home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



X

В конце деревни дорога раздваивалась: налево — Муи-де-ль'Уаз, направо Париж через Иль-Адам.

Я на мгновение заколебался; Сказка это почувствовала.

— Не надо забираться в дебри, — посоветовала она. — Иначе можно заехать в тупик…

На этот раз я был с ней не согласен. Я знал, что те жандармы уже подняли тревогу во всех легашатниках департамента и что самое большее через двадцать минут все близлежащие дороги перекроют. У нас еще оставался шанс спрятаться в какой-нибудь дремучей дыре, в то время как в черте Парижа это сделать было практически невозможно. Но я все же повернул направо, решив положиться на смекалку моей подруги. Час назад она предоставила мне достаточно убедительные доказательства своей верности…

Я дал полный газ; с обеих сторон мимо машины понесся сонный темный пейзаж.

— Скорее! — крикнула вдруг Сказка.

Она залезла на сиденье коленями, чтобы удобнее было смотреть назад. Я глянул в зеркало. Далеко позади нас из черноты выбивалась желтая фара: это была трещотка жандармов. Мне показалось странным, что эти болваны сели нам на хвост. С их стороны это было довольно опрометчиво, ведь их осталось всего двое…

Мы проехали какую-то спящую деревню. Я на секунду высунул голову из окна, чтобы посмотреть, где сейчас наши преследователи, и одновременно констатировал две вещи: что на мотоцикле всего один жандарм и что он быстро сокращает разделяющее нас расстояние. Дело было плохо… Мужик шпарил как бешеный. Его машина была, наверное, в двести пятьдесят кубиков, и он прочищал ей трубы до упора!

— Сейчас он нас сделает, — проговорила Сказка. В ее голосе не было ни тени страха. Она словно комментировала спортивное состязание.

— Возьми мою пушку, — сказал я. — Ты же умеешь с этим обращаться… — И я протянул ей пистолет, вынутый из пиджака Анджело.

— Помедленнее! — попросила она.

Я слегка сбавил газ. Фара мотоцикла подпрыгивала за нами в темноте. До сих пор он ехал с ближним светом, но вдруг буквально взорвался золотым сиянием. Что-то ударилось о нашу машину. Этот кретин в нас стрелял!

— Он, наверное, захотел орден Почетного легиона, — усмехнулась Сказка, которую погоня, казалось, все больше возбуждала.

— Получит, — пообещал я, сжав зубы. — Только посмертно…

Увы! Этот гад был не так уж прост. Он оказался настоящим специалистом мотоциклетного абордажа. Он не спешил нас обгонять: ведь уже убедился в том, что нас не очень-то смущают живые препятствия. Его замысел заключался в том, чтобы ехать за нами и посылать вдогонку пули Освещая нас своей фарой, он мог следить за всеми нашими движениями и действовать по обстоятельствам. Сущий прилипала…

— Скоро Иль-Адам! — проговорил я. — Пора от него избавляться.

— Но как? Если я перелезу назад и разобью стекло, чтобы отстреливаться, он в меня легко попадет…

— Погоди-ка… А ну, держись крепче!

Нужно было срочно что-то предпринимать, иначе он мог подстрелить кого-нибудь из нас или пробить нам шину.

Я выключил передачу и яростно нажал на тормоз. Он ехал за нами по пятам и держал руль одной рукой, так что не успел последовать нашему примеру и на скорости сто километров в час врезался в наш задний бампер. Если бы я не потрудился выключить скорость, удар растер бы в порошок коробку передач. Но раздался лишь треск сминаемого металла, и машина дернулась вперед, как от порыва ураганного ветра.

Я поставил первую скорость и пощупал ногой акселератор. Тачка двинулась дальше. Похоже, все обошлось… Багажник был искорежен, заднее стекло превратилось во множество маленьких стеклышек, но главным было все же то, что машина осталась на ходу.

— Мы его сделали, Сказка!

— Да уж…

Я посмотрел в зеркало заднего вида и увидел лишь темное пятно посреди дороги. Гонщик получил свою порцию снотворного… Будет знать, как выслуживаться!

Мы достигли Иль-Адама. Городок видел десятый сон; в нем горело всего два-три окна. Я повернул направо, на Овер-сюр-Уаз. Меня не нужно было подстегивать. Погоня длилась почти четверть часа, и о нас уже наверняка растрезвонили по всей округе. Я готов был поспорить, что жандармы из Понтуаз как раз в эту минуту ставят поперек дороги телегу. Да и не только они…

— Что будем делать? — спросила Сказка, словно эхом отозвавшись на мои мысли.

— Надо срочно где-нибудь спрятаться… Скоро нам все равно придется бросить машину, но мне, знаешь ли, неохота расставаться с теми тремя колесами…

— Спрятаться — но где?

— Постой-ка…

Я понял, что если буду гнать как безумный, то вообще ничего не найду. Пора было сбавить обороты и как следует осмотреться…

Вдруг я остановился.

Вдали, меньше чем в километре от нас, на дороге копошились огоньки.

— Это они! — прошептал я. — Мы едем прямо к ним в руки, с пылу с жару!

— Сдай назад! — сказала моя подруга. — Кажется, я видела в лесу дорогу: слева, в сотне метров отсюда.

Я погасил фары и стал пятиться назад. Она не ошиблась: там действительно оказалась дорога. Каменистая, с глубокими рытвинами, но все же проезжая.

Машина плясала на ямах, как лодка в бушующем море. Я вцепился в руль, а Сказку, у которой руля не было, швыряло от дверцы к моему плечу и обратно.

