home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава тридцать вторая

Было без пятнадцати восемь, когда Гарри вернулась домой, и почти восемь, когда она вспомнила о том, что договорилась об ужине с Диллоном.

Она хлопнула себя рукой по лбу, разделась, бросилась под душ и вертела кран до тех пор, пока вода почти не превратилась в кипяток. Пытаясь не думать о матери, она дважды намылила голову, чтобы смыть вонь от шлема.

Эшфорд покинул офис «Лубры», напоследок еще раз призвав Гарри быть осторожной и всем своим видом как бы прося у нее прощения за то, что пришел. Гарри сидела в кресле Диллона, не в силах пошевелиться, пока не явилась Имоджин, которая велела ей ехать домой.

Выскочив из душа, Гарри натянула джинсы и белый хлопчатобумажный джемпер и направилась к двери. Активная деятельность обычно прочищала ей мозги, но на сей раз у Гарри было предчувствие, что этот прием не сработает.

Проходя мимо кабинета, она секунду поколебалась, затем все же вошла и проверила почту. Ничего. Она рухнула в свое рабочее кресло и потерла пальцами лоб. Совсем скоро Пророк вновь выйдет с ней на связь и пришлет инструкции насчет денег. Господи, что тогда делать?

Гарри грохнула по столу кулаком. Черт бы побрал отца с его грязными сделками! Какое ей до всего этого дело? Долгие годы ей удавалось как-то отгородиться от отца, отключить свои эмоции. Но он, похоже, даже сидя в тюрьме, ухитрялся портить ей жизнь.

Гарри закрыла ноутбук и вышла из квартиры, хлопнув дверью. Забравшись в машину, она завела двигатель, включила фары и рванула на юг, в Эннискерри.

Гарри редко думала об отце. В свое время она надумалась о нем на несколько лет вперед, но от этих мыслей не было никакого проку. Теперь же у нее внутри так и бурлили эмоции — будто молоко, готовое вот-вот закипеть. Судорожно вздохнув, она попыталась сосредоточиться на дороге.

В это время суток встречных машин почти не было, и меньше чем через десять минут Гарри добралась до шоссе с двусторонним движением. Она понеслась по пустой автостраде, чувствуя, как понемногу приходит в себя, как ослабляют хватку руки, вцепившиеся в руль, и проясняется лицо. Пожалуй, ужин и бокал вина — это именно то, в чем она сейчас нуждается больше всего.

Она съехала с главной трассы и направилась к Степэсайд-виллидж. К этому моменту залитая огнями автострада и бензозаправочные станции сменились петляющими сельскими дорогами и травяными газонами у фасадов домов, и Гарри снизила скорость.

Она проехала через всю деревню и вскоре поняла, что взбирается на узкий холмик, едва вмещавший по ширине один автомобиль. Уличные огни исчезли, а небо едва виднелось — его загораживал свод, образованный переплетающимися ветвями деревьев. Гарри переключила передачу, уменьшив скорость, и врубила фары на полную мощность. По обе стороны дороги тянулись канавы и густые живые изгороди. Из-за невидимых в темноте поворотов скорость пришлось снизить чуть ли не до черепашьей.

Внезапно сзади выстрелил ослепительный сноп света, и Гарри быстро взглянула в зеркало заднего вида. Какой-то маньяк пристроился за ней, едва не подпирая бампер ее «мини». Судя по высоте фар, у него был джип. Гарри нажала педаль тормоза, надеясь, что вспышка красных огней напомнит этому типу о том, что нужно сохранять дистанцию. Вписавшись в очередной поворот, она снова посмотрела в зеркало. Джип скрылся из виду.

Двигатель «мини» работал на пределе своих возможностей, и Гарри переключилась на вторую скорость. В вышине, прямо по курсу, одиноко сияли сквозь мрак огни паба Джонни Фокса. Гарри нахмурилась. Диллон ничего не говорил ей об этом ориентире. Она медленно протащилась мимо него с болезненным предчувствием чего-то дурного, как будто оставляла за спиной последнего из своих ангелов-хранителей. При мысли об этом по коже у нее поползли мурашки.

