home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава двадцать вторая

Они оказались в той части аэропорта, которую Гарри раньше никогда не видела. Судя по запущенному виду окружающей местности, ее, вероятно, вообще мало кто видел.

Они подъехали к зданию аэровокзала обычным путем, направляясь вместе с прочими автомобилями к залу ожидания. В последнюю секунду, однако, Джуд резко свернул налево, на узкую боковую дорожку, уводившую прочь от главного вестибюля. Не говоря ни слова, он проехал еще две-три мили, и вскоре машина затряслась по грунтовой дороге. Вокруг не было ни души.

Гарри огляделась по сторонам и, не удержавшись, спросила:

— Куда мы едем?

Строения аэропорта остались далеко позади, а вокруг, насколько хватало глаз, раскинулась пустошь, заросшая сорной травой и изрезанная вдоль и поперек серыми лентами явно нерабочих взлетных полос. Ни следа отпускников с соответствующим местности багажом.

— Увидите, — коротко отозвался Джуд.

Он съехал с грунтовой дороги и повел машину через ухабы, направляясь к рифленому металлическому строению, похожему на заброшенный авиационный ангар. Завернув за угол, он плавно затормозил и выключил двигатель.

Прямо перед ними, будто присев на корточки, припал к бетонной площадке небесно-голубой вертолет. Его двигатель молчал, лопасти ротора свесились над фонарем кабины.

— Идемте, — сказал Джуд и выпрыгнул из машины.

Гарри, медленно двинувшись следом, увидела, как из-под вертолета выполз человек в зеленом комбинезоне. Заметив их, он помахал рукой, показал Гарри большой палец и скрылся в ангаре. Джуд козырнул ему в ответ и направился прямиком к вертолету. Не оглядываясь на Гарри, он открыл дверь вертолета и забрался в кабину.

Гарри, поколебавшись, пересекла бетонную площадку и залезла в кабину вслед за Джудом. Тот сидел в пилотском кресле, наклонившись вперед и деловито осматривая приборную панель. Гарри стала протискиваться к креслам сзади, но Джуд кивком указал на кресло рядом с собой.

— Садитесь впереди, — велел он. — Отсюда лучше видно.

Гарри поморщилась. Высота вызывала у нее примерно те же ощущения, что и запутанные лабиринты, и она поймала себя на том, что уже несколько раз глубоко вдохнула и выдохнула. Обойдя Джуда, она уселась рядом с ним и обвела взглядом стовосьмидесятиградусную панораму грубо пересеченной местности и заброшенных взлетных полос. Ей показалось, что она находится сейчас на самом краю мира.

— Итак, кто-то толкнул вас под поезд, — напомнил Джуд, не отрывая глаз от панели с экранчиками и циферблатами. — Зачем?

— Кто-то пытался меня запугать, — пояснила Гарри, продолжая внимательно осматриваться по сторонам. Обстановка кабины, похожей на капитанский мостик межгалактического звездолета, никак не вязалась с обликом надутого банкира — любителя медленной езды.

Сцепив руки на коленях, Гарри наклонилась к Тирнану и вежливо осведомилась:

— Вы что, и вправду собираетесь взлететь на этой штуковине?

— Ну, кому-то из нас придется это сделать, — ухмыльнулся Джуд. — Не волнуйтесь, мы не улетим далеко. Я хочу только слегка его обкатать.

Он вручил Гарри пару громадных наушников с прицепленным к ним микрофоном. Ни с того ни с сего ей вдруг вспомнились девушки-операторы в справочном отделе банка «Шеридан». Она пристроила наушники у себя на голове и с любопытством посмотрела на Джуда, щелкавшего тумблерами и нажимавшего на кнопки. Тот, ослабив воротничок и галстук, еще выше закатал рукава рубашки. Под белой хлопчатобумажной тканью обозначились хорошо развитые бицепсы. Двигатель утробно зарокотал; по телу Гарри прокатилась волна мелкой дрожи.

— Так зачем вас кому-то запугивать? — Голос Джуда, звучавший в наушниках, приобрел металлический оттенок и доносился, казалось, откуда-то издалека.