— Штормит, да? — улыбнулся я, желая ее подбодрить.

Но она не нуждалась в подбадривании. Она была дьявольски храбрая девушка, и такие мелочи ее не волновали.

— Езжай, езжай… — вздохнула она. — Только не включай фары: если их увидят с дороги, бежать будет уже некуда.

— Да ты что! Я дело знаю…

Она засмеялась.

— Да, Капут, свое дело ты знаешь!

Лесная дорога вела к берегу Уазы. Вдоль берега шла бывшая бурлацкая тропа, которую теперь окаймляли деревья; свернув на нее, я немного успокоился. Эта тропа была ненамного ровнее предыдущей, но ехать по ней было все же легче: она проходила по прямой.

Я замедлил ход. На время мы оказались вне досягаемости полицейских, однако передышка обещала быть недолгой. Если ехать дальше — мы окажемся в городке Овер, а если ждать здесь — утром кто-нибудь обязательно сообщит о машине властям.

Поскольку я всегда был ярым противником неподвижности, то лишь перешел на вторую передачу и продолжал двигаться вперед, пока не показалась какая-то ферма. Я выключил зажигание. Услыхав шум мотора на такой безлюдной и ненаезженной дороге, хозяева могли забеспокоиться и предупредить жандармов.

— Посиди здесь, — сказал я. — Пойду посмотрю, что там.

Я крадучись дошел до ворот. На них висела прикрученная проволокой деревянная табличка, к которой был прикноплен лист бумаги. Я приблизился и наполовину прочел, наполовину угадал слово:

«ПРОДАЕТСЯ»

Не иначе, сам Господь Бог направил нас сюда…

На воротах висела цепь с замком. Но замок никогда не означал для меня ни чужую собственность, ни препятствие. Через минуту он сдался; я размотал цепь, и левая половинка ворот открылась сама собой, издав ржавый скрип, похожий на крик ночной птицы.

Я вошел в сад, заросший ежевикой и бурьяном. Место для убежища было поистине сказочное… Я вытащил из земли стержень, удерживавший вторую створку ворот, распахнул их во всю ширь и вернулся к машине.

— Я только что сделал приобретение, — сообщил я Сказке. — Представь себе, этот райский уголок продавался. Несколько гектаров земли, столетние деревья, — и все это на самом берегу Уазы. Разве это не чудо? Стоит затаиться тут всего на два-три дня — и тогда нам уже все нипочем!

Она захлопала в ладоши, как девочка, которой подарили игрушку.

— Вот здорово, милый!..

Я медленно въехал в сад, не побоявшись даже включить габаритные огни; растительность была такой густой, что те остолопы на дороге ни за что не могли их заметить.

У ворот начиналась так называемая конная аллея; она вела к большому, правильных размеров дому. Буйно разросшиеся кусты превращали аллею в узкую полоску земли; колючие ветки царапали бока нашей машины.

Я выехал на площадку перед домом, выключил свет и вышел.

— Подожди тут, дорогая, я пойду закрою ворота…

Повесив замок на место, я обернулся и успокоился окончательно: с бурлацкой тропы не было видно ни дома, ни тем более машины.

Успокоенный и счастливый, я побежал обратно. Я поцеловал Сказку, и мы стали подниматься по узким ступеням крыльца. Дверной замок был старинный (а значит — крепкий), однако вовсе несложный. Я достал из ящика с инструментами отвертку и довольно быстро открыл дверь. В лицо мне пахнуло сыростью и плесенью. Дом был холодным и гнилым, в нем, похоже, уже с десяток лет никто не жил. Может быть, причиной тому были ежегодные паводки на Уазе. В наши дни такие унылые хибары все реже находят покупателя; богачи предпочитают разукрашенные домишки в старом калифорнийском стиле…

Я нащупал на стене выключатель и повернул его, но, разумеется, безрезультатно: электричество в доме давным-давно отрубили. У меня была при себе одна единственная коробка спичек. Я зажег одну из них, и ее слабый огонек осветил большой голый вестибюль с отклеенными полосками обоев и обсыпавшимся потолком. Я чиркнул второй спичкой, собираясь продолжить осмотр; другие комнаты тоже были совершенно пусты и имели плачевный вид. В общем, жилище оказалось, мягко говоря, безрадостным.

— Ну, что? — спросила Сказка, когда я вернулся.

— Да, это не «Континенталь»…

— Ну что ж, зато здесь спокойнее…

— В комнатах полнейшая пустота и сыро, как на болоте. Я даже подозреваю, что тут где-то обосновались летучие мыши. Но в остальном…

— В остальном — мы по-прежнему вместе, и это идеальное убежище. Так что — какая нам разница?

— Хорошо. Будем устраиваться. Сейчас поможешь мне.

— А что делать?

— Занесем в дом сиденья. Будем на них спать.

— А колеса?

— Тоже занесем. И вытащим из них деньги. Плед тоже возьми: сдается мне, что по ночам в этом дворце не жарко…

Когда все упомянутые вещи оказались в доме, я спрятал машину за домом, среди зарослей бересклета. Обходя ее сзади, я увидел, что задняя часть серьезно повреждена. От столкновения с мотоциклистом багажник открылся и поднялся вверх; на таком транспорте было трудно проехать незамеченными.

Я вернулся в дом в задумчивом молчании; Сказка возилась в темноте, устраивая ночлег.


предыдущая глава | Убийца (Выродок) | cледующая глава