home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


ГЛАВА ВОСЬМАЯ

В понедельник утром Кэтрин облачилась в джинсы и футболку, сунула ноги в сандалии и завязала волосы в хвост. Если Лукас полагает, что она шутила, то он жестоко ошибается. Кэтрин полна решимости работать.

Надо торопиться, потому что бабушка Брайтон с каждым днем становилась все раздраженнее и капризнее. По наблюдениям Кэтрин, такое поведение старушки означало, что она идет на поправку. Ида уже начала ходить с рамой-подпоркой, и врач уверил Кэтрин, что в самое ближайшее время бабушке будет достаточно и палочки.

Кэтрин пила вторую чашку кофе, когда услышала шум машины Лукаса. Она вскочила на ноги и быстренько сполоснула чашку. Сегодня у них не пропадет даром ни одна минутка. Они закончат две основные комнаты как нечего делать, а крыльцо может и подождать.

В дверях появился Лукас и застыл на месте.

— Так ты не шутила.

Кэтрин покачала головой.

— С чего мы начнем? — спросила она.

— А почему бы тебе не сварить еще кофе?

Кэтрин приподняла бровь.

— Нет, шеф, я готова к работе.

Она следовала за ним, горя желанием помочь. Но Лукас, не обращая на нее никакого внимания, начал поднимать огромный кусок обшивки. Чтобы подтвердить серьезность своих намерений, Кэтрин ухватилась за другой конец, но он выскользнул из ее рук, сломав самый длинный ноготь.

— Я сейчас, — побежала к себе Кэтрин.

Наспех приведя руки в порядок, она порылась в чулане и выудила из коробки пару рабочих перчаток. Надев их, она устремилась в новую спальню, но Лукас уже переместился в ванную и, зажатый в углу, прилаживал панель к стене.

— Дай помогу, — приказала Кэтрин и притиснулась рядом. — Я подержу, и у тебя будут свободны обе руки.

— Кэт, здесь слишком мало места. Стой сзади, а я пока прилажу эту штуку на место. А ты потом доделаешь.

Кэтрин взглянула на инструмент в его руке. Лукас прижал устройство к панели и нажал на спуск.

— Что это такое?

— Машинка для забивания гвоздей. Я покажу тебе, как ею пользоваться.

Когда-то — давным-давно — Кэтрин стреляла из пистолета. Она все еще помнила, что надо держать оружие крепко и нажимать на спусковой крючок ровно и плавно.

— Дай-ка я попробую.

— А ты уверена, что справишься?

— Конечно.

Взгляд Лукаса заставил Кэтрин усомниться в собственных словах, но она взяла пистолет из его руки и положила палец на крючок.

— Пара пустяков, — проговорила она.

На лице Лукаса явственно читалось сомнение.

— Дай я помогу тебе для начала.

Кэтрин, раздосадованная, все же уступила.

Лукас повернул ее лицом к стене, а сам встал сзади. Пульс Кэтрин понесся вскачь, когда грудь Лукаса прижалась к ее спине, а он сам принялся объяснять ей, как управляться с инструментом.

Рука Кэтрин дрожала от близости Лукаса, и наконец она выдавила:

— Ничего не выйдет, ты заставляешь меня нервничать.

Лукас отошел и бросил на нее очередной сомневающийся взгляд.

— Ладно, я буду держать, а ты жми. — Он прижался к стене, придерживая панель. — Вот сюда, указал он пальцем.

Кэтрин прижала пистолет к панели, надеясь, что у нее все получится.

— Так, погоди минутку, — вспомнил Лукас, — у этой штуки небольшая отдача, так что держи ее крепче и смотри, что делаешь.

Его постоянные указания раздражали Кэтрин, к тому же он по-прежнему стоял слишком близко она ощущала пряный запах его мыла и теплое дыхание на своей щеке. Кэтрин напрягла руку, плотнее прижала пистолет к поверхности, закрыла глаза и нажала спуск.

