home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 11. Кто круче Тарантино

Каждый, кто пользуется туалетной бумагой, должен посадить хотя бы одно дерево.

Вытхуянский лозунг

Идём дальше! Появившись у сочинского морвокза-ла, вытхуянцы поначалу скалились на всякие несуразности. Однако, когда они приблизились к яхтенной пристани и увидели сотни пришвартованных моторных и парусных яхт; мелких, средних и просто громадных — они оторопели. Такой размах им и не снился.

— Господи! — расстроился Зебр. — И ведь кто-то всем этим владеет!

Среди яхт выделялась одна — грандиозных размеров, пятипалубная, с вертолётом на верхней площадке. Название яхты было начертано на борте непривычной арабской вязью, а на причале у трапа дежурили двое пышущих здоровьем охранников в мусульманских одеждах.

— Хочу мужа-мусульманина! — капризно топнула ногой Белка. — И что б у него была такая же красавица!

— Ну и будешь в гареме сто тридцать первой в третьем ряду с краю! — надругался над мечтой полосатый. — Лучше синица в руках, чем хиджаб на башке! Выходи за меня! У меня есть моторная лодка с двигателем «Дружок-2» и родственник в рыбнадзоре!

Поражённые вытхуянцы прошли мимо яхты, но ещё долго оглядывались, цокали языками.

Вскоре они заметили моторно-парусную лодку «Викинг» — маленькую, откровенно неудобную для любительских морских прогулок и очевидно с неоднократно продленным сроком эксплуатации. Друзья было двинулись дальше, но Жирафф остановился и сообщил сконфуженно, что нанял именно эту яхту. Соплеменники посмотрели на старшего советника, как на главного врага вытху-янского народа.

— Эй хмырь, сколько, говоришь, ты заплатил за аренду этой старой посудины? — презрительно осведомился Зебр. — Сколько, сколько? Ни фига себе! А тебе не кажется, что за эти деньги можно было бы её просто купить?

— Меня обману-у-ули! — потупился Жирафф. Мне сказали — отли-и-ичная яхта!

— Ваше сиятельство! — побеспокоил полосатый Бегемота. — У него на лице явные признаки коррупции! Во — гад, не успел новую должность получить, как стал воровать в три раза больше!

И Бегемот, и Жирафф, и Белка, и даже Осёл собрались на этот счёт высказаться, но по трапу на берег уже спускался энергичный и улыбчивый молодой человек.

— Я буду вашим экскурсоводом. Добро пожаловать на борт одной из лучших спортивных яхт Сочи! Проходите, только ботинки снимайте.


«Викинг» отплыл, а на соседнем причале, на палубе пришвартованной яхты появился крепкий парень в золотых часах, с наколотыми цветными драконами на плечах. С ним был Филарет Иванович с перебинтованной головой. Новенький кораблик выглядел представительно и казался изрядно комфортабельным.

— Хорошо. Я беру вашу яхту, — сказал Филарет Иванович владельцу цветных наколок. — Наличные вас устроят?..

На пристани, шагах в двадцати покуривали, сидя на ящиках, двое хмурых мужчин в новеньких комбинезонах портовых рабочих.

— Глянь, как у нас в городе живут скромные бухгалтеры. Вчера бриллианты, сегодня яхта! — сказал один.

Второй затушил окурок о ящик, посмотрел на часы:

— Старый совсем сбрендил. Ему надо место на кладбище присматривать, а он всё туда же. Ставлю бутылку коньяка, что здесь замешана женщина!

— Идет! — согласился первый.


Уже через полчаса у Жираффа возникли признаки морской болезни. Яхта шла на всех парусах, и её болтало так, что не каждый желудок выдержал бы.

— Поехать кататься на яхте было не самой лучшей иде-е-ей! — ныл старший советник.

— Настоящий вытхуянец не может заболеть морской болезнью при дамах! — сердито осадил его Бегемот.

Жирафф испугался и продолжил страдать молча.

— Профитроли, чё ты тут корчишься, как Жанна д'Арк на костре! — Зебр нахлобучил на голову шуточную пиратскую треуголку, которую нашёл в кают-компании. — Иди в сортир, поблюй! Только наклонись пониже, а то запачкаешь там всё! Ещё и на неустойку попадем!

— На корабле это называется гальюн! — поправила Белка, загорающая на досках палубы.

Жирафф двинулся в указанном направлении, мученически хватаясь за любую штуковину, за которую можно было ухватиться.

— Ха-ха-ха! — покатился со смеху Зебр, показывая на него пальцем.

