home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава пятидесятая

На подлете к Дублинскому аэропорту самолет стал снижаться.

Гарри вцепилась в подлокотники. Она не спала почти сутки. Усилием воли заставляя себя не смыкать глаз, она с опаской поглядывала на других пассажиров. В конце концов ей пришлось признать, что никто из них не производит впечатления ее потенциального убийцы.

Пока все шло хорошо. Никто не остановил ее в аэропорту Нассо, никто не потребовал открыть чемоданы. Гарри посмотрела в иллюминатор на дымку, клубившуюся вокруг крыла самолета. Если верить пилоту, в Дублине их ждал густой туман. Она сжала пальцами подлокотник. Что еще ее там ожидало?

Самолет приземлился вовремя. Гарри сошла по трапу вместе с другими пассажирами и двинулась к багажной карусели. Ее вещи вынырнули последними. При виде их у Гарри вырвался долгий вздох облегчения. Все ее мольбы так и не смогли убедить наземный персонал аэропорта Нассо позволить ей оставить багаж при себе как ручную кладь, и мысль о том, что в полете она не сможет за ним присматривать, прибавила немало волнений.

Гарри перекинула через плечо отцовскую сумку, поставила черный чемодан на колесики и покатила его за собой. По дороге она быстро огляделась по сторонам. Похоже, никто не собирался нападать на нее, никто не пытался завладеть ее багажом.

Сделав крюк, Гарри зашла в женский туалет, открыла кран с холодной водой и стала плескать себе воду на лицо, пока кожа не занемела. Подняв глаза, она посмотрела на себя в зеркало. От усталости под глазами выступили темно-фиолетовые круги, кожа приобрела серый оттенок. Она походила сейчас на подростка-заморыша, явно не способного тягаться с самим Пророком.

Гарри смежила веки и почувствовала, что ее шатает из стороны в сторону. Почему она не отдала деньги, как обещала? О чем она, блин, думала? Гарри покачала головой. Она просто устала, вот и все. Что касается ее выбора, то он правильный: лишь благодаря деньгам она до сих пор жива.

Оглянувшись, Гарри убедилась, что рядом никого нет. Она щелкнула замками кейса и приподняла крышку. Деньги были на месте. Гарри захлопнула кейс, включила телефон и набрала номер Руфь. Перед вылетом с Багам Гарри несколько раз пыталась ей дозвониться, но тщетно. Ответа не было и на этот раз. Черт, куда она могла подеваться? Гарри почувствовала, как в горле у нее набухает комок. Одной ей не справиться.

Руки и ноги у нее задрожали. Гарри опустилась на пол рядом со своим багажом и уткнулась лицом в колени. Она несколько раз глубоко вдохнула и выдохнула. Что, если ее кто-нибудь поджидает в зале прибытия? Поежившись, она посмотрела на часы. Половина первого. Гарри снова прислонилась к своему багажу и закрыла глаза. Наверное, будет лучше какое-то время переждать здесь. В женский туалет они вряд ли сунутся.

Она просидела больше двух часов, слушая, как пикают багажные карусели по мере прибытия новых рейсов. Снаружи громыхали тележки. Посетительницы занимали и освобождали кабинки. Бедра у Гарри занемели от жесткого металла. Она мысленно задалась вопросом, сколько вообще можно проторчать здесь, пока кто-нибудь не придет и не выгонит тебя на фиг.

В уборную ввалилась толпа девчонок — человек двадцать, с пулеметной скоростью тараторивших на испанском. На вид всем им было лет по семнадцать-восемнадцать. Они толкались у зеркала, подправляли свой макияж и наперебой стрекотали о всякой ерунде. Девушка рядом с Гарри сняла с руки часы и завозилась с кнопкой завода.

— Somos una hora delante o una hora detr'as? У нас на час раньше или на час позже?

Никто не услышал ее в общем гвалте.

— Somos una hora detr'as, — пришла на выручку Гарри. — Es 14:35.[82]

— Gracias. — Девушка улыбнулась. У нее были карие глаза и густые черные волосы.

Гарри моргнула, потом пристально посмотрела на остальных девушек, на их кожу оливкового оттенка, жгуче-черные брови и волосы. Она с трудом поднялась с пола и уставилась на свое отражение в зеркале. Густые черные кудряшки, темные глаза. Кожа у Гарри была бледнее, чем у девушек-испанок, но, в общем, она вполне могла сойти за одну из них. Не бог весть какой камуфляж, но другого шанса могло и не быть.

