home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава пятьдесят первая

Она пришла в себя от того, что едва не задохнулась. В горле саднило, ноздри, казалось, обжигало огнем. Гарри ничего не видела. Что-то мокрое и тяжелое залепило ей лицо. Она сделала глубокий вдох, и в нос ей ударили смрадные испарения. От удушливой вони вновь закружилась голова, и Гарри вспомнила о зажигалках. Внезапно ее осенило: господи, мешковина, которую на нее набросили, насквозь пропитана бензином!

Она снова попыталась вдохнуть, но от едких паров перехватило дыхание. Шею и плечи свело от боли. Гарри лежала на боку, ее руки по-прежнему были скованы наручниками у нее за спиной. Ощутив под собой твердый грунт, Гарри поняла, что ее вытащили из машины. Она помотала головой, пытаясь освободиться от мешковины. Часть мешковины над нижней губой отошла, образовав небольшую щель. Гарри медленно втянула в себя воздух, стараясь дышать как можно ровнее.

Откуда-то спереди донесся царапающий звук, затем снова все замерло.

— Кто здесь? — спросила Гарри и недовольно поморщилась: ей ужасно не понравилось, что у нее дрогнул голос.

Ответа не последовало. Гарри не смела пошевелиться, опасаясь, что мешковина снова закроет ей рот. И опять он, этот звук — то ли чирканье, то ли царапанье, а затем — тихое шипение. Все ее тело оцепенело. Боже, он зажигал спички.

Гарри облизнула губы — едкий бензин обжег ей язык.

— Что происходит?

— Мы ждем. — Голос у ее мучителя был резкий и хриплый. И звучал совсем близко.

Она кашлянула, собираясь задать вопрос так, чтобы ее собственный голос не показался угрожающим. Достичь этого было совсем не трудно.

— Может, снимешь с меня мешок?

— Не раньше, чем он приедет.

— А долго ждать?

— Недолго. Он едет за нами от аэропорта.

Снова царапанье. Что он делает с зажженными спичками? Задувает? Бросает в нее? Гарри представила, как загорается пропитанная бензином мешковина и ее голова оказывается в огненном капюшоне. А ведь у нее связаны руки. Из легких Гарри едва не вырвался крик. Она с трудом заставила себя стиснуть зубы, понимая, что сейчас не время для истерики. Надо как-то выбраться отсюда, пока не приехал Джуд, пока ей не пришлось иметь дело с ними обоими.

Гарри глотнула свежего воздуха:

— Может, хотя бы ослабишь наручники? — Выгнув спину, она провела кончиками пальцев по земле. Ничего, кроме сухой глины.

— Только если он скажет, — отозвался голос.

Гарри осторожно, будто делая упражнение на растяжку мышц икры, вытянула перед собой правую ногу.

— Ты всегда делаешь то, что он тебе говорит?

Она потыкала в пространство ступней, но ничего не нащупала. Белобрысый зажег еще одну спичку, и нога Гарри замерла. Он не ответил на ее вопрос.

— Позволь, я угадаю, — сказала она. — Могу поспорить: всю грязную работу делаешь ты, а деньги достаются ему. Правильно?

Ответа по-прежнему не было. Гарри, снова отважившись пошевелить ногой, пощупала землю, и ее ступня наткнулась на что-то твердое. Гарри пнула предмет ногой. Он подался, но не сильно. Наверное, какой-нибудь деревянный забор.

— А тебе-то что от всего этого? — не унималась Гарри и, услышав звук отвинчивающейся крышки, замерла.

— Он обо мне заботится, — ответил наконец белобрысый.

— Может, просто возьмешь деньги и уйдешь? Они здесь, рядом. Я не могу тебя остановить, поскольку даже не знаю, кто ты.

Что-то еле слышно хрустнуло — Гарри почувствовала, как он приближается к ней. В контейнере бултыхнулась жидкость. Без всякого предупреждения на грудь Гарри обрушилась ледяная струя. Гарри лихорадочно поймала ртом воздух и перекатилась на живот. Бензиновый смрад пробирал насквозь. Он лил на нее бензин до тех пор, пока ее одежда не пропиталась полностью. Мокрая рубашка прилипла к коже.

В какой-то момент поток прекратился, и Гарри услышала, как он завинчивает крышку. Затем он зажег очередную спичку и вдруг рассмеялся — тихо, гнусаво, через нос.

