home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава пятьдесят вторая

— Я всегда знал, что ты приведешь меня к деньгам, Гарри.

Она поспешно оглянулась. Перед ней стоял Диллон. В руке у него был пистолет.

Гарри изумленно уставилась на него.

— Диллон?..

— Жаль, что ты не была со мной более откровенна. — Голос его звучал ласково. — Я ждал, но ты так и не раскрылась.

Она попыталась сесть. Плечи пронзила острая боль, и Гарри снова опустилась на землю. В голове у нее все смешалось.

— Мы могли бы действовать сообща, — продолжал он. — Вместе нашли бы деньги.

Она подняла глаза. Туман окутывал Диллона, будто сигаретный дым. Он был во всем черном, как в первый день их знакомства. Его губы скривились в характерной затаенной улыбке.

— Не понимаю, — растерянно произнесла Гарри.

— Все ты понимаешь. — Диллон небрежно держал пистолет, целясь ей прямо в грудь. Гарри смотрела на ствол, не в силах отвести взгляд. Она ни разу в жизни не видела настоящего оружия.

Боже правый. Диллон. Ее школьная страсть. Ее шеф. Ее любовник. Гарри задрожала. У ног Диллона стоял ее багаж: пухлая отцовская сумка и черный кейс из банка «Розенсток». Крышка кейса была открыта — виднелся слой фиолетовых банкнот.

Диллон проследил за взглядом Гарри, отступил на шаг и стал на колени возле кейса. Запустив в него обе руки, он извлек оттуда три толстые пачки купюр, провел ими у себя под носом и с силой втянул воздух. Затем он встал с колен, швырнул деньги обратно в кейс и закрыл крышку ударом ноги.

— Надо было просто перевести деньги, как я просил, — раздраженно сказал он. — Видишь, сколько из-за тебя теперь хлопот.

Он с размаху ударил ногой по сумке. Гарри шарахнулась. Диллон с искаженным от бешенства лицом ударил по сумке, так что она лопнула по швам. Из нее выпали кремовое шелковое платье Гарри и отцовский покерный набор.

Белобрысый поднял шелковое платье и поднес его к лицу, после чего тоже, как и Диллон, отвел ногу и ударил Гарри в живот. Она вскрикнула и согнулась пополам. Внутренности свело судорогой. Господи! Они не шутили. Они действительно собирались ее убить. Гарри вжала голову в плечи, ожидая следующего удара. Диллон двинул ногой по покерному футляру. Тот скользнул по земле. Гарри увидела, как на поверхности футляра появилась царапина, и стиснула кулаки. К черту! Она не собирается просто так лежать и дожидаться смерти.

Сглотнув, она сказала:

— Я думала, Пророк — какой-то банкир из «Джей-Экс Уорнер», но ты?.. Где во всей этой схеме ты?

Белобрысый снова собрался ударить ее ногой, но Диллон остановил его, махнув пистолетом.

— На самой вершине, — ответил он. — Я был главой отдела безопасности ИТ «Джей-Экс Уорнер». И у меня был доступ к такому объему секретной информации, какой и не снился ни одному инвестиционному банкиру.

Улыбнувшись, он вытер лоб рукавом. Сквозь туман за его спиной Гарри разглядела красный треугольный флажок у входа в лабиринт. До флажка было каких-то десять ярдов. С таким же успехом до него могло быть десять миль.

— Идею мне подбросил Леон Рич, хотя сам он так и не узнал об этом, — продолжал Диллон. — Его уволили из «Джей-Экс Уорнер» после двух-трех сомнительных сделок. Я помогал собирать улики — электронные письма и документы, весь компромат, который он оставил после себя. Я следил за Леоном после того, как он уволился. Банкир с гибкой совестью — как раз то, что мне было нужно.

— А мой отец? — Гарри смерила взглядом живую изгородь: футов двенадцать в высоту, на вид — тверже железобетона. — Когда ты его нанял?

— Вообще-то, идея расширить масштаб тоже принадлежала Леону. Больше источников — больше денег. Первым был Эшфорд, потом — Спенсер и твой отец.

— А Джуд Тирнан?

Диллон поднял брови.

— Этот моралист? Ни за что. Он сразу бы сдал нас.