Белка перевернулась на спину, огляделась. Сочи издалека выглядел бесконечно большущим мегаполисом, контуры которого поверху обрисовывали десятки сверхсовременных высоток.

— А вон «Королевство чудес»! — сказала она. Вытхуянцы пригляделись.

— Пупсик, так ты всё-таки нам расскажи, почему ты ночью вернулся голый? — поинтересовалась рыжая у Зебра.

— А чё тут такого? — пожал плечами полосатый. — Я вбирал в себя космическую энергию по системе Малахов плюс!

— Врешь!

— Ну ладно, сознаюсь — я лунатик!

— А, может, ты — тайный извращенец? — предположила Белка на радость слушателям. — А? И кстати, что ты там говорил про двадцать сантиметров и больше? Я что-то ничего там не разглядела! А микроскопа под рукой не оказалось!

— Ха-ха-ха! — покатились со смеху вытхуянцы, тыкая в полосатого пальцами.

— Я очень бесконфликтный человек! — прошипел Зебр. — Никогда ни с кем не спорю. Сразу убиваю!.

Вернулся Жирафф, ему явно полегчало.

Со скуки стали играть в «камень, ножницы, бумага». Зебру надоело проигрывать, и он принялся показывать рукой совершенно странные вещи: гиперболоид инженера Гарина, ядерную ракету с разделяющимися боеголовками. При этом он сообщил возмущённому Жираффу:

— А ты чё, не знаешь разве? «Камень, ножницы, бумага» — новый олимпийский вид! Поэтому правила игры изменили!

— Да ну-у-у! — Старший советник очень удивился, но поверил.

Наконец, Белке надоели выкрутасы полосатого, и в очередном туре она показала пальцами какой-то бублик.

— Белка, это чё, нуль? — удивился Зебр.

— Нет, это чёрная дыра во Вселенной!

Зебр было собрался оспорить выигрыш рыжей, но глянул на Жираффа и нехотя согласился.

Как в дальнейшем полосатый ни напрягал воображение, ничего круче придумать он так и не смог…

Яхта остановилась в открытом море. Паруса собрали, а вытхуянцы попрыгали в воду. Накупавшись, они взобрались обратно на яхту: все, за исключением Зебра.

— А вы обещали какой-то сюрприз! — крикнул он из воды экскурсоводу.

— Как скажете!

Полосатому бросили веревку, привязанную к кормовому ограждению, — он ухватился за её конец. Затем включили двигатель, и яхта пошла на малом ходу.

Зебру поначалу понравилось скользить за яхтой по воде. Но затем он стал всё чаще и чаще зарываться в волны, глотать воду. Да и руки устали.

— Хватит, стойте! — закричал он.

— Что он кричит? — не разобрал экскурсовод.

— Он просит побыстрее! — четко расслышала Белка.

Яхта рванула вперёд на средней скорости.

— Сволочи! Остановитесь! — орал Зебр, иногда выныривая из-под воды.

— Он хочет ещё-ё-ё! — сообщил Жирафф.

Матрос за штурвалом немного удивился, но передвинул рычаг скорости на полную мощность…

Оказавшись на яхте, Зебр поспешил в самых изощрённых выражениях поведать вытхуянцам всё, что про них думает. Неизвестно, сколько новейших инсинуаций он выдал бы, если б ему не позвонили:

— Джек Воробей у аппарата!.. Что?… Кто?… Тьфу, связь — дерьмо!.. Люсьен, малышка, ты?.. Чё ты ругаешься?.. Не перезвонил?.. Времени не было, тут дел невпроворот!.. Что ты привязалась с этими девушками?! Я тут один, как бочка в затычке!.. Люсьен, пойми, я тебя люблю! Вот приеду, и сразу женюсь на тебе! Пожизненно!.. Честное гусарское! Кстати, я тебе тут подарок купил!.. Что?.. Часики очень красивые! Столько бабла отвалил, ты не представляешь!..

Наконец полосатый отключился.

— Она хорошая девушка — она меня не бесит! — сообщил Зебр вытхуянцам.

— А пальцы ты зачем скрестил, когда обещал жениться? — поинтересовалась Белка.

Зебр почесал за ухом.

— Так это ж предварительное обещание! Жизнь тяжёлая, мало ли чего! А вдруг завтра я надорвусь на вашей работе и тяжело умру? А? — полосатый изобразил себя тяжело умершим. — Вот, про часики я зря ляпнул! Классные часики, надо было себе оставить!

С этими словами он с умилением посмотрел на подаренные Рудольфом часы с эмблемой «Королевства чудес». Внезапно он в растерянности высунул язык.