Пятнадцать минут кряду автомобиль качало на спусках и подъемах, будто на волнах. Гарри придерживалась скорости тридцать километров в час, во все глаза всматриваясь в ландшафт, частями выхватываемый из окружающей темноты фарами ее «мини». Слева дорога была ограждена низким каменным парапетом, отделявшим ее от вертикального падения в раскинувшуюся внизу долину. Справа вверх по холму взбегали густые заросли елей. Впереди не было ничего, кроме черных изгибов трассы.

Со скрежетом переключив рычаг на первую скорость, Гарри наконец призналась себе в очевидном: она выбрала неправильный поворот. Диллон не упоминал о крутых подъемах. Ей стало ясно, что она едет в сторону Дублинских гор. Мысленно выругав свой внутренний компас, Гарри стала высматривать придорожную площадку, чтобы развернуться.

Когда раздался первый глухой удар, она подумала, что в машину угодил упавший сверху булыжник. Удар подтолкнул «мини» вперед, выбросив Гарри из сиденья. Ремень безопасности спружинил и вернул ее назад. Придя в себя после секундного паралича, она врезала по тормозам. Машину немедленно повело вбок, носом к каменному парапету. Гарри завертела руль, пытаясь выровнять автомобиль перед следующим поворотом. Она мельком взглянула в зеркало заднего вида, и из груди у нее вырвался непроизвольный стон.

Джип снова был тут как тут — и наседал на нее сзади. Гарри, не веря своим глазам, смотрела на приближающиеся огни его фар, пока джип не въехал в нее, как бульдозер. Гарри вскрикнула. Бешено завиляв, «мини» ударилась о каменный парапет. Пассажирское окно разлетелось вдребезги. Гарри всем весом, чуть ли не встав над сиденьем, нажала на педаль тормоза. Машина метнулась к противоположной обочине и затряслась вдоль края придорожной канавы. По окнам противно заскрежетали ветки. Гарри изо всех сил пыталась выровнять автомобиль и чувствовала, как у нее дрожат руки, сжимающие руль.

«Мини», отозвавшись на ее усилия, кое-как выкарабкалась обратно на трассу. Гарри снова взглянула в зеркало заднего вида. Джип, находясь всего в нескольких ярдах от «мини», продолжал преследовать ее. Она переставила ногу с тормоза на газ, и «мини» рванула вперед. Когда машина принялась взбираться на холм, Гарри почувствовала, как ее вдавливает в сиденье. Господи, лишь бы на трассе не оказалось встречных грузовиков!

«Мини» визжала шинами, то и дело вписываясь в узкие повороты. Гарри качало из стороны в сторону. Ее руки мертвой хваткой вцепились в руль, мышцы, казалось, свело судорогой. Каждая клетка ее тела напряглась до предела, сосредоточившись на единственной цели — удержать машину на дороге. Не обращая внимания на вой двигателя, Гарри развила скорость до трехзначной цифры. В свете фар мелькнула надпись «МИНИМАЛЬНАЯ СКОРОСТЬ», нанесенная огромными люминесцентными буквами прямо на дорожное полотно. Гарри судорожно сглотнула и крепче сжала руль.

Она оглянулась на джип. Тот отстал, с трудом преодолевая крутые повороты, и к Гарри вернулась некоторая уверенность. Черт, кто бы это мог быть? Куинни? Может, он заметил ее машину еще тогда, у квартиры Леона, и с тех пор висит у нее на хвосте? Но какого дьявола он играет с ней в пятнашки на краю обрыва?

Взвизгнув тормозами, «мини» вырвалась на прямой отрезок дороги, и почти сразу же следом за ней загрохотал джип. Каменный парапет слева исчез — теперь от зияющей пропасти ее отделяла лишь насыпь высотой по колено, поросшая травой. Гарри тихо заскулила. Соотношение сил было явно не в пользу ее «мини». Все, что происходило сейчас, напоминало состязание карта[62] и джаггернаута,[63] и Гарри была отнюдь не в восторге от своих шансов на победу.

