home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава одиннадцатая

— Зачем ты занимаешься хакерством?

Тринадцатилетняя Гарри поискала ответ, который произвел бы впечатление на этого симпатичного темноволосого парня, улыбающегося одними лишь уголками губ. Ничего не придумав, она решила просто сказать правду.

— Затем, что умею.

Она подождала его реакции, но реакции не последовало. Вместо этого Диллон, казалось, погрузился в изучение коллекции паяльников и отверток, загромождавших полки ее спальни. Он был одет во все черное, как юный священник; длинная плотная челка опускалась прямо на густые брови. Ах, если бы только Гарри не была сейчас в этой коричневой школьной форме и уродливых туфлях со шнурками!

Мать проводила его в комнату Гарри, держась так, будто к ним на порог высадились агенты ФБР. Когда он представился как Диллон Фицрой, эксперт Дублинской фондовой биржи, у Гарри от страха по спине пробежали мурашки.

Она посмотрела, как Диллон взял одну из отверток и похлопал ее рабочей частью по ладони, и потупилась.

— Ну, рассказывай. Почему «Пирата»? — спросил он, имея в виду ее хакерский псевдоним.

— Пир-рата, — поправила его Гарри, произнеся слово через раскатистую «р» и с пулеметной скоростью. — «Пиратка» по-испански.

Ее объяснение прозвучало как-то ужасно по-детски, но Диллон кивнул, будто соглашался с тем, что это был вполне разумный выбор. Он заглянул ей в глаза, растянув губы в едва уловимой улыбке.

— Ничего, что я задаю тебе эти вопросы?

Гарри кивнула, почувствовав, как у нее краснеют щеки. Она села на кровать и уставилась на свои тупоносые туфли, стараясь унять волнение. Она точно знала, что мать стоит сейчас за дверью, прислушиваясь к каждому слову.

Диллон обвел взглядом комнату, захламленную разобранными компьютерными комплектующими и выпотрошенными радиоприемниками.

— Ты что-то конструируешь?

Гарри пожала плечами и, стараясь, чтобы вышло как можно безразличнее, ответила:

— Посадите меня в комнату, где есть хоть какой-нибудь ящик с проводками, и я его разберу. — Она тут же закусила губу, пожалев о своем заносчивом тоне. Она знала, что по уши вляпалась.

Диллон выкатил из-под стола кресло. На сиденье лежал большой красный сверток. Прежде чем молодой человек успел до него дотронуться, Гарри схватила сверток и положила его к себе на колени. Диллон уселся в кресло, скрестил руки на груди и посмотрел Гарри прямо в глаза.

— Ведь ты понимаешь, зачем я пришел сюда, правда? — спросил он.

Стало быть, к делу. Гарри уставилась в пол и пробормотала:

— Угу.

— Ничего, если я посмотрю? — Он жестом указал на компьютер.

Она мотнула головой, но Диллон уже повернулся к монитору. Его пальцы быстро забегали по клавиатуре. Гарри подвинулась на кровати — бочком, бочком, — пока ей не стало видно, что он делает. По экрану бежали строчки текста: Диллон просматривал файлы, изучая программы из ее хакерского инструментария.

— Хороший у вас дом, — сказал он, не глядя на Гарри.

Гарри подняла брови.

— Ну да. Мы тут всего год. — Она обернулась и посмотрела на тонкие белые занавески, кружевное постельное белье. Комната принцессы. Странно, но она до сих пор скучала по тесному перестроенному чердаку с двумя узкими тахтами. Они делили его с Амарантой, и сестра растянула на полу скакалку, чтобы обозначить свою территорию. В конце концов папа все-таки получил новую работу. Мать вечно пилила его за то, что работа в «Шредингере» привела к плачевным результатам, но он сказал ей, что теперь все будет по-другому. Он был прав.

Гарри снова повернулась к Диллону и увидела, что он смотрит на нее. Его взгляд скользнул по ее школьной форме и остановился на туфлях, делавших ее косолапой. Закрыв глаза, она замерла.

— Ты и школу сменила? — осведомился он, возвращаясь к файлам на экране.

Едва Гарри подумала о школе, как что-то словно вгрызлось в нее изнутри. Пожав плечами, она состроила безразличную гримасу: ничего, мол, особенного.

