на главную | войти | регистрация | DMCA | контакты | справка |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


моя полка | жанры | рекомендуем | рейтинг книг | рейтинг авторов | впечатления | новое | форум | сборники | читалки | авторам | добавить
фантастика
космическая фантастика
фантастика ужасы
фэнтези
проза
  военная
  детская
  русская
детектив
  боевик
  детский
  иронический
  исторический
  политический
вестерн
приключения (исторический)
приключения (детская лит.)
детские рассказы
женские романы
религия
античная литература
Научная и не худ. литература
биография
бизнес
домашние животные
животные
искусство
история
компьютерная литература
лингвистика
математика
религия
сад-огород
спорт
техника
публицистика
философия
химия
close

реклама - advertisement



   Первый и единственный президент Конфедеративных Штатов Америки Джефферсон Финис Дэвис.

   Джефферсон Дэвис сидел в своей любимой кресле-качалке на веранде домика в поместье Бовуар. Он только что закончил писать очередную главу своих мемуаров "Взлет и падения Конфедерации". 69-летний бывший глава КША решил немного отдохнуть. Дэвис считал, что вполне заслужил немного отдыха и покоя после стольких лет кровавой борьбы за свободу своих любимых Южных штатов.

   Смакуя виски, налитый в небольшой стаканчик, он вспоминал, как 21 февраля 1862 года принял присягу и стал президентом Конфедеративных Штатов Америки. Этот день до сих праздновался на Юге, как День Независимости Конфедерации, хотя, конечно, Конфедерация де-факто стала независимой раньше. Потом война, в которой мужество и стойкость южан позволила им одержать не одну славную победу, но, в конце концов, у северян оказалось больше козырей: подавляющее численное превосходство, лучшее оружие, более развитая промышленность, сеть железных дорог, а также жестокость и беспринципность, сравнимая лишь с гуннами, монголами или турками.

   Он вспоминал о двух годах, проведенных за решеткой в тюремной камере форта Монро, куда его законопатили проклятые янки. И лишь стараниями друзей Дэвиса ему с трудом удалось выбраться на свободу, но с "волчьим билетом". Он с легкостью победил на выборах в Сенат САСШ в парламенте штата Миссисипи в 1874 году, но выборы были аннулированы из-за Четырнадцатой поправки к Конституции САСШ, согласно которой любой, кто виновен в мятеже против САСШ, терял право быть избранным.

   Дэвис продолжал предаваться воспоминаниям о пережитом. Но тут неожиданно из-за главного здания усадьбы вышел до боли знакомый человек, и у Дэвиса сильнее забилось сердце. Ему вспомнился тот день, когда лет пятнадцать назад он ломал голову над тем, как снять блокаду с портов Конфедерации. И как к нему пришел морской офицер, предложивший вместо попыток снятия блокады самим ударить по морской торговле Севера. Незнакомый молодой человек, появившийся у его домика, был очень похож на тогдашнего визитера, Рафаэля Семмса, ставшего одним из самых ярких героев Конфедерации.

   Молодой человек поклонился, - Господин президент, позвольте представиться. Меня зовут майор Оливер Джон Семмс, из города Мобиль, штат Алабама. Меня послал к вам мой отец, адмирал Рафаэль Семмс, и еще один очень могущественный человек.

   Президент Дэвис привстал со своего кресла, - Господин майор, вы так похожи на своего отца. Рад вас видеть в моем скромном жилище! Не согласитесь ли выпить со мной глоточек виски?

   - С радостью, господин президент! - кивнул Семмс-младший, присаживаясь на стул, стоявший там же, на веранде.

   Дэвис налил и ему стаканчик и сказал, - Господин майор, я должен был вас узнать. Именно вы так галантно прикрывали на канонерке "Дайана" отступление наших солдат в Бэйу Теш от превосходящих сил противника, покинув ее последним, лишь когда все наши солдаты уже смогли организованно отступить, а "Дайана" уже вовсю горела. Именно вы, с капитаном Фуллером и полковником Виттом, захватили судно "Мэпл Лиф", на котором вас всех янки перевозили в лагерь военнопленных. Именно вас называли лучшим артиллеристом Юга.

   Семмс младший скромно склонил голову, - Господин президент, кроме меня было множество артиллеристов и получше. На "Дайане" я всего лишь исполнял свой долг. А "Мэпл Лиф" - это в первую очередь заслуга покойного капитана Фуллера и полковника Витта.

   Президент Дэвис парировал, - А полковник Витт мне сказал, что это в первую очередь ваша заслуга...

