home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



VII

Я уже собрался было положить трубку на место, как в ней послышался щелчок, и в ухо мне выстрелил голос.

— Слушаю! — сказал он.

Голос был мужской, четкий, грубый… Я растерялся, поскольку ответа уже не ждал.

— Ну? — настаивал мой собеседник.

Я решился.

— Это Жерар…

— Ну, в чем дело?

Тут я встал перед главной дилеммой: пускаться в путаные бредни или попытаться вызвать какую-нибудь реакцию?

— Давайте скорей сюда! — крикнул я. — Тут такие дела… — И нажал на рычаг.

Еще не оправившись от легкого шока, вызванного голосом в трубке, я запихнул телефон обратно в нишу. Затем на цыпочках вышел из бара и сел в свой «рено» — наблюдать за окрестностями. После такого сообщения типы на другом конце провода непременно должны были зашевелить задницами: я бросил в их тихое болото приличный булыжник!

Мне оставалось только подождать. Я не сомневался, что эти хмыри приедут, и я, увязавшись за ними, найду оборванную нить…

Я прождал довольно долго… Ничего не происходило. Улица оставалась тихой, и заведением Жерара никто не интересовался. Я, как ни таращился, ничего не замечал. Это казалось мне невероятным.

Прошел час, потом другой — и я почувствовал, что старею прямо за рулем. От долгого смотрения в Одну точку щипало глаза.

Но я все не оставлял надежды и старался размышлять над этим любительским спектаклем. Зачем здесь нужен этот потайной телефон? Установка частной телефонной линии — дело очень хлопотное, и если Жерар все же обзавелся таким аппаратом, это говорило о многом…

Я уже начал было злиться, когда до меня наконец дошло. Телефон, спрятанный под прилавком, являлся частью внутренней сети. Это была «кабинетная» линия, проведенная без помощи городской АТС. Она могла соединять только два аппарата, расположенные недалеко друг от друга, например, в одном и том же доме.

Тогда я начал разглядывать здание, в котором находился бар. Только теперь мне стало ясно, что дом построили недавно. Начиная со второго этажа, он блистал богатством: в избытке наблюдались тесаный камень и огромные окна с яркими калифорнийскими шторами.

Я уже почти не сомневался, что собеседник Жерара живет именно здесь. Он, вероятно, пошел узнать, в чем дело, обнаружил трупы и мигом затаился у себя… Да, пожалуй, так оно все и было, думал я.

Мне нетерпелось разобраться во всем самому. Я, не теряя времени, вылез из тачки и вошел в бар с черного хода, то есть через кухню.

Все было тихо. Баба, которую я огрел по затылку, уже не дышала. Я подошел ближе: ее еще раз ударили по чайнику чем-то тяжелым. Тот, кто это сделал, видимо, не желал, чтобы ее вернули к жизни: мало ли что она тогда расскажет…

Тут у меня возникла новая мысль; я побежал в главный зал и заглянул за кассовый ящик. Телефона там уже не было. Может быть, его убрали, чтобы легавые не проследили, куда ведет провод. Но ведь сам провод должен был остаться на месте… Я принялся шарить под стойкой и нашел его: он уходил в подвал.

Медлить было нельзя. С минуты на минуту здесь могли появиться жандармы, вызванные самими жуликами или кем-нибудь еще… Я понимал, что поступаю чертовски неосторожно… Я никогда еще не оставался так долго на месте своего преступления, за исключением, пожалуй, случая в квартире старой проститутки… Я порылся в выдвижном ящике, где, помнится, видел два больших ключа, выудил их и взял еще карманный фонарик.

Я прямо дрожал от нетерпения.

Дверь в подвал я нашел во дворике, возле кухни. Я сбежал по длинной лестнице, немного подумал и сразу нашел подвальное помещение, «сообщавшееся» с прилавком. Один из ключей прекрасно подходил к замку. Я открыл — и оказался в черной, как моя душа, комнате с запахами винища и плесени.