— Да, но я справляюсь. Правда, все они там только и треплются, что про лыжные походы и дизайнерские шмотки. — Кивнув на дверь, она понизила голос: — Мама считает, что мне нужно завести побольше друзей.

— Мамам вечно не угодишь.

Она бросила на него быстрый взгляд. В его темных глазах не было и тени насмешки.

Диллон посмотрел на пакет у нее на коленях и поинтересовался:

— Рождественский подарок?

Гарри подвигала свертком.

— Это для папы. Еще не подарила.

— Его нет дома?

— Он играл в покер в сочельник. Вернется, наверное, завтра или послезавтра.

Диллон развернулся в кресле.

— Он что, пропустил Рождество?

Гарри пожала плечами.

— Как всегда.

Диллон промолчал. Гарри столкнула сверток с колен на кровать, и его содержимое задребезжало. Она купила отцу полный покерный набор: шестьсот пластиковых фишек, две колоды карт и толстую книгу с правилами игры. Все — в отдельных блестящих футлярчиках. Гарри копила на этот подарок несколько месяцев.

Диллон снова повернулся к монитору. Прищурившись, он внимательно изучал очередной файл. Гарри тоже смотрела на экран, стараясь понять, что именно привлекло его внимание. Это был код одной из собственноручно разработанных ею хакерских программ.

Исполнив стаккато на клавишах, Диллон быстро закрыл один файл и открыл другой. Затем он стал проматывать его содержимое, но тут же остановился, чтобы изучить файл построчно. Тихо присвистнув, он уставился на экран, а затем указал на строку в исходном коде.

— Вот этот кусок — зачем?

Пробежав строку глазами, Гарри принялась объяснять свой замысел; слова понеслись чехардой — ей не терпелось поделиться с ним своими идеями. Чтобы дотянуться до клавиатуры, Гарри пришлось наклониться над Диллоном. Она уловила исходящее от него тепло, а заодно легкий аромат душистого мыла, которым он пользовался.

Когда она закончила, Диллон долго смотрел на нее, скользя изучающим взглядом по ее лицу.

— Ты сама все это написала?

— Да. — Гарри набрала полную грудь воздуха. — А можно я теперь спрошу?

— Конечно. — Он продолжал неотрывно смотреть ей в глаза.

— Как вы меня нашли?

— Очень просто. Ты оставила слишком много подробностей о своем подвиге на доске объявлений. Сама знаешь — парни из службы безопасности постоянно мониторят такие вещи. Чем дольше висишь в онлайне, тем быстрее тебя вычисляют.

Гарри почувствовала себя полной дурой. Действительно просто! Она была слишком беспечна. Впрочем, прятаться тоже было не в ее привычках.

Быстро простучав по клавишам, Диллон закрыл ее файлы и крутнулся в кресле, оказавшись с Гарри лицом к лицу. Он снова взял в руки отвертку и стал ею поигрывать.

— Ты влезла в финансовые записи, принадлежащие Дублинской фондовой бирже, — сказал он. — Знаешь, что было, когда они обнаружили ошибку?

— Нет.

— Администратора баз данных чуть не уволили с работы. — Диллон подался вперед. — Ему всего двадцать четыре года, и у него беременная жена.

Гарри понурилась, почувствовав, как у нее начала зудеть кожа, словно от какой-то пакостной сыпи.

— Я не подумала. Это все казалось такой ерундой…

Диллон покачал головой.

— Ты здесь не просто шалишь с компьютерами — ты ломаешь людям жизнь.

Опустив от стыда глаза, она пробормотала:

— Простите.

— Валяй, рассказывай, какие еще системы ты повредила.

Гарри вскинула голову.

— Но раньше я ничего такого не делала! — воскликнула она. — Я ничего не ломаю, а только приглядываюсь.

Диллон исподлобья посмотрел на нее. Гарри так и не поняла, поверил он ей или нет. Со стуком бросив отвертку на стол, он сложил руки на груди — так, будто принял окончательное решение.

— Ладно. Я увидел, как ты взламываешь, — спокойно произнес он. — Теперь я хочу узнать, зачем ты это делаешь.

— Но я уже сказала вам…

— Нет, не сказала, — перебил ее Диллон. — Это была обычная отговорка. Объясни еще раз. Зачем ты занимаешься хакерством?