Гарри вздрогнула. Черт бы побрал отца! Почему он ей не помог? Неужели он не настолько ее любил? Не покрывать его надо было, а сразу идти в полицию — и пусть бы торчал в тюрьме столько, сколько заслужил! Крик, кое-как подавленный ею минуту назад, снова разбух в груди, грозя вырваться наружу.

Что-то прошипело у Гарри над ухом и тут же затихло. Она вдохнула исходившие от нее испарения — бензиновые миазмы, окружавшие ее, будто аура. Как близко должно оказаться пламя, чтобы она сама вспыхнула, словно спичка? Гарри подумала о Феликсе Роуче, сожженном заживо в своей квартире, и ее чуть не стошнило.

— Так ты хочешь меня сжечь? — спросила она. — Как Феликса Роуча?

— Я никогда не интересуюсь именами. — Его голос прозвучал слегка озадаченно. — И твоего не знаю.

Гарри чуть не задохнулась от собственного удушливого запаха. Сможет ли он пойти на убийство, если узнает, как зовут его жертву?

— Гарри, — сказала она. — Меня зовут Гарри.

Она поморщилась, уловив в своем голосе нотку мольбы, и сжала кулаки за спиной.

— А вот тебе еще несколько имен, — продолжила она. — Джонатан Спенсер. Почти девять лет назад. Возле МЦФУ. Помнишь такого? Еще — мой отец. Сал Мартинес. Ты пытался убить его на прошлой неделе, на Арбор-Хилле.

— МЦФУ. Этого помню. Много было крови. — Белобрысый помолчал. — Но ты ошиблась насчет Арбор-Хилла. Я не собирался его убивать. — Он зажег еще одну спичку. — Я собирался убить тебя.

У Гарри перехватило дыхание. Мишенью была она?

Голос продолжал:

— Он видел, что я хочу сделать, и оттолкнул тебя с дороги. — Белобрысый зажег еще одну спичку. — Жаль, что его с тобой сейчас нет и защитить тебя некому, правда?

Гарри представила безлюдную дорогу у тюрьмы. Она словно заново увидела несущийся на них джип; увидела, как отец метнулся вперед. Она вспомнила выражение ужаса на его лице. Впервые она подумала о том, что отец, возможно, бросился наперерез джипу, а не прочь от него; о том, что отец оттолкнул ее в сторону, а не просто упал, сбитый джипом. Только сейчас до нее дошло, что отец, по всей вероятности, спас ей жизнь.

Горячая боль обожгла ей грудь, и Гарри неожиданно снова превратилась в ребенка, отчаянно желающего, чтобы его убаюкивали отцовские руки.

Рядом взревел форсажем и тут же умолк автомобильный мотор. Хлопнула дверь. К Гарри приближались чьи-то шаги — сперва шаркавшие по бетону, затем шуршавшие по чему-то более мягкому. На секунду воцарилась тишина. Затем кто-то потянул за мешковину у нее на голове и сдернул ее.

Гарри сощурилась от яркого света. Глаза по-прежнему слезились от бензиновых испарений. Она лежала на узкой глинистой дорожке, щекой в грязи. Гарри покосилась на белобрысого, стоявшего рядом с ней. Тот держал в руке огромную бутыль с бензином, все еще заполненную на две трети. У его ног стояла стеклянная ваза, доверху наполненная сложенными спичечными книжками. А на земле, перед самым лицом Гарри, в нескольких дюймах от ее носа валялись сгоревшие спички.

Гарри пронзил ледяной холод. Она втянула в легкие свежий воздух. Его пряный аромат показался ей странно знакомым. Вытянув шею, она оглянулась вокруг. То, что она приняла за деревянный забор, оказалось высокой живой изгородью, окаймлявшей извилистую дорожку. В голове Гарри забрезжила смутная догадка. Она быстро подняла глаза. Повсюду над ней возвышались стены живой изгороди — бесконечные, непролазные, выше, чем стены тюрьмы. Они кружили и петляли спереди и сзади, заключая ее в темно-зеленый тоннель. Гарри вздрогнула. Она поняла, где находится.

Внутри огромного лабиринта.


Глава пятидесятая | Проникновение | Глава пятьдесят вторая







Loading...