— Странно, у меня время — десять часов! Профи-троли, сколько на твоих?

— Ше-е-есть…

У остальных вытхуянцев часы Рудольфа показывали не менее экзотическое время. Зебр приложил часы к уху:

— Так они ж стоят!

— И у меня-я-я! И ещё ремешок порвался!

Осёл снял с руки свои часы и внимательно изучил.

— Я не хочу выказывать сомненье, Но, если честно, мучат подозренья. Цена часам в базарный день — пятак! Сдаётся мне, что что-то здесь не так!

— Между прочим, этот ваш Рудольф после подписания договора так ни разу и не позвонил! — заметила Белка.

Зебр прочистил пальцем ухо, избавляясь от остатков воды, затем отгрыз заусенец, а потом набрал чей-то номер.

— Хм, чудеса! Рудольф не отвечает!

Бегемот прикурил новую сигару, накрепко задумался.

— Эй, как вас там! — вдруг подскочил он. — Курс на Сочи! Живо!


Через час вытхуянцы вбегали в офис Рудольфа. То, что они там увидели, повергло их в полное смятение. Пустые комнаты без мебели да голые стены. Даже кондиционер со стенки сняли, только дырка после него осталась.

После гнетущей паузы Белка молвила:

— Зебр, ты полный дурак! Я же говорила, что надо было бутик открывать!

— Чё вы напрягаетесь! — попытался разрядить обстановку полосатый. — Они просто переехали в другое место! Делов на копейку!

— А почему Рудольф трубку не берё-ё-ёт? — осведомился Жирафф.

— Ещё ты тут погундось! — взъярился Зебр. — Занят, вот и не берёт! Тебя не спросил!..

Что-то выяснить было не у кого, расстроенные вытхуянцы вышли на улицу. Тут-то они и заметили рекламный щит «Королевства чудес», точно такой же, какие они уже не раз встречали.

Бегемот поспешил набрать телефонный номер, указанный на щите, и коротко поговорил.

— Похоже, детишечки, они действительно переехали. Я узнал их новый адрес.

— Что я говорил?! — встрепенулся Зебр. — Я бы вот некоторых паникёров тупорылых без суда и следствия к стенке ставил!


В спальне губернатора работал телевизор. Показывали мультики про Симпсонов. Владелец апартаментов, лежащий на кровати в спортивном костюме олимпийской сборной России, то и дело заходился оглушительным хохотом.

Позвонила по внутренней связи Василиса и отпросилась у отца в Лазаревское с ночёвкой. Какой-то студенческий слёт.

Вкрадчиво вошёл Хомяков — довольный, с энергичным блеском в глазах, учтиво подождал, пока губернатор договорит по телефону.

— Ну чего встал, как истукан? Садись. Тьфу, присаживайся! — Михал Михалыч выключил телевизор. — Как делища?

— Всё отлично! — Хомяков присел на краешек кресла. — Они почти согласились приобрести участки на дне Черного моря. Я думаю, завтра-послезавтра мы подпишем соответствующие документы!

— Молодец! Ну ты, батенька, голова! Это надо же чего удумал: автомагистраль «Сочи-Стамбул» по дну моря! Ха-ха! Кому расскажу, никто не поверит! Однозначно!

— Стараемся, — скромно потупился помощник. Губернатор сел на кровати, отпил из стакана апельсинового сока, поморщился, пододвинул к себе увесистую доставочную упаковку с эмблемой японского ресторана.

— Суши будешь?

— Спасибо, Михал Михалыч, я уже пообедал!


— А зря, дружочек! Диета тебе вовсе не помешала бы! У нас тут Олимпиада на носу, а ты щёки наедаешь! Вон бери пример с людей! — губернатор махнул рукой в северном направлении. — Кожа да кости, одни глаза торчат! Небось, из спортзалов не вылезают. Каждую, так сказать, калорию считают!

— Полностью с вами согласен, — Хомяков машинально втянул живот. — Учту! Приму срочные меры!

Губернатор принялся ловко орудовать палочками для еды.


— Всё это, конечно, замечательно, — похоже, он вернулся к первоначальной теме. — Только нет у нас, Хомяков, этих завтра-послезавтра! Как ни крути!

— Почему, Михал Михалыч?

— Приехал шейх кувейтский. А вернее — приплыл. На собственной яхте с вертолётом. Не видел ещё? Так поезжай в порт, посмотри!