Отдача была гораздо сильнее, чем она ожидала, и Лукас издал вопль, от которого у Кэтрин все внутри перевернулось.

— Что? — закричала она.

— Ты чуть не пригвоздила меня, — ответил Лукас.

Специально драматизирует, не иначе. Однако когда Кэтрин открыла глаза, то в ужасе воззрилась на футболку Лукаса, пришпиленную к стене.

— Прости меня, — пролепетала она, пытаясь скрыть унижение и испуг — Я же не задела тебя.

— Спасибо, как заботливо с твоей стороны.

— Но все-таки у меня получилось.

— Получилось действительно здорово, — сказал Лукас, явно готовый рассмеяться.

И прежде чем Кэтрин успела придумать, как освободить его, Лукас рванулся и освободился из плена.

— Зачем ты так? — воскликнула Кэтрин. — Ты же ее испортил. — В виднеющейся прорехе открылась его загорелая кожа. — Теперь я должна тебе за футболку.

— Спасибо, что не убила меня, — выдохнул Лукас и запустил руку в волосы. — Может, тебе лучше заняться покраской? — спросил он с неприкрытой надеждой в голосе.

— Нет. — Кэтрин топнула ногой, как упрямый ребенок. — У меня все отлично получилось, если не считать футболки. Так что уйди с дороги и дай мне еще один шанс.

Лукас сделал шаг в сторону, и когда Кэтрин оглянулась, он уже исчез. Очевидно, все-таки решил довериться ей.


Удивленный тем, как решительно Кэтрин взялась за дело, Лукас стоял в спальне и примерял к стене очередную панель. Ее энергия его поражала. К обеду они закончили спальню, осталось совсем немного. Теперь нужно было заклеить пленкой швы. Спору нет, из них вышла отличная команда.

Но когда Лукас закончил со своим куском, Кэтрин нигде не было видно. Он вышел на крыльцо и обнаружил ее в шезлонге, потягивающую колу. Она вскочила на ноги как ужаленная, явно боясь, что Лукас станет дразнить ее за то, что она попусту тратит время.

— Хочешь? — спросила Кэтрин, указывая на содовую.

— Ммм… а разве это не перерыв, как ты его трактуешь?

— Нет, — усмехнулась Кэтрин, — я же не наблюдаю за птицами.

Лукас рассмеялся и положил руки ей на плечи, стараясь не поддаться желанию поцеловать ее.

— Зачем ты смотришь на меня? — спросила Кэтрин.

— Любуюсь, — ответил он.

— Ладно, а почему ты… почему ты мной любуешься?

Глупейший вопрос, и Кэтрин, ощутив, как краска заливает ей щеки, опустила взгляд.

Те крохи благоразумия, которые Лукас умудрился собрать, пропали без следа, сгорели в том огне, что палил его уже несколько недель. Наплевав на здравый смысл, Лукас поднял ее подбородок и заглянул в океанскую голубизну ее глаз. В них он увидел желание не менее страстное, чем его собственное. Лукас прерывисто вздохнул и коснулся губами губ Кэтрин.

Ее рот был влажным, сладким и прохладным, как кола, которую она только что пила. Лукас боялся, что она может отпрянуть, но Кэтрин подняла руки, обвила ими его шею и раскрыла губы навстречу его поцелую.

Сердце Лукаса забилось, как отбойный молоток, и словно огонь опалил его бедра. Он погладил Кэтрин по щеке, провел по высокой скуле, а потом его пальцы запутались в ее волосах.

Кэтрин вытянулась, ближе прильнув к нему, и ее стон смешался со стоном Лукаса. Он отстранился, устыдившись своего безумного порыва и в то же время придя в восторг от реакции Кэтрин. Желание пульсировало в его венах. Он взял лицо Кэтрин в ладони и осыпал легкими поцелуями ее отяжелевшие веки.

— Нет, Лукас, пожалуйста, — прошептала она. — Мы должны остановиться. — Но, противореча своим же словам, не сдвинулась ни на шаг, не сделала попытки освободиться и не стала отталкивать Лукаса.

