home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



40

Не знаю почему, но бандиты больше не появлялись. Я ждал мести, боялся всего, что вызывало хотя бы малейшее подозрение. Я обзавелся оружием, передвигался по городу, будто находился на нелегальном положении. «Слава богу, что у меня нет семьи! — думал я. — Иначе мне было бы ох как непросто!» И действительно, я совершенно один, опасаться мне не за кого, а личный риск последнее время стал вызывать во мне даже некий азарт, без которого я уже и не мыслил своего существования. В те дни я, как угорелый, носился по Москве на мощной иномарке, презирая дорожные знаки, разметку и светофоры, ежемесячно менял офисы и арендуемые квартиры. Сталкиваясь по работе с различными криминальными структурами, я больше не шел против них «на ура», а очень ловко обводил их вокруг пальца, так, что у них не возникало ни малейшего желания вступать со мною в конфронтацию.

В то время в городе шла кровопролитная война, бандитские группировки сражались друг с другом за территории, за право «крышевать» ту или иную коммерческую структуру. Целыми днями бандиты катались по «стрелкам», которые нередко заканчивались жестокой потасовкой или перестрелкой, а вечером зализывали раны в своих «офисах», часто располагавшихся в подвальных помещениях спортивных сооружений, или заливали горечь утраты друзей водкой и коньяком в московских ресторанах, куда нормальным людям страшно было и заходить. Вопреки моим ожиданиям, криминальная обстановка в стране с каждым днем только накалялась, в бизнесе нельзя было и шагу ступить, чтобы не напороться на очередного «авторитета». Деловая этика в предпринимательской среде явно проигрывала сомнительной морали воровского сообщества. То было время «рас-пальцовки», «общака», жизни по «понятиям», а еще «синяков» — омерзительных уголовников со смысловыми наколкам и огромными золотыми крестами на груди. Они арендовали в центре Москвы целые деловые кварталы и разъезжали по городу на самых дорогих машинах в мире. Обычный язык человеческого общения до такой степени засорился бандитско-воровской накипью, что даже дети во дворе придумывали друг другу «погоняло-во» и «ставили» друг друга на «счетчик». Большинство моих товарищей, энергичных, умнейших предпринимателей, и сами не заметили, как их маленькие трудолюбивые компании перестали им принадлежать. Все результаты их беспросветной тяжелейшей деятельности хитроумно экспроприировалось в пользу той или иной бригады. А потом всплыло знакомое по итальянским фильмам слово «мафия»…

Прошло полгода с тех пор, как произошла стычка с бандитами в ресторане. Телефоном, который мне дал майор Еременко, я так и не воспользовался. Я еще надеялся на собственные силы. Вскоре, очень выгодно продав партию компьютеров, я так разбогател, что арендовал в высотном здании роскошный офис из нескольких этажей, нанял десятки новых сотрудников, стал давать баснословно дорогую телевизионную рекламу.

В один прекрасный день я увидел Олега. Того самого бандита. Он просто записался ко мне под лживым предлогом на прием и в назначенное время вошел в мой кабинет. Один. Он был в великолепном деловом костюме, но золота на нем было еще больше, чем прежде.

— Привет. Узнаешь?

— Узнал. Кофе будешь?

— Буду. Можно присесть?

— Да, конечно… Эльвира, два кофе, пожалуйста, — сказал я в переговорное устройство. — Какими судьбами?

— С тобой хочет переговорить мой… э-э… шеф…

— На какую тему?

— На тему сотрудничества.

— Опять?

— А почему бы и нет? Мы тебя долго искали, столько времени потратили. Слава богу, ты сам засветился. По телевизору мы тебя увидели.

— Ну и что? Я и не прятался. Я же вам еще тогда сказал, что не тратьте попусту время. И сейчас могу это повторить…

Разговор между нами был спокойный, почти светский. Я уже многое пережил, мало чего боялся, стал человеком выдержанным, в высшей степени невозмутимым. Олег, в свою очередь, вел себя не как член преступной группировки, а как обычный посетитель и говорил нормальным человеческим языком.

