home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



XIII

Наверное, Кармони вербовал своих солдат в школе для глухонемых: эти двое тоже, оказались не из говорливых.

Мы разместились в почти новом «ситроене». Пилотировал долговязый Джо; я сидел рядом с ним, а Стив развалился сзади, как стельная корова на соломе.

До леса Фонтенбло мы доехали молча. Мне, кстати, тоже не хотелось трепаться. Я размышлял над последними событиями и находил, что все складывается неплохо. По редкому стечению обстоятельств я уже успел сделаться подручным всемогущего мафиози… Несмотря на свою маску честного бизнесмена, Кармони не боялся ни Бога, ни дьявола. Вот взял и принял меня на работу, невзирая на погром, который я учинил в его рядах… И вообще — в этом властном итальянце была какая-то приятная обстоятельность. Он говорил коротко и четко, а это сразу вызывает доверие к человеку, с которым пускаешься в сомнительные предприятия…

Мы выехали из леса, и я указал на аллею, ведущую к хоромам покойного Бертрана. Джо безукоризненно свернул туда. Машину он, надо сказать, водил с виртуозным мастерством.

— Останови! — сказал я, как только дом показался на глаза. Я не хотел оставлять тачку у ворот, чтобы не возбуждать любопытства соседей. Мы вышли — все так же молча.

— Отмычка у вас есть? — спросил я.

Стив похлопал себя по карману пальто; там что-то звякнуло. Я имел дело с людьми предусмотрительными. Они никогда не выходили под дождь без зонтика…

Мы легко открыли гараж, прошагали по заросшему сорняками саду. Мои спутники не спускали с меня глаз; я подозревал, что Кармони выбирал для меня не кого попало. Оба двигались, держа руку в кармане, будто готовились угрохать меня при первом резком движении. Это выглядело довольно забавно и вместе с тем изрядно действовало на нервы.

Входная дверь была не заперта и болталась от сквозняка. Бунк смотался поспешно, не потрудившись закрыть за собой. Ворота, кстати, тоже оказались открытыми. А мы-то колдовали над дверью гаража, как Шерлоки Холмсы…

Войдя, я увидел, что Бунк перевернул все вверх дном. Дверцы шкафов были распахнуты настежь, выдвижные ящики валялись на полу, картины сняты с крючков, паркет местами разобран… Бунк оказался своего рода аккуратистом. Кармони не зря считал его хитрым лисом… Если уж он ничего не нашел — я вряд ли мог добиться большего успеха.

— Ничего работенка, а? — повернулся я к своим спутникам.

Стив хмуро пожал плечами, Джо покусал верхнюю губу.

— Ладно, попробуем поразмыслить…

Я сел в кресло и забросил ноги на подлокотники. Меня одолевало сознание собственной беспомощности. Здесь было столько возможных тайников… Не говоря уже о просторном парке, где хитрый старичок мог попросту закопать деньги! Двести миллионов… Тут было о чем задуматься.

Во-первых: где гарантия, что Бертран схоронил свое богатство именно здесь? Это еще следовало доказать. Может быть, эта старая биржевая крыса сняла в каком-нибудь банке сейф под вымышленной фамилией?

Я глубоко задумался. Нет, это вряд ли. Старик давно окопался в своем домище… Дом, как видно, был ему страшно дорог. Возможно, он даже затеял свою пресловутую операцию только для того, чтобы его сохранить… Тертые старикашки вроде него любят держать деньги рядом, под рукой… В то же время их нужно было хорошенько спрятать, потому что Бертран боялся визита Кармони: ведь Бунк наплел ему, что действует от имени итальянца… Бертран так опасался этого визита, что поручил мне убить Кармони… И еще: если бы деньги лежали в банке, то есть были недоступны для постороннего, Бертран, скорее всего, признался бы в этом Бунку, поскольку тот, похоже, расспрашивал старика особым, очень «настойчивым» образом.

Но главное (смейтесь, смейтесь!) — я слышал запах денег. Все мои чувства говорили мне, что они где-то здесь.

В тюрьме я перечитал почти всего Эдгара По, и его, в общем-то, простецкий рассказ о похищенном письме открыл мне одну великую истину: тайник — это прежде всего хитрость. А по части хитрости папаша Бертран мог переплюнуть кого угодно…

— Ну что? — проворчал Джо. — Яйца будем варить или ноги парить?

