Что тут скажешь? На фиг вообще нужны деньги, если не знаешь, как их потратить?

Он повел ее к двери, мягко подталкивая сзади.

— Давай, что ли, угощу тебя наконец этим бренди.

Вестибюль был размером с ее квартиру. Когда они оказались в комнате, расположенной в тыльной части дома, Гарри остановилась, неожиданно подумав о том, какой у нее сейчас, должно быть, вид.

— Наверное, сначала мне нужно принять ванну, — сказала она. — Я чувствую себя слегка неопрятной…

Диллон не успел ей ответить — зазвонил телефон. Он посмотрел на номер абонента и пояснил:

— Это Эшфорд, из «КВК». Подождешь минутку? — Он принял звонок. — Диллон Фицрой.

Затем, уставившись в пол, он стал слушать голос на другом конце провода. Гарри попыталась понять, о чем идет разговор, по выражению его лица. Она представила, что именно мог говорить в этот момент Эшфорд ее шефу, и почувствовала, как екнуло сердце. Тут она вспомнила о нападках Феликса и снова упрямо вскинула подбородок.

— Благодарю вас, вы чрезвычайно чутки, мистер Эшфорд. — Диллон искоса взглянул на Гарри. — К сожалению, с ней произошел несчастный случай, но я пришлю вам другого инженера — в первую очередь, в понедельник с утра.

Он поморщился, услышав ответную реплику. Гарри замахала руками в знак протеста. Черт, она же могла завалить заказ! Но Диллон не обратил на нее внимания и спокойно произнес:

— Нет-нет, жива, ничего страшного. — Он озадаченно посмотрел на Гарри. — Да, уверен. Нет, не в больнице. Она сможет передать дело Имоджин Брэйди в понедельник.

Плавно закруглив разговор, он дал наконец отбой и уставился на нее.

Она по-прежнему стояла с упрямо выпяченным подбородком.

— Я могу провести пен-тест!

— Слушай, давай без фанатизма, а?

— Что он сказал?

— Рассыпался в извинениях за то, что случилось сегодня. Сказал, что ты ни в чем не виновата. — Сложив руки на груди, Диллон окинул ее пристальным взглядом. — Похоже, он и впрямь озабочен твоим благополучием. Был просто-таки ошеломлен, когда услышал про несчастный случай. Вы что, знакомы?

Наморщив лоб, Гарри покачала головой. Затем ее лицо прояснилось.

— Он знал моего отца. Видимо, старые приятели.

— А… — Диллон взглянул на часы. — Мне тут нужно кое-кому позвонить. А ты пока прими ванну. Наверху, вторая комната налево. В шкафу полно всякой одежды. — Он развернулся и, шагнув в дверь смежной комнаты, исчез.

Гарри поплелась наверх, попутно оценивая свой внешний вид в зеркалах, развешанных по стенам. Грязные волосы, черные разводы на лице, мятая одежда. Вид у нее был как у юной беглянки, замышлявшей какую-то аферу.

Гарри отыскала спальню, вошла и закрыла за собой дверь. Оглядевшись по сторонам, она присвистнула от удивления. Ей случалось останавливаться в пятизвездочных гостиницах, но даже они не шли ни в какое сравнение с этой роскошью. Гарри с размаху бросила сумочку на ложе королевских размеров и только-только собралась на нем растянуться, как зазвонил ее телефон.

— Алло?

— Алло, это Сандра Нэйгл, отдел обслуживания клиентов банка «Шеридан». Я говорю с миз Гарри Мартинес?

Гарри мгновенно, будто обжегшись, отдернула телефон от уха. Черт! Начальница справочной службы, с которой она сцепилась сегодня утром. Неужели она ее вычислила и теперь звонит, чтобы намылить ей шею? Тут Гарри вспомнила, что собеседница не видит ее, и снова поднесла трубку к уху.

— Миз Мартинес?

— Простите. Да, это я. — Гарри присела на край кровати.

— Наши сводки указывают на небольшую аномалию с вашим текущим счетом. Если не возражаете, я хотела бы уточнить у вас кое-какие подробности.

Гарри, моргнув, переспросила:

— Аномалию?

— Мне всего лишь нужно, чтобы вы подтвердили размер вашего сегодняшнего вклада.

— Какого вклада?

Пауза.

— По нашим сведениям, сегодня, во второй половине дня, на ваш счет было переведено двенадцать миллионов евро.

Глаза Гарри округлились от удивления.

— Вы серьезно?

— Размер вклада указан неверно?

У нее что, крыша поехала?

— Конечно, неверно! Я не делала никаких вкладов!

— Возможно, вклад был сделан третьей стороной.

Третьей стороной. У Гарри похолодело в животе.

— Я ничего не знаю про эти деньги. В ваших сводках, разумеется, указано, откуда они взялись?

Сандра кашлянула.