— Как поживает твой друг? — спросил я.

— Это какой?

— Ну тот, с башкой квадратной?

— А, Емеля? Он сначала все зуб на тебя точил… Но потом погиб… Не буду рассказывать… Так что тебе повезло… Вчера к нему на могилку ездили…

— Ну что ж, не скажу, чтобы я очень расстроился…

Мы выпили кофе, поговорили ни о чем. Олег зачем-то полчаса рассказывал мне о своих туристических приключениях в Таиланде.

— Ну, так что? Встретишься с моим шефом? — Олег вернулся к первоначальному разговору.

— Нет. У меня нет на это времени. Да и желания… Мой собеседник хотел было что-то сказать, но я добавил:

— А вот мои друзья с удовольствием… Он заметно огорчился.

— Кто такие?

— Узнаешь…

— Менты, что ли?

— Нет, покруче… Возникла неловкая пауза.

— Ладно, — вдруг засобирался Олег. — Если на завтра мы забьемся, подходит?

— Нормально…

Мое такое устало-равнодушное спокойствие его настолько обезоружило, что этот в принципе симпатичный и не особенно злобный парень, чувствовалось, уже не верил в успех и не желал никаких встреч. Он не мог и предположить, что я самым беззастенчивым образом блефовал.

Он ушел, до самой двери оставаясь все таким же степенным и уравновешенным. Новый стиль респектабельного бандита?

Однако… однако Олег первый, кто все же решил «забить стрелку» с моей несуществующей «крышей». Моя игра на это не рассчитана…

Я выпил еще одну чашку кофе, выкурил, стоя у окна, несколько сигарет и полез в свою записную книжку. Вот он, телефон, который мне дал тогда майор Еременко. А ведь я его чудом не выкинул…

Валентин Федорович был человеком аналитического ума и редкой выдержки. Ему было около пятидесяти, но для своих лет он выглядел чересчур моложаво, такой крепкий, поджарый, с мощной грудью и бугристыми плечами. Его благородная холеность выдавала в нем человека не только обеспеченного, но и государственного.

Мы сидели в кафе, он пил негазированную минеральную воду.

Он вспоминал своего старого друга Еременко с особенной, почти родственной теплотой и страшно сожалел, что тот погиб. Он при мне позвонил какому-то полковнику и попросил организовать его семье «материальную помощь», пусть запоздалую, но все же…

Я объяснил Валентину Федоровичу, в чем суть проблемы.

— Ты правильно сделал, что мне позвонил. Лучше поздно, чем никогда… Так я не понял? Ты хочешь разовую помощь или тебе нужна своя служба безопасности? Ну, грубым языком, крыша?

— Я не знаю… Что вы посоветуете?

— Понимаешь, нас, честно говоря, разовые мероприятия не интересуют. Не наш уровень. Если хочешь действительно раз и навсегда забыть обо всех этих проблемах, давай поговорим. Тебе все равно рано или поздно понадобится чье-то постоянное и решительное содействие. А как сейчас выжить? И с кем, как не с «конторой», можно работать?

— Я, в принципе, согласен. Я много об этом думал… Какие у вас условия?

— Все очень просто, — вдохновившись моим согласием, начал Валентин Федорович…

Мы проговорили еще часа два, и оба остались разговором очень довольны.

По рассказу Валентина Федоровича на «стрелку» явились вместе с Олегом человек шесть, не считая тех, кто вел «скрытое наблюдение». Возглавлял бандитов криминальный авторитет по кличке Бизон — известная в своих кругах личность. Также с ними был один «хрен» из УБЭПа — помощник такого-то генерала. Впрочем, «терка» длилась всего пять минут. Узнав, с кем имеют дело и какие последствия ожидают тех, кто любит совать нос в дела «конторы», включая и некоторых скороспелых генералов, они немедленно сняли все свои «предъявы», извинились и были таковы.

Проблема закрыта.


предыдущая глава | Семь колодцев | cледующая глава