home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава пятая

Камерон знал, что плохо сочетается с окружающим пейзажем. Зато цвет его волос сочетался хорошо. Почти альбинос, как говорила та костлявая девка, когда он трахал ее. Потом он сжал пальцы у нее на горле и душил, пока она не затихла.

Натянув черную шерстяную шапку на самые брови, он посмотрел на часы. Пора было сваливать, иначе его могли заметить. Правда, по инструкции он должен был прождать еще час.

Прежде он никогда не бывал в Международном центре финансовых услуг. Насколько он понимал, это было место, куда богатые приходили, чтобы стать еще богаче. Он помнил этот район таким, каким он был до реконструкции, когда здесь еще располагались старые добрые доки таможни. Они нравились ему гораздо больше — огромные безликие пакгаузы, раскинувшиеся на унылых полосках земли. Теперь тут был целый благоустроенный город в городе, принимавший в гости банки со всего мира.

Камерон посмотрел на многоэтажные офисные здания, все как один из зеленых стеклянных блоков, сверкавших на солнце. Гребаный Изумрудный город.

Он облокотился на стальное ограждение набережной Джорджес-дока. Когда-то это был настоящий док, пропахший смолой и дохлой рыбой. Теперь его превратили в декоративное озерцо. О поверхность озерца разбивались водяные струи, вылетавшие из пяти брызжущих вовсю фонтанов. От шума закладывало уши, но здесь была идеальная позиция для наблюдения за зданием напротив.

Камерон выпрямился, заметив, как молодая особа, споткнувшись, вышла на улицу через вращающиеся двери. Он сравнил ее внешность с описанием девушки по имени Мартинес. Пять футов три дюйма,[26] стройная, с темными вьющимися волосами. Лицо слегка сердцевидной формы. Она сжимала в руке черную сумку, вроде ранца для книг, с каким-то серебряным логотипом. Точно — она. Он вспомнил испанскую официантку, с которой познакомился в Мадриде в прошлом году, и почувствовал, как у него встает.

Камерон двинулся следом за девушкой. Было пять вечера, пятница, на улицах толпился народ. Он смотрел на нее не мигая, стараясь постоянно держать в поле зрения.

Он получил инструкции по телефону — от звука знакомого голоса внутри у него все сжалось. Это был голос человека, от которого он получал приказания много раз до этого. Камерон говорил себе, что делает это ради денег, но знал, что было и еще кое-что. Слушая голос в телефоне, он ощутил, как его сердце гулко забилось в предвкушении охоты.

Девушка шла, как ездят на автодромной машинке — то и дело задевая плечами других пешеходов, — но, казалось, не замечала этого. Выйдя с территории МЦФУ, она вернулась на городские улицы. Толпа наседала со всех сторон, и Камерон таранил ее, сокращая расстояние, отделявшее его от девушки.

«Сделать так, как в прошлый раз?» — произнес он в трубку. Камерон посмаковал воспоминание о прошлом разе: визг тормозов, вонь горелой резины, тошнотворный скрежет металла, хруст ломающихся костей. Но голос прервал ход его мыслей.

«Еще рано. Она нужна мне напуганной, но живой». Будто чувствуя разочарование Камерона, голос продолжил: «Но не волнуйся. В следующий раз сможешь ее убить».

В следующий раз. Камерон проглотил комок в горле, нагоняя темноволосую девчонку. Почему он всегда должен слушаться приказов? Он многим рисковал, выполняя их. Ему хотелось получить какое-то вознаграждение, причем прямо сейчас.

Девушка пошла быстрее, и он ускорил шаг, чтобы не отстать от нее. Первый его шанс будет на оживленном перекрестке рядом со скульптурой Вечного огня — там, где автомобилисты объезжают таможню на максимальной скорости, не обращая внимания на пешеходов. До перекрестка оставалось меньше двадцати ярдов,[27] и она двигалась прямо к нему.

Внезапно девушка остановилась и обернулась. Она посмотрела на Камерона, потом сделала несколько шагов в его сторону. Черт! Неужели она заметила слежку? Решив, что этого не может быть, он продолжил идти вперед.

Вскоре они оказались лицом к лицу. Девушка даже задела грудью его руку, и он почувствовал тепло ее тела.

— Простите, — сказала она, не поднимая глаз, и быстро прошла мимо.

Облизав губы, Камерон проводил ее пристальным взглядом. Затем он подождал, пока между ними образуется расстояние ярдов в десять, и снова пошел следом за ней. Она двинулась назад, к реке, потом перешла мост. Камерон не отставал. Она свернула налево и теперь брела вдоль мощенной булыжником набережной. Он почувствовал запах гнилых водорослей, нависших, будто челка из жирных волос, над каменным парапетом реки.

Девушка свернула на узкую улочку с убогими коттеджами и грязными многоквартирными домами. Камерон отстал. Здесь было меньше людей, меньше укрытий. Он держался на расстоянии, пока не услышал знакомый шум быстрого уличного движения. Они достигли перекрестка с Пирс-стрит, где автомобили с ревом въезжали в городской центр и выезжали из него.

