home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава сорок третья

— Привет, меня зовут Гарри Мартинес. Мне назначено собеседование на три пятнадцать с менеджером по имени Глен Хэмилтон.

Гарри стояла, переминаясь с ноги на ногу, и наблюдала, как девушка-администратор сверяется с данными компьютера. Как-то странно было называть свое настоящее имя, зная, что собираешься совершить очередную аферу.

Тут она вспомнила, что при назначении собеседования у нее никто не спрашивал имени, и поняла, что совершила промах. Она обвела взглядом приглушенный холл, чтобы убедиться, что ее никто не услышал. Люди в костюмах входили и выходили из кабинок; кассиры совершали операции, вполголоса беседуя с клиентами. Посетители выстроились в безмолвные очереди к конторкам, будто прихожане в ожидании исповеди. Имена в этом месте звучали как святотатство.

Отвернувшись от экрана, администраторша одарила Гарри лучезарной улыбкой, наклонилась над столом и указала на ряд кассиров слева. Значок на лацкане ее пиджака сообщал о том, что ее зовут Джулиана.

— Пройдете здесь до конца и свернете налево. Там будут три лифта. Войдете в средний. Он отвезет вас на третий этаж — там вас встретят.

Гарри поблагодарила ее и двинулась к лифтам — все они стояли на первом этаже с открытыми дверями. Она вошла в средний лифт и повернулась, чтобы нажать кнопку третьего этажа. Кнопки не было. Палец Гарри застыл в воздухе. Она в недоумении замерла. На металлической панели имелись только кнопки аварийного открытия дверей и сигнала тревоги. Прежде чем Гарри успела решить, что делать дальше, двери плавно захлопнулись и лифт двинулся вверх. Вероятно, это было что-то вроде защитного лифта, управляемого из приемной и созданного специально для того, чтобы предотвратить самовольные прогулки по банку любителей совать нос в чужие дела — таких, как она сама. Подошвы Гарри тревожно защекотало при мысли о том, что в этот самый момент она по чьей-то прихоти беспомощно повисла между небом и землей.

Лифт остановился, двери открылись. Гарри ожидала молодая чернокожая женщина в темно-синем костюме.

— Сюда, пожалуйста. — Она жестом пригласила Гарри следовать за ней.

Служащая провела Гарри по коридору вдоль бежевых дверей без табличек. Нигде не было никаких признаков, благодаря которым можно было бы понять, на каком этаже находишься и что происходит в комнатах. Женщина открыла одну из дверей справа, ничем не отличающуюся от остальных. Как она сама их различала?

— Присаживайтесь. — Женщина посторонилась, пропуская Гарри в комнату. — Глен сейчас подойдет.

Гарри поблагодарила ее и вошла внутрь. Дверь за ней закрылась.

В центре комнаты стояли кофейный столик красного дерева в окружении четырех стульев с белой обивкой и гнутыми ножками в стиле эпохи королевы Анны.[74] При взгляде на стулья Гарри подумала, что от сидения на них у нее заболит спина. Гарри понимала, что ей сейчас полагалось сидеть и ждать. Вместо этого она, как бы заблудившись, подошла к окну на другом конце комнаты — не потому, что ей захотелось полюбоваться видом, а потому, что рядом с окном располагалось оформленное по последнему слову рабочее место с документами и жужжащим ноутбуком.

Воспользовавшись моментом, Гарри выглянула в окно — так, на всякий случай. Отсюда до самой гавани тянулись красно-синие крыши; примерно в полумиле от берега виднелся Парадайз-Айленд, связанный с Нассо мостом. Над островом раскинулось грандиозное сооружение розово-голубого цвета — гибрид «Диснейленда» и Тадж-Махала. Из путеводителя Гарри узнала, что это был курорт «Атлантида» — около тридцати четырех акров,[75] сплошь застроенных безумно дорогими гостиницами, казино и плавательными бассейнами.