— Я слышал об этом…

— Ну вот. Десять миллиардов хочет в нас инвестировать. Десять! А то и больше — как понравится. А мы здесь с этими. хуянцами шутки шутим! Да и устал я косить под смертельно больного! Не ровен час, накликаю беду — и в самом деле заболею!

— Что же делать?

— Это я у тебя хочу спросить! Я тебя для этого и держу, батенька, чтобы ты в любой ситуации находил верное решение! Понял?

Тут затрезвонил особый телефон — прямая линия со службой охраны. Михал Михалыч поднял трубку: «Кто? Пропустите!»

Через минуту в комнату входил полковник Пронин с воинственно оттопыренным подбородком и недоброй хитринкой в глазах.

— Что, полковник, пощипал ювелиров? — усмехнулся губернатор.

— Ювелиров? — Пронин превратился в само удивление.

— Вот только мне не надо, дружочек, заливать! — Михал Михалыч подмигнул Хомякову. — А то мне придётся показать тебе одну весёленькую видеозапись!

— Какую видеозапись? — полковник почернел.

— Такую. Как ты к новой власти подлизываешься! Покупаешь право крышевать ювелиров. А что, со мной нельзя было все вопросы откорректировать? Или ты подумал, что Михал Михалыч всё — спёкся, капитулировал? Решил на службу к этим скоморохам податься, к этим миллиардерам недоделанным?

Пронин вспыхнул, его подбородок налился свинцом.

— В том-то и дело, что никакие они ни миллиардеры! — сказал он обиженно.

— Что значит «не миллиардеры»? — губернатор бросил на Хомякова недобрый взгляд.

— Я пробил их, по вашей же просьбе! — отвечал полковник. — Никаких миллиардов, да и миллионов у них отродясь не водилось! Они нищие, как церковные крысы!

— Ты уверен в этом?

— Так точно! Сведения из самых надежных источников!

Побелевший Хомяков готов был дематериализоваться. Впрочем, вопреки его ожиданиям, хозяин спальни не стал драматизировать ситуацию и выискивать крайних.

— Что ж, недоразумение получилось. Возможно, нас злонамеренно дезинформировали!

— Так и есть, Михал Михалыч, — вставил трясущийся от страха Хомяков. — Должно быть, они проходимцы и мошенники!

— Натурально! — согласился губернатор. — Ну я им устрою! Гнать их в шею! Чемодан — вокзал — Вытхуяндия!

— Их нельзя просто так отпускать! — заметил Пронин. — Они тут столько дел натворили — за месяц не разгребём! Надо их как следует проучить, чтобы другим неповадно было!.


Вася, находясь в своей комнате, наконец, отсоединила линию связи со спальней отца. Тот, поговорив с дочерью, забыл отключиться, и как-то так вышло, что она впервые в жизни подслушала его деловой разговор. Конечно, в другой ситуации ей наверняка было бы ужасно стыдно, но только не сейчас, после всего того, что Вася узнала.

Рюкзачок был собран, уже позвонили друзья — ждут внизу, в машине. А девушка медлила, растерянно размышляла.

Она набрала номер Осла, но тот оказался «временно недоступен». Вася накинула на плечо рюкзачок и вышла из комнаты.


Новый офис риэлтерской фирмы Рудольфа располагался всего в двух кварталах от предыдущего. Вытхуянцы проделали этот путь почти бегом, не чуя под собой ног, лишь коротко на ходу переругиваясь.

В приемной дежурили две исключительно ухоженных секретарши, на кожаных диванах чего-то дожидались вполне солидные посетители. Вбегали курьеры, мельтешили сотрудники с кипами бумаг, вещал телевизор на стене. Ещё работали компьютеры, стрекотали, попискивая, факсы, принтеры, ксероксы.

— Привет, детка! — Зебр улыбчиво облокотился на стойку рецепции. — Мы к Рудольфу! По срочному делу!

— Рудольфу? — девушка переглянулась с напарницей. — У нас таких нет!

— Как нет?! — полосатый в ужасе покосился на топтавшихся за его спиной вытхуянцев. — Ни фига себе! Мы недавно оплачивали ему квартиры в вашем старом офисе!

— Вы что-то путаете! — секретарша корректно улыбнулась. — Мы сидим здесь вот уже пять лет!

Зебр окончательно растерялся и пробормотал себе под нос:

— Ну я-то тут в общем-то совсем не при чём…

Бегемот грубо отстранил полосатого, надвинулся на хрупкую стойку рецепции всей своей разгорячённой массой.

— Могу я видеть вашего этого. как его. директора? — спросил он голосом, похожим на затишье перед бурей.