Гарри нахмурилась, вспомнив, как Джуд в аэропорту внимательно вглядывался в толпу. Проклятие. Он хотел не убить, а спасти ее.

Диллон подошел к Гарри вплотную, загородив собой выход. Даже если ей удастся удрать, она только глубже увязнет в лабиринте.

Диллон опустился рядом с ней на колени, пристально глядя ей в лицо. Он потянулся к Гарри, как бы желая дотронуться до ее щеки, но в последний момент передумал.

— Можешь себе представить, что я почувствовал, когда узнал, что дочь одного из источников Леона — малышка Pirata!

Гарри переварила услышанное.

— Выходит, ты охотился за мной вовсе не для того, чтобы я работала на «Лубру»? Ты просто использовал меня, чтобы добраться до денег?

— Поначалу — да. — Диллон опустил глаза. — Я думал, что, если я как следует тебя припугну, ты убедишь отца вернуть деньги. Но ты упорно не желала идти к нему на свидание. Я, конечно, должен был это предвидеть.

— Ты меня припугнул, да еще как. Я чуть не погибла на этих чертовых рельсах. — Она украдкой оглянулась через плечо. Узкая дорожка у нее за спиной разделялась натрое. Где-то был другой выход — но где?

— Тогда, на вокзале, Камерон нарушил мои инструкции. — Диллон махнул пистолетом. — Ты ведь знакома с моим братом Камероном, не так ли?

Гарри, быстро повернув голову, ошарашенно уставилась на белобрысого типа с его бледной кожей и сутулыми плечами. Тот пожирал Диллона глазами, будто обиженная дворняга, ожидающая приказаний. Гарри отдала должное мрачному облику Диллона, его непринужденному изяществу. Внезапно в ее правом полушарии словно что-то сместилось и разрозненные фрагменты мгновенно сложились в единое целое. Диллон говорил, что был приемным ребенком в семье. Однако не он, а его младший брат-изгой в конце концов оказался в тюрьме.

Гарри вздрогнула — не только от прикосновения холодной, мокрой одежды.

— А как насчет инструкций на Арбор-Хилле? — поинтересовалась она. — Это он пытался меня убить, да?

Оттолкнувшись руками от земли, Диллон встал и ответил:

— Устрашение не сработало. Сал упорно не желал отдавать деньги. — Он покачал головой. — И что за отец — отказаться помочь собственной дочери!

Гарри захотелось защитить отца, но какой в этом был смысл? Она легла щекой в грязь. От того, что она долго смотрела вверх, на Диллона, шея у нее затекла. Мозг лихорадочно искал малейшую зацепку, которая помогла бы выбраться из лабиринта. В голове роились обрывки фраз: «односвязный», «правило левой руки», «Минотавр-людоед», «получеловек-полубык»… Будь проклят царь Минос и его чертов лабиринт!

— Я должен был послать Салу предупреждение, подтолкнуть его… — Диллон уронил голову на грудь, по-прежнему стоя к Гарри спиной. — Я должен был показать ему, что могу уничтожить то, что он любит.

Ее сердце гулко забилось.

— Но все пошло не по плану, да? Вместо меня в больнице оказался он сам.

Диллон, помолчав, повернулся к Гарри. Когда он заговорил, его голос снова звучал ласково:

— Я был этому рад.

Он сглотнул, посмотрел на пистолет у себя в руке и поднес ствол к ее лицу. Гарри подняла голову. Только не сейчас! Сердце отбивало бешеную дробь. Спроси у него что-нибудь еще. Что угодно!

— А Леон? — Во рту у нее пересохло. — Он и сейчас получает свою долю?

— Леон ничего уже больше ни от кого не получит. Он крупно ошибся, когда приставил ко мне своего урода. Тот подошел слишком близко. — Диллон покосился на брата. — Камерон о нем позаботился.

— Вы его убили?

— Леон — говнюк, и вся его роль сводилась только к тому, чтобы в случае чего стать козлом отпущения. Уж я постарался, чтобы его вонючие отпечатки остались везде, где только можно.

Гарри вспомнила о домашнем адресе Леона, записанном в ее банковских данных; о балансовом извещении, высланном банком на этот адрес; о частном детективе, которого Леон нанял, чтобы шпионить за ней. Диллон был прав — Леон наследил повсюду.