Она искоса посмотрела на ноутбук. На экране мерцала заставка скринсейвера. Гарри слегка задела стол бедром, и экран ожил — только затем, чтобы сообщить ей, что компьютер защищен паролем. Жаль.

В поисках чего-нибудь, что могло бы ей пригодиться, она обвела взглядом бумаги, загромождавшие рабочий стол. На защиту конфиденциальной информации компании тратили миллионы, но на самом деле для того, чтобы начать взлом, хакерам зачастую хватало обыкновенного рутинного документа.

Идеальный образчик такового как раз был приклеен скотчем к стене: список внутренних телефонов банка. Быстро оглянувшись через плечо, Гарри достала свой мобильный телефон и навела на стену объектив встроенной камеры. Пришлось щелкнуть несколько раз, но вскоре у нее имелись снимки всей площади списка. Если понадобится, то позже она сможет соединить их в одно целое.

Затем она снова сосредоточила внимание на ноутбуке. Это была стандартная «делловская» модель с ярко-желтым сетевым кабелем, который тянулся через отверстие в крышке стола к сетевому разъему на полу. Гарри скользнула по нему взглядом, отметив, что на полпути к полу кабель был помечен ярлычком в виде полоски синего пластика с маркировкой «порт 6-47». Задумчиво пожевав губу, Гарри изучила ярлычок.

Щелкнула дверная ручка. Гарри быстро сделала два шага назад, к окну, обернулась и увидела, как в комнату входят мужчина и женщина. Женщина протянула руку и представилась:

— Добрый день, я Глен Хэмилтон. — Она жестом указала на своего коллегу: — А это мой заместитель, Реймонд Пикфорд.

Гарри пожала им руки. Как глупо с ее стороны было подумать, что Глен — мужчина. Кто-кто, а Гарри лучше всех знала, сколь рискованно строить догадки относительно пола, основываясь на одном только имени.

Глен увела ее от своего рабочего места к стульям в стиле эпохи королевы Анны и вежливо произнесла:

— Здесь нам будет удобнее.

Разумеется, Гарри придерживалась иного мнения, но сделала так, как ей было сказано. Она села напротив Глен, наблюдая, как та расстегивает застежку-«молнию» на кожаной папке и пристраивает у себя на коленях блокнот.

На вид ей было под пятьдесят. Кожа у нее была табачного цвета, короткая стрижка обнажала грациозный изгиб черепа. Глядя на деловой костюм бескомпромиссного черного цвета, Гарри подумала, что Глен не помешало бы оживить свой наряд двумя-тремя цветными штрихами. Весь облик Глен выражал собою властность. Гарри вспомнилась ее последняя школьная директриса, чуявшая вранье за десять метров.

Гарри с трудом заставила себя смотреть Глен в глаза. В конце концов, она не совершила ничего противозаконного. По крайней мере, пока.

Глен щелкнула авторучкой.

— Прежде чем мы начнем, позвольте разъяснить вам, что все, о чем мы здесь будем говорить, останется строго конфиденциальным. — Выговор у нее был размеренный и четкий. — Даже если вы решите не открывать у нас счет, ваш визит и вся информация, полученная нами от вас, останутся в тайне в соответствии с банковскими законами о неразглашении.

— Звучит обнадеживающе.

— Могу я спросить, почему вы выбрали банк «Розенсток»?

— Ну, здесь несколько лет держал вклад мой отец. Ему порекомендовал ваш банк близкий друг нашей семьи — собственно, какое-то время он был у отца персональным менеджером. Возможно, вы с ним знакомы. Филипп Руссо. — Гарри испытующе посмотрела на Глен, но лицо служащей банка оставалось бесстрастным. — Он еще здесь работает?

Глен задрала подбородок с таким видом, будто хотела сказать, что не обязана отвечать, но тут вклинился Реймонд.

— Мистер Руссо — вице-президент отдела международных связей с клиентами, — сказал он, одарив Гарри улыбкой. Он был моложе Глен — лет тридцати с небольшим. Его мягкий багамский акцент странно контрастировал с бледной европейской кожей. — Мистера Руссо повысили в должности несколько лет назад.

