home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава тридцатая

Гарри грохнула по рулю кулаком. То видишь, то не видишь. Ее подсознание вычислило все это задолго до нее самой.

В первый раз, когда она позвонила в «справочный стол», ей сказали, что бланк вклада заполнен не до конца: не были проставлены ни дата, ни время — не было ничего, что указывало бы на источник поступления денег. Гарри хорошо знала, что такое манипуляция с базами данных. Какая-то часть ее мозга сразу распознала симптомы и поняла, что деньги на счету — фальшивка.

Кто же хакер? Феликс Роуч? Или Джуд? Последний утверждал, что ничего не понимает в компьютерах, но он вполне мог и соврать. Иэн пообещал, что еще покопается в файлах, чтобы попробовать вычислить хакера, но Гарри почти не сомневалась в том, что никаких следов найти не удастся.

Она не сводила глаз с синей двери на противоположной стороне улицы. Кто за ними живет? Побарабанив пальцами по рулю, она мысленно перебрала варианты предстоящих действий. Можно было тайком обойти террасу сзади и поискать вход там. Гарри пожевала губу. Идея ей не понравилась. А если подождать, пока кто-нибудь войдет в дом, и незаметно прошмыгнуть следом? Она огляделась по сторонам, но на улице не было ни души. Взгляд Гарри, скользнув к зеркалу заднего вида, остановился на мотоцикле, стоявшем позади.

Или, может, просто подойти к двери и позвонить?

Не давая себе времени передумать, Гарри резко повернулась и потянулась к заднему сиденью. Порывшись в глянцевой кипе технических журналов, она извлекла из нее золотистый конверт размера A4 в пузырчатой упаковке. Когда-то в конверте были диски с программами, заказанные Гарри через «Amazon». Теперь же она запихнула в него четыре последних номера «Технологии безопасности и дизайна» и, заправив клапан внутрь, взвесила конверт в руке. Вполне увесистый, чтобы сойти за важную посылку. Довольная результатом, Гарри нащупала в бардачке отвертку, после чего схватила сумку, на всякий случай выключила мобильник и выбралась из машины.

От свинцово-серых туч, набухших дождем, вечер казался темнее, чем обычно. До слуха Гарри доносился рокот автобусов, плетущихся по Южной окружной и время от времени вырывающихся из очередной пробки. По сравнению с Южной окружной здесь, на Сэйнт-Мэриз-роуд, было почти пустынно. Для полноты картины не хватало только шаров перекати-поля.

Гарри застегнула свою кожаную куртку и, то и дело озираясь по сторонам, бочком подобралась к мотоциклу. Она поддела отверткой крышку багажного ящика. Пластик легко подался, и Гарри, несколько раз энергично крутанув отверткой, вскрыла багажник. Мысленно извинившись перед мотоциклистом, она вынула из багажника шлем. Под шлемом лежала пара жестких мотоциклетных перчаток, вонявших машинным маслом и кожей; когда Гарри натянула их на руки, перчатки дошли ей почти до локтей. Она зажала шлем под мышкой, прогулочным шагом пересекла улицу и поднялась по ступенькам к парадной двери дома номер тринадцать.

Звонки были пронумерованы с первого по четвертый, таблички с именами отсутствовали. Гарри обвела взглядом фасад здания. От городской копоти и старости некогда красный викторианский кирпич стал блекло-розовым, водостоки начали рассыпаться. Она сделала глубокий вдох и напялила шлем на голову. От шлема несло застойным, несвежим запашком, как от кухонной тряпки, и Гарри почувствовала, как по черепу пробежали мурашки. Она нажала кнопку звонка квартиры № 1, располагавшейся, насколько Гарри могла судить, в подвальном этаже. Сейчас кому-то очень не понравится, что она заставила его тащиться по лестнице наверх.

Она стояла, прислушиваясь к звуку собственного дыхания, усиленного внутри шлема. Дверь отворилась, и Гарри увидела старика. Взгляд его глаз был близорук, как у мистера Магу[59] без очков.

— Да? — сказал старик.

Гарри почувствовала струйку густых пивных паров, исходившую от него, и тут же испытала искушение опустить забрало шлема. Но вместо этого она показала старику конверт.

— Курьерская доставка в четвертую квартиру. — Звук собственного голоса чуть не оглушил ее саму.

Старик уставился на Гарри — прищурившись, с присвистом дыша в нос. Гарри собралась уже повторить только что сказанное, как вдруг старик отвернулся и зашагал внутрь. Постояв в нерешительности, она двинулась за ним.