— Почему, Кэт?

— Потому что мы разрушим нашу дружбу.

Лукас покачал головой.

— Мы только станем ближе.

— Нет, — решительно повторила она. — Ты работаешь на меня, Лукас, — развивала свою мысль Кэтрин. — Ты плотник, а я…

— Босс? — Лукас, покачнувшись, сделал шаг назад, словно услышав голос отца.

— Не совсем, но нас связывают деловые отношения. И к работе надо относиться серьезно.

Лукас протянул Кэтрин руку.

— Ладно, леди-босс, договорились.


Кэтрин мерила комнату сердитыми шагами, гадая, куда податься. Она взяла отпуск в надежде, что будет полезна Лукасу, но ситуация вышла из-под контроля — она ответила на его поцелуи.

Каждый раз, когда она смотрела на его чувственный рот, тлевшее внутри нее пламя вспыхивало с новой силой.

Нет, между ними ничего не может быть! Она не женщина на одну ночь… или, уж если на то пошло, на две неделя. У нее свой взгляд на происходящее. Она годами сдерживала свои порывы, ожидая любви… или судьбы, и в конце концов отлично устроилась в одиночку.

Устроилась? Да ничего подобного!

Слезы обожгли глаза Кэтрин, и она сердито смахнула их, раздосадованная, что позволила чувствам захватить себя. Она опять потеряла контроль над собой.

Странно, но даже в последние дни перед отпуском на работе, она чувствовала раздражение на весь мир и даже повышала голос, хотя всегда была такая спокойная, сдержанная. Пролистывая сводки и разрабатывая новые схемы деятельности на рынке, она всегда испытывала восторг профессионала. И вот теперь работа стала приносить ей все меньше удовлетворения.

Работа. Чем сегодня будет заниматься Лукас? Лукас. Почему-то любая мысль, приходившая Кэтрин в голову, каким-то ассоциативным путем непременно связывалась с ним. Итак, спокойная жизнь Кэтрин полетела кувырком, словно ее захватил смерч.

Но этот смерч был спокоен и нежен, как легкий вечерний бриз.

Услышав шум подъезжающего грузовичка, Кэтрин ощутила, как ее сердце провалилось куда-то в пятки, как у ребенка, прыгнувшего с «тарзанки». Как тут держать себя в руках, если она так бурно реагирует на одно приближение Лукаса?

— Ты рада меня видеть? — спросил он, неожиданно появляясь со стороны заднего крыльца.

— А что, есть причина? — парировала Кэтрин, удачно изображая беспечность.

— Просто я вижу на твоем лице очень милую и хитрую улыбку.

— Ах, вот что… — Кэтрин судорожно пыталась найти достойный ответ. — Я тут представляла, как ты падаешь с лестницы.

— Ага, а сама собиралась потом дежурить у моей постели и своими заботами вернуть меня к жизни.

Кэтрин покачала головой.

— Нет, я оставила бы тебя на растерзание стервятникам, а сама нашла человека, который закончил бы работу за тебя.

Лукас рассмеялся и пошел на кухню. Кэтрин следом за ним, удрученная собственным злым юмором. Лукас налил себе кофе, облокотился на стойку, сжав чашку в ладонях, и посмотрел поверх поднимавшегося из чашки пара прямо на Кэтрин.

Ее тут же охватило чувство вины.

— Ладно, считай, что меня здесь нет. Все равно мы проделали огромную работу за неделю.

Лукас только кивнул и осторожно отпил из чашки.

— Какие новости от Иды? — поинтересовался он.

— Врач сказал, что выпишет ее на следующей неделе, а потом дважды в неделю ее будет обследовать терапевт.

Лукас приподнял брови.

— Мы успеем? — спросила Кэтрин.

— Не вижу, почему нет… если ты справишься со своей частью работы.

Легкая усмешка углубила морщинки по углам его рта.

— Со своей частью работы?