Гарри перевела взгляд на Глен в поисках подтверждения. Та опустила глаза и смахнула со своего костюма невидимую пылинку, затем снова посмотрела на Гарри и, улыбнувшись, спокойно произнесла:

— Да, Филипп действительно работал у меня в отделе. До тех пор, пока его не перевели на новую должность. Это было лет восемь назад.

— О! — Гарри озадаченно наморщила лоб. — Значит, теперь со счетом моего отца работаете вы?

Если это так, то при чем здесь Оуэн Джонсон?

Глен выпрямилась.

— Мне с головой хватало своих клиентов, чтобы одалживаться ими еще и у Филиппа, — заявила она. — Нет, я распределила его подопечных между сотрудниками своего отдела. Главное, чтобы у Филиппа осталось побольше времени для развлечения престижных вкладчиков. — Ее улыбка стала просто сияющей. — Так сказать, для обслуживания мужского контингента.

Гарри, подняв бровь, кивнула.

— Точно, отец упоминал, что они с ним познакомились во время партии в покер. Не помню, где именно.

— Скорее всего, на Парадайз-Айленд, — снова подал голос Реймонд. — Лучшее казино на Багамах. — Он быстро посмотрел на Глен и тут же отвел взгляд. Затем он провел рукой по голове от макушки ко лбу. Его волосы, зачесанные вперед, образовывали спереди хохолок и были смазаны таким количеством геля, что казалось, будто голова у Реймонда покрыта нефтяной пленкой.

— Реймонд, ты не мог бы приготовить нам кофе? — Ноздри Глен еле заметно раздулись.

— Конечно. — Молодой человек положил блокнот и ручку на стол и с виноватым видом вышел из комнаты. Шагая, он склонил голову набок, как будто хотел увернуться от низко нависших ветвей.

Глен повернулась к Гарри.

— Теперь, пожалуй, мы могли бы обсудить источник ваших доходов. Из соображений законности мы не можем открыть вам счет, пока не будем точно знать, как именно вы заработали ваши деньги.

— Разумно. — Гарри закинула ногу за ногу; шелк платья заструился по голеням. Она изо всех сил старалась выглядеть богачкой. — Б'oльшую часть денег я заработала во время «дот-ком»-бума. Софтверная компания, в которой я сотрудничала, была преобразована в открытую в начале двухтысячного года, и у меня были фондовые опционы.[76] Сейчас мой капитал помещен, в основном, в недвижимость и «голубые фишки».[77] Сегодня я положу на свой депозит только небольшую сумму, но собираюсь постепенно ликвидировать остаток своих активов и перевести все деньги в оффшор. — Она страдальчески улыбнулась Глен и пожала плечами. — У меня муж-изменник, и я хочу хорошенько дать ему по морде бракоразводными бумагами — но только тогда, когда спрячу от него все, что можно, притом подальше.

Лицо Глен осталось безучастным. Напрасно Гарри надеялась встретить сочувственно-сестринский взгляд — ее ожидало разочарование.

Глен, сделав пометку в блокноте, сухо произнесла:

— Когда вы ликвидируете свои активы и пожелаете разместить весь свой капитал у нас на вкладе, вам нужно будет предоставить нам доказательство продажи.

— Ясно. — Гарри нервно сглотнула, затем прокашлялась. На самом деле единственным ее активом была сгоревшая «мини», и этот актив в каком-то смысле уже ликвидировали. Гарри пришлось напомнить себе, что Глен никак не могла об этом знать.

— Итак, вам нужна максимальная анонимность, — продолжила Глен.

— Да. Насколько я понимаю, это подразумевает номерной счет?

— Есть и другие варианты, но этот, пожалуй, подойдет для ваших нужд лучше всего. На всех документах, относящихся к вашему счету, ваше имя будет заменено цифрами. Кроме меня и Реймонда, ни один человек в банке не будет знать, кто вы.