В переговорной комнате директор риэлтерской фирмы листал договоры, которые предъявили ему вытхуянцы. За ними посылали Осла на такси. Директор то улыбался, то возмущенно приподнимал брови.

Зебр тем временем скороговоркой нашептывал Белке на ухо:

— Я даже не голосовал! А вот если бы голосовал, я наверняка был бы «против», потому что мне больше понравилось твое предложение!.

— Вы что, смеётесь?! — директор небрежно бросил бумаги на журнальный столик. — Да этих денег вам и на одну квартиру не хватило бы! А здесь целых десять!

Бегемот подавился табачным дымом, оглушительно закашлялся.

Полосатый продолжал шушукаться с Белкой:

— Всё, я покидаю Вытхуяндию! Навсегда! Прощай, любимая! Не держи на меня зла! Поеду в Москву, подамся в киноартисты! Я давно мечтал!

— Да тебе только в мультиках сниматься! — огрызнулась рыжая.

— Подпись не моя. Печать конечно похожа, но не наша! — продолжал директор. — Да и не мы договор с покупателем подписываем, а застройщик, то есть хозяин объекта. Мы всего лишь агенты — его представители. И платить надо не нам, а застройщику. Безналичным расчетом, в Москву…

Жирафф почему-то жалостливо хрюкнул.

— А советник-то между прочим был «за»! — язвительно сообщил Зебр.

— Короче, вам в милицию со всем этим надо, — подытожил директор фирмы. — Я вам всячески сочувствую, но мы не имеем к произошедшему никакого отношения!..

А потом вытхуянцы сидели на лавочке недалеко от Макдоналдса и, не чувствуя вкуса пищи, жевали гамбургеры. Впрочем, стойкому аппетиту Зебра можно было позавидовать. Он съел своё, выклянчил половину у Осла и теперь гипнотизировал Белку, пытаясь силой мысли внушить ей отвращение к пище.

— На, только отвянь! — вскоре рявкнула Белка и сунула ему свой едва надкушенный гамбургер. — Боже, как страшно жить! Все мужики — сволочи!

Зебр заметно повеселел.

— Главное в экстремальном отдыхе что? А? — спросил он вытхуянцев. — Вовремя заметить, когда заканчивается экстрим и начинается пипец!

— Это ты во всём винова-а-ат! — у Жираффа катились по щекам слезы. — Ты подцепил этого Рудольфа!

— Одна палка, два струна. Что вижу — то пою! — отмахнулся полосатый. — Между прочим, на каждый способ разбогатеть есть как минимум сотня способов обанкротиться!

— Нет, это ты во всём винова-а-ат! — Жираффа явно заклинило.

— А ты сам-то куда смотрел, господин старший советник? — взъярился Зебр. — Мне лично зарплату не платят и ордена по праздникам на грудь не вешают! Что ж ты не развенчал эту банду ловких мошенников во главе с Рудольфом? Белка вдруг вскочила.

— Постойте! — воскликнула она. — Помните водителя того лимузина, который присылал за нами Рудольф? Я всё думала, кого он мне напоминает? А ведь это он и был, собственной персоной. Только загримированный!

— Думаю, что он сыграл роль и своей секретарши, — хрипло добавил Бегемот, весь клокочущий от бешенства, но какими-то неимоверными усилиями пока сдерживающий себя.

— Ну да, скорее всего! — согласилась Белка. — Следовательно, Рудольф, или как его там зовут, работает в одиночку!

— А ведь действительно! — Зебр щелкнул себя по носу. — Как я раньше не догадался! Гляжу на эту секретаршу — ну вылитый трансвестит! Думаю, ни фига себе!

— Ну, хорошо! — Бегемот поднялся со скамейки. — Поговорили и хватит! Слушайте, детишеч-ки, мою резолюцию. Завтра утром возвращаемся домой! Вы все уволены! Жирафф, тебя это тоже касается! Зебр — я больше не хочу тебя видеть!

Если ты ещё раз попадёшься мне на глаза — пеняй на себя!

— Теперь я всегда буду сзади вас, ваше преосвященство! — сообщил Зебр. — Только ни в коем случае не оборачивайтесь!

А Жирафф заплакал навзрыд. Белка принялась его утешать.

— Ума не приложу, что я скажу этому… как его… народу Вытхуяндии! — Бегемот рассеянно прикурил. — Куда делись деньги? Боюсь, как бы до импичмента дела не дошло!

— Пусть Жирафф компенсирует убытки, — предложил полосатый, будучи за спиной Бегемота. — Я знаю, у него столько на чёрный день отложено, что он его ждет с нетерпением!