   - Полковник Витт настоящий южный джентльмен, - ответил гость, - и, как всегда, слишком галантен. Господин Президент, позвольте мне ознакомить вас с посланием от моего отца.

   Семмс передал Дэвису запечатанный конверт.

   Джефферсон Дэвис вспомнил, что в последний раз видел Рафаэля Семмса в феврале 1865 года, когда он, еще президент КША, произвел Рафаэля в чин в контр-адмирала. В 1869 году Семмс прислал Дэвису свою книгу, "Воспоминания о службе на море во время Войны между Штатами", а также приглашение посетить его при первом же удобном случае. Книгу Дэвис перечитал не один раз, и она теперь бережно хранилась у него в библиотеке. А вот в гости к Семмсу он так ни разу и не выбрался.

   Дэвис вскрыл конверт. В нем лежал листок белой бумаги, на котором хорошо знакомым ему почерком было написано следующее:

 

   Господин президент!

   Примите мои уверения в моем чрезвычайном к Вам почтении.

   Посылаю к Вам моего сына, Оливера Джона Семмса, который на словах передаст Вам сведения чрезвычайной важности; я решил не излагать их на бумаге, на случай, если это письмо попадет не в те руки. Хочу Вас заверить, что мой сын располагает средствами, которые позволят сделать то, о чем он Вам расскажет.

   Ваш покорный слуга

   Рафаэль Семмс, эсквайр, контр-адмирал Флота Конфедерации.

 

   Джефферсон Дэвис закончил читать письмо и вопросительно посмотрел на Оливера Семмса, - Ну, молодой человек, я вас внимательно слушаю, что вы должны были передать мне от имени вашего отца?

   Семмс младший огляделся по сторонам, - Господин президент, не могли бы вы попросить своего слугу принести сюда Библию?

   - Зачем, майор? - искренне удивился президент Девис.

   - Сэр, - ответил Семмс младший, - мой рассказ будет очень, очень странным, поэтому я хочу все время держать руку на Библии, чтобы вы были уверены, что я говорю правду и одну только правду.

   - Интересно, - заинтригованный таким началом разговора Джефферсон Дэвис взялся за колокольчик.

   Когда пожилой чернокожий слуга принес требуемое, положил на журнальный столик и удалился восвояси, майор Джон Оливер Семмс возложил руку на священную книгу, - Господин президент, совсем недавно мой отец прибыл в Константинополь в составе делегации генерала Гранта...

   Президент Девис озадаченно почесал висок, - Майор, извините что я вас перебиваю, но зачем Хэйс послал делегацию к этим диким оттоманам?

   - Господин президент, - ответил Семмс-младший, - примерно месяц назад в громе пушек и взрывах бомб, Константинополь был захвачен русской эскадрой. Султан попал в плен, а на обломках Оттоманской Порты была создана новая страна - Югороссия, со столицей в Константинополе. Государство это могущественнейшее, несмотря на крайнюю молодость. Вот Хейс, руководствуясь здоровым инстинктом чего-нибудь урвать для себя даром, и послал делегацию генерала Гранта к правителям Югоросии.

   Джефферсон Девис вздохнул, - Вы знаете, майор, к сожалению, я редко читаю газеты, просто все свободное время уходит на написание моей книги. Но прошу прощения, я вас перебил, продолжайте, пожалуйста.

   - Хорошо, господин президент, - кивнул майор Семмс, - Пока генерал Грант на официальных приемах до ушей наливается русской водкой, Верховный правитель Югороссии, контр-адмирал Ларионов, пригласил моего отца на частную беседу, в которой он выказал свои симпатии к Конфедерации, и дал понять, что счел бы за честь встретиться с Вами в Константинополе. Он также пригласил генерал-лейтенанта Форреста, а также любого другого человека, присутствие которого Вы считаете желательным. Он сказал, что Югороссия отнесется с симпатией к Конфедерации, если вдруг начнется новая война за нашу независимость.

   Джефферсон Дэвис тяжело вздохнул, - Англичане тоже отнеслись к нам с симпатией, но дальше этого дело не пошло.

   Майор Семмс отрицательно покачал головой, - Господин президент, русские - это совсем другие люди. Отец сказал, что если они что-либо обещают, то на их слово можно положиться. А адмирал Ларионов прямо сказал моему отцу, что, при достижении определенных договоренностей, кроме симпатии, возможна и более существенная помощь.

   Президент Дэвис с сомнением ответил, - Но что может далекая Югороссия противопоставить тирании САСШ, с их современным флотом и армией?

   Майор Семмс улыбнулся, - Когда на два русских корабля, один из которых был югороссийский, напала английская эскадра из семи кораблей, все британские броненосцы были потоплены за несколько минут, а русские корабли понесли минимальные потери. А незадолго до этого они буквально за один день уничтожили турецкие укрепления в Проливах и захватили Константинополь.