Джип продолжал наседать сзади. Он настолько приблизился, что было видно, как сверкает защитная решетка на его радиаторе. В следующую секунду чудовищный удар толкнул «мини» вперед. Шея Гарри резко дернулась. Автомобиль оказался в воздухе. Гарри, вскрикнув, прижалась к рулю. Машина плавно перелетела через насыпь, и у Гарри возникло ощущение, будто она участвует в замедленной киносъемке. Двигатель умолк, наступила странная тишина, нарушаемая только звуком вращающихся колес. Казалось, сознание Гарри значительно опережает события, разворачивающиеся вокруг нее, и теперь в ее распоряжении все время, какое только есть в мире. Ей пришло в голову, что надо бы расслабить руки и ноги, иначе при ударе о землю они будут слишком напряжены. Она заметила, как под пассажирским сиденьем ездит из стороны в сторону ее сумка.

Внезапно появилось ощущение, будто она находится в сорвавшемся лифте. Гарри почувствовала, что машина падает. В разбитые окна врывался свистящий воздух, земля с молниеносной скоростью неслась ей навстречу. Врезавшись в траву, машина запрыгала по земле, будто камень по озерной глади. Гарри бросало из стороны в сторону, ее голова тяжело билась о крышу и двери машины. Наконец несчастная «мини» остановилась, улегшись на правый бок. Все стекла были разбиты. Качнувшись напоследок, «мини» замерла.

У Гарри кружилась голова. Она слышала понемногу стихающий стон покореженного металла, звон осыпающегося стекла. Все тело было сплошь покрыто ссадинами от ударов о водительское окно, ставшее теперь частью днища автомобиля. Ремень безопасности был по-прежнему пристегнут. Гарри ощутила во рту теплый металлический привкус. Наверное, при ударе о землю она прокусила губу. Гарри попыталась повернуть голову, но голова странно отяжелела — казалось, что из-за травмы она налилась свинцом. Быстро оглядев свое тело, Гарри попыталась определить серьезность повреждений. Вроде бы ничего не было сломано.

Она прислушалась к звукам снаружи. «Мини» вовсю скрипела и тикала, и Гарри вспомнила о всех взрывающихся автомобилях, которые она видела по телевизору. Похоже, пора выбираться наружу. Но она сидела не шелохнувшись. Возможно, если она сожмется здесь, в темноте, и притворится мертвой, тот тип уйдет. Ей показалось, что она получила легкое сотрясение мозга.

Внезапно машину затопил поток света. Мгновенно ослепнув, Гарри закрыла глаза. Потом, с трудом извернувшись на сиденье, она посмотрела в заднее окно. С трассы на нее светили два ярких шара. Гарри вздрогнула. Это был джип, целиком, как прожектор, развернутый в ее сторону. В следующее мгновение она разглядела темный силуэт, зигзагами сбегающий по холму. Он то и дело перекрывал слепящий поток света — будто зритель, опоздавший к началу сеанса. Темная шапка, ярко-белые лохмы. Лица не рассмотреть.

Гарри отстегнула ремень безопасности, перебралась через рычаг переключения скоростей и потянулась к пассажирской двери. Ее вес опрокинул машину, и та с грохотом опустилась на левую сторону. Осколки стекла впились в ладони. Ударом ноги Гарри выбила дверь, выбралась из автомобиля и, лихорадочно балансируя, заковыляла по траве. Потом она побежала.

Гарри неслась под откос, втыкая в землю каблуки, чтобы не заскользить вниз по крутому склону. За спиной раздавались прерывистое дыхание и гулкий топот. Она стала продираться сквозь заросли утесника, не обращая внимания на колючки, вонзавшиеся в ее джинсы.

Неожиданно звук шагов прекратился. В ту же секунду преследователь повалил ее, с силой шваркнув об землю. Затем он уселся на нее сверху и уперся ей коленями в спину, прижав к земле с такой силой, что Гарри чуть не задохнулась. Схватив ее за волосы, он ткнул ее лицом в грязь. Гарри почувствовала вкус влажной земли, набившейся в нос и рот. Она попробовала закричать, но для крика ей не хватило дыхания. Когда белобрысый оттянул ее голову назад, Гарри полузадушенно всхлипнула. Она попыталась вцепиться в него, но он схватил ее за левое запястье и с силой заломил ей руку за спину, так что она вскрикнула от боли.