— Они думают, что у меня их деньги. Если точнее — двенадцать миллионов евро.

— А они у вас?

— Возможно.

Лопасти ротора завертелись — постепенно распрямляясь, поднимаясь над землей, прорезая тени в солнечном свете.

— А я здесь при чем?

Лопасти вращались все быстрее — сквозь грохот двигателя отчетливо прорывался их свистящий шелест. Гарри с трудом подавила желание вжать голову в плечи. Шум был почти невыносимым, даже несмотря на наушники.

— Ну как же? Вы ведь инвестиционный банкир! — ответила она, стараясь не кричать в микрофон. — Вы разбираетесь в законах рыночной торговли. Вы знаете, как перемещается капитал. — Все ее тело мелко затряслось от вибрации вертолета, и Гарри вцепилась в подлокотники, чтобы уменьшить дрожь в руках. — Если верить тому типу, который толкнул меня на рельсы, эти деньги принадлежат инсайдерскому кругу моего отца.

Вертолет рванул вертикально вверх, и все внутри у Гарри рухнуло куда-то в пустоту. Джуд посмотрел на нее через плечо и поинтересовался:

— Вы летали когда-нибудь на вертолете?

Гарри покачала головой, не решаясь открыть рот. Вертолет на миг завис в воздухе, затем круто накренился и повернул налево. Она судорожно сглотнула. Земля понеслась навстречу, и на какое-то время мир предстал перед Гарри лежащим на боку.

Когда вертолет принял нормальное положение, она украдкой взглянула на Джуда. Он вел машину уверенно, едва касаясь приборов управления кончиками пальцев. Он подался вперед и впился глазами в горизонт, будто слившись в одно целое с индикаторами на приборной доске; лицо его так и светилось чуткостью и умом.

Куда девалась надутая черепаха, которая привезла ее в аэропорт?

— А откуда у круга взялись двенадцать миллионов евро? — осведомился он.

— Ладно. Расскажу вам все так, как я себе это представляю, — заявила Гарри. — Инсайдерский круг получил информацию о предстоящем поглощении «Сорохана» «Авентусом». Участники круга за бесценок скупили акции «Сорохана», заранее зная, что, как только известие о поглощении просочится в печать, цены моментально взлетят до небес. После этого о поглощении было объявлено официально, и они, дорого продав акции «Сорохана», заработали кучу денег. — Она наморщила лоб. Следующая ее догадка ни на чем не основывалась, но Гарри нутром чуяла, что не ошибается. — Мой отец каким-то образом ухитрился утаить часть прибыли, а может, и всю прибыль, полученную от сделки. И теперь остальные участники круга хотят вернуть эти деньги.

— Вы хотите сказать, что ваш отец обманул своих партнеров?

— Я, признаться, нисколько не удивилась бы этому. Мой отец обманывал всех и каждого.

Джуд смерил ее долгим взглядом и задумчиво произнес:

— Ну, меня он никогда не обманывал. Он был одним из самых талантливых инвестиционных банкиров, которых я знал. И слишком умным, чтобы вляпаться в такое дерьмо.

Она вскинула голову.

— Выходит, не таким уж и умным. Не забывайте: в конце концов он попался. — Сказав это, Гарри опустила глаза. — Но, так или иначе, мы сейчас говорим не о его прегрешениях.

Внезапно вертолет накренился вправо. Гарри застыла от ужаса — земля понеслась прямо на нее. За миг до столкновения вертолет снова взмыл вверх головокружительной «свечой»; горизонт, будто маятник, качнулся в сторону и исчез из виду.

Гарри оцепенела, не в силах пошевелить ни рукой, ни ногой.

— Нельзя ли обойтись без этих мачо-маневров и просто лететь по прямой?

Джуд бросил на нее удивленный взгляд. Он выровнял вертолет, вернув мир в нормальное положение.

— Так лучше?

— Да. Благодарю вас. — Гарри, до этого с силой сжимавшая подлокотники, ослабила хватку и сделала несколько глубоких вдохов. Снова повисло молчание. Она подумала, что беседовать с этим парнем совершенно невозможно — он сам кого хочешь разозлит.