— И я смогу пользоваться этим счетом для покупки акций, сохраняя полную конфиденциальность?

— Разумеется. Все трансакции выполняются от имени банка. Ваше имя нигде не будет фигурировать.

— Звучит просто идеально.

— Само собой, номерной счет подразумевает определенные ограничения, обусловленные необходимостью обеспечить должный уровень защиты. Для номерных счетов мы не выдаем чековых книжек. Выполнение операций кассирами банка также запрещено. Все изъятия со счета, переводы сумм и платежи должны производиться в вашем личном присутствии, через вашего персонального менеджера.

— И этим менеджером будете вы?

Глен кивнула.

— Или Реймонд, если меня не окажется на месте. Он уполномочен действовать в мое отсутствие.

Словно по заказу, Реймонд тут же вернулся в комнату с подносом в руках. Он опустил его на кофейный столик, звякнув ложечками. Гарри заметила, что ладони у него блестят — не то от волнения, не то от того, что он провел руками по смазанным гелем волосам. Поймав взгляд Реймонда, Гарри одарила его обнадеживающей улыбкой.

Глен подалась вперед и сказала:

— Если вы не против, теперь мы могли бы заняться необходимыми документами.

— Да, прошу вас. — Гарри открыла сумочку и вынула оттуда паспорт, два последних счета за газ и электричество, справку об уплате подоходного налога по форме P60 и баланс банковского счета, демонстрировавший состояние ее вкладов на текущий момент. Все это, вместе с банковским чеком на сумму в тридцать тысяч долларов, она передала Глен. Больше трети ее сбережений. Что-то кольнуло у Гарри в груди. Ей пришло в голову, что теперь она вряд ли увидит свои деньги.

Пока Реймонд разливал кофе, Глен тщательно изучила документы, затем выписала Гарри квитанцию о получении банковского чека. Не глядя на Реймонда, она вручила ему кипу бумаг и велела снять с них копии. Когда Реймонд ушел, Глен извлекла из своей кожаной папки бланк и передала его Гарри вместе с авторучкой.

— Если не возражаете, я попросила бы вас сейчас, пока мы ждем Реймонда, заполнить этот бланк. Мы можем перенести кофе на стол.

Переместившись к ноутбуку, Глен пригласила Гарри придвинуться к ней вместе со стулом. Пока Глен стучала по клавиатуре, Гарри изучила бланк. На первый взгляд, он ничем не отличался от обычного заявления об открытии стандартного банковского счета. Помимо типичных пустых форм для личных сведений в нижней части бланка имелся раздел, озаглавленный «Только для официального использования» — его, вероятно, должна была заполнить Глен. На обороте бланка было пусто, если не считать еще одной официальной формы для второй — как видно, необязательной — банковской подписи. Гарри принялась вписывать в бланк свои имя и адрес, во избежание разночтений с паспортом проставив в графе имени: «Гарри (Генриетта)».

— Я сказала отцу, что попробую разыскать Филиппа, пока буду здесь, — сказала она, чуть не проставив галочку напротив надписи «незамужняя» в графе «семейное положение» и одернув себя в последний момент. Вот она, главная проблема с враньем: собственная ложь подстерегает тебя со всех сторон, будто коварные нити-спотыкали, натянутые низко над землей. — Как думаете, я смогу найти его в казино сегодня вечером?

— Понятия не имею. — Глен выпрямилась в кресле. — По закону багамцам запрещено играть в азартные игры. Впрочем, наш мистер Руссо наполовину француз, наполовину англичанин, так что закон ему не писан. — Она ударила по клавише «Enter» несколько сильнее, чем следовало.

Гарри не знала, с какими подковерными интригами пришлось бороться Глен в своем банке, но, судя по всему, Филипп Руссо был главным объектом ее гнева. Гарри продолжила заполнять бланк и поставила галочку в квадратике напротив графы, освобождавшей банк от забот о ее налоговых декларациях. Затем она дошла до раздела, озаглавленного «Подтверждение инструкций по телефону/факсу», с пробелом внизу и подписью: «Кодовое слово». Гарри покрутила авторучку между большим и указательным пальцами.