Мужчина приблизил губы к ее уху. Она почувствовала тепло его дыхания на своей шее, и по коже у нее пробежали мурашки. Как только он заговорил, Гарри сразу поняла, что это тот самый незнакомец с вокзала.

— Я слышал, ты заключила сделку. — Голос у него был противный — резкий и царапающий.

Она сглотнула и попыталась ответить.

— Я делаю только то, что хотите вы, — с трудом выдавила Гарри, чувствуя, что у нее пересохли губы. Голова ее была оттянута назад, поскольку белобрысый по-прежнему держал ее за волосы. — Я отдам деньги.

— Пророк тебе не верит. Он никому не верит. Кроме меня.

— Вас послал Пророк?

— Пророк всегда посылает меня. — Он еще сильнее оттянул ее голову, и она вновь вскрикнула от боли. — Он не любит, когда увиливают от сделки.

Гарри вздрогнула. Ей потребовалось усилие, чтобы ее голос прозвучал искренне:

— Зачем мне увиливать? Просто скажите, куда переслать деньги, и я все ему верну!

Он вжался лицом в ее волосы и, понизив голос до шепота, пробормотал:

— Последний, кто увиливал от сделки, кончил свою жизнь в результате несчастного случая на дороге.

Гарри подумала о Джонатане Спенсере, погибшем под колесами грузовика. Она опять сглотнула, чувствуя, как удары сердца отдаются в горле.

— Пророк знает, что я не буду увиливать, — сказала она и пальцами правой руки ощупала землю вокруг себя. Где-нибудь поблизости должен быть камень или палка — что-нибудь, что можно использовать в качестве оружия.

— Иногда люди жадничают. И тогда я должен устроить так, чтобы они сгорели.

Гарри мгновенно вспомнила о Феликсе Роуче, сожженном заживо в собственном доме, и едва не заскулила от страха. В этот момент ее пальцы дотронулись до чего-то твердого и холодного. Камень.

— И что Пророк уготовил мне? — с напускной храбростью поинтересовалась она, из последних сил стараясь, чтобы ее голос звучал ровно. Ее пальцы сомкнулись вокруг куска грубого гранита. Камень был размером с грейпфрут, с шероховатыми краями. — Бойню на дороге или испытание огнем?

Он снова дернул ее за волосы и заломил руку еще дальше за спину. Гарри зажмурилась, чувствуя, как из-под век брызнули слезы. Шею и горло свело от боли — ей показалось, что у нее вот-вот оторвется голова.

Белобрысый прижался к ней вплотную. Его голос стал еще более хриплым.

— Что касается тебя, то тут я могу выбирать.

Затем, без предупреждения, мужчина ударил ее кулаком в висок. Мозг колыхнулся в черепе, в ухе тонко запищало. Он снова ткнул ее лицом в землю. Гарри слишком поздно поняла, что выпустила из руки камень.

— Лежи и считай, — приказал белобрысый. — И не вздумай остановиться, пока не дойдешь до трехсот.

Она не отозвалась, и он снова наотмашь ударил ее в висок — звон в ушах стал еще громче.

— Считай!

Гарри выплюнула набившуюся в рот землю и стала считать, ненавидя себя за дрожь в голосе. Она почувствовала, как белобрысый слез с ее спины. Когда на нее перестал давить его вес, дышать стало легче, и Гарри отвернула лицо от земли. Продолжая считать, она вдохнула плесневелый запах глины и травы. Белобрысый, постепенно удаляясь, шаркал по траве ботинками.

Вскоре она услышала, как джип, взревев и зашуршав шинами, умчался прочь. Низина снова погрузилась во тьму. Гарри продолжала считать. Досчитав до четырехсот, она почувствовала, что силы ее иссякли. Она разрыдалась, припав к влажной земле.


* * * | Проникновение | Глава тридцать третья







Loading...