home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 20

На следующее утро Слоун вел себя как всегда. Пока Чериш готовила завтрак, он как ни в чем не бывало говорил о Джоне Пятнистом Лосе и племени шауни, которое разбило свои вигвамы неподалеку.

— Они пробудут здесь с месяц, а может, останутся и до весны, — отвечал он на вопрос девушки. — Я рад, что они рядом. Этой зимой между племенами были трения, и эти подонки с реки, кажется, становятся все наглее.

— Как хорошо Джон говорит по-английски, просто удивительно.

Слоун улыбнулся.

— Его французский так же хорош, как и его английский, и намного лучше, чем мой, хоть моя мать тоже француженка. Мать Джона была образованной женщиной и сначала учила его сама, а потом убедила вождя отправить Джона в школу в Пенсильванию.

— Как же она стала женой его отца?

— Я не знаю, как старый вождь Быстрый Лось сумел жениться на ней. Думаю, она была пленницей, и он купил ее у другого вождя, впрочем, я не уверен. Может быть, они поженились согласно индейскому обычаю. Потому Джон и говорит, что его мать довольна своей судьбой.

— Мне кажется, трудно привыкнуть к целому своду незнакомых законов и обычаев.

— Скорее всего, ее никто не заставлял. Иногда белые плохо относятся к женщине, побывавшей в плену у индейцев.

— Я слышала об этом, — пробормотала Чериш и спросила: — А как вы с Джоном стали такими закадычными друзьями?

Слоун улыбнулся:

— На это понадобилось время. Джон присутствовал на совете, который разрешил мне владеть этой землей. На самом деле, он помог мне убедить их. В конце концов, они согласились. Он убедил совет в том, что мне можно доверять. Я не допущу на эту землю переселенцев, которые вытеснят народ Джона с его исконных охотничьих угодий на запад. — Тут он снял с огня чайник и налил кипятка в фаянсовый горшок, заваривая чай. — Это было четыре года назад. За это время мы успели и поохотиться вместе, и дрались вместе, а один раз чуть не погибли вместе, когда нас взяли в плен гуроны. Так научились понимать и уважать друг друга.

— Да, теперь мне понятно.

В этот момент вошла Ада. Кэтрин семенила сзади. На этот раз Ада появилась в светлом открытом халате поверх ночной рубашки, выставлявшей напоказ верхнюю половину груди. Светлые волосы свободно вились по плечам и шее. Она выглядела обольстительной, на что и рассчитывала.

— Доброе утро, Слоун.

— Доброе утро.

— Как моя дорогая крошка сегодня? — Она мило улыбнулась и протянула к девочке руки. Но та вся съежилась, и Ада сделала трагическое лицо: — Это разбивает мне сердце… Моя крошка не узнает меня.

Женщина села за стол.

— Подай мне чай, Кэтрин. Как мне хочется овсяного печенья, которое пекла когда-то наша старая негритянка Винни. Я слышала, она умерла. Тот француз сказал мне. Бедная Винни, она так не любила эти места.

Кэтрин подала Аде завтрак и встала за ее стулом. Слоун завтракал безмолвно. Чериш кормила девочку. Закончив, он надел куртку.

— Слоун… — Ада быстро встала из-за стола, подошла к нему и взяла его под руку. — Здесь так тесно. Почему бы тебе не отпереть другую хижину, и пусть служанка живет там и ухаживает за ребенком. Зима будет долгой.

У Чериш сжалось сердце в ожидании ответа.

Он долго смотрел на Аду, потом вдруг высвободился из кольца ее цепких рук.

— Чериш и Ора Делл останутся жить в этой хижине. Если хочешь покоя, можешь переселиться в другое место, но Ора Делл остается здесь. Я выразился ясно?

Ада жеманно вздохнула:

— Да, милый, ты всегда был упрямцем. Я боялась, что ты именно это скажешь. Ну, а куда ты теперь?

— Иду справиться о Пьере.

— Возвращайся поскорее.

Стоило Слоуну скрыться за дверью, как маска упала и Ада набросилась на Кэтрин:

— Сделай мне прическу, ленивая дура! И выбрось из головы проклятого француза. Хоть бы они прикончили этого ублюдка, который тянет лапу к наследству.

Чериш отвернулась и закрыла глаза, пока они не вышли из комнаты. Поведение Ады поражало: как можно так мгновенно преображаться?

Эта женщина имела наглость просить отпустить Ору Делл жить с ней?

Ада окончательно решила завладеть Слоуном. Сможет ли он устоять перед ней? А если прогонит, неужели она заберет девочку?

Чтобы занять себя, Чериш достала маслобойку, быстро сбегала в подвал, налила сливок и начала работать. Попутно она развлекала Ору Делл, напевая нехитрые мотивы.

Слоун вернулся с ведром молока и процедил его. Поставив ведро на скамью, он принес два ведра воды, потом охапку дров. Каждый раз он немного медлил, будто хотел сказать что-то. Но то и дело под разными предлогами входила Ада, и он молчал.