— Так это ты взломал мой счет в банке? — спросила она.

Он усмехнулся.

— Тут уж я повеселился. Особенно когда ты пообещала мне вернуть деньги, а я сделал так, чтобы они исчезли.

В голове у Гарри что-то щелкнуло — будто ремень безопасности в тот момент, когда им пристегиваешься. Тест на взлом в банке «Шеридан». Она попалась в ловушку. Диллон знал, что Гарри держит счет в этом банке, — в конце концов, он платил ей зарплату. Знал он и о «крысе», которую Гарри всегда оставляла в качестве визитной карточки, — резиденте-шпионе у тайного черного хода, предназначенном для обкатки банковских антивирусов. Диллон вычистил «крысу» из доклада Имоджин. Он не хотел, чтобы шпиона обезвредили.

Шагнув к Гарри, он приставил пистолет к ее переносице. Рука его слегка дрогнула. С близкого расстояния лицо Диллона казалось серым; стали видны морщины, которых Гарри прежде не замечала. Ей вспомнился евангелический юноша двадцати одного года, вещавший о поисках истины.

— Что случилось, Диллон? — прошептала она. — Тебе не хватало твоих «дот-ком»-денег?

Диллон, выпятив подбородок, воскликнул:

— «Дот-ком», бля! Куда ни плюнь, все стали миллионерами за одну ночь — кроме меня. А у меня не получилось. — Он рассеянно поглядел вдаль. — В юности я всегда был первым. Царем горы. Самым талантливым из всех. Крутая карьера, компьютерный ас на самой высокой ставке. Как же случилось, что я так облажался? Ведь ты понимаешь, о чем я говорю, а, Гарри?

Она закусила губу.

— Значит, «дот-ком» был только так, картинка на обложке?

Он кивнул.

— Как и «Лубра Секьюрити». То есть нет, началось-то все как вполне легальный бизнес. Но о каких доходах могла идти речь, когда с «дот-ком» все пошло псу под хвост? В прошлом году я вообще чуть не разорился! — Его ноздри гневно затрепетали. — Вот тогда-то я и вспомнил о сделке по «Сорохану» и о деньгах, которые у меня увел Сал. Деньги были мои, и я решил их вернуть.

Поймав взгляд Гарри, Диллон ответил ей своей характерной полуулыбкой. Лицо его на секунду смягчилось. Он протянул руку, взял Гарри за подбородок и приподнял ее лицо. Гарри содрогнулась от его прикосновения, вспомнив ту ночь, когда Диллон скользил по ней ртом, пробуя на вкус ее тело. В желудке у нее всколыхнулась тошнота.

— Еще не поздно, Гарри, — прошептал Диллон. В глазах его пылал жар, он пристально вглядывался в ее лицо, будто ища что-то. — Правда?

Гарри сглотнула. Улыбнись. Притворись. Получится? Открыв рот для ответной реплики, она на миг отвела глаза в сторону. Это было ошибкой. Диллон резко оттолкнул ее, едва не свернув ей шею.

— Никогда мне не лги! — Он снова подошел к Камерону и направил ствол в лицо Гарри. Удерживая пистолет двумя руками, приказал ему: — Подними ее.

— Ты обещал, что позволишь мне с ней позабавиться, — напомнил Камерон.

— Позабавишься. Сними с нее наручники.

Камерон схватил ее за руки и заставил встать. Гарри почувствовала, как у нее закружилась голова, как зашумела в ушах кровь. Вдали послышался рокот, но никто из них не обратил на него внимания. Камерон стянул с Гарри наручники, и руки ее расцепились — затекшие, онемевшие.

— Спасибо, — произнесла она, растирая запястья и проклиная себя за то, что в ее голосе появилась заискивающая интонация.

— Я это сделал не ради тебя. — Взгляд Диллона снова стал холоден, улыбка исчезла. — Трудно будет объяснить, откуда на месте происшествия взялись наручники.

— А тело, пропитанное бензином? — Гарри украдкой покосилась на дорожку у себя за спиной. Она могла бы забежать за угол в три-четыре прыжка. Сколько ему потребуется, чтобы нажать на курок?

Диллон пожал плечами.

— Да какая разница. Все равно тебя здесь никто искать не будет.