— Боюсь, как раз в этом и заключается та самая небольшая аномалия.

— Что вы имеете в виду?

— Похоже, наши сводки неполны. Ваши последние трансакции сейчас на экране, прямо у меня перед глазами, и ваш вклад в них отмечен, однако он не сопровождается никакой дополнительной информацией. Обычно мы можем определить, что это: чек, онлайновый перевод или что-то другое, — но сейчас в этом разделе пусто.

— Неужели совсем ничего не указано? Ни номера отделения, ни имени?

— Нет, только сумма. Двенадцать миллионов.

Гарри снова плюхнулась на кровать. Что за бред!

— Эти двенадцать миллионов евро — не мои, — после паузы заявила она. — Я не хочу, чтобы они были на моем счету.

Она почти услышала, как ее собеседница резко выпрямилась.

— Боюсь, я ничего не смогу сделать, — сказала Сандра. — Деньги переведены на ваш счет.

— Но это же просто смешно! — Гарри закрыла глаза и помассировала себе переносицу. — Никто не делает вкладов в двенадцать миллионов евро просто так, без всякой записи. У вас есть какой-то контроль за критически большими вкладами? Вдруг кто-нибудь кинется разыскивать такую огромную сумму?

— Вообще-то, есть. Именно поэтому я и звоню вам сейчас. — Казалось, Сандра говорит сквозь зубы. — Очевидно, произошли какие-то проблемы с подробностями трансакции. Я распоряжусь, чтобы команда поддержки системы занялась этим прямо сейчас. Но пока деньги будут оставаться на вашем счету.

— Не могли бы вы выслать мне банковскую сводку? Я хочу сама посмотреть, что там обо всем этом написано.

— Конечно. — Сандра Нэйгл была сама услужливость.

Гарри дала отбой, затем схватила свою сумку, вытащила из нее ноутбук и подключила его к телефонному разъему в стене. Через несколько минут она зашла в Интернет и залогинилась под своей учетной записью на сайте банка «Шеридан». Нажав на кнопку «Баланс», она уставилась на экран, затем обновила веб-страницу, чтобы проверить ее еще раз. Тот же результат.

€12,000,120.42.

Она снова плюхнулась на мягкое ложе. Наверняка это какая-то ошибка, путаница в банковских бумагах. Такое уже бывало, ведь так?

Гарри посмотрела на свои ладони. Порезы от гравия напоминали следы зубов. Вздохнув, она выпрямилась и села на край кровати. Блин, кого она водит за нос? Может, ей и не хочется это признавать, но все сегодняшние события просто не могли не быть связаны между собой. Гарри нутром чуяла, что связующим звеном между ними был ее отец. Будь она честна перед собой, то поняла бы это в ту же секунду, когда тип на вокзале зашептал ей на ухо. «Сорохан» — название, исполненное для нее глубокого смысла с тех самых пор, как арестовали отца.

Ей вспомнились газетные заголовки: «При расследовании махинаций вокруг “Сорохана” выявлен тайный инсайдерский круг», «Фондовая биржа обвиняет главу инсайдерского круга в “КВК”». В груди у нее набух раскаленный тугой комок. Все это произошло почти восемь лет назад. Точнее, седьмого июня две тысячи первого года. В тот день, когда между ней и отцом надолго встала стена.

Черт, но кто же мог положить двенадцать миллионов евро на ее счет? Ясно, что не отец. Он сидел в тюрьме Арбор-Хилл, и Гарри сомневалась, что банковские онлайн-операции входили в число удовольствий, доступных заключенным. Гарри с силой захлопнула крышку ноутбука. Кто-то не только задвинул на ее счет кучу денег, но еще и ухитрился сделать это так, чтобы не оставить никаких следов. Чушь какая-то.

Гарри рывком поднялась с кровати и заковыляла в смежную ванную.

Она слишком устала, чтобы разбираться, как включается джакузиобразный душ, а потому направилась прямо к угловой ванне в полу и открыла оба крана на полную мощность.

Раздевшись, она тщательно изучила себя в большом, от пола до потолка, зеркале. Ноги — сплошь в темных синяках, как гнилые бананы. На испачканном сажей лице — ввалившиеся, тревожные глаза; щеки покрыты ссадинами. Она походила сейчас на одного из тех беспризорников, которых заставляли когда-то чистить дымоходы.

Гарри медленно, дюйм за дюймом, погрузилась в горячую, обдающую паром воду, закрыла глаза и пустила мысли на самотек. Оказалось, что думает она не об отце и не о двенадцати миллионах евро, а о Диллоне. Но не о том Диллоне, который улаживал сейчас внизу сделку по телефону, а о двадцатиоднолетнем парне, что сидел когда-то у нее в спальне, взяв ее за руку.


Глава девятая | Проникновение | Глава одиннадцатая







Loading...