Поздно вечером в доме губернатора царила тревожная тишина. Обычно наполненный всевозможными звуками жизнедеятельности десятков людей: хозяев, их гостей, слуг, — сегодня викторианский особняк больше напоминал старый, давно покинутый замок.

Зебр в своей комнате собирался в дорогу: укладывал в старый чемоданчик, одолженный у местного садовника, свои нехитрые пожитки. Собственно, и укладывать-то было нечего. Сумку, с которой он сюда прибыл, как известно, украли, а часть купленной в сочинском бутике одежды забрало море.

Впрочем, полосатый вытащил из-под кровати увесистый полиэтиленовый мешок с долларами-вытхуянками и принялся раскладывать купюры по пачкам и перетягивать их рыболовной леской, украденной с яхты. «Я спросил у Яндекса, где моя любимая? Двести порносайтов выдало окно!..» — напевал он за работой.

В итоге получилось более чем внушительное зрелище: чемодан, наполненный тугими пачками валюты, и сверху — пара нестиранных носков и скомканных маек.

В довершение всего, Зебр вытащил из ниши под потолком холст, свёрнутый в трубочку, развернул его и, подогнув края, прикрепил обычными канцелярскими кнопками к внутренней стороне крышки чемоданчика. То был испорченный оригинал картины Айвазовского «Неаполитанский залив», и он был полосатому дорог — дорог, чисто, как память.

По местному телевизионному каналу опять пустили рекламу. Зебр было собрался переключить телевизор, но тут начались новости, и сразу с репортажа, который вела его давняя знакомая — жгучая брюнетка. На фоне пятипалубной яхты, которую вытхуянцы сегодня лицезрели в порту, она сообщила, что в Сочи прибыл кувейтский шейх — известный нефтемагнат. Будто его яхта стоит девяносто миллионов евро, и что пресс-служба шейха уверяет, что он просто желает ознакомиться с достопримечательностями города. Хотя всем известно, такие именитые бизнесмены просто так не интересуются достопримечательностями.

— Привет, сладкий! — Зебр услышал голос за спиной.

Он испуганно оглянулся. Жгучая брюнетка собственной и весьма соблазнительной персоной стояла в двери, которую полосатый в расстройстве забыл запереть.

Зебр изумленно посмотрел на женщину, потом вернулся к телевизору, в котором она же вещала что-то про многомиллиардные инвестиции.

— Это в записи! — сообщила она и, не спрашивая дозволения, прошла в комнату. — Ну, иди же ко мне, мой котик!

— Козы'рно! — только и выдавил из себя ничего не понимающий Зебр и бросился к брюнетке.

Они крепко обнялись, она поцеловала его сначала в лоб, потом в нос, а затем в губы — весьма пылко.

— Ой, ни фига себе, какая у тебя грудь! — у Зебра из-за нахлынувших ощущений поплыло перед глазами.

— Фу, какой ты неделикатный! — усмехнулась гостья.

— Я грубо выражаюсь, но тонко чувствую! — пояснил Зебр.

Она мягко отстранилась и присела в кресло. В своей необычайно короткой юбке жгучая брюнетка откровенно демонстрировала такие свои таинства, что у полосатого мурашки по спине побежали.

— Тебе нравится моя юбка? — улыбнулась она.

— Любая юбка лучше всего смотрится на спинке стула! — нашёлся Зебр.

— Это можно устроить! Для тебя, любимый, всё, что угодно!

Зебр почесал за ухом.

— Нет, я не понял! Это чё, какая-то шутка? Очередная подстава?

— Почему подстава? — брюнетка пожала плечами. — Разве мужчины, дарящие такие подарки, не имеют право получить то, что они хотят; то, что они по праву заслуживают?

— Какие ещё подарки? — насторожился полосатый.

— Ах ты, шалунишка!

Обладательница чрезвычайно короткой юбки предъявила палец, который украшало кольцо с крупным сверкающим бриллиантом.

Зебр промычал что-то невразумительное.

— Солнце, ну зачем было так тратиться? Это же сумасшедшие деньги! И откуда ты узнал мой размер пальца?

— Я тебе скажу честно, — полосатый потупился. — Без всякой лажи! Да, я купил тебе это кольцо, потому что ваще от тебя без ума! Твои синие глаза… эээ… глубоки как… эээ… море! В них отражается… ммм. вся вселенная!

— Что же ты раньше молчал! — возмутилась жгучая брюнетка. — Ты мне тоже с первого взгляда понравился!

— Я молчал?! Да я…

Она вскочила и прикрыла его рот своей ладошкой.