Джуд кашлянул.

— Значит, если деньги были у вашего отца, то, может, он и положил их на ваш счет?

Гарри поерзала на сиденье. Она уже думала об этом. Возможно, ее отцу понадобилось привести деньги в движение, чтобы их труднее было обнаружить. Такой вариант она не исключала, ибо в этом был определенный смысл. Но с другой стороны, это означало, что Сал Мартинес собрался подвергнуть смертельной опасности собственную дочь.

— Вероятно, — после паузы сказала она.

— Банальный вопрос: почему вы не спросите у него самого?

Спросить у него самого. Как просто! Как заманчиво — пойти и увидеться с отцом, а затем выложить ему все, что с ней случилось, и утонуть в его ласковых медвежьих объятиях, как когда-то, в пять лет!

Гарри положила ногу на ногу и вытянула их перед собой. Кого она обманывает? Она будет сидеть за одним концом стола, отец — за другим. «Но я понятия не имею, что все это значит, Гарри, клянусь тебе!» — скажет он. Потом слегка пожмет плечами и выставит руки вперед, ладонями кверху, как бы наглядно показывая, что ему нечего скрывать.

Повернувшись к Джуду, Гарри криво усмехнулась:

— Поверьте, спрашивать моего отца — абсолютно бесполезно.

Джуд вздохнул.

— Так чего вы хотите от меня?

— Я хочу понять, каким именно образом мой отец и прочие участники круга совершали свои инсайдерские махинации, как приходили и уходили деньги.

— А я откуда знаю?

— Послушайте, я прошу вас всего-навсего включить воображение. Представьте, что вы вовсе не законопослушный инвестиционный банкир, всегда играющий по правилам, а талантливый аферист, жулик. — Гарри поглядела прямо перед собой. — В конце концов попробуйте сыграть роль моего отца.

Помолчав, Джуд произнес:

— Ладно. Допустим, что я — инвестиционный банкир и у меня есть важная ценочувствительная информация, из которой я хочу извлечь прибыль. Первое, в чем я даже не сомневаюсь, это то, что мне не удастся воспользоваться ни одним из своих обычных торговых счетов.

— Почему?

— Потому что за ними следят. Инвестиционные банки присматривают за торговыми счетами своих сотрудников. Одна сомнительная сделка — и сразу раздастся сигнал тревоги.

— А что бы вы сделали?

Джуд пожал плечами.

— На его месте я завел бы себе тайный счет, желательно в швейцарском банке, и работал бы с ним.

— Счет в швейцарском банке? — Гарри подняла бровь. — Это что-то из разряда шпионажа и отмывания денег?

— Необязательно. Чтобы открыть счет в швейцарском банке, совсем не нужно быть преступником. Это может сделать кто угодно, если, конечно, он хочет, чтобы его денежные дела оставались в тайне.

— Значит, счет полностью анонимный?

Джуд покачал головой.

— Нет, это просто миф. Полностью анонимных счетов не бывает. Все швейцарские банки точно знают, кто их клиенты.

— А номерные счета? Я думала, они потому и номерные, что имя владельца нигде не всплывает.

— Оно и не всплывает. Но где-нибудь в банковских архивах обязательно хранится досье с именем и адресом клиента. Доступ к нему имеют лишь несколько шишек из руководства, но такое досье обязательно есть.

— И это досье секретно?

— О, совершенно секретно, — подтвердил Тирнан. Теперь, когда Джуд разговорился, он показался Гарри прямо-таки болтливым. — У швейцарцев предусмотрена уголовная ответственность за разглашение банковской информации о клиенте. При поступлении на работу банковские служащие подписывают в договоре специальный пункт о неразглашении банковской тайны. Они рискуют сесть в тюрьму за одно упоминание о том, что счет вообще существует.

Гарри подумала, что этого, пожалуй, вполне достаточно, чтобы помалкивать.

— А если иностранное правительство предоставит швейцарскому банку доказательства преступной деятельности одного из его клиентов, что тогда?

