home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Годы затворничества и странствий с Пэма Кундролом

КАК НИ СТРАННО, в то время число местных жителей, которые хотели повидаться со мной, «Троке Тогдэном», возрастало с каждым днем. Однако я не знал, что могу для них сделать. Подумав, что, если я останусь здесь, это только увеличит препятствия — восемь мирских забот102, я несколько месяцев странствовал без места назначения своего путешествия. В конце концов однажды в полночь я пришел в дом семьи Норзанг. Они обещали никому не говорить, что я пришел, и я пробыл у них больше двадцати дней. Потом однажды, очень ранним утром, йогини Лхундруб Цо и я при помощи ее сына Ценама отправились в Царашаб. В течение полных трех лет (1924— 1926 гг.) у меня было очень спокойное время.

В этот период, чтобы удовлетворить просьбу членов семей Норзанг и Нгона103, я тайно дал небольшой группе людей из дома Норзанг полное посвящение и наставления Чецун нингтиг, при этом мне помогал Кэнпо Пэнам из монастыря Эвам104. Однако, когда дело подходило к концу, много мирян и монахов стало прибывать со всех сторон, чтобы повидаться со мной.

Как только посвящение и наставления закончились, я сбежал и несколько месяцев блуждал как нищий в местностях Кусе, Поли, Саньен и Ньягронг. Наконец я ушел в пещеру для медитации на горе Дриньендонг105 и оставался в строгом затворничестве семь лет (1926—1932 гг.). В этот период семья Помкха106 обеспечивала меня всем необходимым для жизни. Я усердно углублялся в суть практики, а по утрам и вечерам, помня наказ моего ламы, выполнял так много простираний, что семье Помкха пришлось в третий раз делать для меня кипарисовые доски для простираний, поскольку две старые я протер до дыр.

В последний осенний месяц года воды-обезьяны (октябрь 1932 г.) мой добрый отец внезапно умер в доме Троке, и я отправился туда, чтобы выполнить посмертные ритуалы, начиная с первой недели. Через несколько дней множество народа стало прибывать со всех сторон, чтобы

Радужное тело. Жизнь и духовный подвиг Тогдэна Ургьен Тендзина


увидеть меня, так что я перебрался в пещеру для медитации над Сенгчен Намтрагом и начал строгое затворничество. В это время я вместе с двумя монахами из Намтрага в течение сорока девяти дней ежедневно выполнял для моего доброго отца ганггог (ритуал для умерших) из цикла Тугген дугнгал рангдрол107.

Три года подряд (1932—1935 гг.) я оставался в этой пещере в строгом затворничестве, практикуя сущностные упадеши. Когда третий год пребывания в пещере подходил к концу, однажды туда прибыл Тогдэн Ринпоче Пэма Кундрол. Он поставил шатер для чода и оставался там больше двадцати дней, и в течение этого времени давал мне подробные наставления о «Янтре "Союз солнца и луны”»1о8.Так я сумел углубить знание главных янтр, о которых раньше имел лишь общее представление.

В то время йогини Лхундруб Цо, мать Ценама, приехала из Геуга проведать меня. Она посоветовала нам: «Если ты и Тогдэн Ринпоче Пэма Кундрол поедете в Царашаб, там вам будет более удобно и спокойно и проще будет практиковать цалунг и янтры».

Так что мы втроем тайно отправились в Царашаб, где у меня была возможность жить вместе с Тогдэном Ринпоче почти год (1935—1936 гг.), практикуя янтру.

Потом Тогдэн Ринпоче однажды сказал:

Так! Вижу, ты хорошо выучил янтру. Теперь я собираюсь странствовать, переходя из одного места в другое, не имея цели куда-либо прийти.

Возьми меня с собой, пожалуйста! — взмолился я.

Если ты уверен, что хочешь пойти со мной, можешь сопровождать меня, но самое большее один год. Если останешься со мной дольше, у нас обоих будут препятствия для нашего пути Дхармы, — ответил он.

Я пообещал так и сделать, и в начале первого летнего месяца (апрель 1936 г») мы отправились из Царашаба, никому об этом не сказав. Затем, прося по пути подаяние, мы прошли Пал Юл, Катог109, Саньен, Ньяког, Литанг и Джанг Юл, посещая святые места и священные памятники и пересекая места силы. Через два месяца мы достигли святого места Кангри Карпо110. Там было несколько пещер для медитации, больших и малых. Все они были знакомы моему спутнику, и мы в течение более чем месяца делали в них разные практики.

Затем мы еще раз обошли множество мест в Гья Джанг111, где говорят на разных диалектах, пока не достигли области Маркам. Оттуда мы постепенно продвигались в сторону Пуво и Конгпо, прося подаяние, посещая святые места и реликвии и проходя по местам силы, так что через три месяца мы дошли до границы Дзаюла. Еще через несколько дней мы оказались в знаменитом святом месте Царита112. Мы совершили ритуальный обход вокруг горы и более чем месяц практиковали во многих связанных с этим святым местом пещерах для медитации, больших и маленьких.

Потом мы снова двинулись через Конгпо, Пуво, Маркам, Цаваганг и Конджо, прося подаяние, посещая святые места и реликвии и проходя по местам силы, так что уже больше чем через три с половиной месяца мы достигли Самдруб Жунга в Конджо.

Однажды вечером, после того как мы практиковали чод на местном кладбище, Тогдэн Ринпоче (Пэма Кундрол) сказал мне: «Время нашего совместного путешествия почти истекло. Теперь возвращайся по своему выбору в Намтраг или Царашаб и как следует практикуй. Я же пойду по разным местам куда глаза глядят. Желаю удачи!»

Радужное тело. Жизнь и духовный подвиг Тогдэна Ургьен Тендзина


И он ушел. С тех пор я больше не слышал ни о том, по каким местам он странствовал, ни чего либо еще о нем. Это был последний раз, когда я встречался с Тогдэном Ринпоче в этой жизни. П



Последние наставления Адзома Другпа | Радужное тело. Жизнь и духовный подвиг Тогдэна Ургьен Тендзина | Рождение Чогьяла Намкая Норбу