— Которая заключается в том, чтобы не путаться у меня под ногами, — пояснил Лукас, — потому что я не могу сосредоточиться, когда ты поблизости.

Сердце Кэтрин понеслось вскачь. Она вытерла вспотевшие ладони о брюки и не сразу нашлась, что сказать.

— Это я могу устроить, — наконец пообещала она.

— Хорошо, — только и ответил Лукас, поставив чашку в раковину, и прошел мимо Кэтрин на крыльцо.

Она сполоснула чашки. Потом отключила кофеварку и направилась вслед за Лукасом.

Лукас стоял возле ванной, открывая банку с переливчато-зеленой краской. Бабушке Брайтон очень нравился именно этот цвет, и Кэтрин обошла не один магазин, прежде чем нашла то, что хотела.

Лукас помешал краску деревянной палкой, и в воздухе разлился резкий запах.

— Включи вентилятор, — попросил он, положил палку на крышку — и был таков.

Кэтрин передвинула банку и газеты в ванную и последовала совету Лукаса. Потом взяла кисточку и вздохнула с облегчением, поняв, что осталось сделать совсем немного. Нежно-зеленый цвет оживит строгие белые стены. Бабушке понравится. И Кэтрин начала красить.

Нанеся последний штрих, Кэтрин в восторге от своей почти профессиональной работы сделала шаг назад и удовлетворенно кивнула.

— Совсем неплохо, если хотите узнать мое мнение. Гордишься собой?

Кэтрин подпрыгнула от неожиданности, развернулась на месте, и ее кисть мазнула Лукаса по груди.

— Ты меня напугал, — выдохнула она, глядя, как зеленое пятно расплылось на его безупречно белой футболке.

Лукас тоже опустил взгляд.

— Спасибо. Ты добавила цвета в мое существование.

Он обхватил ее запястья и привлек к себе, так что кисть оказалась зажата между ними.

Кэтрин откинула голову, взгляд ее скользил по лицу Лукаса, все тело дрожало.

— Мы же договорились, — прошептала она.

— Я знаю, — согласился он. — Я лишь демонстрирую свои дружеские чувства.

На его лице появилось такое несчастное выражение, что Кэтрин перестала волноваться и рассмеялась. В уголках рта Лукаса появилась едва заметная усмешка, голод же в его глазах был отражением ее собственного.

Кэтрин взглянула на кисть, которая оставила зеленое пятно и на ее желтом топе. Она потянула кисть наверх, и тут Лукас поймал ее руку.

— Тебе тоже стоит раскрасить свою жизнь поярче, — проговорил он и, прежде чем Кэтрин что-то поняла, поднял ее руку с зажатой в ней кистью и коснулся сначала щеки, а потом и носа Кэтрин. В ответ Кэтрин со скоростью молнии выдернула руку и мазнула Лукаса по подбородку.

Глядя в его испачканное лицо, она, к своему удивлению, почувствовала, что напряжение между ними ослабло.

— А тебе идет зеленый цвет, — заметила она, представляя, как глупо они должны сейчас выглядеть.

— Тебе тоже.

Он наклонился к ней ближе, и Кэтрин задержала дыхание. Но он не стал целовать ее в губы. Верный данному слову, он лишь потерся кончиком носа об ее нос. Когда Лукас отодвинулся, пятно краски украшало и его нос.

Неожиданно Кэтрин охватило чувство разочарования. Чтобы Лукас не заметил его, она мазнула пальцем по его носу, еще больше размазав краску.

— Извини, — произнесла она.

— Она латексная, — объяснил Лукас и улыбнулся.

— Что?

— Краска — латексная. Она смывается водой. Залез в душ — и все в порядке.

— Точно, — ответила Кэтрин, в то время как в голове у нее уже рождалось видение, о воплощении которого в жизнь она могла только мечтать.


ГЛАВА СЕДЬМАЯ | Тайные желания | ГЛАВА ДЕВЯТАЯ







Loading...