Я ощупал стену на той высоте, где обычно бывают выключатели, и действительно нашел один, но, как его ни мучил, светлее не стало. Наверное, перегорела лампочка.

Тогда я включил карманный фонарь, и его жалкий лучик открыл моему взгляду ряд бочонков с одной стороны и гору бутылок с другой.

Мне нужно было во что бы то ни стало найти этот проклятый телефонный провод и выяснить, куда он ведет. Я чувствовал, что дело назревает нешуточное: мужик, который мне ответил, вряд ли зарабатывал на жизнь продажей жареных каштанов…

Наконец я нашел то, что искал, а именно: сероватый провод, петлявший в толстом слое селитры, которым были покрыты камни подвала. Провод тянулся вдоль верхнего края стены, поворачивал под прямым углом, проходил по сводчатому потолку и исчезал в противоположной стене, то есть в соседнем подвале.

Я вышел и попытался открыть вторую деревянную дверь, но на этот раз между ее замком и моими ключами произошло явное взаимное непонимание; пришлось выбить дверь плечом.

Здесь, под землей, я чувствовал себя сравнительно безопасно. Единственными, кто мог свалиться мне на голову, были жильцы дома, а на них я плевал…

Во втором подвале оказались уголь и ящики. Я быстро отыскал продолжение провода. В одном месте провод прекращал бежать вдоль потолка и уходил в него. Значит, я не ошибся, предположив, что потайная линия не выходит за пределы дома…

Тогда я вернулся в коридор, на то место, где провод появлялся, и сосчитал шаги до того места, где он исчезал. Шагов получилось шестнадцать. Я надеялся, что, повторив этот маневр на тротуаре, получу представление о том, где находится комната, с которой Жерар переговаривался из зала. Мне казалось, что комната эта должна быть на первом этаже: те, кто устанавливал этот телефон, вряд ли стали бы вести провод через чужие квартиры.

Согласитесь — я становился чемпионом дедукции и уже мог заткнуть за пояс кое-каких детективов! Я уже умел вести расследование, оставалось только получить права на его вождение…

Я вернулся во второй подвал и заглянул в дыру, в которой исчезал провод, надеясь хоть как-то ознакомиться с верхним помещением. Но дыра была слишком узкой. Я спрыгнул с ящика, служившего мне козлами, и вышел в коридор.

Через две минуты я уже взобрался наверх по лестнице и запер дверь. Теперь уж точно пора было сматываться: я и так слишком долго здесь проторчал, у стен есть не только уши, но и глаза…

Внезапно я остановился — резко, как лошадь, не желающая брать барьер.

Одна из моих туфель была испачкана кровью.

Это никуда не годилось. Не разгуливать же по городу в такой галоше… Я пошел на кухню за тряпкой. Вокруг кухарки крови не было. Я спустился в сортир. Мертвый Жерар по-прежнему сидел на унитазной крышке. Вся его грудь была в крови, но ни одна капля не упала на плиточный пол…

Я озадаченно остановился. Что это могло означать? Где я испачкался?

Меня постепенно охватил монументальный страх. Я в ужасе смотрел на свою ласту. Откуда взялась кровь?!

Я решил выяснить и это.

Я вытер туфли о кухонные занавески и опять помелся вниз по подвальной лестнице.

Задержавшись здесь еще на полчасика, я получал прекрасную возможность снова попасть на страницы газет. Я уже видел себя с поднятыми руками под прицелом полицейских пушек…

Но я должен был узнать. Узнать любой ценой. Я не мог повсюду таскать с собой эту загадку.

Я быстро прошелся фонариком по первому подвалу: ничего подозрительного. Затем нырнул во второй — и у меня вырвалось ругательство. В углу виднелась небольшая лужица крови; она натекла из-под нагромождения пустых ящиков. Кровь была уже не первой свежести. Я быстро разбросал ящики; под ними оказался слегка задубевший труп.

Я осмотрел покойника при свете карманного фонаря, и страх мой удвоился. Это был не кто иной, как Бертран!


предыдущая глава | Убийца (Выродок) | cледующая глава