Я поднял голову; он пристально смотрел на меня своими маленькими красноватыми глазками.

— Заткни свою крысиную пасть, — очень серьезно ответил я, — и жди моих указаний, понял?

— Что?

Я явно уязвил его самолюбие.

— Не заставляй меня повторять, это меня утомляет. Слыхал, что сказал Кармони? Вы в моем распоряжении — ты и твой деревянный приятель!

Стив сделал шаг вперед. Ему, видно, тоже не понравилась моя оценка.

— Ты что это, урод, — спросил он, — нарываешься?

Я устремил на него взгляд цвета Монблана.

— Остынь, а то сейчас зубы выплюнешь, ясно?

Он сделался бледным, но огрызаться перестал.

Эта несостоявшаяся стычка словно отрезвила меня, Я почувствовал, что кровь в моих жилах побежала спокойнее, и сердце забилось в нормальном ритме.

— Ладно, ребята, пошли со мной, и перестаньте принимать меня за лопуха: мне и не таких приходилось дрессировать… Вбейте себе хорошенько в головы, что меня не пугают ни ваши киношные рожи, ни ваша комнатная артиллерия. Ну, вперед…

И я без промедления направился в ту маленькую комнату, где жил старик.

Я решил подойти к вопросу с психологической точки зрения. Остальные восемнадцать комнат для него уже не существовали. Понимаете? Он забаррикадировался в этой. Спальня, она же гостиная, плюс кухня: ему хватало тридцати квадратных метров. Значит, психологически он не мог заныкать свои сокровища в другом месте — или я совсем не разбираюсь в людях!..

Я осмотрел комнату, стоя на пороге. Она напоминала старую английскую таверну: закопченный потолок, неописуемо грязный стол, на котором осталась куча грязной посуды. В потухшем камине лежало огромное обугленное полено…

— Вот что, парни: деньги находятся в этой комнате, — сказал я своим дуболомам.

До сих пор они хмурились, но слово «деньги» произвело на них поистине магическое действие. Они вздрогнули, и глаза их жадно заблестели.

— Откуда ты знаешь? — спросил Джо.

— У меня, представь себе, есть кое-что под кепкой…

Я ответил рассеянно, поскольку уже углубился в географию этой комнаты. Итак: железная кровать, комод, из которого Бунк вытащил все ящики… Стол… Старое «вольтеровское» кресло… Два стула… Голый ночной столик…

Да, я, пожалуй, погорячился, утверждая, что в этой комнате-берлоге спрятано такое сказочное богатство… Двести миллионов, пусть даже крупными купюрами, не так-то просто скрыть от посторонних глаз…

Для начала я последовал примеру человека с улицы Фальгиер и еще раз все перерыл. Я отвинтил медные шары на спинках кровати, простучал комод, проверяя, нет ли в нем двойных стен… Матрац яростно распороли до нас, но я на всякий случай прощупал и его. Шиш! Абсолютный ноль! Пустыня Гоби!

Оба сторожевых пса наблюдали за мной молча, с напряженными и чуть насмешливыми мордами.

— Ну что, рыболов, не клюет? — спросил Джо.

Я повернулся к нему:

— Сходи в гараж за молотком.

— Но…

— Ты что, боишься выходить на улицу без нянечки?

Он посмотрел на своего приятеля. Крепыш Стив двинул бровями, что должно быть, означало: «можешь оставить его на мое попечение; если что, я с ним разберусь».

Джо нехотя удалился…

— Помоги-ка мне вытащить отсюда всю эту чертову мебель! — приказал я Стиву. — Для второго отделения программы нужен простор.

— Акробатический номер готовишь, что ли?

— Вот именно!

Он послушно начал мне помогать. Мы с ним перетащили весь хлам в соседнюю комнату, и когда вернулись в каморку старика, у нее был почти угрожающий вид… В ней пахло тайной. Это, кстати, не такой уж неприятный запах… Мне он, во всяком случае, нравится.

Джо вернулся с небольшим молотком. Я взял его и принялся медленно, методично простукивать стены. Правда, я не слишком надеялся на успех: если бы Бертран замуровал денежки в стену, на ней остались бы следы свежей штукатурки…

Удары звучали везде одинаково. Тайника не было. Старик, наверное, продумал свой план уже давно…

— Ну что, выровнял? — усмехнулся Стив.