Коридор был тесный и плохо освещенный. Свет тусклой лампочки окрашивал все в грязно-желтый никотиновый оттенок. Гарри закрыла за собой входную дверь и услышала приглушенный тикающий звук, показавшийся ей знакомым. Однако она не смогла сразу распознать его.

Старик зашаркал прочь. Она последовала за ним, но он грубо отмахнулся от нее.

— Наверху, — коротко бросил он, даже не оглянувшись, и исчез в двери, видневшейся в дальнем конце коридора.

Гарри пожала плечами. Оставшись в одиночестве у подножия лестницы, она принялась выворачивать шею, вглядываясь вверх, в темноту. Ее глаза различили два пролета лестницы, ведущей на первый этаж.[60] Она поставила ногу на ступеньку, и тут свет погас.

Гарри замерла. Тьма была густой, непроглядной — как и воцарившаяся тишина. Даже тиканье прекратилось. Гарри прижалась спиной к стене. От учащенного дыхания лицо под шлемом вспотело, и она, стянув шлем с головы, прислушалась. Ничего.

Гарри на ощупь пошла вдоль стены, пока не наткнулась на круглое пластиковое приспособление, похожее на старинную кнопку звонка. Она с силой надавила на него — опять зажегся слабый желтый свет. За спиной снова затикало, и Гарри взглянула на выключатель. Он был размером с банку из-под обувного крема с медленно выдвигавшейся наружу центральной частью, из которой как раз и исходило тихое, мерное тиканье. Гарри прислонилась спиной к стене и с облегчением выдохнула. Свет выключался по таймеру.

Она скорчила рожицу, как бы упрекая себя в том, что оказалась такой трусихой, и еще раз вдавила в стену кнопку выключателя, чтобы запастись светом. Поднимаясь по лестнице, она мысленно задалась вопросом, сколько у нее осталось времени до ближайшего затемнения, и поймала себя на том, что считает секунды, взбираясь по ступенькам. Какой, однако, прижимистый домовладелец.

Гарри достигла лестничной площадки и прошла мимо открытой двери слева. По застоявшемуся запаху мочи она поняла, что это был туалет. Не переставая считать секунды, она преодолела еще один пролет и оказалась перед дверью квартиры номер четыре.

Что дальше? У нее хватило ловкости проникнуть в дом, но на этом ее желание импровизировать иссякло. Она стянула мотоциклетные перчатки и запихнула их в шлем. Подойдя к двери на цыпочках, она прижалась к ней ухом. Послышался приглушенный звук голосов. Мужских голосов. Сколько человек — неясно. Она оглянулась по сторонам. На этой лестничной площадке других дверей не было. Идти некуда — только вниз.

Внезапно она снова оказалась во тьме. Господи! Все, что здесь имеешь, — тридцать секунд света. Неудивительно, что тот старичок внизу бросил ее с такой поспешностью. Не хотел барахтаться в темноте.

Голоса за дверью стали громче. Гарри отступила назад. Дверная ручка заскрежетала, и Гарри метнулась прочь. Она слетела вниз по лестнице, ворвалась в вонючий туалет и прижалась там спиной к стене — как раз в ту секунду, когда дверь квартиры номер четыре отворилась.

— Я плачу тебе за результаты, но результатов пока не вижу.

— Наймите кого-то другого, если, по-вашему, это что-то изменит. Точно говорю, ни хера там нет.

Гарри зажала рот рукой. Она подвинулась ближе к двери и выглянула в щелку. Лестничная площадка была освещена прямоугольником света, исходившего из квартиры. Человек в темном пиджаке стоял наверху лестницы, вполоборота к Гарри; его голова блестела на свету, ибо она была гладкой и безволосой, как яйцо.

— Найди мне что-нибудь по ней, Куинни, мне нужны рычаги воздействия, — сказал другой мужчина. Гарри попыталась его разглядеть, но лысый заслонял от нее его фигуру.

— На это уйдет время…

— Да у тебя на все уходит время!

— Но ведь вам надо, чтобы все было сделано правильно, да?

— Мне надо, чтобы все было сделано быстро!

Человек, которого звали Куинни, пожал плечами и двинулся по лестнице в сторону Гарри. Она отстранилась от щелки и сильнее прижалась к стене. Горло свело от отвращения. Гарри изо всех сил пыталась не вдыхать туалетную вонь.

— Раскопай по ней какую-нибудь грязь, внакладе не останешься.

