home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава сорок вторая

Когда Гарри прибыла на остров Нью-Провиденс, первое, что ее поразило, были цвета.

Она опустила окно такси. Справа тянулся ряд оранжево-шафраново-васильковых коттеджей. По их стенам, будто пена, клубилась пурпурная бугенвиллея. Слева раскинулся океан — сине-зеленая полоса с белой кружевной каймой. Гарри почувствовала себя девочкой Дороти, перенесенной из черно-белого канзасского городка в ослепительно-яркий «техниколор»[72] цветной страны Оз.

— Впервые в Нассо?

Таксист, склонив голову набок, поглядел на Гарри в зеркало заднего вида. Совсем молодой, лет девятнадцати-двадцати, с буйными дредами — настолько густыми на вид, что они казались водонепроницаемыми. За секунду до этого он сообщил ей, что его зовут Этан.

Гарри заставила себя улыбнуться.

— Да, в первый раз.

Она летела на самолете больше двенадцати часов, и голова у нее гудела от усталости. Даже моргать получалось медленно, с трудом.

Этан кивнул.

— Есть только две причины, по которым люди приезжают на Багамы. — Из-за акцента послышалось «да Багамы». — Бизнес или любовный роман. — Он покосился на нее в зеркало. Глаза у него оказались неожиданно светлого, янтарного оттенка. — Не делайте вид, будто приехали сюда не из-за романа.

Гарри покачала головой.

— Исключительно из-за бизнеса.

Раскаленная виниловая обивка начинала обжигать ей бедра. Кондиционера в такси не было, и свежий воздух поступал через открытые окна.

— Багамы, скажу я вам, не место для бизнеса, — заявил Этан. Он посигналил автомобилям, торчавшим в пробке у них перед носом. — Тут все делается медленно-медленно-медленно.

Гарри поглядела на ярко-розовые цветы и изящные пальмы.

— Именно это мне и нужно.

Этан стукнул кулаком по рулю и пылко возразил:

— Нью-Йорк — вот где сейчас делают бизнес! Там вообще все делают на бегу.

Гарри окинула взглядом автомобильный поток впереди по курсу. На середину главной дороги выкатилась легкая двухместная повозка, запряженная парой лошадей. Раскрашенная в развеселые желто-красные цвета, повозка походила на цирковой фургончик. Лошади резво цокали по мостовой копытами, безучастные к автомобильной толчее.

Этан фыркнул.

— Видали? Лошади. Что за народ — лишь бы помедленнее да подольше! Сдохнешь-от-скуки — вот как я это называю.

Он вдавил в пол акселератор. Их такси с ревом, словно реактивный истребитель, вылетело через просвет в общем потоке. Почти сразу же Этан снова затормозил и остановился перед регулировщицей, разводившей затор. На регулировщице были крахмально-белый мундир и белые перчатки. Она распоряжалась автомобильной хореографией с изяществом балерины. Медные пуговицы и солдатские полоски по бокам ее юбки напоминали о тесной связи, сохранявшейся у Багам с их британским прошлым.

— Как по мне, то лучше уж оставить эти места пиратам, — сказал Этан.

— Каким пиратам?

Удивленно подняв брови, он посмотрел на нее в зеркало.

— Что, никогда не слыхали про Черную Бороду? Его настоящее имя было Эдвард Тич. Он тут, типа, хозяйничал несколько сотен лет назад. На острове было полно пиратов. — Этан побарабанил пальцами по рулю. — Говорят, что пирату никогда не снилось, что он умрет и попадет на небо. Ему снилось, что он вернется в Нассо. — Регулировщица жестом показала, что им можно ехать, и Этан завел двигатель. — Я считаю, что Нассо — это кошмар в замедленной съемке, ничего больше.

Гарри задумалась. От слов Этана в голове у нее затеплился огонек неясной догадки, но почти сразу же снова погас. Покачав головой, Гарри проводила взглядом длинный изогнутый пляж. Песок там напоминал просеянную муку. Аквамариновые волны — гораздо большего размера, чем она ожидала, — вышвыривали неосмотрительных пловцов на берег. Казалось, чья-то огромная рука шлепает по океану, как по воде в ванне.

Через несколько минут Этан резко свернул налево и затормозил. Полуобернувшись на своем сиденье, он обвел окрестности широким жестом и произнес:

— Это все — Кэйбл-бич. А это — ваша гостиница.

Гарри окинула взглядом леденцово-розовый фасад. Гостиница «Пески Нассо» с ее широкой верандой и входом, обрамленным портиком с колоннадой коринфского ордера, имела весьма величественный вид. Гарри выбрала ее по одной простой причине — она была рассчитана на средний бюджет. Однако теперь, увидев гостиницу воочию, Гарри сочла, что она скорее похожа на большой дом колониального стиля.