Я не удостоил его ответом…

Покончив со стенами, я перешел к камину, но и это ничего не дало. Камин оказался правильный, честный — как, впрочем, и пол, и потолок…

— Ну что, умник, пролетел?

Джо был прав: я пролетел — и весьма серьезно.

«Я должен найти, — сказал я себе. — Иначе быть не может… Раз я чую кость, значит, она зарыта совсем близко…»

Наверное, я договорил это уже вслух, потому что мои церберы начали посмеиваться. По мере того как моя неудача становилась очевидной, они делались все разговорчивее.

Я подошел к крепышу Стиву — именно потому, что он был покрепче, — и дал ему кулаком под дых. Он запыхтел, как кузнечные меха, но несмотря на всю их ярость, они с дружком остались стоять неподвижно. Их, конечно, так и тянуло помять мне портрет, но они получили четкие инструкции, а Кармони, похоже, не баловал тех, кто позволял себе всякие там личные инициативы!

Я в страшном разочаровании вышел из комнаты. Я не знал, что делать дальше, и был полностью обескуражен. Не разбирать же дом на кирпичи ни за грош!

На кухне я узрел бутылку рома и как следует глотнул из нее — в целях борьбы с депрессией. Если я так и не смогу откопать проклятые миллионы, Кармони непременно сочтет меня сопляком, и мой авторитет упадет, как камень в колодец.

Но помимо этой позорной перспективы меня мучила черная злость. Мне невыносимо было сознавать, что где — то в уголке этого дома спокойно лежат двести миллионов, и мы уже в который раз проходим мимо них!..

— Может, заглянешь в подвал? — серьезно предложил Джо и добавил, показывая тем самым, что итальянец сказал им про Бертрана: — Старикашки любят копать в подвалах ямы…

Идея была, в общем-то, стоящей. Мы спустились вниз…

Подвальных помещений было четыре. В первом, судя по скоплению пустых бочонков, когда-то хранилось вино; второе предназначалось для угля, третье служило кладовой, а четвертое — мастерской: там были верстак, кузнечная печь и целая куча инструментов для обработки дерева и металла.

Не знаю, почему, но я особенно внимательно осмотрел этот погреб-мастерскую. Наверное, она меня каким-то образом вдохновляла.

Эта мастерская открывала мне новую сторону личности старика. Я представлял себе, как он корпит в этой норе над изготовлением какой-нибудь мудреной штуковины… Это наводило меня на новые догадки, понимаете? Если мы имели дело с домашним мастером, тайник мог оказаться особого рода.

Я подошел к кузнечной печи. В ней лежали куски каких-то непонятных глиняных трубок.

— Интересуешься литьем? — спросил Стив.

— Да. А когда заинтересуюсь разведением поросят, обещаю в первую очередь заняться тобой!

Я медленно помешивал пепел в кузне… Судя по всему, здесь недавно работали. Пепел еще сохранял свою форму… Время, как пишут инвалиды пера, еще не наложило на все это своего отпечатка… Вдруг я наклонился, заметив нечто вроде твердой желтой капли. Я поскреб ее ногтем и безошибочно определил, что это золото.

Это существенно меняло аспект проблемы. Старый Бертран, не будь дураком, превратил билеты Французского банка в надежное чистое золото… А потом это золото переплавил. Он придал ему какой-нибудь безобидный вид, он…

Сообразив, что я нашел ключ к загадке, мои олухи перестали зубоскалить. Теперь они смотрели на меня, как смотрят в цирке на акробата… Такая публика меня не вполне устраивала, но я все же хотел исполнить свой номер успешно.

Сомнений быть не могло: глиняные трубки послужили Бертрану формами для переплавки золотых слитков.

Преследуемый по пятам своими ангелами-хранителями, я вернулся в комнату, где жил старик.

После того, как золото приняло новую форму, Бертран мог его покрасить. Но в комнате не осталось ни одного металлического предмета…

Что-то беспокойно ворочалось в глубине моего подсознания. Совсем недавно я чему-то здесь удивился, но чему — вспомнить не мог. Что же это было, черт возьми?! Так, попробуем-ка вспомнить: меня слегка смутила какая-то мелочь…

И вот, посмотрев на могучие плечи Стива, я вспомнил. Ну конечно же: КРОВАТЬ! Когда мы выносили из комнаты мебель, я снял спинки кровати… И они показались мне невероятно тяжелыми. Медь не может столько весить, даже если трубки цельные…

Я заколебался. Это открытие позволяло мне спокойно присвоить богатство старика. Оба охранника подтвердят, что я ничего не нашел, а через день-другой я вернусь сюда за своей золотой кроватью! Это было страшно заманчиво.