Рокот становился громче, приближаясь откуда-то сверху. Гарри задрала голову. Небо было затянуто туманом.

— Несчастные случаи — специальность Камерона! — крикнул Диллон. Шум нарастал. — С тех пор как он спихнул нашу мамашу с лестницы, он только этим и занимается. Тогда я застал его на верхней ступеньке: он стоял там, напрочь обдолбанный. Пришлось помочь ему инсценировать несчастный случай — сам-то он ничего не соображал. С того дня он и отплачивает мне за мою доброту. Да, Камерон?

Камерон, потупившись, еще сильнее прижал бутыль с бензином к груди. Неожиданно ветер усилился. Массивная живая изгородь заколыхалась. Взметнувшаяся пыль попала Гарри в глаза, в уши врезался неистовый грохот.

Из тумана вырвался небесно-синий вертолет. Мощная струя воздуха ударила в Гарри, заставив ее попятиться. Изгородь забурлила, словно кипящая вода. Казалось, весь лабиринт вот-вот опрокинется вверх дном. Диллон задрал голову и разинул от изумления рот. Смерч заставил его пригнуться, прикрыть лицо рукой. Впрочем, к нему быстро вернулось самообладание, и он снова направил пистолет в лицо Гарри. Вертолет качнулся в их сторону. С борта вертолета свисала веревка. В кабине торчала широкоплечая фигура Джуда.

Сердце Гарри замерло в груди. Джуд сорвал с головы наушники и что-то крикнул ей, но крик потонул в шелестящем грохоте лопастей. Джуд указал пальцем на веревку и, накренив вертолет, двинул машину прямо на Гарри. Даже отсюда ей были видны его дико вытаращенные глаза и белое как мел лицо.

Она быстро перевела взгляд на Диллона. Тот по-прежнему держал пистолет на уровне ее глаз. Гарри видела, как двигается кадык Диллона, как медленно сжимаются его пальцы. Вертолет завис прямо над ней, веревка болталась всего в нескольких ярдах от Гарри. Но она понимала, что Диллон убьет ее прежде, чем ей удастся сделать хоть шаг.

Внезапно Диллон повернулся и открыл по вертолету огонь. Пули вонзились в обшивку с резким металлическим звяканьем. Вертолет дернулся в сторону и клюнул носом. Диллон всадил еще несколько пуль в его подбрюшье. Машина задрожала. Из хвоста тонко заструился черный дым. Вертолет завалился на левый бок и начал скользить поперек лабиринта, задевая верхушки живой изгороди. Веревка и струя дыма тянулись следом, будто размотавшиеся нити.

Диллон снова прицелился в вертолет. На этот раз Гарри не теряла ни секунды. В два прыжка она достигла развилки и свернула за поворот, придерживаясь левой стороны. Она бежала, натыкаясь на изгородь, неловко огибая коварные углы. Гарри слышала, как засвистели пули, как умолк двигатель вертолета. Повторно описав дугу у Гарри над головой, машина накренилась и, бороздя носом живые стены, ушла в сторону. Лопасти, словно гигантский блендер, хлестали по верхушкам деревьев, кромсая их на мелкие части. Наконец ротор глубоко зарылся в изгородь и треснул, выстрелив в воздух роем металлических обломков. Раздался скрежещущий вой; вертолет перевернулся и рухнул на землю где-то за изгородью.

Несколько секунд стояла тишина. Ни рокота двигателя, ни шума лопастей. Гарри, спотыкаясь, бежала по лабиринту. Внутри у нее все кричало. Что она наделала! И тут она услышала взрыв, а вслед за ним звук, который ни с чем нельзя было спутать: гул вспыхнувшего пламени. Боже! Если Джуд погиб, то только по ее вине.

Она с разбегу врезалась в изгородь. Перекресток. Черт! Куда теперь?.. Грудь ее обожгло изнутри — Гарри показалось, что у нее начинается лихорадка. Правило левой руки. Дотронься до стены левой рукой и иди. Но тогда ведь начнешь кружить? За спиной послышались шаркающие шаги. Резко протянув левую руку к живой изгороди, Гарри побежала и свернула по развилке налево. Дорожка сузилась, путь то и дело перекрывали ветви деревьев. В горле царапало, будто наждаком. Не останавливаться!