— Не надо ничего говорить! Твои поступки говорят сами за себя!

С этими словами тележурналистка увлекла его на кровать. Одежда полетела на пол.

Вскоре дрожащий от нетерпения Зебр всё же поинтересовался:

— Детка, а у нас не возникнет проблем с этим твоим мафиози в законе?

Полуобнаженная гостья лежала на кровати, распятая при помощи полотенец. В её нижнем белье можно было смело отправляться на конкурс красоты.

— Он нам больше не помеха. Не спрашивай меня, почему…

— Замётано! — Зебр запер дверь, потом покопался в своём чемоданчике и извлек из него пачку презервативов.

— Зачем ты меня связал, шалунишка! — жгучая брюнетка сделала вид, что пытается освободиться из полотенечных пут. — Может быть, ты меня сначала поласкаешь?

— Хорошо зафиксированная девушка в предварительных ласках не нуждается! — отрезал полосатый и приготовился скинуть последний предмет своей одежды.

Вдруг за окном раздался шум резко тормозящих машин. Кто-то истошно завопил, но быстро смолк после короткой автоматной очереди.

Зебр выпучил глаза и выронил презервативы.

Послышался топот многочисленных ног, звон разбитого стекла и опять автоматные очереди, но уже внутри дома. Завизжала женщина, потом зачастили хлопки одиночных выстрелов, и следом за ними грохнул оглушительный взрыв.

Полосатый подбежал к окну. У парадного подъезда бросили, как попало, штук пять иномарок без номеров. Поблизости истекали кровью несколько человек в униформе губернаторских охранников. Чуть дальше, в глубине сада, горел ясным пламенем домик садовника.

— Чего-то я не понял! — прохрипел Зебр, поскольку внезапно потерял голос. — Охрану зачем-то поубивали! Это что, твой мафиози?

— Развяжи меня! — потребовала жгучая брюнетка. — Сейчас же!

— Да счас! Вот мне больше делать нечего!

Весь дом уже ходил ходуном, а автоматные очереди не смолкали. Отовсюду кричали, плакали, взывали к помощи.

Зебр подбежал к двери, прислонил ухо и прислушался. Топот ног нарастал, явно приближаясь к двери, за которой он спрятался.

Внезапно сам собой погас свет.

— Ублюдок, если ты меня бросишь здесь в таком виде, я тебя на том свете найду! — женщина изо всех сил дергалась, пытаясь ослабить узлы.

— Странно, мои кредиторы всегда говорят мне тоже самое! Наверное, на том свете никакого кайфа — одни сплошные разборки!

Зебр всё-таки ринулся к кровати и попытался отвязать возлюбленную. Туго затянутые в пароксизме страсти узлы не поддавались, не хотели так просто отпускать из плена черноволосую обольстительни-


Полосатый бросил пустое занятие, вернулся к окну и распахнул рамы. Одновременно в дверь сильно постучали, а потом стали ломиться, видимо, используя для этого приклады автоматов.

— Прощай, малышка! — Зебр перекинул одну ногу наружу.

— Пошёл ты, козел!..

Полосатый не услышал, что думает о нём брюнетка. Выбравшись наружу и встав на широкий выступ, он мелкими шажками добрался до открытой галереи. Скользнув по ней молниеносной тенью, он перелез через парапет, спрыгнул на козырек одного из подъездов, а с него сиганул прямо в дремучие кусты.

— Ты куда-то торопишься? — послышался голос. Зебр медленно поднял голову. На него смотрели дула автоматов Калашникова, которые принадлежали двум громилам, одетым во всё чёрное, с чёрными масками на лицах.

— Она сама пришла! — заскулил полосатый. — Я тут совершенно не при чём! Отпустите меня!

— Да-да, конечно! Пойдём, сейчас во всём разберёмся!

Зебра повели на задний двор.

— Пацаны, десять штук каждому, если вы меня отпустите! — слёзно пообещал полосатый. — Скажете, что не нашли! А?

Конвоиры переглянулись, но промолчали.

На заднем дворе столпилось не менее двух десятков таких же мрачных боевиков. Каково же было удивление Зебра, когда он увидел схваченных вытхуянцев; жалких, полураздетых и весьма напуганных. Полосатого грубыми тычками подтолкнули в их сторону.

— Братцы, как я рад вас видеть! — Зебр бросился на грудь Жираффу.

— А мы-то уж как рады! — язвительно приободрила Белка.

— А что тут происходит? — спросил полосатый. — Может, кино снимают?