Девушки стали выходить из туалета. Гарри подхватила свой багаж и двинулась вслед за ними. Вылетев из дверей, рой испанских студентов оккупировал багажную зону. Они перемещались стайками, и Гарри удалось пристроиться к ним. Шум стоял оглушительный. Толпа, будто волна, подхватила ее и понесла вперед. Гарри дошла до зала прибытия и низко наклонила голову, притворившись, будто поправляет что-то в багаже. От страха у нее свело живот. Но если кто-то ее и поджидал, он наверняка уже должен был уйти?

Вокруг вовсю толкались студенты, которые постепенно просачивались в зал прибытия. В аэропорту было полно народу. Гарри, опустив глаза, протискивалась сквозь толпу — по-прежнему под прикрытием своих спутников. Никто не обращал на нее никакого внимания. Наконец она дошла до главного входа и отделилась от своего конвоя. Остановившись у дверей платной автостоянки, она трясущимися руками опустила деньги в щель автомата, оглянулась через плечо — и замерла.

Впереди, в нескольких сотнях ярдов, над толпой возвышался человек в черной кожаной куртке. Он стоял к Гарри спиной, прижимая к уху мобильный телефон. Гарри не видела его лица, но льняные волосы, торчавшие из-под шапки, ни с чем нельзя было спутать.

Гарри бросило в жар. Она уже дважды видела эти волосы: в Дублинских горах и у тюрьмы Арбор-Хилл. И в тот, и в другой раз она едва осталась в живых.

Белобрысый вытянул шею, всматриваясь в толпу, и Гарри успела разглядеть его. Лицо этого типа было напряженным, бледным и изнуренным. Гарри затаила дыхание. Он кивал, слушая кого-то по телефону. Гарри двинулась к выходу, таща за собой свой кейс. Белобрысый вздрогнул от услышанного в трубке и снова кивнул. Затем он повернулся и врезался в толпу, удаляясь от Гарри в сторону главного входа в зал прибытия.

Каждый нерв Гарри кричал ей о том, что нужно бежать, но она сопротивлялась этому побуждению. Чтобы остаться невидимой, нужно было перемещаться мелкими шажками. Гарри подошла поближе к дверям, наблюдая, как белобрысый уходит прочь. Он двигался медленно — ему мешала толпа. Телефон по-прежнему торчал у его уха, словно приклеенный.

Створки автоматических дверей разъехались в стороны. Шагнув к дверям, Гарри вновь посмотрела через плечо. Ее взгляд наткнулся на другую фигуру — на противоположном конце главного вестибюля. Человек то и дело крутился вокруг собственной оси, оглядываясь по сторонам. Он тоже прижимал к уху мобильный телефон. Гарри вздрогнула. Она узнала его. Широкие плечи, сложение жеребца-регбиста. Это был Джуд Тирнан.

В какой-то момент Джуд перестал крутиться и, злобно посмотрев на белобрысого, плотно сжал рот. Неожиданно его взгляд скользнул туда, где стояла Гарри. У нее внутри все похолодело. Их взгляды встретились. Джуд быстро посмотрел на белобрысого и что-то сказал ему по телефону. Тот резко обернулся и уставился прямо на Гарри, пожирая ее своими безумными белесыми глазами. Гарри опрометью бросилась к дверям и выскочила из вестибюля.

Она мчалась через дорогу к многоэтажной автостоянке. За спиной тарахтел колесиками кейс. Гарри зигзагами неслась мимо припаркованных автомобилей, волоча за собой багаж. Только бы успеть к своей машине! Она пошарила взглядом по рядам автомобилей, но красной «микры» нигде не было видно.

Стук сердца гулко отдавался в ушах. Гарри повернула направо и принялась взбираться вверх по пандусу на следующий уровень. Шаги ее застучали по бетону, отражаясь эхом от низко нависшей крыши. Не выдержав, Гарри посмотрела назад. Белобрысый мчался к пандусу, ритмично работая руками и ногами.

Проклятие! Где же ее машина? Гарри рывком обернулась, так что из-за тяжелого кейса едва не вывихнула плечо. Может, бросить ее к чертям? Но что делать с деньгами? Они по-прежнему ей нужны — если, конечно, она вообще сумеет отсюда выбраться.