— Ну, у швейцарцев свои взгляды на то, что такое «преступная деятельность». Неуплата налогов или там споры о разделе имущества при разводе совершенно не производят на них впечатления. Но если речь идет о преступлениях, связанных с контрабандой наркотиков или инсайдерскими махинациями, они, скорее всего, пойдут навстречу.

— Ну а как же завести такой счет?

Гарри посмотрела в окно. Ландшафт внизу стал другим. Равнину, поросшую редким кустарником, сменили невысокие холмы; впереди замаячили плавные очертания Сахарной Головы. Они двигались на юг, в направлении Дублинских гор.

Джуд пожал плечами.

— Да, в общем, так же, как и любой другой. Заполняешь бланки, предъявляешь удостоверение личности — как правило, паспорт. В большинстве швейцарских банков нужно пройти еще и личное собеседование. Но, не считая секретности, все это похоже на любой другой банковский счет. Можно получить карточку «Виза», пин-карту для банкомата. Есть доступ к банковскому счету через Интернет.

— Значит, если у моего отца был один из этих счетов, он ездил для его открытия в Швейцарию?

— Или на Карибы. Или на Багамы, на Бермуды, на Каймановы острова. У швейцарских банков полно филиалов по всему миру, и всюду действуют одни и те же правила секретности.

Гарри подумала обо всех тех заокеанских деловых поездках, что совершил ее отец за годы работы банкиром, и сочла, что Карибы — более вероятный вариант, чем Европа.

— Но как же он распоряжался отсюда своим счетом? Как совершал сделки?

Если Джуд и заметил переход от гипотетических «что, если…» к прямой констатации того, чем занимался ее отец, то не подал виду.

— Если у вашего отца был номерной счет, то с ним, скорее всего, работал его персональный менеджер, — сказал он. — Или, как их еще называют, «менеджер по личным связям». Вероятно, ваш отец отдавал распоряжения своему персональному менеджеру по телефону.

— Не слишком ли рискованно? Кто угодно мог позвонить и сказать, что он — мой отец.

— Не совсем. Для удостоверения личности ему пришлось бы назвать номер счета и секретный код.

— Секретный код? — Опять шпионские страсти и двойные агенты. — Какой еще секретный код?

— Да какой угодно. Он мог, например, распорядиться, чтобы все его инструкции включали какую-нибудь конкретную фразу… Ну, не знаю… — Джуд покачал головой. — Скажем, «Микки-Маус». Или «Абракадабра». Короче, что угодно. Главное — чтобы об этом знали только он и его менеджер по личным связям.

Гарри искоса взглянула на Джуда.

— Прямо джеймсбондовщина какая-то, а?

— Но конфиденциальная.

Что мог использовать ее отец в качестве секретного кода? Что-нибудь простое, легко запоминающееся. Что-нибудь, связанное с самым главным в его жизни. Впрочем, в жизни у него было так много ипостасей: инвестиционный банкир, преступник, покерный игрок, отец… Само собой, совсем не обязательно именно в этом порядке значимости. Если честно, он был, пожалуй, куда лучшим покерным игроком, чем преступником.

Гарри окинула взглядом поля, раскинувшиеся внизу. Показался большой L-образный частный дом. Но только в тот момент, когда Гарри увидела кельтские переплетения живой изгороди, она поняла, что это был дом Диллона.

Казалось, лабиринт несется прямо на нее. У нее перехватило дыхание, пульс бешено зачастил, гулко отдаваясь во всем теле.

— Вы в порядке? — спросил Джуд, повернувшись к ней.

Она кивнула, пытаясь отвести взгляд от лабиринта, но ее будто кто-то тянул к нему за ошейник. Вертолет повис прямо над гигантской живой изгородью, и Гарри поймала себя на том, что пытается рассмотреть, что именно находится в центре лабиринта. Видно было лишь что-то большое и темное, время от времени ярко поблескивавшее на солнце.

Джуд проследил за ее взглядом:

— Дом Диллона Фицроя, верно?

— Да. — Она вспомнила, как Феликс сказал, что Джуд и Диллон — старые друзья. — Откуда вы знаете друг друга?