— Скажите, это кодовое слово, предназначенное для инструкций по телефону и факсу, — спросила она. — Как оно работает?

— Ну, поскольку вы заводите номерной счет, мы предпочли бы, чтобы при совершении ваших операций вы лично встречались со мной или с Реймондом. Подобный способ ведения дел используется во избежание нарушений безопасности и сомнений относительно вашей личности. Но так вести дела, конечно, получается не всегда. Вы не можете вечно оставаться здесь, на Багамах, поэтому иногда вам придется передавать нам свои инструкции по телефону или факсу. При этом мы не рекомендуем вам упоминать ваше имя — исключительно для сохранения анонимности. Вы уполномочиваете банк действовать согласно вашим инструкциям, называя нам номер вашего счета и персональное кодовое слово, указанное на бланке вашего заявления. — Глен просияла. — Так мы узн'aем, что это действительно вы.

Гарри кивнула и посмотрела на пробел на бланке. Она почувствовала, как пальцы у нее на ногах поджимаются, будто ножки у стульев в стиле эпохи королевы Анны. Облизнув губы, она написала: Pirata.

Внизу бланка Гарри поставила свою подпись, но, дойдя до даты, задумалась. По словам отца, он открыл свой счет в «Розенстоке» примерно за полгода до сделки по «Сорохану». Согласно подсчетам Гарри, это произошло где-то в апреле двухтысячного года. Крепче сжав ручку, она вписала сегодняшнее число: 14 апреля 2009 года. Гарри специально нарисовала последнюю цифру так, чтобы голова у девятки получилась непропорционально большой. Если повезет, девятку могут принять за ноль; позже это может пригодиться.

Она вручила Глен заполненный бланк заявления в тот самый момент, когда в комнату вернулся Реймонд. Подойдя к столу, он положил перед Глен пачку бумаг и пустую папку-досье из манильского картона размером и толщиной с пухлую телефонную книгу. Глен перебрала документы, вручив оригиналы Гарри и аккуратно сложив остальные бумаги в папку. Затем она поставила свою подпись под бланком заявления, попросила Гарри расписаться на обороте копии фотографии из паспорта и присоединила снимок к бланку при помощи степлера. Наконец, Глен скрепила заявление, расписавшись поверх лицевой стороны снимка — так, чтобы роспись переходила с фотографии на документ. Реймонд потянулся к бумагам, как бы желая сделать то же самое, но Глен прогнала его взмахом ладони.

— Убери кофе, — сказала она.

Реймонд, поколебавшись, сделал то, что ему велели. Гарри с улыбкой вручила ему свою чашку, затем снова перевела взгляд на Глен. Та скрепляла бумаги в папке при помощи пружинного зажима с лицевой стороны. Верхний лист в кипе бумаг, судя по всему, представлял собой перечень содержимого папки. Гарри понаблюдала за тем, как Глен ставит галочки и расписывается напротив каждой графы. Вероятно, почувствовав изучающий взгляд Гарри, Глен неожиданно подняла на нее глаза.

— Это ваш персональный идентификационный файл, — пояснила она. — Он отправится в наше хранилище. Только я и Реймонд знаем, кто вы, и только мы уполномочены иметь доступ к вашему файлу.

— А если вы оба уволитесь?

Глен подняла бровь.

— В этом маловероятном случае ваш счет будет передан новому персональному менеджеру, который тоже получит доступ к файлу. Он или она сможет удостоверять ваши инструкции на основании номера счета и кодового слова.

Реймонд, не выдержав, встрял в разговор:

— И у нас есть ваша фотография, заверенная подписью, так что, когда вы придете, чтобы снять деньги со счета, он сможет с уверенностью опознать вас.

— Ясно. — Гарри наморщила лоб, пытаясь нащупать хоть какую-то брешь в системе. — А если кто-нибудь заберется в хранилище?