— Я так полагаю, — Бегемот перекатывал в губах огрызок потухшей сигары, — что нас собираются расстрелять.

— Расстрелять?! За что?!

В это время на глазах у вытхуянцев к забору подвели пятерых слуг губернатора. Вперёд вышел один из чёрных масок (видимо, самый главный) и произнес не без патетики:

— Я, от имени террористической группы «Чёрное братство» и всего, так сказать, трудового народа приговариваю вас, жалких прислужников проворовавшихся чинуш и коррупционеров, к смертной казни! Да здравствует «Чёрное братство»!

С этими словами он подал сигнал, сразу за этим раздались автоматные очереди, и расстрелянные слуги, корчась, повалились на газон. Вытхуянцев затрясло.

— Так странно! — промямлила Белка. — Может, это всё мне снится? Осёл, ущипни меня!

Осёл не двинулся с места. Он стоял со скрещён-ными на груди руками и бестрепетно наблюдал за происходящим.

— Что за «Чёрное братство»? — удивился Зебр. — Никогда не слышал!

— Теперь ваша очередь! — сказал главный террорист.

Вытхуянцев пинками заставили приблизиться к забору.

— Эй, а суд? Или хотя бы последнее желание? — поинтересовался Зебр.

— Обойдешься, да! — выкрикнул один из членов «Чёрного братства». — Может, тебе ещё и дэвушку подавай?

Боевики в масках захохотали. Зебр опустил голову:

— Боже, ну почему с самого рождения меня преследуют одни беды?!

— Если, кто выживет — стучитесь! — посоветовал Бегемот. — И вас, возможно, откопают!

— Жирафф, прости меня за всё! — просопливил полосатый. — Если нам каким-то чудом удастся выжить, я больше никогда не буду с тобой ругаться! Ты будешь моим лучшим другом! Навек!

— И ты меня прости-и-и! — уронил слезу длинношеий.

Они обнялись.

А автоматчики уже прицелились.

Бегемот выплюнул сигару и выкрикнул с надрывом:

— Слава Вытхуяндии!

— Отставить! — вдруг сказал главный. — Что-то мне это не нравится! Расстрел — слишком лёгкая смерть для этих жалких воришек, мошенников и предателей! Надо, чтобы они помучились!

— Давайте сожжём их на костре! Заживо! — посоветовал один из боевиков.

— Нет, эти средневековые казни нам ни к чему! — сказал главный. — Давайте лучше развлечёмся. Дадим им пару минут — пусть бегут. А мы на них охоту устроим!

— Здорово! Отлично придумано! — восхитились члены «Чёрного братства»!

— Итак, мы даём вам пять минут! — главный засек время на часах. — Бегите!

— Ха! — усмехнулся Зебр. — И что, они надеются меня догнать? Да за пять минут я до абхазской границы добегу!

— Чего встали?!

Вытхуянцы переглянулись и бросились наутёк. Даже у Бегемота силы нашлись. Вскоре их и след простыл. Главный террорист снял с лица маску:

— Ух! Вот это шоу! Вот это я понимаю!

Остальные тоже избавились от чёрных масок.

Тут во всём особняке запылал свет, вспыхнула многочисленными огнями подсветка здания, зажглись ландшафтные лампы. Из всех дверей на улицу повысыпали респектабельные мужчины и женщины, горячо аплодируя людям в чёрных одеждах, и, прежде всего, их предводителю.

— Михал Михалыч, да вам Тарантино просто в подмётки не годится! — восхитился Хомяков, забирая из его рук автомат.

— Никогда ничего подобного не видэл, да! — выступил из-за спин Воскерчян с пистолетом в руке. — Господин губернатор, я ваш вечный должник!

— Само собой! — кивнул Михал Михалыч. — Эй, ну чего там разлеглись? Идите дом в порядок приводить!

«Расстрелянные» слуги поднялись с травы, отряхиваясь. Все обратили внимание на одного из них, с лицом, залитым красной краской. Долго не смолкал смех…

К губернатору приблизился Пронин:

— Всё в порядке! Мы оповестили всех, что у вас тут американский боевик снимается!

Прямо на газоне появились столы, персонал быстро накрыл их. И бывшие члены «Чёрного братства», и многочисленные зрители только что разыгранного представления не на шутку проголодались.

— Спасибо тебе, Михалыч! — крепко пожал руку губернатора крупный федеральный чиновник. — Ну и позабавил ты нас, ёксель-моксель! Никогда бы не подумал, что в Сочи так весело!


Глава 10. Почем нынче бриллианты | Вытхуянцы в Сочи | Глава 12. Как стать дебилом