Она поблагодарила Этана, дала ему щедрые чаевые и выбралась из машины. Поднявшись на веранду и войдя в гостиницу, она сразу почувствовала, как в лицо ей ударили струи холодного воздуха.

Фойе представляло собой открытый павильон. Через несуществующую стену открывалась сине-зеленая океанская панорама. Под потолком вращались огромные вентиляторы, гонявшие воздух туда-сюда. Полированный мрамор казался холодным, как лед, и от Гарри потребовалась вся ее сила воли, чтобы не распластаться на полу обессилевшим от жары телом.

Процесс регистрации отнял достаточно много времени, но неторопливый гостиничный сервис был даже приятен после бешеной гонки, которую ей устроил таксист. Наконец, одарив Гарри широкой улыбкой, администраторша вручила ей ключ и приветливо сказала:

— Добро пожаловать на Багамы, миз Мартинес. Надеюсь, вам здесь понравится.

— Спасибо.

Гарри начала привыкать к багамскому акценту. Он заметно отличался от стереотипного ямайского распева, который она ожидала здесь услышать. Багамский был более мягким и текучим: сладкозвучная смесь британских и африканских интонаций.

Она отыскала свой номер и заметила, что роскошь открытого фойе не простиралась на театральное закулисье. Отделка стен была цветочно-коричневой, в духе семидесятых; воздух слегка отдавал канализацией. Гарри пожала плечами. Пятизвездочный холл, двухзвездочный номер. Не важно. Если все пойдет по плану, завтра ее здесь уже не будет.

Гарри бросила чемодан на кровать и стянула с себя липкую от пота одежду. Шагнув под душ, она освежилась под струей тепловатой воды. Затем, завернувшись в полотенце, она уселась на кровать и извлекла из чемодана путеводитель по Багамам. Если верить карте, Бэй-стрит, главная улица деловой части Нассо, тянулась от моста Парадайз-Айленд на востоке до пляжа Кэйбл-бич на западе. От гостиницы — несколько минут езды на такси.

Гарри мысленно прокрутила последовательность будущих действий, и во рту у нее пересохло. Она по-прежнему не знала отцовского кодового слова. Можно было попробовать обойтись и без него, но шансы на успех в этом случае были невелики.

Швырнув путеводитель на кровать, она отыскала листок бумаги, на котором записала подробности отцовского счета. 7-2-5-5-9-3-5-3-J. Что означала буква «J»? Использовал ли ее отец только для того, чтобы дополнить запись покерной сдачи, или у этой «J» было какое-то свое, особенное, значение? Гарри щелкнула по бумажке средним пальцем. Что значит «Джей»? «Джей» значит «Джек». Что за Джек? Она попыталась вспомнить слова, которые отец сказал ей в тот день, когда она навестила его в тюрьме. Тебе бы понравилось имя, которое я выбрал. Покачав головой, Гарри вздохнула.

Она втащила на кровать синюю отцовскую сумку, довольная тем, что привезла ее с собой. Порывшись в сумке, она отыскала покерную книгу отца. Гарри еще раз пробежала глазами по заметкам на форзаце, пока не нашла ссылку на нужную карту. Js. Валет пик.[73] Ривер-карта. Может, это и есть кодовое слово отца? Джек Спейдс? Или Джек Ривер? Она задумалась. Ни то, ни другое явно не годилось. Интуиция подсказывала, что кодовое имя должно гораздо точнее перекликаться с самой Гарри.

Закрыв глаза, она подумала об отце. Вчера вечером она снова навестила его в больнице. По словам сиделок, его состояние не изменилось, но Гарри показалось, что он осунулся еще больше. Она представила, как ее домашние сидят сейчас там, рядом с отцом: отчужденная мать, суетливая Амаранта, а рядом пустое кресло, в котором должна была бы сидеть она сама. Поспешно открыв глаза, Гарри прогнала видение. Ей нужно было уехать, поскольку у нее попросту не осталось другого выхода.

Она посмотрела на часы. Пора приготовиться. Сбросив с себя полотенце, она натянула платье, купленное в дублинском аэропорту. Гарри отыскала там маленький гламурный бутик, каких обычно избегала, и обзавелась в нем вышитым шелковым платьем цвета слоновой кости, дополнив его сумочкой и туфлями. Все это стоило больше, чем недельный отпуск на Сейшельских островах, но смотрелось дорого — а это было главное. Со счетом на кредитной карточке она разберется позже.

