home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава пятьдесят пятая

Гарри вышла из самолета в аэропорту Нассо и тут же почувствовала себя укутанной в толстое одеяло жары. У выхода из зала прибытия она поймала такси, втайне надеясь, что водителем окажется Этан. Ничего подобного, конечно, не случилось.

Она откинулась на спинку сиденья. Черепашья скорость и сонный реггей действовали болеутоляюще. Гарри посмотрела на пейзаж в огненно-красных и мандариновых тонах. Месяц назад она приехала сюда, чтобы обманом выудить деньги из банка. Сегодня цель ее приезда была совершенно иной.

Кое-как протащившись через суматошную Бэй-стрит, такси взяло курс на мост Парадайз-Айленд. Док пестрел изящными белыми яхтами, над которыми носились галдящие чайки. Гарри опустила стекло. Торговцы моллюсками, расположившиеся под мостом, громко выкрикивали цены на сегодняшний улов. Рыночные ларьки ломились от блестевшей на солнце рыбы, золотистых бананов и апельсинов. Гарри вдохнула соленый воздух, удивившись остроте ощущения: казалось, она вернулась домой.

Таксист высадил ее у гостиницы курорта «Атлантида», где она вселилась в номер, в сравнении с которым «Пески Нассо» казались обычным молодежным общежитием. Приняв душ, Гарри спустилась в вестибюль под гигантским куполом. Она крепче сжала в руке футляр, пересекла по дуге холл гостиницы и вошла в казино.

На пороге заведения Гарри на секунду остановилась. Несмотря на послеполуденное время, в зале было полно людей. Вовсю грохотали машины для перемешивания фишек; там и сям гудели стальные рулеточные шарики, катившиеся по своим желобкам. Всюду сновали официантки, предлагавшие посетителям бесплатные напитки, но Гарри знала, что серьезные игроки пьют только кофе. Вздохнув, она побрела мимо игорных столов, в дальний конец зала.

Там, впереди, маячила кабинка, где женщина средних лет в зарешеченном окошке обменивала доллары на фишки. Гарри заняла очередь за человеком в стетсоне, пристроила коробку на полке у окошка и обернулась, чтобы понаблюдать за игорными столами.

Прямо перед ней разворачивалась покерная партия с высокими ставками. Гарри быстро поняла, что главная интрига игры свелась к противостоянию двух игроков — тонкогубого человека в деловом костюме и жилистого итальянца в солнцезащитных очках. На стол легли пара тузов и тройка треф. Судя по нервной скособоченности итальянца, третьего туза у него на руках, скорее всего, не было.

С трудом отведя взгляд от игроков, Гарри снова посмотрела на свою коробку. Она провела пальцами по царапине на черном виниле. Диллон добавил несколько вмятин, когда ударил по коробке ногой, но в остальном отцовский футляр для покерных фишек был в целости и сохранности.

Надавив пальцами на ржавые замочки, Гарри открыла футляр, приподняла крышку и заглянула внутрь. В углублениях фетровой обивки покоились восемь плотно уложенных столбиков фишек. Две трети из них были малинового цвета; среди оставшейся трети поровну насчитывалось золотых и сапфирово-синих. Гарри вынула две малиновые фишки и покатала их между пальцами, наслаждаясь нежным перламутровым отливом и щелкающим звуком, который они издавали при соприкосновении. Фишки были большего размера и более вытянутой формы, чем те игрушечные, пластмассовые, что продавались когда-то вместе с футляром. Гарри провела большим пальцем по керамической поверхности одного из овальчиков. На нем были выгравированы название казино и стоимость фишки. Стоимость равнялась ста тысячам долларов.

Месяц назад, выйдя из банка «Розенсток» с кейсом, битком набитым деньгами, Гарри ненадолго вернулась в свою гостиницу. Ей нужно было время, чтобы подумать. После этого она направилась в казино «Атлантида». Когда Гарри изложила Руссо свои требования, тот пришел в ярость. Но поскольку на руках у нее были доказательства его инсайдерских махинаций, и Гарри, и Руссо понимали, что у него не было выбора. Руссо поручился за Гарри перед менеджером казино, и тот с удовольствием обменял б'oльшую часть ее денег на фишки высоких ставок. Фишек понадобилось слишком много — даже для «Атлантиды»; чтобы восполнить недостающее количество, Руссо пришлось прибегнуть к помощи двух других казино. Никто не пожелал отказать столь азартной прожигательнице жизни.

Толпа за спиной Гарри ахнула, и она поспешно оглянулась. Крупье перевернул терн-карту — еще одна тройка. Теперь на столе было две пары карт: два туза и две тройки. Итальянец обхватил голову руками. Человек в костюме по-прежнему сидел неподвижно, как ящерица на солнце. Гарри решила, что у него фулл-хаус с тремя тузами.

