home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава вторая

Леон Рич не получал вестей от Пророка больше восьми лет и все эти годы горячо надеялся, что никогда больше не получит. Он поскреб свою двухдневную щетину и перечитал электронное письмо.

Возможно, это был розыгрыш. В конце концов, кто угодно мог так подписаться: «Пророк». Леон посмотрел на электронный адрес отправителя. Адрес изменился, но был все такой же невразумительный: an763398@anon.obfusc.com. Леон подумал о том, чтобы попытаться вычислить Пророка, хотя знал, что попытки эти ни к чему не приведут. Последний адрес удалось проследить не далее анонимного римейлера.[3] Тупик. Кем бы ни был этот Пророк, он хорошо знал, как сохранить инкогнито.

Кроме самого Леона, о Пророке знали только трое. Один из троих сидел в тюрьме, другой лежал в могиле. Оставался Ральф.

Леон набрал номер, по которому не звонил бог знает сколько лет.

— Это я, — сказал он.

— Кто, простите?

До Леона донесся приглушенный гул мужских голосов. Вероятно, Ральф встречался с банковскими ви-ай-пи, локтями отвоевывая себе свободное пространство на корпоративном приеме. То был мир, в котором когда-то, давным-давно, преуспевал сам Леон.

— Не валяй дурака, Ральф.

Коллективный хохот загрохотал Леону прямо в ухо, затем плавно сошел на нет, оставив после себя отзванивающую эхом пустоту. Похоже, что Ральфи-бой переместился в уборную.

— Теперь удобненько? — спросил Леон.

— Какого черта? Что ты придумал?

— Так, разыскиваю старых друзей. Славный день для звонков из прошлого.

— О чем ты? Я ведь просил никогда больше не звонить мне!

— Да, да, знаю. Слушай, Ральфи-бой, ты там как, далеко от своего офиса?

— Я на заседании совета директоров, и у меня нет…

— Хорошо, — перебил его Леон. — В таком случае я отошлю письмо на твой секретный адрес. Иди и прочитай.

— Что? Ты в своем уме?

— Давай-давай. Я перезвоню через пять минут.

Леон дал отбой, повернулся к компьютеру, повторно открыл письмо и переслал его на псевдоним-адрес Ральфа.

Крутнувшись в своем кресле, он уставился в окно, глядя на казенные контейнеры для стеклотары и мусорные баки на колесиках, обступившие по периметру небольшую автостоянку за его офисом. Прямо напротив, за автостоянкой, высилась грязная тыльная стена местной китайской закусочной. «Золотая Тигрица». Шикарное название — в самый раз для убогой тошниловки.

В дверях черного хода показался юный китаец, который выволок мешок бог знает с какими отбросами и швырнул его в бак прямо под окном Леона. Леон поморщился от чесночной вони; его кишки свело судорогой. Почти все здешние лавочники, являясь к Леону со своими счетами, источали один и тот же тошнотворный смрад, целиком заполнявший крошечный офис. Язва вгрызлась в Леона изнутри.

«Леон-богатенький»[4] — так называли его когда-то. Он вкалывал по шестнадцать часов в сутки и не упускал ни одной крупной сделки. Он был настоящий игрок и имел все: от многомиллионного банковского счета до роскошной жены. Теперь его двадцатилетний брак был смыт в унитаз — вместе с репутацией и миллионами.

Леон зажмурился. Мысли о супружеской жизни сменились мыслями о сыне, а от них ему было еще хуже, чем от язвы. Он сосредоточился на обжигающей боли в животе, пытаясь стереть из памяти образ Ричарда и то утро на пригородной станции. Это была его первая встреча с сыном после почти годовой разлуки.

Он провел всю ночь за игрой в покер и ехал в свой офис на поезде, со всех сторон стиснутый сезонниками.[5] Их брезгливые взгляды говорили ему о том, что он и так знал: глаза у него красные, изо рта воняет, а под мышками давно разыгрался бактериальный шторм.

Вагон остановился напротив стайки школьников на платформе в Блэкроке. Леон рассеянно поглядывал на них через окно. И тут будто кто-то ударил его под дых. Темные волосы, круглые глаза, веснушки, похожие на грязевые капельки. Ричард. Пассажиры вовсю толкались перед Леоном, но он отпихивал их локтями, пытаясь увидеть сына — опять и опять. Ричард был на голову выше остальных и, конечно, выделялся в толпе. Он заметно подрос. Леон почувствовал, как что-то распирает его грудь изнутри. Мальчик будет высокий, в мать, а не коренастый, как сам Леон.