Потом, когда Ора Делл беззаботно играла, сидя на полу, а Кэтрин и Ада притихли в спальне, Чериш, стоя у окна, расчесывала волосы и смотрела на вигвамы шауни.

…И вдруг Чериш увидела девушку. Она была одета в козлиные шкуры, волосы цвета воронова крыла заплетены в две длинные косы, а светлые ленты падали на грудь. Инстинктивно Чериш поняла, что это и есть Минни Голубка, сестра Джона Пятнистого Лося.

Чериш уже хотела отойти от окна, когда увидела Слоуна, приближавшегося к девушке с другой стороны. Должно быть, девушка повернулась и окликнула его! Да и Слоун пройти мимо никак не мог, потому остановился и подождал ее. Они завели разговор, и Чериш видела, как девушка умоляюще тянет его за рукав. Наконец Слоун уступил, и они ушли за вигвам, но и там Чериш могла видеть их. Девушка бросилась и обвила его руками в страстном порыве.

Пораженная в самое сердце, Чериш не могла сдвинуться с места.

Слоун попытался освободиться из объятий. Когда ему удалось оторвать ее от себя, она все еще, казалось, умоляла. Но потом озлобилась, резко отстранилась и попыталась его ударить. Слоун оттолкнул девушку, она убежала и скрылась в вигваме.

Чериш не знала, что и думать о сцене, невольным свидетелем которой стала. Неужели Слоун проявлял к индейской девушке благосклонность, играл на ее чувствах, а потом бросил? Кажется невероятным, чтобы девушка выставляла свою любовь напоказ, не зная, что ей ответят взаимностью.

Через некоторое время, оставив девочку играть со своими деревянными зверьками, Чериш надела старую куртку Слоуна и вышла из хижины, чтобы принести пучок лучин для растопки. И тут столкнулась с Джоном. Она смутилась и, не зная, что сказать, улыбнулась.

Он был высок, хорош собой. Она чувствовала себя совсем крошечной рядом с ним. На нем была куртка из козьей шкуры, мехом наружу, стянутая ремнем. Штаны с бахромой и сапоги до колен дополняли его наряд. С плеч спускались две толстые косы.

Глубокие черные глаза испытующе смотрели на нее. Она стояла молча и словно не чувствовала холода.

— Найди я тебя первым, стала бы моей женщиной. — Он вытянул руку и коснулся ее волос. — Утренняя Заря. Утренняя Заря, — нежно повторил он ее имя. — Ты очень красивая.

Чериш спокойно смотрела прямо в его глаза и ничуть не боялась:

— Ты тоже очень красив, Джон Пятнистый Лось.

— У нас могли быть красивые дети.

Ее глаза сверкнули.

— Не видела рыжих индейцев.

Он улыбнулся:

— На это интересно посмотреть, правда? — Улыбка исчезла. — Ты женщина Ясного Глаза. Если он уедет, то я должен охранять тебя.

— Мне будет приятнее, если ты позаботишься о женщине своего друга.

— Будь осторожна, Утренняя Заря. Эта женщина в твоем вигваме — настоящая змея. — И он ушел.

Она долго смотрела ему вслед, пока Джон не скрылся в вигваме, и, вернувшись в хижину, долго удивлялась его словам.

Когда Слоун вернулся, обед был на столе, а чай уже разлит по чашкам. Тут же, как будто чудом, появилась Ада и, по обыкновению, повела разговор. Чериш думала о своем и не вступала в беседу. Сегодняшняя сцена была повторением вчерашней, и Чериш с нетерпением ждала, когда она кончится.

Уходя, Слоун пытался поймать ее взгляд, но девушка снова сторонилась его. Она слышала, как Слоун сказал Аде, что вернется к ужину. Чериш знала, что поговорить лучше ночью.

Ада с Кэтрин вернулись в спальню, оставив Чериш заниматься стиркой, уборкой и прочими домашними делами. Закончив, она села в качалку с Орой Делл. Чериш твердо решила вечером выйти из дома, хотя бы на час. Качаясь с девочкой, она обдумывала свой план.

Уложив девочку спать в свою постель в большой комнате, она поставит стул, чтобы Ора Делл не упала, и попросит Кэтрин присмотреть за ней. Даже Ада не станет возражать.

Чериш убаюкала девочку, уложила в постель, тихонько отодвинула с кукольного личика темные локоны и подоткнула одеяло. Чувствуя прилив сил при возможности хотя бы ненадолго вырваться на свежий воздух, она просунула ноги в мокасины и туго завязала шнурки под коленями. Голову и плечи укутала шалью, а сверху накинула одеяло, лежавшее в ногах кровати, и в таком виде двинулась к спальне.

Ада лежала на кровати, а Кэтрин шила при свете очага.

— Я выйду ненадолго, Кэтрин. Малышка заснула. Пригляди за ней, ладно? — И не ожидая ответа или возражений Ады, быстро прошла к двери и очутилась на воздухе.

Чериш захотелось пройти в сарай. Так приятно посмотреть на корову, такую большую, спокойную и теплую. Но сначала хотелось навестить Пьера. Она надеялась, что Слоуна у него не будет. Чериш не знала, как повести себя, когда они встретятся вдали от бдительных глаз Ады.