Человек в стетсоне поднялся, чтобы занять свою очередь у кабинки. Гарри нетерпеливо переступила с ноги на ногу, по-прежнему сжимая фишки в руке. Тогда, месяц назад, едва увидев деньги, она поняла, что не сможет просто так их отдать. Перед глазами у нее, быстро сменяя друг друга, пронеслись картинки-воспоминания об отце: его руки, тянущиеся к ней через тюремный стол; его мертвенно-неподвижное тело, жизнь в котором поддерживалась с помощью трубок. Гарри захотелось подарить отцу что-то такое, что обязательно пробудило бы его.

Поэтому она обменяла семь с половиной миллионов евро на фишки и плотно уложила их в отцовский покерный футляр. Остальные деньги Гарри сохранила в виде наличных. Набив б'oльшую часть черного кейса из «Розенстока» пачками бумаги для гостиничного принтера, она положила сверху банкноты в пять слоев — по полтора миллиона евро в каждом слое. Гарри рассчитывала, что в ходе ее охоты на Пророка обязательно наступит момент, когда тот захочет открыть кейс, и тогда банкноты позволят Гарри выиграть какое-то время. Жаль, что Пророка ей так и не удалось поймать, но деньги, похоже, спасли ей жизнь в тот страшный день в лабиринте.

Гарри посмотрела на фишки, которые держала в руке, и почувствовала, как удрученно опускаются ее плечи. Деньги ей были ни к чему. Она хранила их для отца — но какой теперь от них прок? И никогда деньгам не заполнить той пустоты, что останется после его ухода.

Человек в стетсоне отошел, и Гарри приблизилась к женщине за решеткой. Ей вспомнилась лекция Джуда о рыночной этике, о том, как инсайдерские махинации подрывают веру в честную торговлю. Гарри вернулась в Нассо, чтобы обменять фишки на наличные деньги и сдать их в отдел по борьбе с мошенничеством. Так было правильно. Так поступил бы Джуд. И отцу Гарри больше уже никто не причинит вреда.

Женщина в кабинке постучала ручкой по столу, и Гарри сердито закусила губу. Какое ей дело до рыночной честности? Инвесторы все равно не возместят свои убытки, даже если она вернет деньги в отдел. Кто знает, где они окажутся в конце концов?

Вздохнув, Гарри стала слушать, что говорила ей женщина в кабинке. Та перестала стучать ручкой и уставилась куда-то за спину Гарри.

— Ставлю все.

Гарри мигом обернулась. Итальянец подталкивал всю горку фишек — в их числе высокий столбик малиновых — к середине стола. Гарри затаила дыхание. Игроки перевернули карты, и по рядам зрителей пробежал ропот. Итальянец отодвинул стул, сорвал с лица очки и стал расхаживать взад-вперед на пятачке за стулом. Человек в костюме отхлебнул воды из бутылки.

Гарри вытянула шею, чтобы разглядеть карты. Она ошиблась насчет фулл-хауса. Человек в костюме получил пару тузов, что давало ему четыре карты одного достоинства. Почти непобедимая комбинация.[83] Итальянцу достались двойка и четверка треф. Гарри быстро посчитала карты в уме, и ее глаза округлились. С тузом и тройкой треф на руках ему не хватало всего одной карты[84] до стрейт-флаша — единственной комбинации, приносившей ему выигрыш.

Гарри почувствовала знакомое покалывание в затылке. Она шагнула к игорному столу. Итальянец перестал расхаживать из стороны в сторону и схватился за спинку стула — так, что костяшки его пальцев побелели. Крупье перевернул ривер-карту. На миг воцарилось молчание. Гарри привстала на цыпочки, но ей никак не удавалось разглядеть пришедшую карту. И тут толпа взревела. Итальянец, высоко вскинув кулак, протяжно, по-ковбойски гикнул. Он повернулся, чтобы обнять зрителей и пожать руку сопернику. Через просвет в толпе Гарри увидела на столе пятерку треф и улыбнулась.

Она провела ладонью по затылку — покалывание не прекращалось. Скучно жить, если хоть изредка не ставишь на кон все, что у тебя есть. Слова отца громко звучали в голове Гарри, до краев переполняя сердце. Медленно повернувшись к кабинке, она уложила фишки обратно в коробку и аккуратно закрыла крышку.

— Простите, — сказала она женщине за решеткой. — Я передумала.

После этого Гарри подошла к столу и заняла место, где только что сидел человек в костюме. Улыбнувшись итальянцу, она провела по сукну костяшками пальцев — на удачу, затем открыла отцовский покерный футляр и водрузила его на стол.


* * * | Проникновение | Примечания







Loading...