Шелк обтекал кожу, как прохладная вода. Лиф у платья был плотно облегающий, с бретельками толщиной в спагеттины и со столь обширным декольте, что Гарри пришлось позаботиться о солнцезащитном креме. Она нанесла на лицо гораздо больше макияжа, чем обычно, изобразив эффектные тени вокруг глаз и заодно загримировав свои порезы и синяки. Зачесав волосы на макушку, Гарри стянула их таким тугим узлом, что из глаз чуть не брызнули слезы. Наконец, она надела туфли и полюбовалась на себя в зеркало. Благодаря мягкому блеску шелка ее кожа, казалось, тускло мерцала. Тугой узел на голове подтянул линию волос и приподнял брови, придав лицу надменное выражение. Гарри впервые в жизни увидела, как сильно она похожа на отца.

Она нацепила солнцезащитные очки, схватила сумочку и направилась назад, в фойе. Выйдя из гостиницы, она поймала такси и меньше чем через пять минут прибыла на Бэй-стрит, к главному входу в банк «Розенсток».

Гарри обвела взглядом голубое здание с колоннадой, служившее штаб-квартирой банка. Внутри у нее все будто оборвалось. Несколько раз подряд глубоко вдохнув и выдохнув, она снова посмотрела на часы. До назначенной встречи оставался почти час. Чтобы хоть немного успокоить нервы, она решила какое-то время вести себя как туристка. К тому же ей нужно было сделать еще кое-что.

Она пошла в восточном направлении, вниз по Бэй-стрит, натыкаясь на встречные толпы отпускников и офисных клерков. На улице было полно магазинов. Дизайнерские бутики, торговавшие изделиями от Фенди и Гуччи, соседствовали с сувенирными лавками, где продавались футболки и пиратские шляпы.

Солнце обжигало кожу, как паяльная лампа, и Гарри решила перейти на теневую сторону улицы. Повсюду сигналили такси и носились туда-сюда мотороллеры. Она нырнула в прохладную тень навеса, натянутого над тротуаром, и стала изучать витрины магазинов — пока не нашла то, что ей было нужно: магазин мобильной связи. Пять минут спустя она купила предоплаченный сотовый телефон с местным номером. Гарри аккуратно положила телефон в сумочку.

Постоянно сверяясь по карте, она пересекла Росон-сквер и вышла к гавани. У пристани стояли два роскошных круизных лайнера. Над ними носились крикливые чайки, то и дело набрасываясь на пассажиров, сходивших на берег по трапам. У кромки воды торговцы в крохотных лодчонках продавали розовые и зеленые раковины, показавшиеся Гарри похожими на арбузы.

Деревянный причал поскрипывал под ногами, в воздухе пахло морскими водорослями и солью. Гарри прошла мимо очередного ряда базарных лавок, выставивших напоказ фирменные сувениры Нассо: керамические изделия с орнаментом и соломенные шляпы, почтовые открытки и пиратские флажки с одноглазыми джеками.

Внезапно Гарри оцепенела. В голове что-то щелкнуло, заняв нужную нишу. Она стояла как вкопанная, не решаясь сдвинуться с места, чтобы не спугнуть догадку. Вода хлюпала о край причала. Где-то вдали тарахтел подвесной лодочный мотор. Медленно обернувшись, Гарри уставилась на базарные ларьки. Футболки, брелоки, карты и книги… На древках развевались флажки с одноглазыми джеками. Гарри посмотрела на ближайший флажок, трепыхавшийся под порывами бриза. Белый череп и скрещенные кости на черном фоне, одна глазница закрыта повязкой.

Двоечки да тузики, кривые карапузики.

Детская считалка запрыгала у нее в голове — покерный стишок, означавший, что тузы, двойки и карты с одноглазой фигурой могут заменять любую другую карту. Одноглазые джеки. Гарри представила себе валет пик — во всех карточных колодах его изображают в профиль, так что виден только один глаз. Белый череп искоса поглядел на нее. Ей сразу вспомнился другой череп с костями — логотип «ДефКона», хакерского конвента, на который они ездили вместе с отцом.

Тебе бы понравилось имя, которое я выбрал.

Валет пик. Одноглазые джеки. Череп и скрещенные кости.

Пираты и хакеры.

Она закрыла глаза, и в голове у нее запрыгало другое слово, которое связало все это воедино. Хакерский псевдоним Pirata. Именно им Гарри пользовалась в детстве. По-испански — «пиратка».

Вот теперь она почувствовала резонанс — до самых кончиков пальцев.


Глава сорок первая | Проникновение | Глава сорок третья







Loading...