   - Хорошо, - решительно сказал Джефферсон Дэвис, - Думаю, что мне нужно поговорить с адмиралом Ларионовым. Но когда адмирал хотел бы с нами встретиться?

   Семмс младший кивнул, - Адмирал надеется на встречу в начале августа, господин президент.

   - Но как мы можем успеть на эту встречу? - удивился Дэвис, - Тем более, что вам еще нужно съездить за Форрестом.

   - Господин президент, 4 июля я еще был во Франции. - с улыбкой сказал Джон Оливер Семмс, - а сегодня я уже здесь, у вас. Обратите внимание, моя рука все время лежит на Библии. Меня доставила сюда русская субмарина. И она будет нас ждать в маленькой бухточке рядом с Билокси с 13 по 27 июля. Чтобы попасть на нее, вам надо будет всего лишь пройти вон за те холмы.

   Джефферсон Дэвис оживился, - Майор, вы сказали, субмарина? Вроде нашей "Ханли"?

   Семмс вскинул голову, - Сэр, сравнивать русскую субмарину с "Ханли" - это все равно, что сравнивать винтовку Спрингфилда с луком и стрелами с кремневыми наконечниками. Русский корабль делает тридцать узлов под водой, и имеет практически неограниченный запас хода; мы ни разу нигде не бункеровались, а капитан Верещагин сказал мне, что топлива неизвестного нам типа на борту достаточно на весь срок службы корабля.

   - Хорошо, майор, - неуверенно кивнул президент Дэвис, - И куда мы направимся на этой субмарине?

   - Господин президент, субмарина доставит нас в Константинополь, прямо к адмиралу Ларионову. А если мы вдруг не уложимся в сроки, и подводный корабль уйдет без нас, то смею вам напомнить слова моего отца про то, что я располагаю более чем достаточными денежными средствами для всех возможных затрат на путешествие Константинополь. В Югороссии же мы будем желанными гостями мистера Ларионова.

   Джефферсон Девис нервно побарабанил пальцами по столу, - Значит так, майор. Теперь вы сможете за полтора дня добраться до Мемфиса, где живет Форрест. Два-три дня вам придется провести в Мемфисе. Обратная дорога займет еще полтора дня.Я думаю, мы уложимся в тот срок, который дали вам ваши друзья.

   Неожиданно майор Семмс спросил, - И еще один вопрос, господин президент. Не считаете ли вы нужным взять в делегацию кого-нибудь еще?

   Дэвис задумался, - Вообще-то я пригласил бы еще Кастиса Ли, старшего сына покойного Роберта. Но, знаете, может, лучше не надо. Во-первых, ехать далеко, во-вторых, он работает ректором Университета Вашингтона и Ли. И даже если он с нами поедет, то появится пища для пересудов - куда это он уехал, и почему это его нет на месте. Да и чем больше народу знает о нашей поездке, тем труднее будет держать ее в тайне.

   Президент Дэвис позвонил в колокольчик, - Ладно, майор, я договорюсь с миссис Дорси, и завтра с утра вас отвезут на вокзал. Поедете до Нового Орлеана, оттуда на поезде - прямо в Мемфис. Вы сможете за полтора-два дня добраться до Мемфиса, где живет Форрест. Какое-то время ему понадобится на сборы, потом обратная дорога. Думаю, шести-семи дней вам хватит на все. До прибытия русской субмарины у нас будет еще неделя. А вы не хотите съездить к семье в Мобиль?

   Джон Одивер Семмс тяжело вздохнул, - Хотелось бы, господин президент, да только лучше, чтобы никто не знал, что я здесь. Ведь официально я еще в Константинополе. Думаю, что, как вы сказали, наши планы лучше держать в тайне. А жаль, так хотелось бы увидеть жену и малышек - маленькую Электру и Оливера-младшего... Но, когда на кону интересы Родины, мы себе не принадлежим.

   - Да, к сожалению, вы правы, - завершил разговор президент Дэвис. - Тогда у нас будет время после вашего возвращения, чтобы обсудить, что именно мы хотим, и как этого можно будет добиться. А то и на русской субмарине, и в Константинопольских дворцах у стен будут уши. А сейчас идите - отдыхайте, в ближайшее время силы вам понадобятся.

 


9 июля (27 июня) 1877 года. Поместье Бовуар, штат Миссисипи. | Афинский синдром |    10 июля (28 июня) 1877 года, Раннее утро. Константинополь, Сад дворца Долмабахче.