За спиной забухали тяжелые шаги. Гарри, шатаясь из стороны в сторону, побежала к следующему пандусу и стала взбираться наверх. Из-за багажа она то и дело теряла равновесие. Вниз по пандусу прямо на нее несся «мерседес». Автомобиль с визгом затормозил, качнувшись на своей подвеске в считанных дюймах от Гарри. Она мигом обежала его и рванула на следующий уровень.

Гарри вспомнила, как парковала машину два дня назад, как подолгу стояла в пробках по пути наверх и щурилась на солнце в поисках свободного места. Точно — солнце! Она припарковалась на крыше!

Шаги стали громче и быстрее. Гарри, напрягая все мышцы, из последних сил протащилась по нескольким последним пандусам. Ноги ее налились свинцом; багаж, казалось, вот-вот оборвет руки. Наконец в глаза ей ударил солнечный свет. Крыша, совершенно безлюдная, была уставлена рядами припаркованных автомобилей. Туман и тучи, смешавшись, нависли над головой, как серая марля. «Ниссан-Микра» вспыхнул красным пятном в дальнем конце стоянки.

Гарри пригнулась и начала лавировать между автомобилями, волоча по асфальту свой багаж. Ее пальцы и запястья занемели. За спиной громко топал преследователь, потом его шаги затихли. Гарри застыла на месте. Она присела еще ниже и прислушалась, затем опустила голову и заглянула под автомобили, стоящие в ряд. Кроссовки подбирались к ее «микре» параллельным курсом. От Гарри их отделяло всего два ряда машин.

Гарри пригнулась — низко, как только могла, — и мелкими перебежками понеслась к последнему ряду. Через каждые несколько ярдов она оглядывалась на кроссовки. Те не отставали. Она что было духу бросилась к «микре», наконец-то выпустив из рук багаж. Руки свело судорогой. Гарри нашла ключи от машины. Непослушные пальцы мелко тряслись. Она кое-как вставила ключ в дверь и повернула его в замке, после чего выпрямилась. Колени хрустнули, как дрова в печи. Вцепившись в дверную ручку, Гарри прислушалась, не приближаются ли шаги. Ни звука.

Гарри осторожно потянула на себя дверь, заранее поморщившись в ожидании, что та вот-вот заскрипит. В окне машины ей в ответ поморщилось ее отражение. Копна волос, белое лицо, темный фон. И тут картинка изменилась. Глаза Гарри округлились от ужаса. За спиной ее отражения возникло еще одно, чужое. Мертвенно-бледная рожа, черная шапка, бесцветные патлы.

Белобрысый схватил ее, прежде чем она успела обернуться. Оттянув Гарри за волосы, он с силой ударил ее головой о дверь. У Гарри помутилось сознание. Она не могла открыть глаза. Белобрысый прижал ее к машине своим телом. Он был крепкий и жилистый, и от него воняло. Гарри попыталась лягнуть его, но промахнулась. Он снова схватил ее за волосы, на этот раз двумя руками, и стукнул ее головой о капот автомобиля. В черепе Гарри разлилась пульсирующая боль. У нее подогнулись ноги, и она сползла на землю, прислонившись к «микре». От головокружения ее едва не стошнило.

Он поднял Гарри на ноги и заломил ей руки за спину. Запястий коснулась холодная сталь. Гарри услышала, как на ее руках защелкнулись замки браслетов. Сталь врезалась в кожу. Он напялил на голову Гарри кусок какой-то грубой материи, заслонивший свет. Мешковина, толстая и колючая. Гарри услышала, как открывается дверь автомобиля. Белобрысый запихнул ее внутрь, и она упала на заднее сиденье. Она сразу попыталась сесть, но, почувствовав тошноту, сползла на пол. Плечи застряли между передними сиденьями, и в руки выстрелила невыносимая боль.

На сиденье рядом с ней шлепнулось что-то тяжелое. Ее багаж.

Двери машины захлопнулись. Зачихал мотор, и «микра» помчалась вперед. С каждой встряской руки Гарри сводила болезненная судорога, перед глазами все плыло, и вскоре она почувствовала, что отключается. В голове, будто слайд-шоу, замелькали, сменяя друг друга, воспоминания о Джуде Тирнане: Джуд на встрече в «КВК», где ему абсолютно нечего было делать; Джуд в баре «Уайтс», притворяющийся, будто помогает ей обмануть Феликса; Джуд в аэропорту, отдающий безжалостные приказы в мобильный телефон…

Гарри едва не потеряла сознание. Она с самого начала не должна была доверять Джуду.


Глава сорок девятая | Проникновение | Глава пятьдесят первая