— Мы вместе учились в колледже. — Джуд по-прежнему сосредоточенно смотрел на здание внизу. — Он вечно говорил, что когда-нибудь обязательно обзаведется особнячком на природе. Называл его «Особняк Иди-на-х…».

Услышав ругательство, Гарри подняла брови. В устах Джуда оно звучало как-то особенно неуместно.

— Что он имел в виду?

Джуд криво улыбнулся.

— Диллон был приемным ребенком в семье. Он рассказывал вам об этом?

— И что?

— По-моему, этот факт заставляет его все время что-то доказывать. Только не спрашивайте меня, что именно.

— Вы, я вижу, его недолюбливаете?

Он посмотрел на нее через плечо и вдруг круто развернул вертолет.

— Все, пора назад.

Дом Диллона скрылся из виду. Гарри откинулась на спинку кресла и глубоко задышала, дожидаясь, пока пульс придет в норму.

— Вы так и не спросили меня, кто именно состоял в инсайдерском круге, — произнесла она наконец. — Не хотите узнать?

— Если вы собирались мне об этом рассказать, то, думаю, рано или поздно сделаете это. А если не собирались — что толку спрашивать?

Гарри пристально смотрела на него, решая, можно ли быть с ним достаточно откровенной. В конце концов, Джуд был всего-навсего инвестиционным банкиром — таким же, как все они. Но ей требовалось от него и еще кое-что.

— С некоторыми из них вы хорошо знакомы, — произнесла она после довольно продолжительной паузы.

— Знаком?

— Например, с Феликсом Роучем. Вашим сотрудником из отдела внедрения.

Вертолет качнулся влево.

— Что? Роуч был членом круга?

— Ну, не совсем, — сказала Гарри, глядя на Джуда в упор. — Круг ничего о нем не знал. Роуч просто тайком читал их письма и помаленьку пользовался инсайдерской информацией в своих интересах.

Джуд нахмурился. Он крепко сжал штурвал, выравнивая вертолет.

— Откуда вам это известно? И если это так, то почему его не арестовали?

— Не хватило улик. Возможно, полиция сочла, что он просто мелкая сошка. Я считаю иначе. — Гарри подалась вперед. — Мне нужно увидеть его файлы. Электронную переписку, архивы.

— Зачем?

— Затем, что он, возможно, и был в деле сбоку припека, но у него имелся доступ к электронной переписке членов круга. Он знал их всех по именам. А если и не знал, то наверняка обладал информацией, которая поможет мне вычислить их.

— Но вы не имеете права просматривать его электронную почту. Это конфиденциальные сведения.

Гарри вздохнула. Черепаха снова была тут как тут.

— Знаю. Потому и прошу вас помочь.

— Вы что, серьезно? С чего вы взяли, что я стану помогать вам с вашими противозаконными трюками?

Отвернувшись, Гарри посмотрела на тень от вертолета, летевшую следом за ними по залитым солнцем холмам.

— Вы слышали о таком сотруднике «КВК» — инвестиционном банкире по фамилии Спенсер?

— Джонатан Спенсер? А он тут при чем?

— Вы его знали?

— Конечно, знал! Мы с ним каждые две недели резались в сквош.[55] Хороший был парень. Погиб много лет назад. Случайно попал под машину.

— Нет, не случайно.

Джуд посмотрел на нее так, будто она окончательно спятила, но Гарри, выдержав его взгляд, продолжила:

— Он хотел саботировать инсайдерскую сделку по «Сорохану», и его толкнули под грузовик, ехавший на полном ходу.

Джуд рывком стянул наушники с головы и, ошарашенный, уставился на Гарри. Затем, снова надев их, пробормотал:

— Бред какой-то… Кто вам это сказал? Я не верю ни единому слову!

— А если и я в конце концов окажусь под колесами скорого поезда, тогда поверите?

Джуд смотрел прямо перед собой, угрюмо поджав губы.

— Мне очень нужно увидеть эти файлы, — мягко произнесла Гарри. — Мне нужно, чтобы вы помогли мне взломать «КВК».


Глава двадцать первая | Проникновение | Глава двадцать третья







Loading...