Леон прижался к двери вагона. Один из приятелей Ричарда протиснулся внутрь; вблизи Леон разглядел на его джемпере герб Блэкрок-колледжа. Он нахмурился. Мора не сказала ему о том, что Ричарда отдали в другую школу. Впрочем, они давно уже не общались друг с другом. Интересно, кто сейчас платит за его обучение?

Ричард стоял у самой двери вагона. Леон поднял руку, собираясь привлечь внимание сына. Однако, услышав чистопородный акцент товарищей Ричарда, он вдруг остро почувствовал собственную неприглядность: небритое лицо, поношенная одежда, грязный анорак. Его рука остановилась на полпути, повиснув в воздухе.

— Ричард!

Мальчик, резко повернув голову, оглянулся на платформу. Леон тут же опустил руку и посмотрел в окно. Белобрысый мужчина, на вид лет за сорок, трусцой бежал к поезду. На нем было темное шерстяное пальто, а в руке он нес красную спортивную сумку. Передав ее Ричарду, он ласково взъерошил мальчику волосы. Леон увидел, как лицо сына чуть ли не до ушей растянулось в улыбке, и в ту же секунду испытал приступ режущей боли, как будто проглотил кусок стекла. Медленно развернувшись, Леон побрел прочь. Он протискивался сквозь толпу и не сразу заметил, что оказался в противоположном конце вагона. Леон простоял там остаток пути — пока не удостоверился, что сын сошел.

Громыхнули бутылки, от неожиданности Леон подпрыгнул в кресле. Юный китаец опять явился на автостоянку — на сей раз для того, чтобы забросать бутылками контейнер для стеклотары. Леон снова потер лицо и сделал глубокий вдох, пытаясь унять спазмы в животе. Может быть, завтра он приведет себя в порядок. Может быть, завтра он пойдет и встретится с Ричардом.

Леон посмотрел на часы. Пора перезвонить Ральфи-бою. Он прокашлялся и набрал номер.

— Ознакомился? — спросил он, когда Ральф поднял трубку.

— Это что, глупая шутка?

— Ты просто читаешь мои мысли.

— Наверное, ты вообразил, что это я тебе послал? Я не желаю иметь с этим ничего общего! — Слышно было, что во рту у Ральфа пересохло.

— Что с тобой, Ральфи? Ты испугался?

— Само собой, испугался, мать твою! Тебе, может, и нечего терять — а мне есть что!

Леон плотнее сжал трубку.

— Только благодаря мне восемь лет назад ты не потерял все, что у тебя было, и давай-ка об этом не забывать, ладно?

Ральф вздохнул.

— Чего ты хочешь, Леон? Еще денег?

Хороший вопрос. Леон, вообще-то, всего лишь хотел убедиться в том, что это не Ральф прислал ему письмо, но теперь, видимо, сама собой вызрела другая идея.

— Так ты прочитал письмо? — повторил свой вопрос Леон.

— Да. Пророк говорит, что деньги у девушки. Что дальше?

— Предположим, я потребую, чтобы она их вернула.

— Ты думаешь, она так просто тебе их отдаст? А если он ошибается?

— Пророк никогда еще не ошибался, — возразил Леон. — Он говорит, что у него есть доказательство.

— Ты что, хочешь, чтобы мы оба загремели за решетку?

Леон еще раз посмотрел в окно. В конце концов, получить известие от Пророка — не так уж и плохо. Возможно, это его путь назад, к успеху и процветанию.

— Есть тут один тип, — сказал Леон. — Я его как-то уже нанимал. Он все сделает.

— Не нравится мне это.

— А тебе и не должно нравиться, Ральфи.

Леон с силой швырнул трубку на аппарат и снова посмотрел в окно. На сей раз он не увидел ни надписей на стенах, ни полных доверху мусорных баков. Он увидел самого себя — гладко выбритого, похудевшего на двадцать фунтов, в итальянском костюме, во главе стола на заседании совета директоров. Леон увидел себя в роскошном шерстяном пальто; услышал, как он громко подбадривает Ричарда, играющего в регби за сборную своей школы. Скрипнув зубами, Леон стиснул пальцы в кулак.

У девчонки было то, что по праву принадлежало ему, и он желал вернуть свое.


* * * | Проникновение | Глава третья







Loading...