В голове у Гарри не осталось ни одной мысли. Какого ответа он ждет? Она чувствовала себя так, будто снова пошла в первый класс и учитель задает ей один вопрос за другим, плавно подводя к единственно верному ответу. Но что это был за ответ, черт бы его побрал?

Гарри попыталась вспомнить, какие именно ощущения у нее были, когда она начинала взлом.

— Ну, наверное, мне нравится прорываться внутрь и попадать в места, где быть запрещено.

— Значит, любишь рисковать. Чего ради? Это позволяет тебе почувствовать себя могущественной?

Гарри вспомнила, как всякий раз, когда она должна была вот-вот взломать очередную систему, волосы у нее на загривке нетерпеливо вставали дыбом. Она подумала об эйфории, которая толчками, словно наркотик, разливалась по ее жилам, когда ей удавалось отпереть последнюю дверь, ведущую в чью-нибудь сеть. Диллон был прав. Хакерство — и только оно — составляло ту часть ее жизни, где Гарри могла почувствовать себя сильной и независимой. Но было и еще кое-что.

— Наверное, да. Отчасти. Но главное в другом — я просто не верю, когда говорят, что невозможно взломать ту или иную систему. Если так написано в инструкции, еще не значит, что это правда. — Она потерла нос, словно это могло помочь ей распутать мысли. — А еще я знаю, что всегда могу залезть внутрь, если как следует постараюсь.

— Выходит, все дело в технологии? Хочешь узнать, как часики тикают?

— Угу. В каком-то смысле. Это как… Ну, не знаю. — Она посмотрела прямо на него. — Это как найти истину.

Глаза Диллона загорелись, он выпрямился в своем кресле.

— Вот именно. В этом — самая суть хакерства. В поиске истины.

Он подался вперед, упершись локтями в колени и сцепив перед собой ладони. Его лицо оказалось в нескольких дюймах от лица Гарри.

— Все думают, что хакерство — это только разрушение, но подобное утверждение слишком далеко от истины. Хакерство — это изучение технологий, это предельное их развитие, это обмен знаниями. Настоящий хакер всегда мыслит шире в сравнении с тем, как предписано в книге или как его учили. Он ищет способы достижения цели даже тогда, когда здравый смысл пасует. — Диллон посмотрел на нее в упор. — Хакерство — это хорошо. Только люди бывают плохими.

Он схватил ее ладони. Гарри бросило в жар, в груди у нее что-то судорожно трепыхнулось.

— Подумай о хакерстве как о мировоззрении, — сказал он. — Мы не просто взламываем компьютеры — мы взламываем свою жизнь. — Он крепко держал ее руки, время от времени сжимая их, чтобы подчеркнуть значимость своих слов, и прямо-таки обжигая Гарри своим взглядом. — Никогда не позволяй себе ограничиваться тем, что тебе говорят другие. Никогда не принимай чужую точку зрения безоговорочно.

Гарри слушала его, словно завороженная. Ограничиваться. Слово, которое точно описывало ее самоощущение — изо дня в день, каждую минуту. Забитая вечно недовольной матерью, затюканная в школе, где она никак не желала подстраиваться под общий стандарт… По какому-то наитию Гарри поняла: Диллон рассказывает ей о том, как справиться с житейскими трудностями.

Вдруг, без всякого предупреждения Диллон выпустил ее ладони и выпрямился в кресле, будто устыдившись собственного напора.

— Конец лекции. Спасибо за то, что поговорила со мной. — Пружинисто встав на ноги, он направился к двери. — Провожать не надо.

Гарри поднялась с кровати — от неожиданной перемены голова у нее шла кругом.

— Но постойте… — промямлила она. — А что теперь будет?

Диллон пожал плечами.

— Да ничего. Придется рассказать твоим родителям обо всем, чем ты тут занимаешься, хотя, конечно, никто не станет преследовать по закону тринадцатилетнюю девчонку. Но знай: выкинешь такое еще раз — будешь иметь серьезные проблемы.

Взявшись за ручку двери, Диллон остановился и оглянулся на Гарри через плечо. В его глазах все еще теплился отблеск лихорадочного огонька.

— Когда-нибудь у меня будет собственная компания — с лучшими инженерами со всей страны. — Его губы дрогнули, и он, подмигнув ей, почти весело сказал: — Постарайся не попасть в тюрьму, и я, возможно, возьму тебя на работу.


Глава десятая | Проникновение | Глава двенадцатая







Loading...