Девушка присоединилась к стайке пешеходов, ожидающих у кромки тротуара. Камерон незаметно пристроился рядом.

Перед ним раскачивалась из стороны в сторону старуха в плаще. В руке у нее был пластиковый мешок, доверху набитый старыми теннисными туфлями. От нее воняло, как из унитаза. Оттолкнув старуху, Камерон встал прямо за спиной у девушки. Теперь он хорошо рассмотрел логотип на ее сумке: слово «DefCon»,[28] выгравированное на серебре, а внутри буквы «o» — черный череп с костями.

Логотип ни о чем ему не говорил — впрочем, ему было плевать.

Он быстро взглянул на светофор, затем снова на бешеный транспортный поток. Вдоль Пирс-стрит мчались автомобили и мотоциклы. Сигнал светофора сменился с зеленого на желтый. Мимо на полной скорости пронесся красный грузовик. Следом за ним, набирая скорость, рычал черный БМВ.

Кожу на голове закололо. Он поднял руку.

Вот оно.

Кто-то пихнул его под руку локтем, и он потерял равновесие.

— Ишь, гоняют… Сажать таких надо.

В упор на него глядела старуха. Изо рта у нее разило кислым вином.

Мимо с ревом пронесся БМВ. Сигнал для пешеходов трижды мигнул, и толпа повалила на проезжую часть.

Камерон зло посмотрел на вонючую мешочницу, лишившую его главного удовольствия. Старуха, выпучив слезящиеся глаза, в ужасе попятилась. Он резко отвернулся и зашагал через мостовую, рыская взглядом по толпе.

Черноволосая девушка будто сквозь землю провалилась.

Лихорадочно ища ее взглядом, Камерон пробуравил толпу, словно ткацкая игла. Затем он остановился как вкопанный и вонзил себе ногти в ладони. Безучастный к толчее, он наблюдал за перемещениями сезонников и пытался найти в них какую-то закономерность. Те теснились вокруг, суетливо, как крысы, выскакивая отовсюду, — но все как один исчезали в пещерообразном входе слева.

Улыбнувшись, Камерон разжал пальцы. Ну конечно. Вокзал Пирс. Что может быть лучше?

Он двинулся прямо через очередь, которая загораживала вход, и огляделся по сторонам. Девушка должна быть где-то здесь. Наверху грохотали поезда; от пыли и пота было не продохнуть. И тут он заметил ее — по ту сторону входных турникетов. Она подошла к эскалатору, ведущему на южную платформу.

Камерон обвел взглядом очередь за билетами. Десять человек, и никакого движения. Он мог перепрыгнуть через турникет, но тогда бы его заметили. Нужно было осторожно подобраться к ней, пока она не села на ближайший поезд.

Прищурившись, Камерон внимательно осмотрел входные турникеты. Все они были автоматические, за исключением одного — в самом конце. Пассажиры проходили через турникет мимо человека средних лет в потрепанной синей униформе, небрежно досматривавшего каждый второй билет.

Это был единственный шанс Камерона.

Он пошарил глазами в толпе в поисках прикрытия. Рядом прошли двое японских студентов, которые направлялись как раз к загородке в конце. Парень повыше держал перед собой большую карту Дублина на расстоянии вытянутой руки — так, будто читал газету. Протиснувшись сквозь толпу, Камерон пристроился за студентами. Они остановились перед контролером, сражаясь с неподатливой картой и неловко охлопывая себя по карманам в поисках билетов. Камерон незаметно проскользнул за их спинами через открытую загородку.

Он понесся наверх, к южной платформе, преодолевая по две ступени эскалатора за раз. Взбежав наверх, он задержал дыхание.

Вокзал был огромный, как самолетный ангар. Люди, выстроившись рядами вдоль путей, поглядывали на разинутые пасти выходов, источавшие дневной свет с обоих концов вокзала.

Девушка стояла у края платформы, в двадцати ярдах от Камерона. Он выдохнул и почувствовал, как по телу пробежала знакомая теплая волна. Понежившись в этом тепле, он стал крадучись подбираться к ней, мимоходом посматривая на табло, извещавшее о времени прибытия поездов.

Две минуты.

Он подошел к девушке сзади. Их плотно обступили другие пассажиры. Он еще немного придвинулся к ней, чтобы никто не мог вклиниться между ними.

Теперь Камерон был совсем близко от своей жертвы; так близко, что мог до нее дотронуться. До него донесся цветочный запах ее духов. Камерон глубоко вдохнул аромат и ощутил, как он смешивается с его собственной кислой вонью. Он с нетерпением ждал той секунды, когда сможет навалиться на нее всем весом, и вспомнил слова, которые собирался прошептать ей, прежде чем толкнуть ее под колеса поезда.

Воздух задрожал. Рельсы щелкнули. Через пути метнулся какой-то крохотный зверек.

Камерон посмотрел на табло. Одна минута. Он поднял руку.

Вот теперь — в любую секунду.


Глава четвертая | Проникновение | Глава шестая







Loading...