Но колебался я недолго. Если без конца менять линию поведения, долго не протянешь…

— Ребята, идемте-ка со мной…

Мы вошли в комнату, где стояла кровать, и я попробовал соскрести покрывавшую ее краску… Да, она была, действительно, из золота. Из настоящего «голда», рыжего, как савойский мед… С каким наслаждением старик, наверное, на ней спал!

Я повернулся к тем двоим.

— Кроватка-то, парни, золотая!

Они не поверили своим ушам.

— Золотая?! — вскричали они отличным дуэтом.

— Посмотрите сами…

Они наклонились, посмотрели, потрогали…

— Ни… себе!

— Ладно, надо погрузить ее на машину.

Но легко сказать!.. Старик не стал нарезать на перекладинах резьбу: не хотел терять ни крупинки металла. Все было спаяно.

— Черта с два мы запихнем ее в «ситроен», — вздохнул Джо. — Надо заказывать грузовик.

— Ага, может, еще товарный поезд? — Я повернулся к Стиву. — Сходи в подвал за ножовкой!

— И то верно… — пробормотал Джо.

Он восхищенно смотрел на меня, поглаживая кровать, как женскую ножку. Странно было сознавать, что эта неказистая с виду железяка заключает в себе такое громадное богатство… Железяка, кстати, была действительно неказистая; теперь, когда мы сосредоточили внимание на ней, нам стало хорошо заметно все ее несовершенство. Прутья и перекладины ее спинок изобиловали выпуклостями, которые старый скряга так и не решился спилить. Да, работа была не слишком тонкая.

Стив принес две ножовки. Я взял одну из них и начал распиливать кровать пополам. Джо пришел мне на помощь и начал фехтовать со второй спинкой.

Мы пыхтели не меньше двух часов. Глаза заливал пот, пол в комнате постепенно покрывался золотой пылью, мы складывали отпиленные куски кровати в угол… Наконец вся она оказалась разрезанной на части.

Каждый из нас ухватил по доброй охапке золота и оттащил к машине. Но одного «рейса» было мало; пришлось возвращаться.

Джо закрыл багажник, и мы снова поплелись в берлогу покойного кузнеца Бертрана.

Поверьте: у тех, кто, подобно мне, привык жить за чертой закона, есть некое шестое чувство. Оно предупреждает об опасности лучше, чем красная сигнальная лампа…

Это началось сразу, как только я переступил порог комнаты. Оказавшись в четырех стенах, я понял, что сейчас что-то будет, — и тут же случайно перехватил взгляд, которым обменялись Стив и Джо. Их глаза блестели этаким особым блеском, который, кстати сказать, был мне хорошо знаком.

И я вмиг обо всем догадался. Дурак я был, что поверил в Деда Мороза, ох и дурак! В самом деле, где это видано, чтобы такой исполин, как Кармони, заключил союз с беглым уголовником вроде меня, Капута?

Видать, гордыня совсем застила мне глаза, раз я начал всерьез лелеять подобную идиотскую надежду… На кой хрен итальянцу сдался такой гнилой тип, как я? Во всей истории он усматривал лишь одну выгоду: я мог найти ему эти деньги. И он приставил ко мне своих лесорубов, приказав им истребить меня передвыездом из хижины дяди Бертрана!

Точно, точно!.. Теперь мне все было ясно, я не нуждался в пояснительных рисунках… Бывают, знаете ли, такие внезапные озарения!

Напуганный неотвратимостью расправы, я во весь голос заорал:

— А ну, руки из карманов, заразы!

Они вздрогнули. И вытащили руки из карманов, только в этих руках были пистолеты. И притом пистолеты высшего класса, а не какие-нибудь аркебузы с фитилем…

Они выпалили одновременно, словно репетировали этот номер уже целый месяц.

Не будь все мои чувства разбужены по тревоге, я набрал бы полное брюхо свинца. Но я среагировал на секунду раньше, чем они выстрелили, и успел прыгнуть вперед… Их пули, выпущенные по диагонали, оторвали два лоскута от моего пиджака.