Шатаясь из стороны в сторону, Гарри изо всех сил неслась по тропе, спирально закручивавшейся и раскручивавшейся вокруг тупиков. Она ныряла в тоннели, один за другим, постоянно сворачивая налево — до тех пор, пока у нее перед глазами все не поплыло.

Внезапно кружение прекратилось. Тропа снова стала широкой и прямой. Ветки исчезли с пути. Воздух посвежел, пахн'yло лесом. В изгороди появился просвет, отмеченный синим флажком. Он был явно крупнее, чем прочие проходы. Метнувшись к лазу, Гарри мигом выскочила на другую сторону. Там она задержала дыхание и, по инерции качнувшись, замерла.

Она стояла на округлой прогалине размером с лужайку для боулинга. На траве в нескольких ярдах от нее ничком лежал Джуд. Внутри у Гарри все сжалось. Над вертолетом, упавшим почти посередине круга, бушевало пламя. По траве, примятой Джудом, когда он полз, тянулся кровавый след. Рядом с вертолетом высилось изваяние футов девять-десять в высоту — исполинская статуя черного гладиатора, сжимающего в руке копье. Осанка у него была гордая и прямая, плечи — широкие и могучие, а вместо головы на толстой черной шее торчала уродливая мутация: голова разъяренного быка.

Гарри закрыла глаза. Минотавр Диллона. По ошибке она забралась в самый центр его проклятого лабиринта.

— Все кончено, Гарри. Сдавайся.

Через просвет в изгороди на прогалину вышел Диллон. В руке он по-прежнему держал пистолет. За спиной у Гарри раздался шорох ветвей. Она резко обернулась. У входа появился Камерон. В одной руке он держал бутыль с бензином, другой катил за собой ее черный кейс. Гарри попятилась, обходя тело Джуда. Камерон шел вслед за ней, сверля ее взглядом своих белесых глаз. Диллон двинулся к Гарри одновременно с Камероном — осторожно, боком, не сводя глаз с обоих.

Жар огня обжег Гарри через рубашку. До вертолета было всего несколько футов. Гарри почувствовала, как от нее исходят бензиновые пары. Сейчас запах стал особенно резким. Подойди она к вертолету еще хоть на шаг — мгновенно вспыхнет, как спичка. Гарри прислонилась спиной к пьедесталу Минотавра. Массивная каменная плита обдала ее холодом. Камерон подошел к ней вплотную. Она почувствовала у себя на лице его жаркое дыхание. Оттолкнув кейс, он стал отвинчивать крышку бутыли с бензином.

— Камерон! — Диллон шагнул вперед. — Только не рядом с деньгами, мать твою! Брось мне чемодан!

Но Камерон, казалось, ничего не слышал. Губы его приоткрылись. Он часто задышал. Глаза Гарри округлились от ужаса, когда белобрысый, сунув руку в карман, вытащил оттуда зажигалку.

— Камерон! — Диллон прицелился. — Я что сказал!

Большим пальцем Камерон крутанул колесико зажигалки. В воздух выстрелило трехдюймовое пламя. Он поднес зажигалку к лицу Гарри. Отшатнувшись, Гарри попятилась, огибая пьедестал. Она видела, как Джуд зашевелился и стал подниматься на колени. Рубашка его насквозь промокла от крови, левая рука безвольно болталась. Рывком обернувшись, Диллон наставил на него пистолет и крикнул:

— Лежать!

Голова Джуда дернулась, и он замер. Кожа его кровоточила, тут и там пузырились волдыри. Камерон оглянулся на него через плечо. В тот же миг Гарри бросилась к кейсу, схватила его и прижала к груди. Сердце гулко забилось о его твердую поверхность.

Камерон, казалось, ничего не заметил. Он вновь подошел к Гарри вплотную, поднял бутыль у нее над головой и принялся лить бензин ей на волосы, будто совершал над ней обряд крещения. Холодная жидкость заструилась по лицу и шее Гарри, стекая на черный кейс. Огонек зажигалки задрожал, как змея, почуявшая мясо.

Грянул выстрел. Гарри, вздрогнув от испуга, затаила дыхание в ожидании боли. Она слышала, как вскрикнул Камерон.

— А ведь мать и вправду погибла из-за несчастного случая. — Голос Диллона звучал сдавленно. — Он вовсе не убивал ее.