Шаги Куинни замерли прямо перед дверью в туалет. Гарри слышала, как он дышит. Она по-прежнему зажимала рот рукой, чтобы не заскулить от страха. Сомневаться не приходилось: говорили о ней.

Она рискнула еще раз посмотреть в щелку, но увидела только затылок Куинни. Кожа между воротником и основанием черепа лежала толстыми розовыми складками, как вязанка сырых сосисок.

— Есть бойфренд, — произнес он наконец.

Гарри подняла брови. Бойфренд? Это еще что за новости?

— Мы можем его использовать?

Куинни пожал плечами.

— Кто его знает.

Гарри хотела убрать голову от дверной щелки — и тут заметила прямоугольный предмет на полу, почти у ног Куинни. Она уставилась на него, разинув рот. Это был конверт с пупырышками. Она быстро осмотрела все свои вещи: наплечная сумка, шлем, перчатки. Конверта не было. Черт!

Она опустилась на корточки и принялась шарить по холодному кафелю вокруг себя, содрогаясь от отвращения всякий раз, когда ее пальцы натыкались на мокрые комья волос и туалетной бумаги. Напрасно она сняла перчатки. Закрыв глаза, Гарри почувствовала легкое головокружение. Наверное, она выронила конверт, когда сбегала по лестнице.

— Что за бойфренд?

— Какой-то, мля, крутяк. Могу проверить.

Взгляд Гарри скользнул к конверту на полу. Он лежал от нее всего в нескольких футах, но дотянуться до него было невозможно — застукают. Но, может, он ничего и не значит. В конце концов, это был самый обыкновенный конверт.

Внезапно глаза ее расширились, а сердце на какой-то миг перестало биться. На лицевой стороне конверта красовалась наклейка с ее именем и адресом.

— Ладно, валяй, — сказал собеседник Куинни. — Нарой все, что сможешь. Бойфренд, семья, друзья — все, кого с ней видел. Найди что-нибудь, что может мне пригодиться.

— Бабки вперед. Нет бабок — нет информации.

— Я заплачу тебе, когда сделаешь работу, и ни секундой раньше.

Повисло молчание, правда недолгое.

— А может, мои гонорары только что увеличились.

Она услышала, как тот, другой, начал спускаться по лестнице, к Куинни. Прямоугольник света стал уменьшаться — дверь за спиной мужчины медленно закрывалась. Гарри подалась вперед. Вот-вот станет темно, и тогда можно будет сцапать конверт. Но спускавшийся по лестнице оказался проворнее ее. Должно быть, он нажал выключатель на стене, потому что лестничную площадку внезапно залил свет.

Гарри затаила дыхание и снова принялась считать, прислушиваясь к спору подельников. Ее охватило странное чувство отчужденности, будто все, что происходило в эту минуту, не имело к ней никакого отношения. Не было ничего нелепее, чем сидеть на корточках в вонючем туалете и подслушивать, как два незнакомых типа торгуются о том, сколько стоит испортить тебе жизнь.

Девять, десять, одиннадцать. Она снова приблизилась к дверной щели. Куинни, стоявший лицом к своему визави, смотрел на него сверху вниз, но преимущество в росте явно не прибавляло убедительности его доводам. Гарри по-прежнему не удавалось разглядеть второго.

Шестнадцать, семнадцать, восемнадцать. Она помассировала пальцы, не переставая считать. Собеседники, похоже, наконец-то достигли соглашения и собрались закругляться.

Двадцать один, двадцать два, двадцать три. Гарри сглотнула, затем уперлась рукой в мокрый кафель и начала осторожно просовывать другую руку в дверную щель — как можно ниже над полом.

Двадцать восемь, двадцать девять, тридцать.

На площадке стало темно — оба партнера выругались. В тот же миг Гарри выбросила руку вперед и схватила конверт. Прижав его к груди, она снова прислонилась к стене. Темнота парализовала собеседников ненадолго: не прошло и двух секунд, как они нашли выключатель. Стук сердца гулко отдавался в ушах Гарри; она едва заставила себя дышать чуть потише.

Собеседники прошли мимо нее и стали спускаться к следующему лестничному пролету, где наконец-то расстались. Куинни направился к выходу; его подельник развернулся и поплелся обратно в квартиру. Когда он проходил мимо двери в туалет, Гарри мельком разглядела его лицо.

Разумеется, она его знала. Она видела его фотографию в газетных архивах. Он набрал несколько стоунов[61] и сменил костюм на грязную футболку, но узнать его было все так же легко.

Это был Леон Рич.


Глава двадцать девятая | Проникновение | Глава тридцать первая







Loading...