Как чудесно вдыхать этот свежий, морозный воздух! Небольшой ветер крутил снег. Чериш поискала глазами Брауна — обычно пес подбегал, когда видел ее, но сейчас его не было видно.

Она постучалась в дверь новой хижины и услышала голос Трю.

— Давай, входи. Думала, по стуку я тебя не узнаю? — сказал он, как только она открыла дверь.

— Как Пьер?

— Должно быть, лучше. Правда, он что-то жаловался. Сейчас спит.

— Я в первый раз пришла, чтобы справиться о нем, — голос девушки дрожал. Она все стояла на пороге. — Все не было времени выбраться.

— Эй, у тебя все хорошо? — На длинном лице Трю появилось озабоченное выражение.

— Все как нельзя лучше, — и Чериш нервно засмеялась.

— Она не права, что появилась здесь. Она не стоит и волосинки с твоей ангельской головки, я так думаю.

— Ах, спасибо, Трю; пожалуй, я пойду. Я скучаю без тебя и без Джуси. — Чувствуя слезы на глазах, она открыла дверь и выскочила наружу. Постояв немного, она медленным шагом пошла к сараю.

Снег был рыхлым и не набивался в мокасины. Слава Богу, сарай стоял позади избушки, и возможности встретиться со Слоуном почти не было. Откровенно говоря, этого сейчас Чериш хотелось меньше всего.

Подойдя к хлеву, она открыла тяжелую дверь и проскользнула внутрь. Здесь было просторнее, чем могло показаться снаружи. В одном стойле стояла корова, мечтательно глядевшая на Чериш и жевавшая свою жвачку, а другие ждали лошадей, которых Слоун надеялся привезти из Вирджинии. Ворошеное сено было сложено охапками у стен, чтобы внутри было теплее.

Чериш прошла в угол и похлопала корову по костлявому заду. Тут она услышала шорох в сене и подумала, что это кошка, наверное, охотится за мышками. Выйдя из-за загородки, Чериш была поражена видом двух фигур, возникших у нее на пути. Первыми пришли на ум Моут и Сэтч, которые гнались за ней по берегу Кентукки. С первого взгляда она поняла, что это люди из той же породы, что и те двое охотников, и что они замыслили против нее недоброе.

Чериш не успела издать ни звука, как грязная рука зажала ей рот. Девушка отбивалась изо всех сил, но ее движения, стесненные одеялом, были беспомощны.

— Но это не девчонка, — сказал один.

— Это служанка.

— Ну и что будем делать?

— Пойдем ловить девчонку, сделать это надо быстро.

Чериш испугалась до смерти. Как такое могло случиться возле самого дома?

— Слоун! Слоун!

Она сопротивлялась, почти не помня себя от страха. Державший ее человек грубо дергал девушку. Его рука освободила ее рот, но в тот же момент другой засунул в него грязную тряпку. Чериш притворилась спокойной.

Когда она затихла, мужчины стали рассматривать ее пристальней. Один из них поднял одеяло и потянулся к ее груди. Чериш рванулась и увидела, как он осклабился.

Вид у них был ужасный. Оба довольно молоды, на лицах шрамы от многочисленных потасовок, глаза красные и слезящиеся — то ли от постоянных возлияний, то ли от бессонных ночей. Одеты они были, как люди с берега реки: толстые шерстяные куртки, вязаные кепки. Чериш вдруг сообразила, что это те негодяи, что преследовали лодку мистера Свансона; те люди, кому не давала покоя Ада, те, кто стрелял в Пьера.

— Мы нашли то, что искали. Уходим. Я отправлюсь к реке, найду остальных и останусь там самое большее на два дня, чтобы поиграть с девчонкой. — У говорившего не было двух передних зубов, и через дыру брызгала слюна. — Если эти ублюдки — индейцы — найдут старого Финжера и лодку, то сидеть нам по уши в дерьме.

— Ты что, Терри, трусишь? — второй говорил на кокни, что выдавало его британское происхождение: — Чертов корабль и Финжер будут уже там.

— Если его там не окажется, я проверчу ему вторую дырку в заду.

— Но, Терри, девка сначала будет моей. У Чериш сердце екнуло от страха. Она поняла, что выхода нет. Страх придал ей силы, и она снова попыталась вырваться. И тут беззубый зажал ей нос. Когда она ослабла, ей связали руки.

— Тело у девки ничего… — сказал тот, что говорил на кокни. — Да и бойкая… Нравится мне, как она дрыгается. Я впереди пойду, а ты ее тащить будешь.

Он шагнул в дверной проем, и Чериш поняла, что это — ее последний шанс. Она быстро ударила похитителя коленом промеж ног, но тяжелое одеяло и толстая куртка смягчили удар, и это только вывело его из себя. Британец ударил девушку кулаком в челюсть. Свет в глазах померк, и больше Чериш ничего не помнила.


ГЛАВА 19 | Любовь и нежность | ГЛАВА 21