Камерон, нахмурившись, покачнулся. В ушах Гарри все еще звенело от выстрела.

— Я заставил его в это поверить, — продолжал Диллон. — Он так обкурился, что все равно ни черта не помнил.

Взгляд Камерона прыгнул вверх, через голову Гарри, и устремился вдаль. На левом веке дернулась крошечная мышца.

— После этого я мог заставить его делать что угодно, — сказал Диллон.

Плечи Камерона поникли. Он рухнул на Гарри, как снежный обвал, прижав ее своим весом к пьедесталу. Гарри вскрикнула и сползла на землю, выронив кейс. Камерон упал вместе с ней, вышибив воздух из ее легких. Она столкнула его и, дрожа всем телом, зажала рот обеими руками, чтобы не закричать. Камерон лежал на траве лицом вниз. На его спине расползалось большое красное пятно.

— Брось мне деньги, Гарри, и все закончится! — приказал Диллон.

Гарри вскинула голову. Пьедестал мешал ей видеть его. Она посмотрела на кейс, валявшийся рядом, и на бутыль с бензином — Камерон по-прежнему сжимал ее в руке, вертикально приткнув к пьедесталу.

— Гарри?

Диллон двинулся вокруг статуи, и Гарри услышала, как его ступни шуршат по траве. Она схватила бутыль, распахнула черный кейс и опрокинула в него пластиковую емкость. Бензин забулькал. Бутыль опорожнялась мучительно медленно. Ну же! Наконец бутыль опустела, и Гарри захлопнула крышку кейса. Подняв глаза, она увидела перед собой ствол пистолета Диллона.

— Брось мне чемодан.

Пот струился по его лицу. Скользнув глазами по телу Камерона, Диллон быстро отвел взгляд. Рядом потрескивал горящий вертолет. Искры взлетали в небо, будто огни фейерверка.

С трудом поднявшись на ноги, Гарри обеими руками подтянула к себе кейс. Он стал еще тяжелее — руки ее задрожали. Она оглянулась. Джуд смотрел на нее широко раскрытыми глазами. Она повернулась к Диллону. Лицо его побелело.

— Непросто, да? — Она тяжело дышала. — Привык, что грязную работу за тебя делают другие?

— ОТДАЙ ЧЕМОДАН, БЛЯ!

Гарри вскинула кейс на плечо — набухшее влагой содержимое сместилось внутри, будто груда кирпичей. Раскрутившись, словно праща, она метнула кейс в воздух. Тот пролетел мимо Диллона и с грохотом упал в пылающий вертолет.

Диллон изумленно уставился на кейс. На долю секунды воцарилось молчание. Затем он издал рев и бросился за кейсом — прямо в пылающий вертолет. В тот же миг Гарри резко обернулась и крикнула Джуду:

— Бежим!

Джуд кое-как поднялся на ноги, придерживая правой рукой бесполезно свисавшую левую. Они вместе побежали к просвету в изгороди. Вокруг, будто набирающий обороты тайфун, заревел порывистый восходящий поток. Гарри первой достигла выхода, нырнула в него вперед головой и покатилась по земле, спрятавшись за живой стеной. Рядом, взвыв от боли, грохнулся Джуд. Рев усилился, превратился в грохот, и в следующее мгновение в изгородь врезалась ударная волна. Над лабиринтом, озаряя все вокруг, поднялся раскаленный огненный шар. Гарри, ослепленная ярким светом, прикрыла глаза рукой. Повсюду трещали горящие ветки. Гарри вцепилась в складки собственной одежды, насквозь пропитанной бензином. Встав на ноги, она потянула Джуда за рукав, потом дотронулась до изгороди правой рукой и, шатаясь, пошла вперед. Левая — к центру, правая — к выходу. Дрожащие от слабости ноги не слушались ее. Мерцающий оранжевый свет окрасил все вокруг в бледно-желтые тона. Гарри брела по извилистой, похожей на серпантин тропе. Джуд ковылял следом. Она шла, не отнимая ладони от живой стены, и опустила руку только тогда, когда впереди показалась отцовская сумка, а за ней — красный треугольный флажок, знак выхода.


Глава пятьдесят первая | Проникновение | Глава пятьдесят третья







Loading...