Глен слегка задрала подбородок и холодно произнесла:

— Могу вас заверить, что хранилище построено в соответствии с высочайшими стандартами безопасности и находится под усиленной вооруженной охраной. Сильно сомневаюсь, что кому-то вообще придет в голову такая затея.

Гарри кивнула и указала на ноутбук.

— А как насчет компьютерной системы? Вдруг кто-нибудь прорвется через нее?

Глен посмотрела на Реймонда, молчаливо разрешая ему ответить. Оживившись, тот подался вперед в своем кресле.

— Наш подход к защите ИТ — самый передовой, — заявил он. — Мы работаем с лучшими консультантами в индустрии компьютерной безопасности. И позвольте вам сказать: у парней из отдела сетевых операций разговор с хакерами короткий. Поверьте, мы поймали и отдали под суд множество хакеров за одну только попытку прощупать наши брандмауэры.

Гарри вспомнила о «медовом горшке» и ни на секунду не усомнилась в его словах.

— Как бы там ни было, мы не размещаем ваши идентификационные данные в электронной сети, — продолжал Реймонд. — Единственный способ удостоверить вашу личность — через этот файл, а он, как уже сказала Глен, защищен с исключительной надежностью.

— Ну а что еще будет храниться в моем файле?

Слово вновь взяла Глен:

— Документированные записи всех без исключения инструкций, которые мы будем от вас получать. Факсы, телефонные звонки и так далее.

Гарри кивнула и откинулась на спинку стула. Вопросы, которые она приготовила, были исчерпаны.

Глен нажала еще несколько клавиш в своем ноутбуке, захлопнула папку и перевернула ее корешком вверх, после чего перенесла восьмизначный номер с экрана на папку, а также на маленькую белую карточку, которую вручила Гарри.

— Вот номер вашего счета. В нужный срок вы получите все формальные документы, но пока храните его в надежном месте. Обычно мы советуем клиентам выучить его наизусть — разумеется, вместе с кодовым словом. Или, если вы не можете его запомнить, замаскируйте его между какими-нибудь другими номерами — просто для дополнительной безопасности.

Гарри вспомнила о попытках отца замаскировать собственные номер счета и код. Ей стало ясно, почему он выбрал для этого такой окольный путь.

— Ваши сведения будут отправлены в хранилище немедленно. — Глен передала папку Реймонду, встала и протянула Гарри руку. — Рада была познакомиться, миз Мартинес. Если возникнут какие-то вопросы, звоните без колебаний. Номера моего факса и телефона указаны на карточке.

Гарри пожала ей руку и позволила вывести себя из комнаты. Ее вновь провели по безликому коридору и усадили в лифт без кнопок. Когда лифт скользнул вниз — она надеялась, к первому этажу, — у нее закружилась голова. Гарри подумала о банке и его одержимости безопасностью: секретные лифты и двери без табличек, стальные хранилища и вооруженная охрана, удостоверяющие и скрепляющие подписи, цифры и кодовые слова. Где здесь щели, где уязвимые места? Гарри покачала головой. Герметичная, закрытая на все засовы система. Кроме того, она была хакером, а не взломщицей — как бы ни походили друг на друга эти два ремесла.

Гарри увидела, что все еще держит в руке карточку, которую дала ей Глен, и сунула ее в сумочку, где лежал мобильный телефон. Именно в этот момент она вспомнила о настенном списке телефонных номеров и почувствовала, как у нее на затылке зашевелились волосы. Лифт остановился, его двери раскрылись, но Гарри стояла, не двигаясь с места.

Она сфотографировала список телефонных номеров просто так, на всякий случай, но теперь, похоже, он станет единственным ее оружием. Возможно, система и технологии этого банка действительно непроницаемы, однако Гарри не только хакер — она еще и социальный инженер. А мишень для социальных инженеров — отнюдь не технология. Мишень для них — люди, которые этой технологией пользуются.

Слабейшее звено системы безопасности — человеческие существа.


Глава сорок вторая | Проникновение | Глава сорок четвертая