Пока меня несло на них, мои кулаки метнулись вперед и, как по волшебству, врезались в их подбородки. Джо опрокинулся на спину; Стив лишь закряхтел и снова поднял пушку, но я отчаянно пнул его по руке, и пистолет отлетел в сторону.

Мы сцепились, обхватили друг друга поперек туловища и покатились по полу, задыхаясь и хрипя. Этот здоровый кабан причинял мне изрядные страдания… Его стальные лапы сжимали мне глотку, и я потихоньку уезжал в страну розовых облаков…

Вскоре я увидел ослепительный красный свет и из меня вышли последние силы. Я стал весь мягкий, будто невесомый, и чувствовал лишь жгучую боль в горле да стук крови в висках…

Это было начало конца. Через пару минут я должен был получить право на свой прямоугольный кусок газона…

Словно сквозь туман, я различил простуженное дребезжание звонка и почувствовал, что пальцы Стива немного разжались. Звонок зазвучал снова, и на этот раз я услышал его отчетливо. Одновременно со звонком чей-то голос кричал.

— Мсье Бертран! Мсье Бертран!

Эти два ублюдка не привыкли принимать решения самостоятельно. Они нерешительно посмотрели на меня.

— Кто-то пришел, — пробормотал Джо.

В этот момент все мы услышали тот же самый мужской голос:

— Открывайте, полиция!

Тогда, оставив обоих ошарашенных громил в комнате, я пошел открывать…

За дверью стоял невысокий человек в очках.

— Комиссар Вердье, — сказал он. — Я хотел бы поговорить с мсье Бертраном…

— Извините, по какому поводу?

Он казался душевным мужиком. Только каким-то недоделанным: будто его родители решили, что он не выживет, и сразу после рождения сунули в банку с формалином, а он все-таки вырос…

— Мы нашли машину мсье Бертрана на Западной автостраде, а рядом с ней — убитого мужчину. Я хотел бы задать несколько вопросов владельцу машины.

Я решился на чертовски рискованный шаг:

— Мсье Бертран — это я.

Но я тут же понял, что сморозил одну из тех глупостей, которые сразу ставят на всем крест.

— Позвольте, — сказал недоделанный, — я прекрасно знаю мсье Бертрана, поскольку работаю здесь, в Фонтенбло.

Эх, проклятье…

— Я его сын.

Но это вовсе не исправило положение.

— У мсье Бертрана нет детей… Прошу показать документы.

— Но…

— Покажите документы!

Я сделал вид, что роюсь во внутреннем кармане, но вместо того, чтобы достать бумажник, показал комиссару прием «китайский башмак». Мой сорок второй девочковый попал ему в чувствительное место, и он завопил, схватившись за брюхо. Тогда я отвесил ему молниеносный хук в челюсть. Он рухнул. Я сразу же кинулся к шишке, которая вырисовывалась на левой стороне его пиджака. Там действительно оказался его пистолет: бравый честный «7,65». Я большим пальцем снял его с предохранителя и выстрелил комиссару прямо в морду. Потом мгновенно направил оружие на двух своих горилл.

Бах! Бах!

Эти две пули шли от всего сердца… Та, что досталась Стиву, угодила в середину лба, и лоб буквально треснул.

Джо получил свою в грудь, что вызвало у него приступ злого кашля. На его губах зацвела розоватая пена.

Я подошел ближе… Он смотрел, как загипнотизированный.

— Капут… — заикнулся он. — Не… Я…

— Учись выражать свои мысли, урод!

Еще одна пуля в грудь — и для него наступил вечный покой. Он упал прямо, как дерево после решающего удара топором.

Я сунул в карман пистолет комиссара, потом пушку Стива, лежавшую на полу… Затем занялся погрузкой фальшивого железа. Золотая кровать была немыслимо тяжелой. Кажется, я оставил ее немалую часть в комнате — но плевать! Мне не хотелось больше возвращаться в дом.

Когда я укладывал в машину последние куски, раздался выстрел. Пуля разбила правую половинку лобового стекла, едва не задев мне щеку.

Я бросился на землю. На ступеньках крыльца стоял мерзавец Джо. Живучий был, гад… Я поспешил бесплатно отправить ему еще один шарик — и тот опять попал по назначению… Его руки ухватились за колонну, и я увидел, как под этим упрямцем расплывается здоровенная лужа крови… Да, Кармони знал, кому меня доверяет…

Я прыгнул за руль и рванул машину с места.


* * * | Убийца (Выродок) | cледующая глава